Вторник, 18.12.2018
Журнал Клаузура

Анатолий Казаков. «Тимофейка». Рассказ в наших традициях

Три берёзки, посаженные из одного корня, росли, росли, и, как уж водится на белом Божием свете, выросли. Да такие стройные, словно по Шукшину, всамделишно невестушками смотрелись, радовали глаз людской. Рядом с берёзками вырос огромный тополь. Совсем близко располагался большой бассейн, куда много лет из всех школ возили на автобусах школьников. Народ наш добрый сердцем, а попросту – сердобольный он, народ-то наш, так уж повелось потому, когда случалось, что автобус не приезжал, вышагивали ученики пешком, весело говоря о чём-то. Зачастую так в молодости и бывает. Рядом с бассейном располагался Дом культуры. Время так шло себе и шло, рождались и умирали люди. В вечной круговерти времени кто-то спешил на работу, в садик, школу, институт, училище. Да мало ли куда надобно всегда суетному человеку спешить?! Но настали страшные девяностые годы, о коих не упомянуть невозможно, ибо нестерпимо много страданий принесли эти страшные для нашего народа годы…

Как же радовались многие поколения школьников, купаясь в бассейне. Но его закрыли взрослые дяди и тёти, потому что так они решили. И стало здание ветшать не по дням, а по часам. Известное дело, без человеческого догляду никудышным становится любое жилище. Бассейн, конечно же, не жилище, но и он пропадал на глазах. Выросшие давно школьники стали родителями, дедушками и бабушками. Проходя мимо бассейна, они всегда грустили о былом их счастливом детстве, а оно и было таковым.

В одной простой семье рос мальчик Тимофейка. Папка его Владимир Сергеевич, оставшись без работы, стал сильно пить спиртное, известное дело, отсюда и ругань в доме появилась. Мама Тимофея, Нина Демьяновна, терпела и жалела мужа. Тимофей учился в третьем классе и уже второй год занимался в детском хоре Дома Культуры. Часто ночевал он у бабушки Веры, которая пекла самые вкусные на свете пироги с капустой и картошкой. Каждый раз, идя на репетицию, Тимофейка останавливался возле трёх берёзок и просил их, чтобы они помогли. Просьбы его были таковыми, чтобы не пил отец, не плакала мамочка, не болела бабушка. А ещё он просил, чтобы на репетиции дети вели себя лучше, не огорчая учителя музыки. Заметил Тимофей, что когда учитель начинал ругаться, то и пели все хуже. Мальчик, конечно же, знал всех участников хора, с двумя – Серёжкой и Вадиком – дружил. Знал он и о том, что в семьях друзей творится то же самое, что и у него, а именно, что взрослые их родители ругаются. Потому однажды, после репетиции, он подошёл к учителю музыки и сказал: « Валентина Фёдоровна, вот вы на нас кричите, и дома родители ругаются на нас и между собой из-за того, что наши папы не могут найти работу.

Получается, что в школе мы стараемся учиться хорошо, а вы, взрослые, постоянно ругаетесь. Я не хочу становиться взрослым!» Тимофей опустил голову и тихонько пошёл к выходу из помещения. Из накрашенных глаз Валентины Фёдоровны покатились слёзы. Она догнала мальчика, опустилась перед ним на колени, обняла Тимофейку, взволнованно говоря: «Всё правда, Тимофей, всё правда, я постараюсь больше не кричать на вас». Мальчик, словно тростиночка, стоял и, как взрослый, серьёзно смотрел в глаза своему учителю. Затем в его личике что-то изменилось, но что именно – Валентина Фёдоровна не заметила, потому что в помещении было темновато из-за экономии электроэнергии. Тимофей тихо сказал: «Не плачьте, Валентина Фёдоровна, я совсем не хотел, чтобы вы плакали. Перестаньте, пожалуйста, плакать, вы очень хороший учитель музыки. Я, когда с репетиции иду, пою: «С голубого ручейка начинается река, ну а дружба начинается с улыбки». Мне хорошо делается после такой песни, эта песня как добрая-добрая сказка. Вот если бы взрослые соблюдали то, о чём поётся в песнях, таких по-настоящему чудесных!..» Проходившие мимо них работники культуры удивлялись увиденному, словно только что посмотрели спектакль.

Однажды, идя на репетицию, Тимофей увидел, как с крыши бассейна летит старый шифер и попадает прямо на его любимые берёзки. Крона берёзок была повреждена, были искалечены и нижние ветки. Работала на здании бригада таджиков, и Тимофейка закричал на них:

– Вы почему моих сестрёнок обижаете?!!

К нему подошёл толстый таджик и спросил по-русски:

– Каких сестрёнок?

Тимофей громко и очень взволнованно прокричал:

– Ну вот же, как вы не видите, три берёзоньки-сестрички погибают. Улыбнулся таджик, что-то по своему сказал рабочим.

Вскоре здание было отремонтировано под что-то, и, когда асфальтировали всё вокруг, опять же, по просьбе Тимофейки, берёзки не тронули. Удивлялся Тимофей ещё и тому, какие красивые песни учили строители, а учили они старые советские песни. В современном мире таких песен не было, и он очень радовался тому, что есть на белом свете эти самые лучшие старые советские песни для детей и для взрослых.

Каждый раз, идя на репетицию, Тимофейка останавливается возле трёх берёзок-сестрёнок, просит их о чём-то своём, детском. Просит также и рядом растущий огромный тополь, чтобы защищал берёзки. Самая большая мечта мальчика том, чтобы папка его не пил и нашёл работу. А ещё Тимофейка по- прежнему не хочет становиться взрослым…

Анатолий Казаков


НАПИСАТЬ КОММЕНТАРИЙ

Ваш email адрес не публикуется. Обязательные поля помечены *

Копирайт

© 2011 - 2016 Журнал Клаузура | 18+
Любое копирование материалов только с письменного разрешения редакции

Регистрация

Зарегистрирован в РОСКОМНАДЗОР
Рег. № Эл ФС 77 — 46276 от 24.08.2011
Рег. № ПИ № ФС 77 — 46506 от 09.09.2011

Связь

Главный редактор - Дмитрий Плынов
e-mail: text@klauzura.ru
тел. (495) 726-25-04

Статистика

Яндекс.Метрика