Воскресенье, 15.12.2019
Журнал Клаузура

Александр Ралот. «По должности положена девушка». Рассказ

Восьмидесятые годы прошлого века. Одно из республиканских министерств Советской Союзной республики Средней Азии.

Номенклатура!!!- Именно так с тремя восклицательными знаками. Если в неё приняли, всё! Считай жизнь удалась. Что бы ты не натворил на руководящем посту, тебя с треском не выгонят, а тихо и незаметно пересадят в другое не менее начальственное кресло. Потому, что ты свой! (Можно сказать, из одной стаи!)

***

Акмала Каримовича-директора одного из периферийных предприятий срочно вызвали на коллегию министерства. Выслушали доклад и постановили- «С должности немедленно снять! Дабы он ещё чего…». Обычная, в таких случаях формулировка. В самом деле не передавать же материалы в правоохранительные органы. Оставили служить, здесь же. В министерстве. Вроде бы, человек ушёл на повышение, в столицу республики.

Пусть посидит пока в «ведущих инженерах». Осознает, одумается. И больше так не будет. А глядишь через полгодика Управление кадров подыщет для него тёплое руководящее кресло. Потому как он человек проверенный, номенклатурный.

***

На новое место работы Каримович приходил вовремя. Кивал простым (не ведущим) инженерам. Протискивался в свой, персональный закуток. Доставал из кармана свежие газеты и затихал до обеда.

Начальник управления его не тревожил. Себе дороже. Мало ли кем могут назначить временного подчинённого.

***

Меж тем, откуда-то из далёкой Москвы в республиканское министерство спустили «циркуляр». — «Личный штат аппарата сократить на … процентов. Дабы сэкономить фонд заработной платы на … %.

Поскольку подобные приказы спускались сверху с завидным постоянством, то местное руководство к ним привыкло. И выполнило в указанный срок. Быстренько создало подведомственную лабораторию и перевело туда нужное количество сокращаемых. Не забыв при этом компенсировать потерю министерских корочек небольшой прибавкой к зарплате.

***

Если вы думаете, что основная задача сотрудника нашего ведомства среднего звена заключается в составлении всякого рода отчётов и графиков, для вышестоящего начальства, то это далеко не так. Изнурительные, многодневные командировки в самые отдалённые уголки республики. Работа с машинами и механизмами по двенадцать часов в сутки, без выходных и праздников вполне обыденное дело. План, есть план. И положенное количество продукции должно быть произведено и отгружено, согласно выписанным накладным.

За каждым специалистом управления, был закреплён один или несколько комбинатов. И срыв плана, в первую очередь, спрашивали с него, а не с местного (номенклатурного) директора.

***

Мне досталось большое предприятие, расположенное на границе знаменитых Кызыл-Кумов. В помощь выделили стайку девушек из лаборатории. (тех самых, которых сократили из министерства).

В республике началась хлопковая страда. Всё взрослое и не очень население добровольно-принудительно отправлялось в поля. А их кормить надо. Чем? Да лепёшками конечно же! А чтобы их испечь нужна мука. Значит вверенный мне комбинат хлебопродуктов должен «выдавать на-гора» этот продукт, трёх сортов, без перебоев и как можно больше. Что такое КЗОТ на комбинате давно забыли или не знали вовсе. «Пахать», то бишь трудиться приходилось посменно, часов по двенадцать, а то и по более. Но! Да здравствует «великий закон чинопочитания!» Каждому командированному предоставлялось жильё, в строгом соответствии с занимаемой должностью. Девочкам из лаборатории, койка в комнате на шестнадцать мест. А мне как сотруднику аппарата полагалась отдельная кровать в номере на двоих, но с кондиционером.

***

— Саш, у тебя же одна койка пустует? — Обратилась ко мне бойкая лаборантка Тоня.

— Да. — Ответил я. Не понимая, к чему этот вопрос.

— Мы же с тобой в разные смены работаем, так?

— Ну.

— Что значит, ну! Свадьба у меня, сразу после хлопковой компании!

— Поздравляю. Надеюсь, пригласишь?

— Непременно.

— Только причём здесь кровать в моём номере?

— Ну ты непонятливый. Всё тебе объяснять надо. Разжевать?

Я кивнул соглашаясь. И не мигая смотрел на коллегу.

— Нам здесь ещё не менее месяца вкалывать, так?

— Допустим.

— А как я, по твоему буду выглядеть, к концу командировки, живя в общаге, да и ещё и в комнате без «кондюка»? Половина девчонок в одну смену «пашет», половина в другую. Выспаться совершенно невозможно. Я уже не говорю, об общедоступных средствах гигиены.

— И ты, наглым образом, хочешь нарушить субординацию и перебраться ко мне?

— Наконец-то. Догадался. Хвала небесам. Я же невеста! Не уж то, не понятно! И мне на свадьбе положено быть самой обаятельной и привлекательной!

— А как же жених? Он мне того, не наваляет, по приезду?

— Не боись! Я с ним уже всё обговорила. Так сказать, обрисовала ситуацию. Он в тебе уверен.

— Спа-си-бо за до-ве-рие. — Выдавил я.

— Да мы с тобой и видеться толком не будем. Тебя днём нет, меня ночью. К тому же я себя блюду. Всё чем природа наделила, только для суженного.

Я набрал полные лёгкие воздуха, чтобы отказать подчинённой, в самой категорической форме. Но, в столовую ворвался запыхавшийся рабочий, бесцеремонно схватил меня за рукав и поволок к выходу. Это значило только одно. На старенькой мельнице случилось очередное ЧП и моё присутствие там крайне необходимо!

***

В этот день судьба решила добить меня окончательно. В административном корпусе расписался за телефонограмму из министерства.

— «На комбинате начинает работу чрезвычайная комиссия по выявлению родственных связей! Необходимо в отделе кадров выявить явных и скрытых родственников, работающих в подчинении друг друга. И незамедлительно подготовить приказ об увольнении. В состав комиссии так же включён Акмал Каримович.

— «Ну хоть в этом повезло. Поселят его в моей «коморке». И проблема с Антониной разрешиться сама собой.»- пронеслось у меня в голове. — «Хорошо, если бы, не храпел, во сне».

Однако не тут-то было. Номенклатура, она и в Кызыл-кумах-номенклатура. Бывшего директора руководство комбината разместило в соответствии с его прошлым статусом.

А моё лежбище, вечером того же дня, украсили несметные количества баночек с духами, кремами и прочей «совершенно ненужной» ерундой.

Пять дней спустя

Еле волоча ноги после изнурительной смены, я почти на ощупь (глаза закрывались несмотря на то, что тело всё ещё пребывало в вертикальном положении.) пробирался к своей заветной койке. Но без душа от мучной пыли не избавиться. Пришлось топать в конец здания, где размещались вожделенные предметы современной цивилизации.

— Александр! Здравствуй! — окликнул меня Акмал Каримович.

— Доброго дня-еле слышно буркнул я.- Практически засыпая на ходу. Аки лошадь.

— Я тут углядел, что из твоего номера девушка выходила. Прехорошенькая. Это как объяснить? Аморалка или у вас всё по серьёзному?

Сон пропал. Мгновенно родился оригинальный (на мой взгляд) ответ. (Пожалел о нём. Но как говорится, сказанное слово назад не вернёшь!)

— Мы в командировках дней тридцать, а то и по более пребываем. Вот начальство и решило. Здоровье ведущего состава надо беречь. Опять же, дабы исключить физический контакт с местными особями женского пола.

Акмал Каримович кивнул соглашаясь. Мой ответ его полностью удовлетворил.

— «Если вздумает рассказать о нашем разговоре в министерстве, его просто засмеют»- подумал я и шагнул под бодрящие струи душа. Вода в пустыне, скажу я вам, это нечто! Был бы поэтом, посвятил бы ей целую поэму.

Два месяца спустя

Отшумела, Тонина, комсомольская свадьба. Отныне я с молодым супругом-кунаки!

***

Жизнь в министерстве текла своим чередом. Нового директорского кресла для Акмала Каримовича всё ещё не сыскали. И начальник управления чаще стал привлекать ведущего инженера к рутинной командировочной работе.

— Поедите на пару недель в Хиву. Там комплексная ревизия. В помощь сотрудникам контрольного управления. На сколько я помню, бумаги, это как раз по вашей части.

Опальный директор нехотя отложил очередную газету. Поднялся. — А что больше некому?

— Увы нет. Все в разъезде. К тому же они специалисты несколько иного профиля. — В голосе шефа появились угрожающие нотки.

— А с лаборатории кого дадите. Хотелось бы по моложе. Посвежее.

— Что значит по свежее?

— Но ведь я на целых две недели уезжаю. Как же без женщины? Мне положено по статусу, как Александру.

***

Секретарша директора комбината разыскала меня на мельнице и смущаясь вручила телефонограмму от шефа.

«По приезду, немедленно ко мне! С подробным докладом, что тебе, НАХАЛУ по статусу положено!»

Александр Ралот


комментария 3

  1. Акмал Каримович

    Хлопковая не «компания», а «кампания»

  2. Бука

    ПоедИте на пару недель… испортило всё впечатление

  3. Геннадий

    Не уж то — пишется слитно НЕУЖТО — наречие!

НАПИСАТЬ КОММЕНТАРИЙ

Ваш email адрес не публикуется. Обязательные поля помечены *

Копирайт

© 2011 - 2016 Журнал Клаузура | 18+
Любое копирование материалов только с письменного разрешения редакции

Регистрация

Зарегистрирован в РОСКОМНАДЗОР
Рег. № Эл ФС 77 — 46276 от 24.08.2011
Рег. № ПИ № ФС 77 — 46506 от 09.09.2011

Связь

Главный редактор - Дмитрий Плынов
e-mail: text@klauzura.ru
тел. (495) 726-25-04

Статистика

Яндекс.Метрика