Вторник, 18.12.2018
Журнал Клаузура

Культурная ответственность исполнителя песен бардов

Серия «Качество аутентичной песенности бардов». Статья № 2

В нашей статье [1] мы пообещали заинтересованному читателю продолжение поднятой темы, в виде серии статей под общим названием ««Качество аутентичной песенности бардов». Начинаем выполнять свое обещание и предлагаем новую статью, которую мы считаем статьей № 2 отмеченной серии.

§ 1. Каких известных исполнителей песен бардов вы знаете?

Не секрет, что любители песен бардов, среди архиважных участников сценической части темы, выделяют слой «авторы песен» и «исполнители песен». Именно участники из этих слоев образуют множество «претенденты на концертное приглашение». Хороший исполнитель песен имеет «качественный вес», подобный хорошему автору песен.

История песенности бардов в бывшем СССР проявила целый ряд хороших исполнителей такой песенности, например: А. Брунов, Г. Хомчик, Дм. Дихтер, М. Кане, А. Медведенко, Ю. Рыков, Дм. Богданов, дуэт Копосовы А. и Т.

Известный проект «Песни нашего века» (1998 г.) сделал широко известным имя исполнителя песен Л. Чебоксаровой. Грушинский фестиваль (2002 г.) сделал широко известным имя исполнителя песен Р. Ланкин.

Когда СССР распался, то появилось немало исполнителей «авторской песни» [2], которые хлынули в эту нишу публичной деятельности в поисках «ниши в борьбе за свое выживание». Чистых исполнителей песен стали теснить «авторы и исполнители» или чистые «авторы». Широко известный интернет-сайт «участников авторской песни» www.bards.ru заявил, что количество зарегистрированных участников  превысило величину 800 человек (данные на 2013 г.). В Википедии появился специальный раздел «Исполнители авторской песни» c хаотическим содержанием. На сайте «В контакте» появилась группа «Лучшие исполнители авторской песни».

§ 2. Общие представления об ответственности исполнителя песен

Что такое культура? — Прежде всего, это – многоликое пространство, обозначенное историей культурных событий. Культурологи пытаются охватить такое пространство специально организованными компактно-смысловыми единицами «культурный след». Тем самым, в любой момент времени мы обнаруживаем пространство Культура, как соединенность двух множеств: 1) «Культурные следы» [3] (культурно учтенные артефакты); 2) «Не организованная культура» [4] (сообщения всех средств массовой информации).

Мы также имеем и потоковую структуру культуры, которая состоит из четырех потоков: 1) профессиональная культура; 2) фольклорно-народная культура; 3) авторская культура [5]; 4) явно любительские опыты.

Тем самым, ведя речь о качестве исполнительской деятельности того или иного исполнителя песен бардов, нужно оперировать соединенностью двух понятий [6]: 1) «культурный след бардов» (феномены «круга бардов», прошедшие фильтр «культурное понимание»); 2) «авторская культура песен бардов» (теоретическая  модель «аутентичная линия песенности бардов и ее идеальные ориентиры»).

Наши представления о возможности оценки качества «исполнителя песен бардов» выражены содержанием таблиц 1(верхний ряд оценки) и 2 (нижний ряд оценки).

Таблица 1. Шкала качества исполнителя песен РИМП у бардов». Верхний ряд оценки.

Таблица 2. Шкала качества исполнителя «референтно-исполнительского множества песен бардов». Нижний ряд оценки.

Культурный след бардов. Прежде всего, мы имеем в виду явление «Песни бардов в русской культуре второй половины ХХ века» (сокращенно «Песни бардов» или «Песенность бардов» [7]). Пространство такого следа формируется  размытым представительным (репрезентным) множеством песен, правдоподобная оценка границы мощности которого  составляет [8] 20 000 песен от 300 авторов, список которых ранжирован «табелем о рангах у бардов». Явление «Песенность бардов» не тождественно явлению «Современная авторская песня» и не является его подмножеством. Понятие «Песенность бардов» [9] шире понятия «бардовская песня», пересекается с понятием «современная авторская песня», например, образуя сегмент «авторская песня-1» [10].

Аутентичное. Представительное множество песен было нами детально изучено и сжато, на основе принципа «допустимое разнообразие». В итоге получено множество (референтно-исполнительское) из 1200 песен от 300 авторов. Такое множество предложено считать «множеством для аутентичной самоидентификации исполнителя песен бардов», а для исполнителей песен такого множества предложена специальная шкала (см. табл. 2). Каждая песня множества имеет отметку «песенное гнездо», выделяя особенность ее акцента в представлении «триединая песня» (самодеятельное, бардовское, авторское).

Каждому соискателю исполнения песен бардов предлагается выполнить специальную «процедуру самоидентификации аутентичного исполнителя песен бардов», которая выводит его к пониманию, что каждая песня: 1) исполняется как песня из «Авторской культуры песен бардов»; 2) акцентируется так, как это указывает акцентное гнездо ее авторского оригинала.

Стихийное. Такое качество приобретает человек, исполняющий песню, не вошедшую [11] в «референтно-исполнительское множество песен бардов» (РИМП).

§ 3. Ветки качества практики исполнения песен

Давайте теперь посмотрим в Интернет, определимся с уровнем введенного нами качества «культурная ответственность исполнителя песен бардов», оттолкнувшись непосредственно от феноменологии [12] песенно-исполнительс-кой практики песен бардов.

Выбор песен из «классики бардов»?

Интернет пишет, что «к нам едет исполнитель, который, в выборе песен для своего исполнительского репертуара, ориентируется на «классиков бардовского жанра»: Высоцкий, Галич, Туриянский, Никитин, Городницкий, Лобановский, Крупп, Клячкин, Кукин, Мирзаян, Бережков, Матвеева, Луферов, Ткачёв, Старчик, Суханов, Долина, Дольский, Щербаков, Захарченко, дуэт Иващенко и Васильев («Иваси»)». Этот текст наглядно показывает, что: 1) позиция его автора не имеет отношение к позиции «теоретик песенности бардов» [13]. Текст объявления имеет ряд очевидных для нас недостатков: а) не полон (урезан вдвое); б) перекручен (в одном ряду фамилии разных рангов организации культурного следа); в) взят с потолка (не обоснован), не соответствует содержанию и организации «табеля о рангах у бардов» (главный недостаток); 2) понятие «классика бардовского жанра» использует тот, кто не понимает уровня сложности такого понятия [14]. Это характерно для всех теоретически не выверенных позиций, например: «автор песен», «исполнитель песен», «слушатель песен», «организатор песенных мероприятий», «архивист»; 3) нужно писать, не «исполнитель», а «аутентичный исполнитель». Исполнителю песен бардов, осознающему свою культурная ответственность, нужна ориентирующая поддержка со стороны теоретического уровня [15] темы «Песенность бардов». И прежде всего, речь идет о «процедуре самоопределения аутентичного исполнителя песен бардов», чтобы исполнитель песен в каждой исполняемой песне исполнял бы «Авторскую культуру песен бардов» или «звучал как аутентичный бард».

Настройка исполнителя на бардовскую аутентику

«Авторская песня – трудный предмет для исполнителей. Чтобы донести её до аудитории: 1) мало обладать хорошими вокальными данными и музыкальным слухом; 2)  необходимо тонко чувствовать поэзию стихотворной строки, лежащей в основе песни; 3) уметь передавать задушевную интонацию песни, не терпящую фальши.» [28].

Городницкий А. – широко известный автор и исполнитель собственных песен, деятель тематической ветки «бард – поющий поэт». Однако, можно указать на важные пробелы его песенного опыта, как: 1) Песни других бардов он публично практически не исполняет и песенной гитарой не владеет, пользуется много лет услугами дополнительных аккомпаниаторов; 2) Другие ветки темы явления «песенность бардов» он не видит в силу того, что его позиция «я – бард». Даже в расширении этой позиции до круга «я и знакомые мне барды», она не тождественна и не может замещать действительно интегральной позиции «мы – барды», выстроенной «теоретиком песенности бардов»; 3) Уважаемый А. М. Городницкий ничего не знает о том, что любому соискателю исполнения песен бардов следует выполнить специальную «процедуру самоидентификации аутентичного исполнителя песен» [16] на основе РИМП у бардов, уже созданного [17] в секторе «теоретические представления о песенности бардов».

Направленная траектория покрытия культурного следа

На Интернет-сайте известной исполнительницы песен бардов Л. И. Чебоксаровой (г.р. 1970) открыто выложена информация о содержательной основе ее песенно-исполнительских программ (см. табл. 3).

Таблица 3. Песенные программы (фрагмент) широко известного исполнителя песен бардов Л. И. Чебоксаровой.

 

Легко обнаружить, что исполнительница строит свои программы на таких опорах, как: 1) использование песен 11-ти «бардов первого ряда табеля о рангах у бардов» (треть полного списка авторов ряда). Мол, эти люди задали культурную норму теме «песни бардов» – задали  русло направления «поэтическая пес-ня» (песня на основе текстов от подлинных поэтов); 2) использование песен 7-ми авторов песен из «внутренних рядов табеля о рангах у бардов» (4% от полного списка авторов внутренних рядов).

В данном случае, исполнитель песен бардов выбрал траекторию покрытия «культурного следа песенности бардов» в виде: 1) одна главная ветка «поэтическая песня» (в прошлом и сейчас); 2) случайное и ситуационное рыскание в стороне от ветки главного выбора.

Дыра в пространстве покрытия культурного следа

Таким качеством обладают песенно-исполнительские программы известного исполнителя песен бардов А. Брунова (г. р. 1950). Он записал ряд исполнительских аудиодисков песен и дал около 2 000 камерных концертов песен бардов в бывшем СССР, странах СНГ, странах русскоязычной эмиграции (Германии, Бельгии, Дании, Чехии, США, Канаде, Израиле, Австралии, Новой Зеландии). Находится на виду у большой аудитории любителей песен уже почти 40 лет.

Алексей не скрывает, что его душевным пристрастием были и есть песни  Юрия Визбора и Булата Окуджавы. Но также в его репертуар входят  песни: С. Никитина, В. Туриянского, Л. Семакова, Е. Слабикова, Г. Агафонова, С. Стеркина, А. Розенбаума, А. Загота, Е. Клячкина, В. Берковского, Н. Якимова, С. Труханова, Е. Фроловой, дуэта «Мищуки» и др.

Да, песенный репертуар А. Брунова не мал, а велик и разнообразен. Но вот дело в чем, он никогда публично не исполнял: 1) песни А. Мирзаяна или В. Луферова; 2) акапельные песни С. Никитина или Л. Сергеева. Почему? — Уровень его гитарного аккомпанемента и голосовых данных не позволяет этого сделать. Он работает с «культурным следом песенности бардов» по принципу «исполню все, что смогу».

Идеальная школа исполнителей песенности бардов

На интернет-сайте КСП «Перекресток» (г. Торонто) открыто выложены названия и краткие содержания культурных программ, уже состоявшихся в клубе (2013-2017 гг.).

Внимательно изучив эту хронику, мы обнаружили в ней 23 явно концертно-песенных событий, а именно: 4 события от широко известных исполнителей «песен бардов», 19 событий от локально известных авторов песен из «авторской песни».

Так кто же задает планку «уровень исполнения песен» исполнители или авторы песен? —  Исполнители наращивают личную технику гитарного аккомпанемента до уровня «профессиональная культура владения гитарой». Авторы же песен пишут песни, как получается.

Нам представляется, что реперные максимумы уровня владения голосом и гитарой в песнях бардов уже заданы «культурным следом песенности бардов», их можно и нужно собрать в некую «идеальную школу песенности бардов» (школы с вершинными достижениями песенности бардов). Каждый настоящий исполнитель песен бардов должен владеть всеми элементами такой школы или ее сегментом, но не ниже уровня, заданного планкой «школа бардов». В каждом из публичных выступлений исполнителя песен должны обязательно звучать несколько песен из такой школы, чтобы явно показать слушателю свою принадлежность и погруженность в традицию «песенность бардов».

Примеры песен для включения в программу «идеальной школы» показаны в таблице 4.

Таблица 4. Песни для «идеальной школы песенности бардов». Пример. Отсортировано по колонке «автор песни».

Песня бардов или гитарная песня?

В свое время, когда любители песен бардов познакомились с песенным творчеством В. Луферова, имел место дискурс с названием «Нужна ли аранжировка песне бардов?». В нашей версии рассмотрения темы «Песенность бардов» мы такой дискурс называем иначе – «Полнота музыкального аккомпанемента песен бардов», подчеркивая тем самым, что аранжировка допустима, но здесь есть и ограничения.

Сегодня в Интернет можно найти сайты с названием «Аранжировка песен у бардов» [20] и тематические книги [21]. Однако, главную роль здесь играет ощущение меры и вкус аранжировщика. Здесь качество «музыкант» должно погрузиться в сферу «Авторская культура песен бардов» и быть в ее русле, то есть опереться на видение, которое дает приобщение на основе правдоподобных теоретических представлений.

К сожалению, аранжирующие музыканты занимаются только «музыкальными возможностями», не следя за переходами «песня бардов» → «гитарная песня» [22]. Ведь, инструментальный аккомпанемент это только песенный фон, на котором разворачивается песенный анфас – голосовая подача текста. Если они меняются местами, то песня переворачивается, а такого не должно быть.

Сохранить акцент песенного гнезда оригинала

Согласно нашим исследованиям [23], песня бардов – это «триединая песня» или синкретическое соединение трех песенных линий: самодеятельная песня, бардовская песня, авторская песня-1. Эти линии могут быть акцентированы с разным или одинаковым уровнем акцента.

Каждой песне бардов можно поставить в соответствие одну строку из трех акцентов. Исполнитель песни должен знать об этом и не менять акцент оригинала своей исполнительской подачей песни.

Сохранить позиционирование в типе культуры

Песни бардов – это песни из слоя «Авторская культура песен», который равноправен с другими слоями песенной культуры: профессиональная культура песни, фольклорно-народная культура песни, культура любителей песни.

Не редко, исполнитель песни, совершенствуя свои качества песенной подачи, устремляет «Авторскую культуру песен бардов» в русло «Профессиональная культура песен». Этого не следует делать.

Так же, не редко, исполнитель считает, что принадлежность к типу национальной культуры полностью и надежно обеспечивает использование национального языка. Однако, это не так. Например, мы часто слышим песни рок-музыкантов, которые звучат на русском языке, но в целом они не из русской национальной культуры, у них другие корни «языковой песенности». Они создают песни, как «языковые иллюстрации» другой национальной культуры на основе русского языка. Песенность же бардов – это взаимно однозначное  соответствие национальности языка и культуры. Хотя есть и исключения, например песня В. Каденко «А как ветер поднимался понад полем». Используется русский язык, а песня уходит в пространство «украинская культура».

Различать национальную культуру и индивидуальную программу

Внимательно наблюдая за поисками песенности широко известной бардессы Е. Фроловой, мы выделили здесь несколько важных линий поиска, как [24]: 1) различение в «народном» слоев «национального» и «этнического»; 2) различение в культуре слоев «профессиональное», «народное», «авторское»; 3) различение «религиозно-духовного» и «светско-этнического»; 4) различение «национальной культуры» и «программы индивидуального саморазвития».

Понимание нового типа различения (различения № 4) отчетливо пришло к нам во время просмотра видеозаписи песенно-концертной программы [25], где встретились три разных типа песенности: «песенность барда А. Мирзаяна», «этно-русская песенность С. Старостина», «синтетическая песенность Е. Фроловой». Когда А. Мирзаян пел свои песни после песен, исполненных С. Старостиным, то наш песенный слух терял опору песенности вообще. Мы не могли найти явную опору для нашего песенного слуха, так как принципиально исчезали национально-культурные ассоциации, а для новых ассоциаций не было сколь-нибудь заметных оснований. Сам генератор песенности уходил куда-то далеко в сторону от национально-культурной опоры [26] вообще. Перед нами вставал Демиург, как опора песенности на процесс «неостановленное творчество» (отражение процесса неостановленное саморазвитие). Опора на культуру в принципе подменялась опорой на программу неостановленного саморазвития индивида. Свобода творчества звучала сама по себе, как процесcность, завладевшая звуком. Как бы обнажились направленности на разные акцентные полюса или грани Мироздания (Мирового Гнозиса): Красота, Озвученность, Эйдос.

О чем мы хотели здесь сказать конкретно? — О том, что «дно культуры», выраженное ее «этническим содержанием» не есть пределом песенности у бардов.

Состязание бардов

Каждый приезжий исполнитель песен должен быть готов к вызову на «состязание бардов» [27] со стороны принимающей его стороны. Нами разработан типовой сценарий такого состязания, в котором могут достойно принять участие только хорошо подготовленные участники.

§ 4. Сложность исполнения песен бардов

Зададим себе снова вопрос «В чем сложность исполнения песен бардов?». Надеемся, что теперь читатель отчетливо понимает,  что ответом здесь вряд ли  может быть содержание уже приведенной выше цитаты из речи широко известного выдающегося барда А. Городницкого. Позиции и уровня «я – бард» явно мало для формирования эмпирических обобщений позиции и уровня «мы – барды», нужна теоретическая разработка, дающая возможности приобретения соответствующей «оптики строительной умозрительности».

В чем сложность исполнения песен бардов? – Она в соблюдении  10 уровней качества: 1) Выбор песен из «классики бардов»; 2) Настройка исполнителя на бардовскую аутентику; 3) Направленная траектория покрытия культурного следа; 4) Дыра в пространстве покрытия культурного следа; 5) Идеальная школа исполнителей песенности бардов; 6) Песня бардов или гитарная песня; 7) Сохранить акцент песенного гнезда оригинала; 8) Сохранить позицио-нирование в типе культуры;  9) Различать национальную культуру и индивидуальную программу; 10) Быть готовым к «Состязанию бардов». Как достичь такого уровня качества в понимании и песенной практике? — Нужно познакомиться хотя бы с компендиумом наших теоретических представлений о качестве «песенности бардов» – информацией всех статей, заявленной нами серии.

Сергей Орловский

Примечание:

 

  1. Юбилеи «пантеона памяти у бардов» в 2018 году. Обзор и критика. Журнал «Клаузура», 06.11.2018.

  2. Сегодня такое название имеет исторический приемник того, что ранее называлось «песен бардов». Все ли линии явления «песни бардов» были переняты явлением «авторская песня»? – Ответ станет понятен читателю по мере чтения статей нашей серии.

  3. Например: музеи, библиотеки, документальные хранилища. Основная оформительная сила – наука и «архивисты-любители». Ведущая концепция – обеспечение культурного полилога с аутентичным артефактом.

  4. Например: вырезки из газет, аудиозапись с телеэкрана или радио, прямая аудиозапись с места событий. Основная оформительная сила – работники СМИ. Ведущая концепция – алфавизм или лабиринтная ризома.

  5. Нашими трудами введена оригинальная «Авторская культура песен бардов».

  6. Такие понятия формируют только «теоретики песен бардов», которые несут культурную ответственность за удержание таких понятий в аутентичной чистоте. Не путать с уровнем «мнение» от авторов песен, исполнителей, архивистов, летописцев, лидеров гитарных школ.

  7. Изучению подлежит не просто «песня», а «песенность» – особенное отличительное качество феномена «песня». Например, филология изучает «песню» как «словарный текст», выделяет такие его качества, как «поэтичность» и «смыслоносность».  Но она теряет следы «песни», когда «разговорная речь» уходит в «песенную речь», приобретая качество «песенность».

  8. Такая оценка является одним из результатов наших многолетних исследований.

  9. Согласно нашей теоретической модели, «песенность бардов» – это качество «триединой песни», образованной неразрывным (синкретическим) соединением трех песенных линий: самодеятельная песня, бардовская песня, авторская песня-1.

  10. Современную авторскую песню правильнее было бы называть и понимать, как минимум, как «авторская песня-2» или «новая авторская песня». Тогда «авторскую песню-1» можно назвать «старой авторской песней». Хотя, в расхожем понимании «старая авторская песня» – это вся «песня бардов», исторически предшествовавшая современной авторской песне.

  11. Решение о включении песни в РИМП принимает группа «теоретиков песен бардов», следящая за чистотой «культурного следа песен бардов».

  12. Поле феноменов явления «песен бардов», как море, которое можно опредметить по-разному, например: 1) как множество всех песен всех авторов этого направления; 2) как множество песен выделенных авторов; 3) как множество широко известных песен; 4) как песенную классику у бардов; 5) как песенную гимнику. Мы используем метод № 2, который выводит нас к представлению о феноменологическом поле явления «песни бардов» в виде «репрезентного множества песен», адекватная мощность которого ограничена 20 000 песен от 300 авторов.

  13. Именно такую позицию занимает автор статьи.

  14. Откуда вести отсчет «песенной классики»? От списка «бардов» или от списка «широко известных песен»? Как учесть «гимнику», «этнику», «особенную оригинальность», «покрытие возможностей акцентного поля песни»?

  15. Нами создана правдоподобная и культурно легендированная теоретическая модель «Авторская культура песен бардов», описанная в наших многочисленных статьях, малых и больших книгах. Мы рекомендуем начать ознакомление с нашей интегральной и компактной книги «Учение Сибард» (Учение Бардов).

16..См. наши авторские труды.

  1. См. наши авторские статьи в сетевом научно-культурологическом журнале «Релга».

  2. Песни, где Дм. Сухарев в позиции «автор песенного стиха». Автором же песни принято считать того человека, который впервые сочинил мелодию и исполнил песню. Поэтому, когда пишут Дм. Сухарев имеют в виду С. Никитина, Г. Шангина-Березовского, В. Берковского и др.

  3. Наши теоретические попытки приобрели телесную зримость в процессе понимая феноменологии песенности, генерируемой бардом В. Туриянским. Его песенный след стал для нас «песенным ключом», открывающим возможности теоретического осознания песенности бардов в целом – выстраиванием позиции «мы – барды».

  4. См. сайт Е. Быкова (аранжировщик и вторая гитара дуэта Л. Чебоксарова-Е. Быков).

  5. См. книгу В. Климовича. Гитара в авторской песне. Аранжировки (2011).

  6. Так называют «авторскую песню» в США.

  7. См. наши статьи и соответствующие тематические тома из нашего собрания сочинений.

  8. См. нашу статью «Песенный перекресток Е. Фроловой» («Релга» №13 [316] 20.11.2016).

  9. Песенно-музыкальная программа (концертное соприкосновение) с названием «Русская песня от Бояна до Окуджавы». Это произошло в культурном центре «Дом Булата» г. Москва, 11 октября 2015 года, по инициативе Е. Б. Фроловой. Цель – погрузить слушателя в пространство переднего края соединительности тем «Русская поэзия», «Духовный стих», «Авторская и народная песни в жизни и культуре современного русского человека».

  10. Мы не смогли связать свое сознание ни с нашей памятью о древнегреческой культуре, ни даже с памятью об Авраамическом кусте культур (еврейской, христианской или исламской).

  11. См. в Интернет нашу статью «Бардовский поединок и его структур а» в сетевом научно-культурологическом журнале «Релга». URL: http://www.relga.ru/Environ/WebObjects/tgu-www.woa/wa/Main?textid=4392&level1= main&level2=articles.

  12. Александр Городницкий, Москва, 2010. Из напутствия А. Городницкого к диску исполнительницы песен бардов Г. Богдановской.

 


НАПИСАТЬ КОММЕНТАРИЙ

Ваш email адрес не публикуется. Обязательные поля помечены *

Копирайт

© 2011 - 2016 Журнал Клаузура | 18+
Любое копирование материалов только с письменного разрешения редакции

Регистрация

Зарегистрирован в РОСКОМНАДЗОР
Рег. № Эл ФС 77 — 46276 от 24.08.2011
Рег. № ПИ № ФС 77 — 46506 от 09.09.2011

Связь

Главный редактор - Дмитрий Плынов
e-mail: text@klauzura.ru
тел. (495) 726-25-04

Статистика

Яндекс.Метрика