Воскресенье, 23.02.2020
Журнал Клаузура

О новом Законе о культуре

Комитет по культуре ВРНС

(23 сентября 2019г.)

Слово о Законе о культуре

постоянного члена Президиума ВРНС и Патриаршего Совета по культуре, Первого заместителя Председателя Общественного Совета при Министерстве культуры Российской Федерации, Сопредседателя Общественной Палаты Союзного государства, Председателя Славянского творческого союза, Президента Международного Кинофорума «Золотой Витязь», члена рабочей группы по культуре Госсовета РФ, члена штаба Общероссийского народного фронта МО, Народного артиста России Н.П.Бурляева.

(Основные положения Слова озвучены на заседаниях рабочей группы по культуре Госсовета РФ, на Общественном Совете при Минкультуры РФ и  ОНФ МО в апреле-мае 2019 года).

Работая в сфере культуры на протяжении 60 лет, занимаясь профессиональным кинематографом, театром, литературой я не могу быть безразличен к вопросу, в каком направлении будет развиваться культура моей страны.

Мы стоим на пороге принятия судьбоносного Закона о культуре. Вышедший из недр Администрации Президента, без указания имени автора, проект концепции Закона о культуре обсуждается уже почти год. Либеральная интеллигенция, поклонники вседозволенности с радостью принимают этот проект, деятели культуры, озабоченные вопросом о будущем культуры своей Родины встревожены теми минами, которые анонимный автор проекта заложил в свой документ.

ВРНС и православная общественность не раз подвигали руководство страны к решению судьбоносных для России задач. Напомню о том, что появлению исторического Указа Президента «Об основах государственной культурной политики», предшествовали полтора десятилетия акцентирования нами мысли о необходимости выработки Указа Президента и стратегии государственной культурной политики. Именно обращение Святейшего Патриарха Кирилла к Президенту страны в начале 2014 года во многом способствовало  подписанию Указа Президента «Об основах государственной культурной политики» и принятию Правительством Стратеги государственной культурной политики.

Грядущий Закон о культуре должен сформулировать само понятие «культура». Начинаться Закон должен с идейного посыла, определяющего все последующие его положения:

«ЗАКОН О КУЛЬТУРЕ ПРИЗВАН СЛУЖИТЬ СОХРАНЕНИЮ И РАЗВИТИЮ ТРАДИЦИОННЫХ ДУХОВНО-НРАВСТВЕННЫХ ОСНОВ ГОСУДАРСТВА И ВОЗВЫШЕНИЮ ДУШИ ГРАЖДАН РОССИЙСКОЙ ФЕДЕРАЦИИ».

Будущий  Закон о культуре должен базироваться на двух краеугольных документах: на Указе Президента «Об основах государственной культурной политики» и на «Концепции национальной безопасности», утверждающей, что КУЛЬТУРА – ЕСТЬ ВАЖНЕЙШАЯ СОСТАВЛЯЮЩАЯ НАЦИОНАЛЬНОЙ БЕЗОПАСНОСТИ ГОСУДАРСТВА.

В предложенной неизвестными нам авторами Концепции проекта Закона о культуре существует главное противоречие: признавая значимость для будущего Закона о культуре Указа Президента об «Основах государственной культурной политики», Концепция полностью снимает ответственность государственной власти за исполнение самого Закона.

Ныне действующие «Основы законодательства Российской Федерации о культуре» были утверждены Б.Ельциным в 1992 году. Главной целью данного либерального законодательства было полное исключение идеологического воздействия на культурные процессы. За властью оставили единственную обязанность — «обеспечение прав и свобод творцов».

Права и свободы государство старательно обеспечивает и по сей день, полностью освободив от ответственности и творцов, и само государство… Предложенный проект Концепции «Закона о культуре» красной нитью проводит мысль о невмешательстве государства в творческую деятельность, о «…снижении уровня непосредственного участия государственного бюрократического аппарата в решении вопросов содержания культурной деятельности, что в значительной степени снимет тему возрождения цензуры…»  «…Государственный заказ не может содержать ограничения, связанные с политическими взглядами авторов, с интерпретацией ими исторических либо современных событий…»  

Продекларировав это в Законе о культуре, государство вновь выразит поддержку либеральному принципу: «пусть цветут все цветы», что позволит и впредь расцветать сорнякам русофобии, анти-историзма и патологической нетрадиционности.

В Концепции говорится:

«…Органы власти и управления не имеют права вмешиваться в творческую деятельность, либо в содержание профессиональной культурной деятельности ни в форме указаний, приказов и требований, ни в форме принятия кадровых решений…»

Возникает вопрос – кто же, в таком случае, будет осуществлять контроль за исполнением Указа Президента «Об основах государственной культурной политики» и «Закона о культуре»? Если главному федеральному ведомству – Министерству культуры Российской Федерации будет вновь законодательно запрещено «вмешиваться в содержание творческой деятельности», тогда останется лишь один единственный, ныне существующий, легитимный орган – Общественный Совет при Минкультуры, которому по Положению предписано осуществлять контроль за работой Министерства и быть мостом между гражданским обществом и властью. Ведь именно Общественный Совет при Минкультуры смог высказать компетентную оценку провокационной постановки Новосибирского «Тангейзера», на деле продемонстрировав модель общественного контроля, позволившего Министру культуры, в след за оценкой Общественного Совета, принять правильное «кадровое решение» — отставку директора театра..

В предложенной Концепции разумно подчёркивается: «Полноценное культурное развитие страны возможно только при всестороннем взаимодействии общества и государства». Принцип этого взаимодействия должен быть чётко сформулирован в «Законе о культуре» – укреплением института гражданского контроля со стороны Общественного Совета Минкультуры и прочих творческих и общественных организаций культуры, опирающихся на компетентную экспертную оценку.

Концепция справедливо предлагает выделить в отдельный подвид т.н. «современное», «актуальное» искусство. В связи с этим хочу напомнить мудрое высказывание выдающегося Русского художника Ивана Крамскова: «Нет такого понятия современное искусство. Искусство или есть, или его нет.» История мировой культуры давно доказала, что т.н. «современное искусство», в большинстве своём, служит духовной деградации человека. Положение Концепции о «современном, актуальном искусстве» следует сформулировать в Законе так, чтобы была исключена порочная практика господдержки «инсталляций», типа изображения фаллоса на Санкт-Петербургском мосту, недопустимость хулиганских «перформанцев» голых особей в Третьяковской галерее, прибивания генеталий на Красной площади, поджогов государственных учреждений и беснований в храмах очередных «пуси-райт»…

Проект Концепции положительно отзывается о рыночной «оптимизации» культурных учреждений, о их «реорганизации и ликвидации, назначении и увольнении руководителей учреждений культуры». Практика показала, что рыночная «реорганизация, оптимизация, ликвидация и увольнение руководителей» часто является смертным приговором подлинной, традиционной культуре. Пример: реорганизация театров Гоголя, Станиславского, «Таганки» и недавняя ликвидация Государственного Академического Русского концертного оркестра «Боян», под руководством обладателя Золотой медали им. Г.В.Свиридова «За выдающийся вклад в музыкальную культуру», Народного артиста СССР, профессора, А.И.Полетаева. Этот Оркестр, имевший свои полувековые традиции, недавно был уничтожен Министерством культуры, не внявшим требованиям ни Общественного Совета и ни Президента страны, просившим Минкультуры «о сохранении и поддержке» этого оркестра.

В Концепции абсолютно верно говорится:

«Законодательство о культуре должно строиться на понимании особой миссии культуры, не сводимой к рыночным механизмам».

Россия должна, наконец, законодательно признать то, что культура и рынок – понятия не совместимые. Необходимо сформулировать в «Законе о культуре» эту важнейшую мысль, установку на выведение из «рынка» культуры, поддерживаемой государством. Целесообразно закрепить в Законе неуклонное увеличение бюджетной строки на культуру. Бюджет Министерства культуры Российской Федерации должен со временем встать вровень с бюджетом Министерства обороны, ибо культура – есть главная оборона — оборона души нации. Потеряем душу – потеряем государство.

Концепция с тревогой утверждает:

«…Повсеместно бытует представление о праве чиновника диктовать условия и содержание творческого, культурного процесса».

Это утверждение голословно, оно не подтверждается реальностью: никакого «повсеместного диктата» чиновников, испуганных угрозой цензуры, ныне – не существует.

Коснёмся и столь пугающего, понятия — «цензура». Греческое слово «censura» переводится, как – «строгое суждение, взыскательная критика». Разве «строгое суждение» государства в вопросе формирования грядущих поколений является чем-то незаконным?

Вот, например, как относился к цензуре, А.С.Пушкин:

«Я убежден в необходимости цензуры в образованном нравственно и христианском обществе, под какими бы законами и правлением оно бы ни находилось… …Нравственность (как и религия) должна быть уважаема писателем. Безнравственные книги суть те, которые потрясают первые основания гражданского общества, те, которые проповедают разврат, рассеивают личную клевету, или кои целию имеют распаление чувственности приапическими изображениями… Разве речь и рукопись не подлежат закону? Всякое правительство в праве не позволять проповедовать на площадях, что кому в голову придёт, и может остановить раздачу рукописи… …Законы противу злоупотреблений книгопечатания не достигают цели закона: не предупреждают зла, редко его пресекая. Одна цензура может исполнить то и другое.»

В грядущем Законе о культуре необходимо сформулировать следующие положения:

  • поэтапное выведение государственной культуры из рынка;

  • последовательное увеличении финансирования отрасли культуры;

  • увеличении ответственности Министерства культуры Российской Федерации и Общественного Совета при Минкультуры за исполнение «Основ государственной культурной политики» и «Закона о культуре»;

  • сохранение и развитие традиционного искусства: репертуарного театра, кинематографа, музыки, живописи, литературы и народных промыслов;

  • назначение на руководящие должности в Минкультуры и во всех государственных творческих коллективах специалистов с высшим профильным образованием;

  • восстановление руководящей роли главных режиссёров, дирижёров и художественных руководителей творческих коллективов, специалистов с высшим профильным образованием и опытом работы;

  • исключение деструктивной практики внедрения в творческие коллективы т. н. «эффективных менеджеров» с правом решающего голоса;

  • введение в творческих коллективах Российской Федерации института общественных и художественных советов;

  • усиление роли Государственного заказа;

  • непременное условие поддержки Фондом кино, Департаментом кинематографии Минкультуры, и прочими государственными учреждениями культуры социально-значимых проектов;

  • необходимость воссоздания и поддержки Государственной киностудии детских и юношеских фильмов и системного производства фильмов, спектаклей и прочих произведений для детей и подростков, на основах Государственной культурной политики.

Справедливы слова Концепции, призывающие к:

«Передаче новым поколениям присущей российской цивилизации системы ценностей, понятия о морали и нравственности. Воспитание поколений, способных обеспечить будущее величие и силу России».

Выдающиеся люди, жившие в разные века, в разных странах, многие мыслители и писатели, и даже прорицатели – Настрадамус, Кейси и Ванга утверждали:  «Спасение России – есть спасение мира. Гибель России – есть гибель Мира».

Приняв позитивный, ответственный за результаты, духовно-нравственный Закон о культуре и контролируя его исполнение, оберегая духовную экологию нашей страны, Россия сможет не погибнуть сама и, возможно, станет примером для человечества.

Материал для публикации предоставила

Галина Барышникова,

член-корреспондент РАЕН,

куратор XXVIII Международных Рождественских чтений – 2020,

секция «Православие. Воспитание. Театр»


1 комментарий

  1. Byuf

    Спасибо Галине Барышниковой за очень важный материал , в котором обсуждаются вопросы О новом законе о культуре с существенными поправками Николая Бурляева… Нельзя такие документы оставлять без внимания общественности. Традиционная русская культура всегда отличалась высокой духовностью, а русская классическая литература воспитывала нравственность и учила добру… Этой традиции должны следовать и театры, «оберегая духовную экологию» нашего народа.

НАПИСАТЬ КОММЕНТАРИЙ

Ваш email адрес не публикуется. Обязательные поля помечены *

Копирайт

© 2011 - 2016 Журнал Клаузура | 18+
Любое копирование материалов только с письменного разрешения редакции

Регистрация

Зарегистрирован в РОСКОМНАДЗОР
Рег. № Эл ФС 77 — 46276 от 24.08.2011
Рег. № ПИ № ФС 77 — 46506 от 09.09.2011

Связь

Главный редактор - Дмитрий Плынов
e-mail: text@klauzura.ru
тел. (495) 726-25-04

Статистика

Яндекс.Метрика