Суббота, 04.07.2020
Журнал Клаузура

«В эпицентре, на грани столетий…». Памяти поэтессы Людмилы Косаревой

Она не дожила до своего семидесятилетия всего несколько дней. Всего несколько дней отделили две судьбоносные даты – дату рождения и смерти. Помнится, она звонила мне по поводу юбилейного творческого выступления, к которому она готовила и который хотела провести в знаменитой литературной гостиной Библиотеки Автограда. Думаешь об этом и понимаешь, как хрупка душа человека, которую не зря часто сравнивают с бабочкой, и как она вольна в любой момент покинуть тело человеческое:

Век бабочки – минутный перелет

Из ночи в ночь, но этого не мало:

О, сколько удивительных красот

Она при жизни в мире увидала!..»

Мы познакомились с Людмилой Вениаминовной в очередной мой приезд к своему другу, известному тольяттинскому поэту Виталию Сивякову. Квартира Сивякова на улице Баумана многие годы была центром литературного притяжения Толятти. Там всегда было многолюдно и шумно. Там знакомились друг с другом интересные люди. Там рассказывали интересные случаи из писательской жизни и, конечно, читали стихи.

Поэт читал свои стихи.

Внимали искренно им люди.

Мы тех мгновений не забудем,

Когда поэт читал стихи.

Он шел по жизни и летел,

Своими чувствами тревожа,

Строфой правдивой с искрой божьей…

Признание – его удел!

Он жил с распахнутой душой –

И слово исповедь рождало.

Он не искал дорогой славы –

Был настоящий он. Большой.

Он сердцем жил, ведь он поэт,

В нем бились гнев и состраданье,

Любовь к земле и покаянье…

В поэзии живой их свет…

Вот как увидела эти встречи Людмила Косарева, которая частенько была в числе приглашенных. Мне сразу душевно глянулись стихи Людмилы Вениаминовны, это были именно стихи поэтессы с Волги – распевные, душевные, раздольные… В дальнейшем мы с ней не раз встречались в литературной гостиной библиотеки Автограда. И я всегда отмечал ту скромность, душевность, простоту, что  покорили меня при первом знакомстве.

Людмила не раз порывалась почитать мне свои стихи побольше, видимо, найдя в моем лице благодарного слушателя, за что я ей тоже благодарен. Но дела житейские и семейные всегда призывали эту скромную несуетную женщину к себе. Позже я узнал о нелегких обстоятельсвах ее жизни.

Листва закружилась, лучами палима,

Летя в пируэтах к земле,

В садах наших – август. Дух Спаса незримый.

И с яблонь плоды – на столе.

Так было давно. Когда жизнь начиналась,

Суля нам погожие дни.

Мгновений тех меньше теперь нам осталось,

Но тем и дороже они!

И высветит память лучом невесомо

Сиянье рассветов и звезд,

И легкие звуки родимого дома,

И в жизнь перекинутый мост…

Вот что вспоминает о Людмиле Вениаминовне Косаревой известная тольяттинская поэтесса Юлия Шевцова:

«Я близко познакомилась с Людой, когда она работала в нашей библиотеки на телевидении… Когда она переехала в  Тольятти, продолжала служить в библиотеках АвтоВАЗа, Академии Управления, на телевидении. Очень много читала, с детства писала стихи, рисовала к ним иллюстрации… Тогда я посоветовала Людмиле собрать все лучшее, что ею написано, помогла ей составить сборник стихов «Свет души оберегая стихами», который увидел свет в 2010 году. В 2011 году Косарева издала книгу стихов для детей «Что ты хочешь – выбирай» со своими рисунками…»

Уроженка города Чапаевск, что лежит между Тольятти и Пестравкой, Людмила Косарева закончила престижный Московский государственный институт культуры. Работала в библиотеках Дома культуры им.Горького и имени Чапаева. Точнее даже не работала – служила книге! Однако давно замечено, что у красивых умных женщин далеко не всегда гладенько, без сучка и задоринки, складывается судьба. У Людмилы Вениаминовны рано умер муж, и осталась она одна поднимать двоих сыновей. И все бы ничего, мальчишки росли хорошими людьми, да вот новая напасть приключилась  – был жестоко избит ее младший сын Константин. Нанесенные травмы со временем сказались на памяти сына, с годами болезнь прогрессировала. Жизнь Людмилы Вениаминовны стала чередой розысков потерявшего память сына, когда он, случалось, выходил из дома. И, конечно, вечная тревога за сына. Благо друзья, соседи понимали ее материнскую беду и помогали, чем могли … В такой непростой ситуации золотая память детства становится неким оберегом, чтобы не допустить в душу отчаяние и уныние:

В природе идет все своим чередом,

И осень теряет листву не от скуки.

Когда-то пустеет родительский дом,

Что был душегрейкой и детям, и внукам.

Бессмертен в душе ты, родительский дом!

Манишь нас к себе ты теплом, а не златом.

Сердечно, разумно растил нас, добром,

И памятью детства мы в жизни богаты.

…Все меньше любимых и тех, кто любил.

Дышать бы любовью, беречь те года.

Родительский дом, ты по-прежнему мил,

И солнышко детства в душе навсегда!

Однако жизненные неурядицы не помешали Людмиле Вениаминовне написать и подготовить к своему 70-летию новый сборник стихов… Смерть решила поставить точку в творческой биографии поэтессы. Но провидение в лице старшего сыны Андрея решило иначе, и как поется в песне: «А точка усмехнулась и стала запятой». Стихи поэтессы пришли к читателю несмотря на смерть автора. В 2019 году вышел посмертный сборник стихотворений Людмилы Косаревой в санкт-петербургском издательстве «Астерион». Красивый достойный сборник с проникновенным названием – «Душа на пронзительной ноте».

С фотографии на обложке на нас смотрит светлая улыбчивая моложавая женщина с таким глубоким, но в то же время доброжелательным взглядом, и в этом взгляде  столько жизни и интереса к миру, что никак не согласуется этот взгляд и этот фотопортрет с датами жизни и смерти, поставленными чуть ниже.

…Словно кадры из жизни в туманности лет,

К ним я сердцем приникну и взглядом:

Во дворе – тополек и черемухи цвет,

Дом. В округе он славился садом.

Мы под радугой детства с сестренкой живем.

Встретим маму, отца молодыми.

Нас любовью обнимет родительский дом.

Волга плесами встретит родными.

…На высоком крыльце напевала гармонь,

И под стук поездов вечерами

Изливала она боль уставших от войн,

Звуки вальсов владели сердцами…

Черно-белые снимки из дальних времен.

Вижу прадедов славные лица.

По российским дорогам вы шли испокон.

И до пота умели трудиться…

Эта книга — летопись души и эпохи. С одной стороны она  очень личная. С другой стороны – в ней неуловимо растворен дух прекрасного советского светлого времени, дух эпохи, запечатленной в строчках, в дыхании, а ритме стихов.

Вас учили стремительно жить 

В эпицентре, на грани столетий,

Обновленью России служить

С искрой в сердце, в неистовый ветер!

…Вас учили стремительно жить.

Юным крыльям желали удачи.

А любовь?.. Трепет вешних страниц

Был прелюдией к чувствам горячим!

Людмила Косарева имела счастье принадлежать по судьбе и по творчеству к тому поколению людей, которых было  эпицентром страны. Это счастливое поколение людей, на долю которого тем не менее выпало немало испытаний, поколение рожденных в послевоенные годы, впитало в себя ни с чем не сравнимый дух победы и в то же время осознание того, что не хлебом единым жив человек. Осознание того, что слово порой человеку нужнее хлеба насущного. Стихи помогали поэтессе Людмиле Косаревой сохранять живую связь с современностью, но при этом были наделены глубокими корнями, помогающими современности родниться с мудростью предков. На долю этого поколения, к которому также принадлежу и я, выпала особая миссия. Говоря словами Тютчева: «Блажен, кто посетил сей мир в его минуты роковые…». Мы видели победный расцвет своей Отчизны. И стали свидетелями ее уничтожения, которое продолжается до сих пор, декорируемое демократической мирной, а то и патриотической, риторикой. О нет, Людмила Косарева  не относится к категории поэтов-трибунов, чья стезя – пламенная гражданская лирика. Она лирик, но как поэт не может и не могла она оставаться безучастной тому, что видела на земле предков:

Над лощиною – избы простые…

— Есть живой кто? – зови, хоть моли,

Только память да окна пустые

Жизнь ушедшую видят вдали…

Умирают деревни, как люди,

Что трудились с зари до зари.

Греет солнце их земли и будит,

Но лихое безлюдье царит.

Где веками поля колосились,

Был наградой святой урожай.

Жили в счастье и в бедах, но в силе,

И народы кормил каравай.

Где же пашни? Репейник, крапива…

Пересох родников разговор…

Точно пес, ветер воет тоскливо,

В заколоченных избах – укор…

Когда автор уходит, остаются его стихи. Верю, что творчеству поэтессы Людмилы Косаревой предназначена долгая жизнь, потому что в эпоху душевной  недостаточности такие стихи, с таким щедрым душевным светом, источаемым на читателя, просто жизненно важны.

Эдуард Анашкин,

член Союза писателей России,

Самарская область


НАПИСАТЬ КОММЕНТАРИЙ

Ваш email адрес не публикуется. Обязательные поля помечены *

Копирайт

© 2011 - 2016 Журнал Клаузура | 18+
Любое копирование материалов только с письменного разрешения редакции

Регистрация

Зарегистрирован в РОСКОМНАДЗОР
Рег. № Эл ФС 77 — 46276 от 24.08.2011
Рег. № ПИ № ФС 77 — 46506 от 09.09.2011

Связь

Главный редактор - Дмитрий Плынов
e-mail: text@klauzura.ru
тел. (495) 726-25-04

Статистика

Яндекс.Метрика