Понедельник, 17.06.2019
Журнал Клаузура

Оленич-Гнененко: Искать — человечье призванье…

С раннего детства нам прививали любовь к природе, к замечательному растительному и животному миру нашей Родины. В том числе, и при помощи книг. Это были произведения В. Бианки, К. Паустовского, М. Пришвина.

Взрослея, мы постигали Ивана Соколова-Микитова, Тихона Сёмушкина, Вячеслава Шишкова. Все они любили русскую природу, и «заражали» этой любовью читателей.

Думаю, в каждом регионе есть писатель-натуралист, посвятивший своё творчество родному краю, его неповторимым красотам, который любил или любит путешествовать и рассказывать благодарным землякам о пережитых приключениях.

Жил такой человек и у нас на Дону. Это – замечательный писатель-натуралист Александр Павлович Оленич-Гнененко. Он родился в 1893 году в селе Кегичевке Полтавской губернии в дворянской семье.

Племянница писателя, Марианна Дмитриевна Оленич-Гнененко, вспоминала: «…Раннее детство было счастливым. Оно прошло в отцовском имении на Полтавщине, в большой дружной семье Павла Павловича Оленича-Гнененко, профессионального литератора и журналиста. Рядом с добрым, умным отцом, таким большим, красивым, мужественным. Он учил детей плавать, знать и любить лес, поле, крестьянский труд. С ним они узнавали жизнь и повадки зверей, учились любить и беречь всё живое.

Здесь истоки Сашиной любви к природе, животным: дети росли на свободе. Дружили с крестьянскими ребятишками, болтали по-украински, как по-русски и для аристократической родни были «мужичатами».

…После разорения семья переехала в Омск. В семье Оленичей всегда были животные. Любимого пса Матроса они детьми выудили из Иртыша слепым, почти захлебнувшимся щенком. И выходили.

Во взрослой довоенной жизни уже в Ростове была кошка Нинка и белые крысы, Бонапарт и Жозефина – Бонька и Жозька…»

Отец и дядя будущего писателя были литераторами. Да и у Александра стали рано проявляться способности к писательскому мастерству. Он начал печататься в двадцать лет. Это были петербургские журналы «Весь мир», «Альманах», «Журнал для всех», «Енисейский альманах» и другие издания.

С 1922 года Оленич-Гнененко профессионально занимался журналистикой, редактированием газет. В феврале 1931 г. Александр Павлович приезжает в Ростов-на-Дону и становится редактором газеты «Колхозная правда».

В 1934 году Александра Павловича принимают в Союз писателей СССР. С 1935-го по 1938 год, и с 1957 по 1961 год писатель избирается председателем Ростовского отделения Союза советских писателей.

Редакция газеты «К Победе». В верхнем ряду (слева направо) – Александр Бусыгин, Илья Ко2 енко, Анатолий Сафронов, Александр Оленич-Гнененко; В нижнем ряду – Григорий Кац и Михаил Штительман.

В первые дни Великой Отечественной войны А. П. Оленич-Гнененко ушёл добровольцем на фронт; воевал на Западном направлении в составе редакционного коллектива армейской газеты «К Победе!» 19-й армии. В октябре 1941 года попал в окружение под Вязьмой, чудом спасся в числе четырёх газетчиков из 22 членов редакции армейской газеты. Воевал в тылу врага, выбрался из окружения, был ранен, демобилизован по болезни. В январе 1944 года вернулся в Ростов.

Александр Павлович был человеком легендарной судьбы, разносторонне образованным и талантливым. Он знал несколько языков, был всегда деятелен, неутомим, много путешествовал.

Писатель говорил: «Надо знать понемногу обо всём, и всё об одном». Этим «всем» была для него природа нашей страны. Александр Павлович изучал и знал её как ученый, и писал о ней, как поэт. Именно поэтому А. П. Оленич-Гнененко был избран действительным членом географического общества СССР.

Его книга фенологических и природоведческих очерков о Кавказском природном заповеднике «В горах Кавказа» по праву считается одним из лучших публицистических произведений, посвященных этому живописному уголку России. Впервые увидев свет в 1949 году, она выдержала несколько переизданий.

Интересна книга тем, что в ней приводятся сведения о горном Кавказе, так называемой «Императорской Кубанской охоте» до 1917 года, рассказано о работе учёных в первые годы основания заповедника, о том, как восстанавливался и преображался заповедный край после Великой Отечественной войны. И, наконец, мы можем сравнить описания автора с сегодняшним днём Заповедника.

Оленич-Гненеко. «В горах Кавказа»

На официальном сайте Кавказского заповедника можно прочитать сухое, деловито-казённое описание красот Кавказского Заповедника: о флоре и фауне, климате и влажности… Оно сильно отличается от путевых заметок А. П. Оленича-Гнененко и, думаю, будет важным, очень интересным и полезным дополнением.

В 1930-е годы автор совершил множество путешествий по заповеднику, в основном по северной его части, часто бывал в Гузерипле и Хаджохе. Датирование дневниковых записей-очерков обозначено июнем 1937-маем 1938гг. Его проводниками, коллегами в исследованиях и путешествиях по горам Кавказа были люди, принимавшие непосредственное участие в создании Заповедника, много усилий приложившие для сохранения неповторимой природы этого удивительного края.

Очень важным, на мой взгляд, является то, что Александр Павлович сумел свои описания природы Кавказа адресовать разным категориям читателей – от самых маленьких, только постигающих грамоту, а вместе с ней и любовь к Родине, до взрослого читателя серьёзно интересующегося проблемами сохранения природного достояния Отчизны.

Фенологические очерки разделены на главы соответствующие временам года: «Лето», «Осень», «Зима», «Весна».

Писатель, путешествуя, подмечает, казалась бы, совсем не важные мелочи, соответствующие конкретным временам года в горах, обращая внимание читателя на особенности тех или иных природных явлений в этой местности:

«Кавказский заповедник — одно из самых влажных мест нашей страны. Количество осадков здесь очень значительно. Чрезвычайная влажность климата и особенности рельефа вызывают бурные паводки и оползни. Нередко можно наблюдать так называемый «пьяный лес»: наклонившиеся во все стороны, как бы пьяные, деревья — последствия оползания почвы. Зимой снежные лавины, скатываясь, уничтожают целые участки леса, а остающиеся на корню деревья постепенно под тяжестью снегов прогибаются, принимают искривленный, саблеобразный вид. На местах смывов почвы и сползания лавин растут лиственные деревья, чаще всего бук, берёза, осина, малорослые и искривленные.

Погода в районе заповедника очень капризна. Поразительна частота смены дождей, туманов и ясной погоды на протяжении одного дня. Среди лета нередко выпадает снег и на длительное время делает перевалы недоступными…».

Читатель сразу может представить величие и непредсказуемость климата гор, почувствовать опасное великолепие этих мест, и в то же время узнаёт причину таких удивительных природных явлений, как, например, «пьяный лес».

А вот как это же явление описывает автор в стихах:

Недавно были зелены

Альпийские луга.

Теперь в горах расстелены

Холодные снега…

 

…Где ветром и метелями

На каменной скале

Кривые можжевельники

Придавлены к земле…

 

И где хребты горбатые

Глядят из снежной мглы,

Остались лишь косматые,

Седые, бородатые,

Рогатые козлы.

 («Снегопад в горах»)

Более мягкое, «детское» описание внезапно упавшего снега, «кривые можжевельники» и «рогатых козлов» позволяет ребятам попасть в атмосферу внезапной «летней» зимы, не выходя из дома, почувствовать разнообразие и удивительные особенности горного климата.

Помимо описаний природных явлений Оленичу-Гнененко замечательно удавались описания повадок диких зверей. Например, небольших грызунов полчков: «…По сторонам тропы стоят серебристые колонны вековых буков, по-здешнему — чинаре́й… У подножья старых буков рассыпана треугольная колючая скорлупа разгрызенных полчками чинариков — буковых орехов; сотни зверьков трудились здесь ночью. Полчок — ночное животное. Днем он спит, и недаром его называют сонливой белкой, соней. Ночью, невидимые в темноте, полчки бесшумно пробегают по стволам и ветвям деревьев. Только высоко в кронах слышится их неумолчное «цоканье» и, шурша, падает на землю пустая скорлупа чинариков. Утром полчки забираются в дупла и выходят оттуда лишь после заката солнца…»

А ребята могут узнать о зверьках из стихотворения:

Тишина. Дневные смолкли звуки.

Гаснет в небе солнца медный диск.

Только там, где засыпают буки,

Слышится шуршание и писк.

 

И на землю с приглушённым стуком,

Словно капли редкого дождя,

Падают орехи друг за другом

И слетают листья, шелестя.

 

Это лес вознёй неугомонной

Оживляют в сумерках полчки,

Пробегающие потаённо

Маленькие серые зверьки.

(«Полчки»)

Образность авторского повествования переносит нас из одного времени года в другое, с одного горного склона на другой. Вместе с писателем мы поднимаемся козьими тропами на вершины гор, спускаемся по скользким устьям весенних ручьёв в ущелья, заглядываем в пещеры. Мы находим древние, стёртые природой и временем с лица земли горные поселения, заходим в гости к старателям-золотодобытчикам, удивляемся богатству и щедрости родной природы. Необычайно красива осень в горах. И у нас нет оснований не верить автору:

«Деревья по сторонам тропы стоят голые, и только внизу, в ущелье реки, ещё золотятся клёны и ольхи. На полянах чёрные мёртвые травы, вокруг серо-серебряные стволы буков и грабов и почти воздушное переплетение оголённых ветвей и сучьев. Небо по-осеннему блёкло голубое.

За кордоном Лагерная путь лежит по левому берегу реки Киши. Снова мост. Переправляюсь на правый берег. Дальше тропа идёт между хребтами Чёрный Шахан и Дудугуш — справа и хребтом Пшекиш — слева.

Сквозь сетку ветвей впереди мелькнуло рыже-бурое пятно: медведь неуклюже затрусил по тропе, а затем, свернув в сторону, начал быстро уходить в скалы. Из-под мохнатых лап зверя сыпался щебень. Медведь скрылся в пихтах.

Хрустнула ветка, скатился одинокий камень, и всё смолкло. Только по-прежнему в тишине осеннего леса звенят опадающие листья, тенькают синицы и с резким криком перелетают с дерева на дерево сойки».

Завораживающее описание. Кажется, что ты стоишь рядом с Оленичем-Гнененко за деревьями, наблюдая за мишкой, затаив дыхание.

…Горы спят над водой гремучей.
Лес синеет в горах, как туча.
Есть в лесу и берёзы, и ёлки,
Есть медведи, и рыси, и волки,
И куницы, и лисы, и ласки,
И лесные весёлые сказки!…

(«Олень и ёж». Сказка.)

Оленич-Гнененко много общался с егерями, которые служили ещё до 1917 года в императорской «Кубанской охоте». Их наблюдения за местной дикой природой, рассказы из собственной жизни стали основным стержнем повествования. А общение автора с научными сотрудниками заповедника, в частности, талантливым зоологом, руководителем зоологической станции Киша, А. А. Насимовичем, дополнила очерки описаниями научных исследований. Довелось автору побывать на полевых работах, во время которых А. П. Оленич-Гнененко по достоинству оценил тяжёлый, требующий полной самоотдачи труд научных сотрудников заповедника под открытым небом.

«Дует сильный ветер, порошит.

Входим в буковый лес. Сухой глубокий снег рассыпается под ногами на мельчайшие морозные пылинки. Многоцветными звездочками переливаются они в солнечных лучах. Время от времени беззвучный вихрь, прорываясь между стволами, несёт в воздухе долго не опадающую, радужную, тончайшую пелену снежинок, сметённых с веток. Белый ковёр снега испятнан кабаньими следами и поколами.

Мои спутники идут размеренно-спокойным и в то же время скорым шагом. Мне кажется, быстроте их ходьбы по снегу очень помогает обувь — поршни из сыромятной кожи. Помимо того, что поршни легки, — у них нет каблуков, и снег не налипает на подошвы. Мне же в тяжелых охотничьих сапогах идти довольно трудно…

Останавливаемся на пригреве. Солнце припекает по-летнему. На оттаявших местах видна изумрудно-зелёная трава. Снег вокруг усыпан опавшей пихтовой хвоей, крылатыми семенами горного клёна. Над снегом поднимаются блестящие продолговатые листья рододендронов и более тёмные узорчатые, колючие листья падуба. Змеевидные, покрытые сочной зеленью листвы побеги ожинника стелются над самым снеговым покровом. На стволах деревьев — голубоватые и ярко-зелёные пятна лишайника и мха…»

И, конечно, дети смогут прочитать сроки с описанием этих чудес, адресованные им:

…В горах мела пурга,

Трещал в лесах мороз,

И горные луга

Глубокий снег занёс.

 

Но перейдя хребет,

Ты стань лицом на юг:

И зимней стужи нет

И лето видишь вдруг.

 

Бежит звенящий ключ

С поросшей мхом скалы.

Опутывает плющ

Высокие стволы.

 

Пригрелась в нём сова…

А ниже, погляди,

Зелёная трава

Доходит до груди.

 

И бабочки над ней

Летят, как сны твои.

Ползут среди корней,

Оттаяв, муравьи…

(«Зимнее постбище»)

Оленичу-Гнененко свойственно «глубокое погружение» в материал. Он забирается высоко в горы, выслеживает туров – горных козлов; сидит в засаде у кабаньих троп. Всё это он передаёт читателю яркими художественными мазками, мастерски живописуя окружающую его дивную природу Словом: «…Здешние леса ранней весной лишены ярких красок и ароматов. Сейчас основной тон широколиственного леса — серовато-серебряный, очень нежный, словно акварельный. Опавшая осенью листва, устилающая сплошным ковром землю под деревьями, за зиму потеряла краски.

Весеннее солнце, дожди и ветры быстро заканчивают работу зимы, вымывают из мёртвых листьев и уносят вместе с испарениями последние остатки багряно-золотой осенней расцветки.

Свежей, неувядающей зеленью одеты пихты, сосны, тисы, рододендроны, лавровишня и падуб. Особенно весела светло-зелёная хвоя тисов, кора на их высоких гладких стволах шелушится и отстаёт тонкими чешуйками, как у австралийских эвкалиптов…»

Книга «В горах Кавказа» на первый взгляд не имеет сюжета. Помимо фенологических очерков по временам года, в книге есть также главы «Олений месяц» в которых описаны события осени 1939 года, «Семь лет спустя» – очерки, рассказывающие о военном периоде жизни Заповедника и послевоенном восстановлении разрушенного «лесного хозяйства». Последняя глава – «Через Белореченский перевал» повествует о путешествии автора по Кавказскому заповеднику ранней осенью 1948 года.

В описание погони за дикими кабанами органично вплетены воспоминания бывшего партизана об изгнании фашистов с территории заповедника, живописный рассказ о природе дополнен научно-популярными сведениями и результатами исследований специалистов-зоологов о породах ос и различиях между желтодушками и медовиками.

Однако, постепенно книга «начинает говорить», и сюжет, которого на первый взгляд нет, проступает яркими красками горного Кавказа. Этот сюжет прост, незамысловат, но в то же время нет его важнее. Это круговорот природы, логичная, естественная смены времён года, удивительная жизнь диких животных, которым приходится выживать и в лютый мороз, и в палящий зной, под снегом и проливным дождём. Приспосабливаться к постоянному присутствию людей, избегая с ними встреч, и одновременно, понимая, что Человек в Заповеднике – надёжный защитник, кормилец, спаситель.

В связи с этим хочется обратить внимание читателя на одну, на мой взгляд, важную деталь повествования. Это – проходящая золотой нитью через всю книгу проблема кавказских зубров. От случайных попутчиков, проводников, зоологов автор узнаёт историю жизни, исчезновения и восстановления популяции этих удивительных богатырей в заповеднике.

«…Старик рассказывает спокойно, деловито, со снисходительной усмешкой бывалого человека:

—Здесь много зверья водилось: зубры, туры, олени, джейраны, козы, медведь, кабан, па́нтер. Зубров белые казаки в революцию побили. Найдут стадо голов в восемь — все перебьют. Потом скот домашний болеть стал. Вот болезнь на зубров и перекинулась. Зубр — зверь мягкий: передох. Зубра стрелять неопасно — скот как скот. Били зубра из ружья. Убьют, шкуру сдерут, а мясо медведям бросят.

—Зубр любил места в низинах, поляны, где не было скал, — говорит Григорий Иванович.— Много его было по рекам Безымянной и Малчепе. Вот это место — ущелье и поляна под горой Абаго — называлось Зубровое царство. Только здесь и на реке Холодной жило свыше пятисот голов. Была ещё Сенная поляна: там зубрам заготовляли сено…»

Выясняется, что «последнего зубра убили на южном склоне в 1929 году». Открывая в 1934 году Кавказский заповедник, одной из главных задач ученые поставили перед собой восстановление зубрового поголовья. Однако, оказалось, что «чистокровную зубровую породу можно вывести, только переселив сюда зубро-бизонов и приспособив их к новым условиям жизни».

«…А пока зубро-бизоны к ним привыкнут и дадут уже «туземные», прочно стоящие на собственных ногах поколения, этим огромным младенцам природы нужна человеческая неусыпная помощь и забота. Их надо зимой держать в защищенном огороженном месте, кормить скошенным на полянах сеном, картофелем, свеклой и турнепсом, посеянными рукой человека на тех же полянах. Телят зубро-бизонов поят коровьим молоком, и поэтому здесь находится целое стадо коров. Отруби, соль и другие дополнительные корма для зубро-бизонов подвозят снизу, из Сахрая, через кордон.

Вот почему высокогорные, ещё недавно «дикие» лесные поляны превращены в огороды и сенокосы, перегорожены частоколами, застроены базами и «родильными станками» — дощатыми сараями, где происходит отёл зубриц. Вот почему каменистая и узкая горная тропа превратилась в широкую раскатанную дорогу…».

Великая Отечественная война перечеркнула планы зоологов, фашисты уничтожили угодья, племенное стадо. Однако, учёным, партизанам удалось спасти несколько особей, с которыми после войны возобновилась работа.

Прекрасная творческая мечта: вызвать к новой жизни то, что казалось навсегда погибшим, возвратить зелёным лесам и синим горам Кавказа живое выражение всей их мощной красоты — зубра – была осуществлена.

…Я, осматриваясь, вижу:

Над болотного водой

Просоленный берег лижет

Бык с косматой бородой.

 

Я глазам своим не верю

(Наяву мне снится сон!),

Я иду навстречу зверю —

Зубр! Конечно, это он.

 

И, темнея в травах, рядом,

Грудой грузных гладких глыб,

Отдыхает зубров стадо,

Как косяк гигантских рыб.

(«Зубр». Поэма.)

В книге, написанной 70 лет назад, поднимаются крайне важные сегодня проблемы экологии, сохранения редких видов животных, птиц, растений, насекомых. Сохранения эксклюзивных природных ландшафтов, климата кавказского региона России. Объясняется, почему тот или иной вид живёт именно в тех или иных условиях, как вторжение человека повлияло на ареал обитания, повадки, рацион зверей и птиц. И что мы должны сделать для того, чтобы ещё многие поколения смогли наслаждаться красотами нашей Родины, восхищаться ими так, как это делал Александр Оленич-Гнененко:

«…Золотые пятна тёплого солнца сеются сквозь листву тисов и лавровишни, сверкают на коричневом лаке продолговато-овальных листьев. Заиграл на флейте и зазвенел стеклянными бубенчиками певчий дрозд. Кукует кукушка. Нежно переливается и, дрожа, замирает в отдалении трель, выбиваемая дятлом о сухой сук. Высоко над вершинами гор, там, где море, парит орлан.

Я присаживаюсь на кривые корни старого бука и дышу полной грудью сладкими ароматами вянущих трав, разогретой земли и древесных смол.

…Прощаюсь с великанами-тисами. Мох на их ветвях как будто стал ещё гуще и длиннее. Ещё злее впиваются толстые лианы в чешуйчатую кору дуплистых стволов. Иссиня-чёрные вершины неподвижны и молчаливо-загадочны.

В лесу удивительно свежо и тихо. Вечерние голоса птиц только подчёркивают эту хрустальную тишину.

Я ухожу, и в последнюю секунду глаз ловит, как весёлый зелёный паучок плывёт в воздухе на совсем золотой паутинке…»

Написанная прекрасным живым языком, книга А.П. Оленича-Гнененко «В горах Кавказа» передаёт читателю главную мысль, завет автора – безгранично уважать и любить родную природу и саму жизнь во всех их проявлениях.

Антонина Попова


НАПИСАТЬ КОММЕНТАРИЙ

Ваш email адрес не публикуется. Обязательные поля помечены *

Копирайт

© 2011 - 2016 Журнал Клаузура | 18+
Любое копирование материалов только с письменного разрешения редакции

Регистрация

Зарегистрирован в РОСКОМНАДЗОР
Рег. № Эл ФС 77 — 46276 от 24.08.2011
Рег. № ПИ № ФС 77 — 46506 от 09.09.2011

Связь

Главный редактор - Дмитрий Плынов
e-mail: text@klauzura.ru
тел. (495) 726-25-04

Статистика

Яндекс.Метрика