Среда, 18.09.2019
Журнал Клаузура

Иван Жердев. «Любить евреев». Рассказ с песней

— Вот скажи, Коля, почему ты Коля, когда ты Эдман?

— Потому что я наполовину Коля, а наполовину Эдман?

— Полукровка?

— Нет, я стопроцентно пархатый. А ты?

— Я не знаю. Это вам хорошо, а у нас русских вообще хрен разберет, кто там в каком поколении перехлестнулся. Батя вот с Дона, а мать с Вологды, а как они туда попали на Дон и Вологду вообще непонятно, вроде как с Украины бежали после революции. Так на какую половину ты Коля?

— На ту, которой бухаю.

— А Эдман?

— На ту, которой похмеляюсь.

— А думаешь чем?

— Я стараюсь не думать.

— Почему?

— Противно, Ваня. Наливай.

— Пойдем лучше на кухне посидим.

Они лежали на спальном гарнитуре «Елена» внутри одноименного мебельного салона, на улице Ставропольской недалеко от Кубанского Государственного Университета в коем оба числились студентами разных факультетов. Ваня должен был стать филологом, а Коля юристом. В свободное от занятий время они пили и ухаживали за женщинами, а любили сестер, Коля Ванину, а Ваня Колину. Ванину сестру звали Лена, а Колину Маша. Сестры к ним настороженно приглядывались, понимая, что они одного поля ягоды, а значит умны, обаятельны и ненадёжны. Они их полюбливали и побаивались.

В салон друзья попали случайно, когда пошли затариваться спиртным на ночь в соседний магазин. Купив полную сумку выпить и закусить, они вышли из магазина и тут Коля прочитал надпись – Мебельный салон «Елена» и пожелал в «Елену» войти, а войдя в салон, они обнаружили спальный гарнитур «Елена» и Коля пожелал на ней полежать.  Иван ассоциативный ряд видел, но возражать не стал, понимая, что в этом случае Эдман скорее романтик, чем хам.

Спальня располагалась в самом дальнем углу салона, у выхода на склад, и была окружена шкафами кухонных гарнитуров и из зала практически невидима. С кухни они стащили бокалы, тарелки и рюмки, благо дизайнеры салона решили показать одну из кухонь вживую, то есть полностью упакованной. Даже вода из крана текла.

От добра добра не ищут, и ребята укромно и уютно устроились в «Елене» и, накатив на старые дрожжи, уснули. Проснулись только ночью, когда салон уже был закрыт и поставлен на сигнализацию. Обнаружив себя запертыми среди груды мебели, друзья ни капли не расстроились. Они немного поболтали о русскости и еврействе, их вечной теме, и перебрались на новую дубовую кухню под названием «Филипп», накрыли стол прямо напротив витринного окна на улицу, зажгли свечи, включили гирлянды на елке и теперь сидели, смотрели на машины и редких прохожих, и продолжали рассуждать о своих национальностях. Тема эта была давняя и беззлобная. Они давно уже друг друга знали и любили, как могут любить друг друга два нормальных мужика, два друга, не признаваясь в этом, но понимая, что они настолько похожи, что даже хотелось бы найти и различия, и тогда всплывала национальная принадлежность, и в этом они, с удовольствием ковырялись, оба понимая свою похожесть и разность. Иван видел, как неровно дышал Николай к его сестре и та великолепно краснела, когда он с ней говорил. Машенька Эдман тоже выделяла Ивана из всех Колиных друзей и смело кокетничала, напуская на себя неприсущий ей цинизм. А так как ребята младших сестер своих обожали, то и относились к ним бережно и аккуратно. При этом они без тормозов гуляли в общаге родного до боли Универа, знали по имени отчеству всех вахтерш и все потайные входы в здание и, если бы не салон, они бы ночевали там, кого надо напоив и соблазнив. Оказавшись в салоне и вполне оценив все прелести ситуации, они с удовольствием пили и беседовали.

— Я вот все думаю, Ваня, ты со мной дружишь и сестру мою любишь, а ведь ты антисемит.

— Какой я тебе антисемит?

— Латентный, Ваня, латентный. Не любишь ты нас евреев. То есть по отдельности, меня там, Машку, Жванецкого или Энштейна – пожалуйста, а вот всех вместе никак.

— Энштейна тоже нет.

— Ладно, хрен с ним с Энштейном, пусть Бабель будет. Бабель нормально?

— Бабель нормально. Я тебе, Коля одну вещь скажу, только ты не обижайся, я и русских всех вместе не люблю, я никого, когда они толпой, не люблю. Я своих русских, когда толпой вижу, я их ненавижу больше всех других. Потому, что толпой мы только воевать умеем, а во всех других случаях, если нас чуть больше трех или пяти, мы какую-нибудь гадость сделаем. Например футбол, там одиннадцать харь на поле, ну полный бред, а вот в хоккей пожалуйста, а в шахматы вообще зашибись.

— В шахматы мы тоже…

— Конечно, тоже, Коля, куда же без вас.

— Вот видишь, Ваня, «куда же без вас» — я ясно слышу нотку презрения. Ты так никогда о русских не скажешь.  Любишь ли, ненавидишь, а вот так вот «куда же без вас» не скажешь. Ну ты же филолог, Ваня, ты ж должен в интонациях шарить. А ты прямо по Толстому – трудно, а надо. А не надо, Ваня, никто и не просит.

— Хорошо, Коля, я филолог и кое в чем шарю, как ты говоришь. И вопрос твой, вернее утверждение, что я антисемит, да еще «латентный, Ваня, латентный» это утверждение с позиции превосходства. Это не просто вопрос для интереса. Тебе и ответ не нужен, ты с высоты своей уже ответ знаешь и я тебе нужен как «кивала», а не участник дискуссии. А твоё самоуничижение «стопроцентно пархатый» ?!  Это тоже позиция, позиция превосходства, заоблачного превосходства, на такой ты, блин, там высоте, что можешь себе позволить. Не так, Коля Эдман?

— Не так, Ваня Жердев!

— А в репу?

— А легко.

Дрались они часто, но не смертельно и, даже когда дрались, друг друга берегли и старались не покалечить. Поэтому никто никогда не побеждал. В любой русской пьянке наступал момент, когда слова уже не действуют, а самовыразиться надо, тела молодые, энергии в достатке и понеслось, поехало. А тут еще помещение просторное, предметов вокруг много, градус на уровне и в голове дурацкая мысль – будет что вспомнить. Разошлись ребята привольно, стульями, лампами покидались, шкафы пороняли, короче изрядно салон разворотили, оставив нетронутым только уголок с накрытым своим столом и еще пару гарнитуров. Битва битвой, а водку сберегли, и закусь тоже. Уставши, схватились уже в дальнем углу салона и повалились на спальный гарнитур имени египетской царицы Клеопатры, голова которой была вырезана на спинке кровати. Друзья, наконец, расцепились и теперь, тяжело дыша лежали и смотрели на знакомый египетский профиль. Отдышавшись Коля громко собрал слюну и плюнул в царицу. Слюна повисла на носу и медленно поплыла на подбородок.

— А я о чем? – прокомментировал Иван, с очень похожей на мою фамилией.

Вставать не хотелось и они лежали и смотрели на лицо египтянки со свисающей с носа слюной.

— Шалом, мальчики, — голос раздался из ниоткуда, со спины, — вы-таки славно управились.

От неожиданности ребята взлетели и тут же приземлились по краям кровати. За спинкой стоял очень интеллигентный мужчина в очках, с черными вразлет бровями и хищным носом. В руках он держал портфель. За ним маячили три бугая, широкоплечие и молчаливые.

— «Клеопатру» мы тоже берем, — сказал он, — так что, извините молодые люди.

И он жестом попросил освободить царицу. Ребята встали, все еще ничего не понимая и отошли к накрытому столу.

Мужчина ходил по разгромленному салону с явным удовольствием и отдавал команды бугаям.

— Мальчики быстренько, быстренько, берем «Клеопатру», — он ткнул пальцем в гарнитур, — «Филиппа», — тычок в сторону уцелевшей кухни, — и эти три дивана. Все, больше не влезет. Вы не могли бы освободить стол, господа? — уже к нашим героям обратился он, — А вы молодцы, прямо перед витриной. Лихо, братцы, лихо. А главное верно. Кто же подумает?! Так уже давно никто не работает. Пропадает шик из профессии, пропадает. И где Моисеич таких находит?! Мы скоренько, скоренько, пол часика и нас нет…

Он ходил по салону, сыпал как горох слова, приказы и комплименты. Бугаи дружно и, все также молча, выносили мебель через складскую дверь. За дверью виднелись уже другие двери настежь распахнутого фургона. И они реально за пол часа управились. Предводитель подошел к друзьям и положил на пол портфель.

— Здесь всё как договаривались. Семену Моисеичу мой поклон, а вам, молодые люди, моё восхищение. Буду всегда рад иметь с вами дело, господа. Поверьте таких как вы уже не делают. Вы достойны большего, чем громить салоны. Я знаю людей, я их вижу. И в таком разгроме закрыть собой именно «Клеопатру». Если будет нужно настоящее дело, найдете меня через Моисеича. Салют, мальчики…

И он исчез так же внезапно как и появился, а с ним исчезли бугаи и мебель.

Иван сел на корточки и открыл портфель. В портфеле аккуратными стопками лежали деньги и документы. Денег было больше, чем документов.

— Коля, рвем, на хрен когти, пока Моисеич не пришел.

Не теряя ни секунды друзья собрали остатки выпивки, схватили портфель и навсегда покинули мебельный салон «Елена». А на следующий день, узнав по своим каналам кто такой Моисеич, они покинули, город, край и, на всякий случай страну.

Приблизительно через год они сидели на балконе частной гостиницы в Абхазии, потягивали чудное местное вино из граненных стаканов, ели виноград и смотрели российское телевидение в виде криминальной хроники. На экране женская голова в погонах и с большими красными губами рассказывала населению о завершении дела, так называемых «мебельных наркодиллеров».  Очень сильно организованная преступная группа наладила поставку наркотиков в Российскую Федерацию через мебельные салоны. Кокаин зашивался в матрацы спального гарнитура «Клеопатра», а героин проходил в деревянных столешницах кухни «Филипп». Затем следовали инсценировки ограбления салонов, гарнитуры исчезали и найти их не представлялось возможным, потому как их просто напросто сжигали, предварительно выпотрошив. Об этом рассказал изменённым голосом затылок оперативника. На скамье подсудимых сидели привычно молчаливые бугаи-грузчики, а защищал их Семен Моисеевич Липшиц, известный в городе и стране адвокат, член коллегий и палат, очень уважаемый человек. Показали даже кусочек интервью с ним. Семен Моисеевич хорошо поставленным голосом поведал, что дело велось с массой нарушений и все собранные доказательства были собраны незаконно, а в конце, прямо глядя в глаза Коле и Ване, он добавил, что защита ищет двух очень важных свидетелей и она их скоро найдет. И он, пользуясь случаем предлагает этим свидетелям появиться самим, или позвонить по указанным телефонам. В таком случае он гарантирует этим свидетелям безопасность и свою защиту, как адвоката. А вот в противном случае ничего не гарантирует.

— Вот ведь падла, а? – сказал Иван.

— Ты все-таки не любишь евреев, Ваня.

— Не начинай, Коля. Мы оба достойны большего, если помнишь. Давай по крайней, сейчас бабы придут.

Бабы были конечно Лена и Маша. Сбежав из города и страны ребята потихоньку вывезли и сестер, и теперь жили-дружили семьями. Они пока не оформили браки, так как все еще прятались от всемогущего Моисеича, но детишек уже зачали и Лена с Машей каждый день в одно и то же время выгуливали свои животы по набережной, пока Коля с Ваней спорили о евреях и русских. В этих спорах в связи с беременностью обеих сестер теперь появились научные и псевдонаучные нюансы. Так Коля, исходя из еврейской теории материнства считал Ваниных будущих детей полноценными евреями, а своих русскими. Ваня же, вполне обосновано утверждал, что гаплогруппа R1-A, и другой расовый ген передаётся по мужской линии и соответственно считал, что его дети будут русскими, а дети Николая евреями.  Бабы в этих спорах не участвовали, справедливо считая, что оно, дай бог, что-нибудь да родится, а там разберемся кто есть кто, и если надо кого обрежем, а кого и покрестим, а коли нет, то и так проживём.

И так они и прожили. Коля не стал юристом, а Ваня не стал филологом. Но жили они в достатке, а их красивые и любящие женщины нарожали им кучу детворы непонятной национальности. Зато веселых и подозрительно сильно находчивых. Как-то уже в школьном возрасте они обнесли мандариновый сад пожилого соседа-абхаза. Были пойманы с поличным, но расписали старику такую тимуровскую версию ограбления, что дед растрогался и дал им еще два арбуза для родителей.

Они и по сей день живут в Абхазии. Потомство их множится, а главы родов все также собираются вместе, пьют вино и после третьего стакана Коля улыбается и спрашивает:

— И чего ты так евреев не любишь, Ваня?!

Это у них уже традиция, как третий тост у моряков – «За тех кто в море».

Иван Жердев


комментариев 11

  1. vlad sigovs

    дружбу между народами в ссср внедрил ленин-сталин,тем самым разорвав русских: женитесь, выходите замуж за кого угодно,особенно за chidi -а нет нельзя:здоровье своё и своего народа беречь надо!анализ крови показывает это….вот пришло время,когда chidi заняли все места в правительстве и чиновничестве ,а русский — раб… своё

  2. Нинон

    Смешно и философски обосновано.
    Эх жизнь наша листянка,
    А ну её в болото!
    Живём мы как поганки,
    А нам летать охота!

  3. Остап

    Опять о вреде пьянства. Не пили бы эти молодые люди так неуёмно, то выучились бы на филолога и юриста. А так стали не пойми кем с кучей детишек в чужой стороне.

  4. Алексей

    Точно «Елена» на Ставропольской?
    Может всё таки «Астарта»? 🙂

  5. Виктор Алексеевич Русаков

    Ученые объявили о том, где находится самая древняя христианская постройка. Что это значит для России?

    Что значит — ПРИНЯЛИ христианство? Следовательно, кто-то им принёс, и может быть насильственно?

    Христианскую парадигму, как религию, впервые излучили семито-иудеи для всего окружающего пространства Аравии и всего Ближнего Востока, но после парадигмы иудаизма, которые во времени разносили по свету мигранты Палестины — АР-семито-хамиты и АРА-бы.

    Но, весь Ближний Восток, вся его чёрная архаика Homo Erectus, была, заметьте, ассимилирована РА-Русами Homo Sapiens в Первый Исход из Гипербореи к теплу, на юг, в эпоху последнего Похолодания.

    Я удивляюсь автору статьи: никаких «аланов» и прочих в Природе не было нет и не будет! Изначальный носитель ДОМЕНА Белой расы — РА-Атлантдертальцы Гипербореи, в последствии — РА-РУСЫ — Люди Разумные — единственные на Планете Земля! Вы не заметили, что автор никак не касается Истории Изначалья Разума Планеты Земля — носителя оного — РУСа Великого пространства Белых Великанов Евразии… Странно! Именно так и фальсифицируется История, господа!

    Итак, этот регион первичен в язычестве Солнцепоклонников Русов. Далее, спустя Три тысячи лет, после Обратного Исхода РА-Русов из Шумера, УР, УРАРТЫ, Хараппы, Вавилона, для восстановления растраченной пассионарности на ассимиляцию семито-хамитов и др. неразумных чёрных прайдов в полосе Средиземноморья, Ближнего Востока, Индостана и ТОР-синатропов, образовались семьи АР, а в перекрёстном покрытии и АРА. Все были язычниками-солце-поклонниками, априори привнесённой с собой Веры РА-Русов Гипербореи.

    Далее, только после Обратного Исхода, оставшиеся новые семьи АР и АРА, в образности будущих АРАбов-«евреев»-идолопоклонников, будущими «евреями» была выдвинута парадигма ИУДАИЗМА, которая пришла в семьи кавказоидов в процессе миграции семито-иудеев на север, к своему ПраОтцу — Русу-РА Белой расы.

    Далее, эти же семито-иудеи, с целью защиты своего религиозного ядра изобрели модель христианства, в которую вовлекли оставшиеся семьи АР-семитов, а для АРА-семитов — магометанство. В такой религиозной последовательности и пошла религиозная миграция на Кавказ и в пространство Евразии, в исконно земли РА-Русов.

    Итак, — правильно — ВОРОТА, но впервые через них прошли РА-Русы и ассимилировали всю местную чёрную архаику «дербента». Вторично они прошли «ворота» при Обратном Исходе к своему Белому Пращуру. А вот значительно позже на Север двинулись мигранты АР/АРА, со своими религиозными моделями. Отсюда на Кавказе и три религии: иудаизм, христианство и магометанство. Если коротко и популярно!

    В.А.
    Сознание определяет бытие!

  6. Виктор Алексеевич Русаков

    P.S.
    — Да, и, не забудьте, господа, что первые семито-хамиты — будущие «евреи», после солнце-поклонничества, стали — идолопоклонниками, т.е. поклонялись «золотому тельцу», а уж потом приняли парадигму религиозного мракобесия — иудаизма. А с миграцией в Евразию и Средиземноморье понесли иудаизм вплоть до Европы, которая началась после наведения порядка Римской Империей якобы в пространстве иудеи… На самом деле в Палестине!

    Так вот, уже в те средние века, семито-хамиты, уже в Европе, т.е АР и АРА-Русы были, представьте себе, — идолопоклонниками, и, никак не хотели принимать иудаизм, а далее христианство от вассалов РА-Русов. И, уже совсем в светлые времена, уже краковские раввины, изобрели модель будущего ЕВРЕЙСТВА, взяв за основу мифологический корень ЕВРопа/ИВР и изобретя новояз ЕВР/ИВРит, чтобы удревнить и обосновать своё право на житие в Европе.

    Вспомните, как их гоняли по Европе, заставляя принимать христианство. А кто не соглашался, с семьями за счёт Великой Империи Иванов вывозили за пределы Европы: Север Африки — Марокко, Палестину и в последнем мероприятии — Америку!

    В.А.
    Сознание определяет бытие!

  7. Виктор Алексеевич Русаков

    Закон Дубровского: —

    Сознание, а также его «продукт», именуемый мыслью, безусловно первичны, вплоть до того, что здесь не требуется никаких особых доказательств, ни логических, ни математических, ни экспериментальных, никаких вообще. Более того, как сознание, так и мысль безусловно материальны, однако в силу своего метафизического характера, первичны и материальны исключительно по своим проявлениям, они же следствия, в физическом мире. Механизм прост: сознание человека рождает мысль, которая, в свою очередь, является побудительным мотивом для действий в материальном мире, в том числе и по организации своего бытия. Круг замыкается, из чего следует безусловная вторичность бытия.

    Сознание определяет бытие!

  8. Вячеслав

    Классно изложено. Очень смеялся. Над собой.

  9. Слесарь-гинеколог Вася

    Тема ,,,ай гоу то хайфа
    Когда ,что-то у кого-то сдирают ,это плагитат ,можно и в ухо ,задней левой пяткой !

  10. Мышлаковский Берд Азимович

    Трансгенная теория происхождения видов

  11. Лев

    Нормальное развитие «Бесед при ясной луне» Макарыча. Неужели виток спирали эволюции всего полвека?

НАПИСАТЬ КОММЕНТАРИЙ

Ваш email адрес не публикуется. Обязательные поля помечены *

Копирайт

© 2011 - 2016 Журнал Клаузура | 18+
Любое копирование материалов только с письменного разрешения редакции

Регистрация

Зарегистрирован в РОСКОМНАДЗОР
Рег. № Эл ФС 77 — 46276 от 24.08.2011
Рег. № ПИ № ФС 77 — 46506 от 09.09.2011

Связь

Главный редактор - Дмитрий Плынов
e-mail: text@klauzura.ru
тел. (495) 726-25-04

Статистика

Яндекс.Метрика