Четверг, 17.10.2019
Журнал Клаузура

Рассказ психолога: Иллюзия

Человек так устроен, что каждый из нас искажает реальность, не видя, что в действительности происходит, мы склонны к построению предположений, к заключению ложных выводов, к иллюзиям, удобным и понятным нам.

Изредка меня зовут в небольшой банк для психологических консультаций сотрудников. Приходя туда, я периодически пересекалась с одним работником из юридического отдела. Он любезно открывал мне дверь, или помогал найти ключ от нужного кабинета. Мы не были с ним знакомы. Он и не предполагал кто я, чем занимаюсь.

Молодой человек, назовем его Юрием, не обладал яркой внешностью, неуверенный в себе, забитый, встречая меня он улыбался, смотря исподлобья. В его взгляде читалась катастрофическая боль, невероятная тоска…

Руководителем у него была очень сильная, властная женщина, одинокая и непривлекательная. Лишний вес мешал ей проявить свою женственность, однако в юридических вопросах она была монстром! Равных ей не было. Она загрызет любого, кто попадётся ей на пути. Неустроенность в личной жизни, привела к тому, что она возненавидела всех мужчин. Неухоженная, плохо одетая, она круглыми сутками погружалась в работу, поставив крест на своем личном счастье (мечта любого работодателя).

Проходя мимо их кабинета, я неоднократно слышала, как она кричит и унижает его.  Повышение голоса на подчиненных было для нее нормой. Но он… являлся для нее «мальчиком для битья». Весь мужской род сконцентрировался для Людмилы Сергеевны в этом маленьком, забитом человеке и всю ненависть она вымещала на Юрии. Он старался, как мог, но вместо похвалы он слышал от нее лишь упреки.

Каждодневная психологическая порка стала нормой в их отделе. Юра был сломлен, как я говорю «психологически кастрирован».

Людмила Сергеевна мечтала возглавить юридическое подразделение в этом банке, но к сожалению, очень плохо работала в команде, не умея делегировать полномочия, все брала на себя. Плохо коммуницировала с подчиненными, не допускала в юротдел достойных коллег. Она хотела на свое место начальника отдела рекомендовать Юрия, хотя… Может это было и не совсем так.

Придя в понедельник к председателю правления банка, она практически с порога заявила о своем намерении занять вакантную должность, но председатель ей отказал. У него на то было масса причин, но не будем об этом.

После этого разговора, она вернулась на свое рабочее место и выместила всю злобу на Юрии, сказав ему, что из-за него такого никчёмного она не может возглавить подразделение, что ей не на кого оставить отдел.  Она в очередной раз проехалась по нему… Он смотрел на нее и не возражал, принимая все, как должное.

Руководитель банка решил, что пришло время поговорить с Юрием.

Юра был очень структурным, ответственным работником и потерять его никто не хотел. Работал он в банке пятый год. Молодой и перспективный, он отлично зарекомендовал себя в решении текущих задач. Его опыт, квалификация и навыки были востребованы в банке, а его покладистость и бесконфликтность, положительно отличала от других.

Обсуждая сложившуюся ситуации, мы предположили, что он не может далее продолжать работать в отделе с Людмилой Сергеевной. Что велика вероятность его ухода из данного банка.  Что пришло время перевести Юру в другой отдел, где он сможет реализовать свой потенциал, профессионально раскрыться. Моя задача была понять, что он хочет, какие проблемы в работе ему мешают, как складываются отношения в отделе и чем я могу ему помочь. Конечно, мы были уверены, что основная его проблема – Людмила Сергеевна.

Юрия вызвали в кабинет председателя правления банка. Он пришел, держа в руках блокнот и ручку, готовый к исполнению поручений…

Аккуратно одетый, худой, не много сгорбленный он смотрел на нас снизу-вверх, готовый к любой работе.

Меня представили, и мы ушли в переговорную. Он был растерян. Юра совсем не ожидал, что будет разговаривать с психологом. Этот маленький человек был готов к чему угодно, но только не к этому. Он смотрел на меня, как всегда улыбаясь, весь скукоженный и зажатый.

Первый его вопрос был следующий: «Меня хотят уволить?», он опустил глаза и продолжил: «Я готов».

— Совсем нет, ответила я.

Я рассказала ему, что руководство замечает, как хорошо он работает. Что никто не планирует его увольнять, что об этом и речи нет. Что его очень ценят и хотят создать максимально комфортные условия.

Он мне не поверил…

Я ему сказала, что чувствую боль, которая исходит от него, но не понимаю с чем она связана.

Он рассказал мне, что женат. Жена его сейчас в декрете и что основным кормильцем является он. Сравнительно недавно они купили квартиру и все деньги, которые он зарабатывает, Юра отдает за ипотеку. На текущие расходы средства выделяет теща, считая его несостоятельным. Ведь он не может содержать свою семью сам. Его теща, которая проживала с ними, не упускала возможности пнуть его. Изначально они жили в ее двухкомнатной квартире, по вечерам пили пиво и играли в шахматы, вспоминая это на лице у него появилась улыбка. Всем было очень хорошо и весело, рассказывал он. Но семья увеличилась, появился малыш и Юра предложил домочадцам расширить жилплощадь. Они продали такую родную «двушку», в которой выросла его жена, и купили трехкомнатную квартиру. Он рассчитывал, что ему поможет отец. Но тут случилось непредвиденное.  Его папа умирает вследствие инфаркта, и все на что рассчитывал Юрий подверглось наследованию другими членами семьи.

Теща у него работает в правительстве и занимает значимую должность, с хорошим окладом. Однако считает, что молодые должны сами справляться с трудностями. И так она пошла им навстречу и продала свою любимую, такую родную квартиру, в которой прожила большую часть своей жизни, где появилась ее дочь, где был ее муж, где прошла ее молодость… И сделала это она потому, что так хотел Юра: «Тесно ему видите ли было…». И теперь он был виновата во всем. Это он ее лишил воспоминаний, квартиры, счастья и всего остального.

Достаточно часто Юра ругается с женой, и причин для этого, как Вы понимаете, было масса. Незаконченный ремонт, отсутствие денег, недовольная мама, невозможность поехать на море и многое другое.

Юра предложил купить отдельную квартиру и теще, что они и сделали, затянув удавку на его шее. Денег и так катастрофически не хватало. Теща сказала: «твое решение – твоя ответственность, плати…».

И он платил, не отказываясь ни от какой работы. Хватаясь за все.

Юра нечеловечески уставал, но дома он пытался улыбаться и терпеть.

Но его боль была явно не об этом. И слушая его рассказ, я понимала, что он меня уводит не в ту сторону.

Я сказала ему о своих ощущениях. Юра опустил глаза.

Я попросила рассказать его об отце. Он посмотрел на меня, и я увидела слезы.

Отца Юрий любил и не мог принять боль, связанную с его смертью. Папа был самым близким человеком в его жизни, тем кто вырастил его, кто был рядом. Отец помогал ему во всем, поддерживал его, понимал с полуслова. С самого детства этот человек играл основную роль в жизни Юрия: рыбалка, велосипед, мужские разговоры.

И тут внезапная смерть, к которой никто не был готов. Да, он похоронил отца… Но было настолько больно, что Юра решил жить дальше так, как будто ничего не случилось. Он решил, что если будет улыбаться, то никто не заметит его душевной, раздирающей боли, которая разливалась по его телу огромным черным пятном, проникая в каждой уголок его души и тела. Он пытался одевать маску счастливого человека, но через нее проступало изуродованное болью лицо. Он не с кем не говорил об этом. Кому нужны его проблемы?

Убегая от разрешения данной ситуации, он привлек в свою жизнь массу трудностей, в большинстве своем искусственных и только для того, чтобы не чувствовать этой адской боли. У него болело сердце и душа, но он так и не нашел в себе сил согласиться на помощь, которую я ему предлагала. Он жил в заблуждении, что только так и можно, что другой жизни быть уже не может. Он не осознавал, что это только иллюзия, которую он воссоздал, привлекая в свою жизнь описанные выше события.

Его состояние «побитой собаки» притягивало других, не пройти мимо и пнуть. Ударить как можно больнее и ощутимее. Что парадоксально, в его рассказе и слова не было про Людмилу Сергеевну. Это была наша иллюзия, не относящаяся к действительности.

Как часто мы ошибаемся, подтасовывая факты понятным нам образом. Действительность может сильно отличаться от увиденного и услышанного нами. Мы не можем видеть мир без собственных искажений – вот о чем никогда не стоит забывать…

Татьяна Шкляр


НАПИСАТЬ КОММЕНТАРИЙ

Ваш email адрес не публикуется. Обязательные поля помечены *

Копирайт

© 2011 - 2016 Журнал Клаузура | 18+
Любое копирование материалов только с письменного разрешения редакции

Регистрация

Зарегистрирован в РОСКОМНАДЗОР
Рег. № Эл ФС 77 — 46276 от 24.08.2011
Рег. № ПИ № ФС 77 — 46506 от 09.09.2011

Связь

Главный редактор - Дмитрий Плынов
e-mail: text@klauzura.ru
тел. (495) 726-25-04

Статистика

Яндекс.Метрика