Среда, 28.10.2020
Журнал Клаузура

Римма Кошурникова. «Лисенок Фук ищет друзей». Сказка (Повесть)

1.

На опушке зелёного леса, в глубокой норе, жил маленький лисёнок. У него были весёлые глазки, острые ушки, чёрный блестящий нос, короткий пушистый хвост и целых четыре лапки!

Глаза широко открывались, когда лисёнок удивлялся. А так как он всегда чему-нибудь удивлялся, то закрывались они только поздно ночью, когда к лисёнку приходил сон.

Уши постоянно прислушивались и поэтому стояли торчком.

Лапки без устали носили лисёнка по зелёному лесу.

И только хвост не мог найти себе занятия. Он бестолково болтался сзади, цеплялся за пеньки, кусты и мешал лисёнку бегать.

Но самым главным у него, конечно, был нос! Любопытней глаз, ушей и лапок. Он всё время что-то вынюхивал, совался в каждую дырку, в каждую ямку.

А ещё нос «фукал». По любому поводу. И даже просто так.

– Фук? – удивлялся нос.

– Фук! – радовался нос.

– Фук… – отворачивался нос, когда мама заставляла лисёнка съесть какую-нибудь полезную травку. А полезные травки он не любил: почему-то они всегда оказывались горькими.

Нос так часто «фукал», что мама-лиса решила назвать сына ФУКОМ. А почему бы и нет? Вполне приличное имя.

…Однажды уши Фука услышали, что на соседнем поле живут необыкновенно полезные зверьки – полевые мыши, или просто – «полёвки». Об этом говорила мама-лиса одной своей знакомой.

Конечно, уши сообщили новость ближайшему другу – чёрному носу, а тот – лапкам… И как только мама отлучилась из дома, они потянули Фука на соседнее поле. Лисёнок упирался, не хотел идти: очень уж мама не любила, когда он убегал без спроса. Но лапки так нетерпеливо приплясывали на месте, нос так старательно принюхивался к ветерку, летевшему со стороны поля, что Фук, в конце концов, решился…

На соседнем поле чёрный нос обследовал каждую травинку, каждый бугорок: где же прячутся эти полёвки? И лапки старались изо всех сил: разрывали, отгребали, царапали и скребли.

Фук настолько заработался, что не заметил, откуда появился незнакомый зверёк.

– Здравствуйте, – очень вежливо сказал зверёк. – Вы кого-то ищете?

От неожиданности лисёнок присел и уставился на незнакомца. Тот был гораздо меньше Фука. Можно сказать, совсем крохотный. Передние лапки он сложил на рыжеватом брюшке, сзади тянулся тонкий длинный хвост.

– Вы кого-нибудь ищете? – переспросил зверёк.

– Ну да, – ответил Фук. – Мы ищем полёвок, мышек, которые на поле живут. Вы их, случайно, не знаете? – Лисёнок тоже умел разговаривать вежливо, хоть и забыл поздороваться. – Мама говорила, они оч-чень полезные для нас, для лис!

– Полевые мыши живут во-он там, – показал незнакомец на край поля, где росла высокая густая трава. – А здесь их не бывает.

– Спасибо! – уже на бегу крикнул Фук.

Полевые мыши очень скоро нашлись. Они выскочили из какой-то норки и с громким жужжанием набросились на глаза, уши, нос – на всего Фука! Их было очень много. Пожалуй, слишком много для одного лисёнка. А как они начали кусаться! Так больно Фуку ещё никогда не было! Он отчаянно закричал и помчался прочь от этого страшного места. Лапки несли его через поле, лес, не выбирая дороги. Скорее домой, в глубокую нору!

Дома лисёнок уткнулся в мягкую мамину шубку и стал плакать, не вытирая слёз.

– Что случилось, мой маленький? – спросила мама.

– Я хотел поймать полевую мышку, – плакал Фук. – А их оказалось очень много… Они искусали меня… Вон как нос распух! – И он заплакал ещё сильнее.

– Что это были за мыши, которые смогли искусать лисёнка? – удивилась мама.

– Маленькие, полосатые и оч-чень летучие… И громко жужжат.

– Ах, Фук! – засмеялась мама. – Это были осы! – и лизнула сына в распухший нос.

– Нет, мама, нет! Это были мышки! Так мне сказал один знакомый. Там, на соседнем поле.

– Какой ещё знакомый?

– Ну… такой рыженький, маленький… С хвостом. И лапки вот так складывает, – показал Фук.

– Конечно, – вздохнула мама, – тебя обманула мышь!

– А ещё такой вежливый… – обиделся Фук.

– Сколько раз я тебе говорила, не суй нос, куда не надо!

– А куда не надо? – сразу заинтересовался лисёнок.

– Не смей убегать без разрешения, не ходи один! – рассердилась мама.

– Но ведь интересно же… Но ведь друга у меня нет… – совсем тихо добавил Фук. – Поиграть-то не с кем…

– Настоящего друга очень непросто найти, – вздохнула мама Лиса. – Друга выбрать – не мышь поймать. Трудная задача, сын.

И ушла на охоту.

Фук призадумался. Что же теперь делать? По лесу бегать нельзя, а на месте сидеть – лапки заболят! Может, сделать кружок? Небольшой, совсем маленький? Вокруг норы? Только, чтобы лапки размять. А может, кузнечика удастся поймать, или за бабочкой погоняться…

Но что это?!.. Фук?!.. Большой белый гриб проворно перебегал дорожку. Прямо под носом у Фука! Гриб пыхтел, сопел и отдувался.

Лисёнок замер. Гриб остановился тоже.

– Пусти, – сердито сказал гриб.

– Проходи, – ответил Фук, но с места не сдвинулся.

Неожиданно белый гриб подскочил и исчез в траве. А вместо него на дорожке оказался… Ёжик!

Вот с кем можно поиграть! И лисёнок подвинулся вперёд. Чуть-чуть.

– Лучше не подходи, – предупредил Ёжик.

– Я хочу с тобой дружить, – сообщил Фук. И сделал ещё шажок.

– А я не хочу!

Не успел лисёнок опомниться, как Ёжик, надвинув на глаза колючую шапочку, изо всей силы боднул его в нос!

– А-я-яй! – завизжал от боли Фук и завертелся на месте: острая иголка застряла в носу!

Лисёнок и прыгал, и тряс головой, и передними лапами пытался избавиться от иголки. Но проклятая иголка вылезать не хотела.

Ёжик не стал дожидаться, пока Фук справится с ней, нырнул в траву, подобрал гриб и пустился наутёк.

Лисёнок совсем отчаялся. Нос горел так, будто его обожгло крапивой. Из-за слёз Фук ничего не видел перед собой…

– Погоди, не вертись, – услышал он знакомый голос. – Сейчас я тебе помогу.

Кто-то очень осторожно притронулся к носу, и боль исчезла.

Фук открыл глаза. Ой! Мама-лиса! Ну, и попадёт же ему сейчас! За то, что убежал без разрешения! И будет же ему трёпка! Лапки лисёнка подогнулись, ушки прижались к голове, а чёрный нос жалобно «зафукал»:

– Я подружиться хотел… А он… наскочил… – Лисёнок скосил глаза; может, пожалеет мама и не будет наказывать?

– Горе ты моё, – вздохнула она, – всё друга ищешь?.. Ну, так и быть, если встречу Агафью Петровну, Бурую медведицу, поговорю с ней. Есть у неё сын Мишаня, одного с тобой возраста. Приличный, тихий медвежонок. Как раз был бы тебе подходящий товарищ. Да согласится ли?.. Медведи – народ важный.

Фук-фук-ура! Наконец-то у него будет друг! Настоящий! Необыкновенный! Самый лучший на свете!

Лисёнок закружился, затявкал радостно, и вдруг ему в голову пришла ужасная мысль! А если мама не найдёт Бурую медведицу? Или просто забудет?.. У лисёнка даже нос вспотел.

– Можно, я сам отыщу Мишаню? – робко попросил Фук.

Мама с сомнением посмотрела на сына.

– Ты не думай, я найду! Побегаю и найду! – горячо уговаривал он. – Ведь главное, – мимо не проскочить! Остановиться вовремя!

Тут мама-лиса засмеялась и разрешила.

Сначала Фук заглянул на ближнее озеро, куда он часто бегал, особенно в жару, утолить жажду. Водица там была очень чистая и очень вкусная.

Прямо у берега, в воде, сидел медвежонок и ловил рыбу. Надо полагать, дело шло хорошо, поскольку он довольно урчал и громко чмокал.

Лисёнок поздоровался. Медвежонок в знак приветствия поднял лапу.

– Фук, лисицын сын, – представился лисёнок.

– Мишаня, – еле выговорил медвежонок, уплетая рыбу за обе щеки.

Фук обрадовался. Вот удача! Это же тот самый медвежонок, про которого мама-лиса говорила! Тихий, воспитанный, из хорошей семьи. И совсем не пришлось искать – стоило лишь до озера добежать! Странно, почему он раньше его не встретил?..

– Будешь со мной дружить? – спросил Фук.

– Тише, пожалуйста, – попросил Мишаня. – Рыбу распугаешь.

Лисёнок смутился. В самом деле, друг занят, а он с разговорами пристаёт.

Фук отошёл подальше, чтобы не мешать, присел у воды. Теперь можно и не торопиться, теперь можно и подождать. Пусть позавтракает.

А караси, видимо, были хороши! Мишаня даже постанывал от удовольствия. Лисёнку тоже очень захотелось попробовать. И он внимательно начал следить за одним карасишкой, который вертелся недалеко от берега и несколько раз выпрыгивал из воды. Наверное, чтобы получше рассмотреть Фука.

Лисёнок затаился. О, Фук умел охотиться! Сколько раз мама ему показывала, правда, не на рыбок, но какая разница? И когда карасишка снова выскочил из воды, Фук прыгнул!..

Он обязательно поймал бы эту глупую рыбёшку, но вода неожиданно провалилась под ним, ничего не стало видно, а карасишка сбежал.

– Помогите! – закричал лисёнок, барахтаясь в воде. – Спасите!..

Неожиданно лапки нащупали какую-то упругую скользящую дорожку, по которой он съехал, словно с горки, и оказался на берегу. Ну и страху же он натерпелся!.. Однако что за чудесная дорожка ему попалась?.. Лисёнок оглянулся: в глубине поблёскивала спина огромного Карася, а вокруг него сновали рыбёшки. Кто же постелил эту волшебную дорожку? Не карасишки же, в самом деле! Просто, видимо, у берега было мелко, и Фук сам благополучно выбрался.

Между тем, лениво шевеля плавниками, Карась отчитывал мелюзгу:

– Зачем спины свои подставляете? Лисёнок вырастет и слопает вас!

– Но ведь он маленький и тонул!.. – оправдывались карасики.

Ничего этого Фук, конечно, не слышал. Отдышавшись немного, он поплёлся к медвежонку. А у Мишани по-прежнему рыбы полон рот.

– Школько поймал? – поинтересовался тот.

– «Школько, школько»… Нисколько! Сам чуть не утонул!

Мишаня проглотил последний кусочек и сладко потянулся:

– То-то я слышал, как ты «помогите» кричал.

Лисёнок не верил своим ушам:

– И ты не побежал на помощь?!

– А чего зря лапы бить? Вылез ведь. Зато рыбка не уплыла, – и медвежонок довольно похлопал себя по животу.

И это называется друг?! Да Фук с таким и разговаривать не будет, не то, что играть! И всем-всем расскажет, какой он!..

Медвежонок от удивления даже привстал и вытянул губы трубочкой. И чего ругается? Есть, что ли, хочет? Давно бы сказал. Мишаня не жадный, всегда поделится. Вот, пожалуйста, пусть берёт эту… нет, эту, поменьше которая. Ведь лисёнок и сам небольшой. Ещё подавится, отвечай тогда!

И медвежонок бросил Фуку малюсенькую рыбку.

Но лисёнок на неё даже не взглянул. Спотыкаясь на все четыре лапки, он брёл, куда глаза глядят…

– Эй, чего нос повесил? – раздалось над головой Фука. Не успел лисёнок ничего сообразить, как прямо перед ним возник странный зверёк.

От неожиданности Фук отпрыгнул и взъерошился. На всякий случай, а не потому, что испугался.

– Ты кто? – растерянно спросил он.

– Соболюшка, – бойко ответил зверёк. – Я тут неподалёку живу, под корягами, у трёх сосен.

Только сейчас Фук разглядел её. До чего же она была некрасивая! Круглая большая голова с ушками-ракушками, толстые прямые лапы, а шерсть бурая, нечёсаная, тусклая.

А Соболюшка продолжала болтать. Она объявила, что знает его, знает его маму и вообще, — она всех тут знает! Вот одно ей только непонятно, зачем Фук в озеро прыгал? Он, что, очень любит нырять?

– Я друга ищу, – вздохнул лисёнок.

– В озере? – удивилась Соболюшка. – Ну и как, нашёл?

Кажется, она смеётся над ним?!

– Вот что, – решительно сказал Фук. – Друга найти – не мышку поймать… или даже рыбку. Поняла? – Это было не очень вежливо, но лисёнок насмешек не терпел. – Пока! Я пошёл!..

Однако отделаться от Соболюшки было непросто. Она то забегала вперёд, то пристраивалась рядом, то наступала Фуку на хвост и уговаривала:

– Хочешь, буду с тобой дружить? Охотиться? Я места знаю! Хочешь?

Вдруг Соболюшка насторожилась. Фук тоже навострил уши.

За кустами что-то трещало и рычало. Соболюшка беспокойно переступала толстыми лапами.

– Бежим отсюда! – позвала она.

Лисёнок возмутился: фук!.. раскомандовалась!.. Может, ему интересно узнать, что там за шум?

– Да это волчата, – нетерпеливо объяснила Соболюшка. – Противные! Обязательно привяжутся. Бежим!

Но было уже поздно. На полянку, продираясь сквозь кусты, обгоняя друг друга, прыгая через пеньки, выскочило шестеро волчат. Серые, крутолобые, длинноногие, они очень походили на лисят и сразу понравились Фуку.

– Смотрите, смотрите! Рыжий! – закричал маленький волчонок. – А с ним – девчонка! Которая вчера уток распугала, охотиться нам помешала!

– Пр-ричешем шер-рстку? – предложил самый рослый из них и схватил Соболюшку за хвост. Та извернулась и крепко цапнула нахального волчонка:

– Вот тебе, Рыка!

Что тут началось!..

Волчата гурьбой накинулись на Соболюшку. Но она высоко подпрыгнула и помчалась через полянку к разлапистой ели. Волчата – за ней! Каждый старался первым поймать ловкую девчонку. Но она ускользала из-под самого носа!

Это были настоящие «догонялки»! Как здесь удержаться? Лисёнок бегал вместе со всеми, падал, кувыркался, налетал на зазевавшихся волчат, волчата – на него… Вскоре нельзя было разобрать, кто за кем гонится, кто от кого убегает…

Они так увлеклись игрой, что не заметили исчезновения Соболюшки. Один Рыка видел, как она забралась на ель. Но умный волчонок на дерево не полезет, поэтому Рыка только щёлкнул зубами – предупредил девчонку, чтоб впредь не попадалась, и заспешил: «куча-мала» без него не получалась.

Зверята играли и возились до тех пор, пока от голода у них не заурчало в животах.

– Пор-ра обедать! – скомандовал Рыка.

– На охоту! На болото! – наперебой закричали волчата.

Лисёнок загрустил. Вот и кончилась весёлая игра. И снова он будет один… И вдруг Рыка предложил:

– Рыжий, айда с нами!

Он радости Фук даже заикаться начал:

– В-вы хо-хотите со мной дру-дружить?

– Р-рады будем! Только сначала подкрепимся!

И шумная ватага помчалась на болото, распугивая по дороге всякую мелюзгу.

Фук бежал и думал: какие замечательные у него друзья! Ловкие, смелые, сильные! Девчонку пуганули – и след простыл! А в чехарду как играют, а в салки!.. И сразу так много – целых шесть штук!.. А мама-лиса говорила – «трудная задача»!

…Ещё не добежав до болота, они услышали чьи-то всхлипы и вздохи.

– Это Ушастик кого-то поймал, – объяснил Рыка. – Совёнок. Вредный, клювастый!

Волчата затаились. Рыка и Фук подкрадывались так тихо, что и сами себя не слышали…

Живого совёнка Фук видел впервые. Однажды ночью он слышал, как кричала Большая сова. Кричала хрипло, страшно. И мама-лиса сказала, чтобы он, Фук, на глаза совам лучше не попадался: опасно! Он и не попадался. И только сейчас увидел, хоть и маленькую, но настоящую сову. Да ещё так близко!

Ушастик показался ему симпатичным. Взъерошенный, лупоглазый, он забавно топтался возле пойманного утёнка и шумно вздыхал:

– Ухх… Ухх… – и хлопал крыльями.

Лисёнку стало смешно: «Наверное, съесть больше не может. Ну и обжора! Почти как медвежонок».

– Иди, отбери утёнка, – шепнул Рыка.

– Ты что! – испугался Фук.

– Не бойся, – уговаривал волчонок. – Совы же днём ничего не видят. Прыгни хорошенько – и дуй сюда с утёнком!

Лисёнок заупрямился:

– Сам прыгай!

– Да меня Ушастик по запаху узнает. А ты – новенький, – схитрил Рыка.

Фук вспомнил, что завтракал сегодня кое-как, а ужин будет нескоро, когда мама-лиса вернётся с большой охоты, и – решился!

Он схватил добычу и бросился обратно! Но Совёнок мигом развернулся, зашипел, устрашающе растопырил перья и с лёту вцепился лисёнку в спину. Из пушистой шубки Фука только клочья полетели!

Из кустов выскочил Рыка, подхватил брошенного утёнка, и Фук услышал, как затрещали ветки под лапами убегающих волчат.

– Не бросайте меня! – закричал лисёнок. Он кинулся за деревья, в траву. Но Ушастик находил его и там: оказывается, он и днём видел отлично, а волчата Фука обманули!..

Лисёнок потерял всякую надежду отбиться. И вдруг – на них что-то свалилось! Совёнок ухнул, выпустил Фука и кинулся в чащу. Лисёнок глядел во все глаза: кто же спас его? Какой смельчак прогнал ужасного совёнка? Фук?!.. Да это Соболюшка! Только узнать её трудно: вся в совином пуху. Похоже, здорово Ушастику досталось! Но как она решилась? Не побоялась? Ведь Ушастик пострашнее волчат: вон какой у него клюв! От одного воспоминания у Фука шерсть поднялась дыбом.

А Соболюшка отряхнулась, прыгнула в траву и скрылась. На Фука она даже не взглянула.

– Подожди! – закричал лисёнок. – Мы ведь теперь друзья, на всю жизнь!

Фук удивился: рассердилась она, что ли? Чудная какая-то: из беды выручила, а разговаривать не хочет…

И тут его словно шишкой по лбу стукнуло! Да ведь он же гонял её вместе с волчатами!.. Ну, с ними Фук ещё поговорит, разберётся, пусть только попадутся! Серые предатели… А Соболюшка? Неужели не простит Фука?

…Грустный пришёл Фук домой. И всё рассказал маме. Ничего не утаил. Он так расстроился, что даже ужинать отказался, хотя мама предлагала ему самые лакомые кусочки.

– Не следует так огорчаться, – успокаивала она. – У тебя ещё будет друг.

– Соболюшка? – спросил Фук с надеждой.

– Соболюшка или кто-нибудь другой, но обязательно появится. Надо только очень сильно пожелать.

– Но я и так очень-очень-очень желаю!

– Этого мало, Фук. Нужно, чтобы и с тобой захотели подружиться.

– Что же я должен сделать?

– А ты подумай…

Лисёнок забрался в свой любимый уголок, положил мордочку на лапки и стал думать.

Почему всё-таки у него ничего не получается? Почему до сих пор он не нашёл друга? Ведь Фук так много бегал по лесу!.. Неужели потому, что он маленький и ничего не умеет? Ну, тогда Фук будет, как следует, есть и от полезных травок отказываться не станет. Ещё научится лазать по деревьям, как Соболюшка, и в беде ей поможет, и совёнка победит. Ох, и страшно будет… Ничего, закроет глаза – и победит! Самое главное, вырасти поскорее!..

Лисёнок встал и для начала плотно поужинал.

2.

А ночью ему приснился чудесный сон. Будто они вместе с мамой-лисой ходили в гости к дальним родственникам. Они жили на самом краю леса, возле огромного озера, где гнездятся большие белые птицы, а существа, которые носят свой дом на спине — черепахи, прямо в песок зарывают угощение, чтобы гости, не замочив ног, могли его отведать. А на другой стороне озера, которой даже не видно, лежит неведомый край, под названием «город». Все звери его побаивались, но самые отчаянные смельчаки всё равно туда пробирались и, вернувшись, рассказывали самые невероятные истории, от которых тревожно трепетало сердце и… текли слюнки!..

Рано утром, едва открыв глаза, Фук побежал, чтобы рассказать сон маме. И вовремя: Лизавета Ивановна, как её уважительно называли соседи, уже собралась уходить: шёрстка вылизана, за ухом торчит ромашка, а хвост – словно ветер его расчесал, такой он был роскошный и пушистый. Лисёнок сразу догадался: мама идёт в гости!

– Я – с тобой!

– И не думай!..

– Знаю, ты – на Дальнее озеро собралась, я сон видел!.. Мы вместе ходили!

– Не приставай!.. – мама-лиса начинала сердиться. – Не могу тебя взять, понимаешь? Не могу. У меня деловое свидание, и лисёнку там делать нечего.

– Мне скучно! Мне играть не с кем! – Фук готов был расплакаться.

– Что значит «скучно»? Глупости какие! За бабочками погоняйся, веточки, листики пособирай. У тебя ведь гербарий не готов, какой подарок понесёшь в школу?.. Или ты не собираешься учиться?

– Убегу, так и знай – убегу! – пригрозил лисёнок.

– Только посмей! Уши надеру и в угол поставлю, будешь в норе сидеть, пока я не вернусь.

– Ку-ку, ку-ку, ку-ку! – раздалось над головой.

– Шесть часов! Опаздываю!.. – ахнула мама-лиса. – Как же быть?

– Да ступайте, Лизавета Ивановна, не волнуйтесь, я пригляжу за вашим неслухом.

И только тут они заметили своего соседа Бурундука, который, по обыкновению, лежа на толстой ветке берёзы, нежился под ласковыми лучами утреннего солнышка.

– Василий Савельич, дорогой, как я вам благодарна!.. Вы очень меня выручите. Мне обязательно нужно отлучиться: хочу Фука в Лесную школу устроить, чтобы уму-разуму научили. Отца-то нет – погиб, вы знаете…

– Да помню! Когда вас защищал, охотников от норы уводил и… не вернулся. Право слово, умён, хитёр, но и благороден был старый Лис.

– Вот-вот, наставника нет, а в лесу так неспокойно, боюсь Фука одного оставлять — всюду суёт свой нос, глупыш. Уж в какие только истории ни попадал, а всё неймётся!.. Слух прошёл, будто опять охотники в лесу объявились, да и браконьеры безобразничают, – не знаешь, кого больше опасаться.

– Будьте спокойны, соседка, глаз не спущу.

– Фук!.. Не хочу, не буду! Он старый!

– А ну, извинись, сейчас же! – прихватила сына за ухо мама-лиса.

– Фук!.. С ним скучно! Я в догонялки люблю играть, а дядя Бурундук бегает плохо, – хныкал лисёнок.

– Увы, малыш прав. Раньше бывало, без устали по лесу носился, а теперь года к земле пригибают. Вижу плохо. Мне бы на солнышке полежать, да в норке подремать, а приходится хлопотать, продукты на зиму запасать. Как говорится, сколько потопаешь, столько и полопаешь.

– Простите, Василий Савельич, несмышлёныша.

Бурундук спустился на землю:

– Ничего, вырастет – поумнеет. Идите, Лизавета Ивановна, мы поладим.

Мама-лиса лизнула сына в нос и убежала – только хвост мелькнул.

– Ну, малыш, будем играть или дуться?

– Во что играть? – оживился Фук.

– Предлагаю в «прятки». Кто проиграет – тот и обедом угощает. Согласен?

– В настоящие «пряталки»? А вы умеете? – Лисёнок недоверчиво оглядел низенького, коротконогого соседа.

– Моё любимое занятие! Когда-то лучше меня никто не мог спрятаться. Ну, как, посчитаемся?

– Посчитаемся!

– Я начну, а ты помогай: «Не скучай, лисёнок Фук, будет всё у нас в порядке – старый дядя Бурундук…

– …он со мной сыграет в прятки!» – подхватил лисёнок.

– «Просто здорово у нас получается считалка. Я вожу на этот раз…

– Ну и что же? Мне не жалко!» – закончил Фук.

– Считаю до пяти, вместо слова «пять» чихну: «Апчхи!» – и пойду тебя искать. – Бурундук свернулся калачиком и прикрыл голову пушистым хвостом.

– Только не подглядывать!.. – Лисёнок заметался в поисках укромного местечка, но тут он услышал громкое «Апчхи!» – кинулся за ближайшее дерево и затаился.

Бурундук забрался на пенёк, уселся «столбиком», поглядел по сторонам и, конечно, заметил белый кончик рыжего хвоста, который выглядывал из-за сосны. Но виду не подал, игра – есть игра!

– Где же спрятался этот хитрый лисёнок?.. Под корягой – нет… И за трухлявым пеньком тоже нет… – приговаривал Бурундук, обегая полянку. – Уж не забрался ли он в дупло старой сосны, где бельчонок живёт?.. Да что за глупость я говорю: лисы ведь не умеют лазать по деревьям! Куда же запропастился этот пройдоха?.. Этак я и без обеда останусь…

Фук прикрыл лапками нос, еле сдержался, чтобы не зафукать от смеха.

– Странно, почему эта веточка качается? – рассуждал между тем Бурундук. – Ветра нет, а она дрожит, да и цвет у неё какой-то неправильный – рыжий, что же он мне напоминает?.. Очень похож на один знакомый хвостик. Ну-ка, проверим, – и хвать!  коготками лисёнка за хвост. – Ага, попался!.. Выходи, хитрюшка!..

– Не считается, не считается!.. – заупрямился Фук. – Ты быстро считал. Я не успел спрятаться, как следует. Давай снова!

– Ишь, какой – снова!.. Нет уж, играть будем по правилам. Теперь твоя очередь водить. Отвернись и не подглядывай!

– Очень надо!.. – Лисёнок сделал вид, что прикрылся лапками, а сам скосил глаза, пытаясь подглядеть, куда спрячется Бурундук. – Ты чихал, а я буду фукать… Фук — раз!.. Фук – два… Фук – три… – оглянулся лисёнок, а соседа и след простыл!..

Фук обследовал полянку вдоль и поперёк, обнюхал каждый кустик, бугорок – нет нигде. Слёзки, было, без спроса заволокли глаза, но тут он заметил подозрительное движение в кустах:

– Я тебя нашёл, выходи!.. – победно закричал лисёнок.

Но из кустов выглянула знакомая большая голова с ушками-ракушками.

– Соболюшка!.. – искренне обрадовался Фук. – Ты меня искала?.. Ты меня простила?..

– Очень ты мне нужен! С кем ты тут развлекался?

– Мы с дядей Бурундуком в прятки играем. На обед. Кто проиграет, тот и угощает победителя, понимаешь?.. Мне обязательно нужно его найти. Я ещё не завтракал и… очень есть хочу, – признался Фук.

– Так в чём дело?.. Поработай лапками. Раскопай его нору и лопай до отвала.

– А при чём тут нора? – насторожился лисёнок.

– Да там всякой всячины – полно! Орехи, ягоды, грибы, семечки, горох – чего душе угодно. Самые лучшие продукты в лесу – у Бурундука, и всё аккуратненько по кучкам разложено…

– Откуда ты знаешь?

– Да все это знают. За его кладовыми охотится и мелюзга – вроде сусликов и белок, и уважаемые господа – кабаны с медведями.

– Разве можно брать чужое, без спроса?

– Пожалел!.. Да у него столько припасено – на весь лесной народец хватит. Всю зиму будут есть, да ещё останется! С братьями делиться надо, – прибавила Соболюшка, ощерив зубы. – Видел чёрные полоски на спине Бурундука?.. Это, говорят, Михайло Потапыч, «погладил» одного из его предков. С тех пор так и бегает весь их род с этой «меткой». Чтоб не забывали.

Фук был в растерянности, всё перепуталось в голове: конечно, делиться надо, но… отнимать, красть разве это хорошо?.. Дядя Бурундук старенький, одинокий, болеет часто, — мама говорила, о нём некому заботиться. А работает он весь день, как солнце встаёт и до самого заката…

– Ну, показывай нору, так и быть, помогу тебе, – торопила Соболюшка.

– Не слушай её, Фук! – раздалось откуда-то сверху. – Она сама хочет ограбить дядю Бурундука! – И в Соболюшку полетела шишка.

– Это кто там пищит? Ты, Прыгунок?.. Ох, доберусь до тебя!.. Чтобы в чужие дела нос не совал!

– Поймай сначала! – И вторая шишка полетела в цель.

Соболюшка, было, кинулась к сосне, но передумала:

– Времени сейчас нет, но обещаю: вежливости я тебя научу, – щелкнула она зубами. – Ну что, Фук, пообедаем вместе? Где нора?..

– Я не знаю, где его домик, – отводя глаза, проговорил лисёнок. – Они с мамой дружат, у неё надо спросить. Ты подожди, она скоро придёт…

– Ясно, поджилки дрожат. Трус!.. – Соболюшка молниеносно взобралась на дерево. – Прощай! – И через мгновение лишь легкое покачивание ветвей указывало, где скрылся этот странный зверёк.

– Подожди, ты куда? – крикнул Фук.

– В школу-у-у!… – донёсся, замирая, словно эхо, ответ.

Лисёнок пригорюнился: снова он один, дядя Бурундук так напуган Соболюшкой, что теперь и носа не высунет из норы. Забился, поди, в самый дальний уголок, или наоборот, сбежал через потайной ход и спрятался в каком-нибудь надёжном месте.

– Чего голову повесил? – Бельчонок сидел на ветке и сочувственно поглядывал на Фука.

– Кто тебя просил вмешиваться? – накинулся лисёнок на Прыгунка. – Всё мне испортил! Играть не с кем, да ещё и голодным меня оставил. Так бы Василий Савельич обедом угостил, а теперь… И мама неизвестно, когда с Дальнего озера вернётся. Может, к вечеру или вообще ночью: не зря же она нарядилась, ромашку за ушко воткнула…

– Ну, хочешь, я тебе шишку кедровую брошу? – предложил Прыгунок. – Орешки там – вкусные-вкусные! Самые полезные на свете!..

– Смеёшься, да? – обиделся лисёнок. – Что я с ней делать буду?.. Гонять, по поляне катать?

– Прости, забыл, ты ведь не умеешь шишки шелушить, орешки доставать.

– А что это там у тебя на сучках висит? – пригляделся Фук.

– Это лисички, к зиме запасы делаю. Я их развесил, чтобы поскорее высохли.

– Какие ещё «лисички»?.. Снова издеваешься?

– Да это грибы! Их так прозвали, потому что они на тебя похожи, такие же рыженькие.

Фук!.. Вот так открытие! Оказывается, у него есть свои грибы? В его честь названные?!

– Они вкусные?

– Ещё бы! – зацокал Прыгунок. – Попробуй! – И к ногам лисёнка упало несколько грибков.

Фук принюхался, запах незнакомый, но вполне терпимый. Он осторожно прихватил гриб зубами — чуть-чуть, чтобы в случае чего быстро выплюнуть. Да… Это даже не жучки и личинки, даже не мухи или комары. Но голод – не тётка, и лисёнок мужественно проглотил рыжий, сухой, сморщенный кусочек – чтобы в животе не урчало.

– Понравилось?.. – Бельчонок спустился по сосне пониже и с любопытством наблюдал за трапезой Фука: глаза его искрились, а кисточки на ушах так и ходили ходуном от еле сдерживаемого смеха.

– Спасибо, – сдержанно поблагодарил Фук. – Остальные, пожалуй, я маме оставлю, должна же она попробовать мои грибки!.. Послушай, Прыгунок, ты случайно не знаешь, где находится школа, куда Соболюшка побежала?

– Лесная?.. Конечно, знаю. На берегу Дальнего озера, а на другой стороне – Город.

Город?!.. Фук не ослышался?.. Тот таинственный край, о котором  ходит столько страшных слухов? И бельчонок так легко о нём говорит, будто сам там побывал?..

– Ты что, бегал туда?!

– А как же!.. Много раз, это вообще моё любимое место для прогулок. Леса там, правда, мало, так, отдельные деревья, кучками растут. Это называется «парк». Ни пеньков, ни коряг, ни бурелома – спрятаться негде, если что случится. Разве только на дереве, в листве.

– Не пойму тебя. Говоришь, «любимое место». Деревьев нет, спрятаться негде, чего же ты туда бегаешь?

– О, там столько «двуногих»! И маленьких, и больших, они такие смешные, совсем на нас не похожи.

– Какие ещё «двуногие»? – ушки лисёнка встали торчком.

– Как тебе объяснить… У нас четыре лапы, так? И хвост. У них – тоже четыре, но ходят они только на задних, и шерсть лишь на голове, а хвоста вообще нет.

– То есть, как – «нет», совсем?

– Совсем. Ни длинного, ни короткого. И шкурки у них – не поймёшь, какие – некрасивые-некрасивые, и у всех разные. Но «двуногие» ужасно забавные и добрые, особенно детёныши. Угощают всякими вкусняшками, и даже не сердятся, когда я, к примеру, залезаю к ним в «карман». Это вроде дупла в шкурке, там они хранят орешки или семечки, – охотно рассказывал Прыгунок.

Голова у Фука пошла кругом, а лапки так загудели, что на месте он просто не мог устоять:

– Отведи меня туда! – взмолился он.

– Да ведь тебе попадёт от Лизаветы Ивановны, – напомнил Прыгунок.

– Не попадёт. Мама поручила дяде Бурундуку за мной приглядывать, а он… спрятался. Вот пусть теперь сам и отвечает. Бежим, быстрее! Мы успеем, мама только вечером вернётся!

– Ну, если так, догоняй! – И Прыгунок, расправив, словно веер, пушистый хвост, перелетел на соседнюю берёзу. А с неё, спланировав на землю, оказался далеко впереди Фука. Открытые места бельчонок пробегал моментально, затем взбирался на ближайшее дерево и снова – летел, почти как настоящая птица.

Лапкам лисёнка пришлось изрядно потрудиться, чтобы не отстать и не потерять Прыгунка из вида.

3.

…До озера они добежали, когда солнышко уже щедро припекало землю. Роса на траве давно высохла, а от лужиц в небольших низинках поднимался легкий пар.

Фук, высунув язык, тяжело дышал:

– Привал, передохнём. – Он упал на бок под развесистой ивой и вытянул лапы.

– Ты плавать умеешь? – Прыгунок покачивался на ветке и не выказывал никакой усталости.

– А что? – насторожился Фук.

– Можно сплавать на тот берег. Маленькие «двуногие» в это время очень любят в воде плескаться.

Лисёнок вспомнил, как «охотился» на карасишку, и почему-то ему расхотелось знакомиться с «двуногими» подобным образом.

– Жарко. Пить охота, и есть! – уклонился Фук от прямого ответа.

– Как хочешь, тогда я – в парк. Мне тоже пора подкрепиться. – И Прыгунок ускакал.

Фук огляделся. Какое огромное озеро, берега другого не видно!.. А между водой и лесом жёлтый песок, в котором, по слухам, птицы и черепахи закапывают свои яйца. Лисёнок повеселел: сейчас он и пообедает, и водички вдоволь напьётся, а тогда и до Города доберётся, обежит озеро по бережку, и доберётся.

И тут его внимание привлёк незнакомый зверёк. Ростом – меньше Фука, плотный, коренастый, лапы короткие, но самое удивительное, на мордочке – чёрная маска, из которой глядят два зорких глаза, а хвост полосатый, словно бурые и белые кольца нанизаны на длинную кривую палку. Как же его зовут?.. Любопытство взяло вверх, и лисёнок, было, двинулся к незнакомцу. Однако остановился: «коротконожка», уверенно шлёпая по песку, подошёл к небольшому, едва приметному холмику и, быстро работая передними лапами, вытащил… яйцо! Потом запрыгал к озеру, залез в воду и начал энергично его полоскать!.. Зачем он это делает?.. Неужели чистое яйцо вкуснее?.. Тогда и Фук будет так поступать, не зря же мама-лиса требует, чтобы он каждое утро умывался и чистил шкурку.

Лисёнок подбежал к разрытому холмику и – о, радость! – в ямке лежали ещё два небольших яичка. Фук достал одно и, подталкивая носом, покатил его к воде.

«Бульк!» – только брызги полетели во все стороны, а набежавшая волна подхватила яйцо и утащила далеко от берега. Незнакомец это заметил, стремглав догнал нежданный дар, схватил лапой и тут же отправил себе в рот! И полоскать не стал: конечно, оно ведь уже чистое!..

Фук завыл протяжно и противно, как волки. От голода, от того, что он такой глупый, никчёмный неудачник – даже добыть еду себе не умеет!..

– Что за песню ты завёл? По какому поводу? – услышал Фук знакомый голос.

Мама-лиса!.. Всё, он пропал!.. Лисёнок прибёг к самому безотказному способу: он бухнулся на спину и подставил беззащитное брюшко – мол, виноват, и готов понести самое суровое наказание.

– В чём дело, сын?.. Что за фортели ты тут выкидываешь?..

– Я нечаянно яйцо в воду уронил, – сообразив, что гроза почему-то не разразилась, и мама, вроде бы, не сердится, ответил Фук. – А вон тот, с полосатым хвостом, его съел!

– Енот?.. И ты из-за этого расстроился?

– Я хочу есть…

– Так пойди и возьми другое, черепахи, как правило, оставляют в гнезде не одно, а несколько штук.

– А вдруг яйцо снова уплывёт, когда я его буду полоскать?

– Что за глупости? Зачем яйцо полоскать?

– Но ведь тот, с «хвостом», его моет, значит, чистое вкуснее.

Мама-лиса вздохнула:

– Какой же ты ещё глупыш. В школу, немедленно, – в лесную школу!.. К счастью, мой давний знакомый Чёрный Лисовин милостиво согласился дать несколько частных уроков, чтобы подготовить тебя к школе.

– Я пойду в школу?.. Фук-фук-ура! – обрадовался лисёнок.

– А моет еду, прежде чем съесть, один единственный зверь – Енот-полоскун, и прозвище ему такое дали именно за эту странную привычку. А лисы, запомни, еду – едят! Сразу, и ворон при этом не считают.

– Каких ворон?.. – тут же прицепился Фук.

– Любых. Умных, хитрых и ловких птиц. Зазеваешься, из-под носа добычу утащат.

Так, мирно беседуя, они подошли к черепашьей кладке, и лисёнок под руководством мамы выкатил яйцо, прокусил и проглотил! Каким же оно показалось ему вкусным, хотя и похрустывал на зубах песочек, но от него они только острее станут.

…Домой возвращались вместе, и Фук, по привычке, всё рассказал маме. Правда, о «городе» не упомянул. Наверное, боялся подвести бельчонка, а скорее всего, не успел: дорога к родной норе всегда намного короче, чем от неё.

4.

…К Чёрному Лисовину они отправились, едва занялся день, и розовая зорька заскользила по верхушкам деревьев. Лизавета Ивановна вела сына нехожеными тропами, то делая непонятные петли, то возвращаясь назад, то отпрыгивая в сторону, заставляя Фука повторять эти манёвры.

– Мама, – взмолился Фук, – зачем ты путаешь следы? Я ведь не смогу вернуться обратно!

– А тебе и не надо запоминать. Ты будешь жить у Лисовина, пока не одолеешь азбуку, которую обязан знать каждый лисёнок.

– Ты меня бросаешь?! – испугался Фук.

– Сын, тебе пора становиться взрослым, – вздохнула мама-лиса. – А я буду тебя навещать, – прибавила она не очень уверенно.

– А где живёт Чёрный Лисовин?.. Тут же глушь, чаща непроходимая, даже птиц не слышно! С кем я играть буду?

– Мы пришли, – ответила Лизавета Ивановна и трижды отрывисто тявкнула, подав условный сигнал.

Ответный взлай донёсся сверху. Фук пытался разглядеть, кто там тявкает, но ничего, кроме тёмного сучковатого старого дуба не увидел.

– Поднимайтесь, – пригласил тот же голос.

– Лисовин, спустись, пожалуйста, Фуку к тебе в дупло не забраться.

Лисёнок слушал, крутил головой и ничего не понимал: разве лисы живут на деревьях, в дуплах?.. Как же они туда залезают?

Между тем, чёрная тень бесшумно скользнула меж ветвей и мягко приземлилась возле гостей. Фук непроизвольно отпрыгнул и вздыбил шерсть: перед ним возник совершенно чёрный, без единой светлой пушинки лис, даже кончик хвоста у него был чёрный! И лишь блестящие глаза выдавали его присутствие.

Лисовин обошёл Фука, и под его неодобрительным взглядом лисёнок невольно съежился.

– Уж больно мал. Не кормишь, что ли, сына? Сколько ему? – спросил он.

– Бегает много, играет, дурачится, поэтому и пища – не впрок, – ответила, словно оправдываясь, Лизавета Ивановна. – А осенью, как листья облетят, ему, как ты понимаешь, придётся собственное пристанище искать. Поэтому и прошу тебя, научи всему, что сам умеешь.

– Только ради старой дружбы. А теперь, иди, кума, долгие проводы не терплю! – махнул хвостом Лисовин.

– Да, понимаю, время дорого, – заторопилась она. – Будь умницей, Фук, обещай, что будешь слушаться Лисовина. Беспрекословно!.. – И торопливо лизнув сына в чёрный нос, Лизавета Ивановна убежала.

Лисёнок дрожал всем телом – от услышанного, от увиденного, от того, что мама, единственный друг, которой он безмерно доверял, которую он без памяти любил, бросила его! Отдала чужому, страшному и злому чёрному лису! Горе захлестнуло Фука, и он завыл тонко и протяжно.

Лисовин, молча, прихватил лисёнка за ухо, и тот от внезапной и острой боли замолк.

– Урок первый: шума не терплю, слёз тоже. Запомнил?

– Вы злой, страшный, противный! – выпалил Фук. – Не хочу с вами! Убегу!..

– Беги, – равнодушно произнёс Чёрный Лисовин и, высоко подпрыгнув «свечой», оказался в расщелине дуба, а в следующее мгновение исчез в дупле.

Горькие мысли одна за другой атаковали несчастного Фука: мамы нет, обратной дороги не знает, ни одной живой души вокруг, – ни спросить, ни пожаловаться. А как есть хочется!.. Как хочется есть!.. Лисёнок принюхался, навострил ушки, что-то ведь тут должно быть, чем-то этот ужасный зверь питается?.. Но ни ягодки, ни грибка, ни жучка, ни паучка, ни былинки, ни травинки, которыми был полон родной лес, он не обнаружил. Фук лег, положил голову на лапки, закрыл глаза и приготовился умереть, голодной смертью…

Говорят, будто в последний момент перед взором живого существа пролетают самые счастливые минуты его жизни. Фук вспомнил, как весело играл с волчатами, как самоотверженно защищала его Соболюшка, как Мишаня угощал рыбкой, а Прыгунок – удивительным, рыженьким, как Фук, грибком, а потом повёл его к Дальнему озеру, за которым обитают таинственные «двуногие», которые любят угощать зверей вкусняшкаит… И если бы не мама… Если бы не она, Фук непременно познакомился бы с этими забавными и добрыми существами, и – кто знает? – нашёл бы там друга…

А теперь ничего этого не будет, потому что… Лисёнок крепко зажмурился, и слёзы ручейками побежали к носу, Фук слизнул их, они были солёные-солёные, как тот коричневый кусочек, который однажды принесла мама-лиса с кострища, где пировали какие-то «охотники». Он тогда его попробовал, но есть не стал: разве можно было сравнить ту дрянь с полёвками?!

Лисёнок брезгливо «фукнул» – прочистил нос и… о, чудо! – знакомый запах – он узнал бы его из тысячи, – заполнил всё его существо.

Он вскочил и начал принюхиваться: где, откуда несётся этот волшебный аромат?..

– Твой обед здесь, – услышал Фук. – Поднимайся! – Чёрный искуситель сидел возле дупла и наблюдал за метаниями лисёнка.

– Но я не умею! – в отчаянии вскрикнул Фук. – Здесь высоко!

– Учись. Я показал, как надо прыгать, – и Лисовин скрылся в своей «норе».

Лисёнок потоптался на месте, разогрел лапки, присел и прыгнул!.. И, конечно, упал, не достав даже до половины. Вторая попытка тоже оказалась неудачной: ещё и клок шерсти оставил на сучке. И третья «свечка» закончилась с тем же результатом, но Фук увидел ту, ради которой так старался: мышка лежала в расщелине, словно её сморил сон. Вот, значит, какую приманку оставил чёрный лис, чтобы посмеяться, чтобы заставить слушаться себя. Фук обиделся: командир какой нашёлся! Ну, ладно, он так сейчас прыгнет, что Лисовин в обморок свалится от удивления!

Фук подобрался, изо всех сил оттолкнулся всеми четырьмя лапками и – взмыл вверх! «Свеча» получилась такой высокой и точной, что лисёнок, в обратном полёте схватив добычу, оказался на земле!

– Это урок второй. – Чёрный лис спустился с дуба. – Хвалю. Теперь ты знаешь, как охотиться на полёвок. Даже зимой, когда они прячутся под снегом. И всегда будешь сыт.

Лисенку очень приятна была похвала, мелькнула мысль: может, Лисовин не такой уж противный и злой? Может, отложить побег, не спешить?..

– Ну а сейчас – на болото!.. Покажу, как охотиться на птиц.

– На болото? Ни за что! – горячо запротестовал Фук.

– Почему? – удивился Чёрный лис. – Их много, в любое время года, в лесах, в полях, в горах – всюду. Лёгкая добыча, если знать, как подкрадываться.

– Я… я там охотился, – признался лисёнок, – с волчатами… – Он отвернулся, рассказывать подробности постороннему не хотелось.

– И они тебя надули, – догадался Лисовин. – Урок третий: врагов нужно знать в лицо. А волки – первые наши враги, как рыси, ястребы и… «двуногие».

Ушки Фука снова встали торчком: «двуногие» – враги?! Но ведь Прыгунок говорил совершенно противоположное, что они добрые, щедрые, весёлые и смешные. Он даже мечтал с ними познакомиться, а может, и подружиться!

– А какое у них «лицо», у «двуногих»?.. Вы сказали, что врага нужно знать в лицо.

Чёрный лис остро взглянул на лисёнка:

– Ты прав, малыш. Прежде всего, надо показать тебе самых опасных и вероломных. Следуй за мной, не отставай.

Фук едва поспевал за Лисовином, хотя тот бежал неторопливо, явно не в полную силу. Иногда лисёнок терял его из виду: когда лис нырял в густые заросли, чёрная шубка была отличной маскировкой, превращая его в невидимку.

Лес постепенно редел, и по тому, как он наполнялся знакомыми звуками, запахами и шумами, Фук догадался, что впереди должна быть вода – речка, родничок или даже озеро. Он повеселел, расслабился, и мысль о побеге вновь прочно поселилась в его голове. Лисёнок больше не боялся отстать от чёрного лиса, потерять того из вида.

Когда Фук случайно наткнулся на земляничную полянку, он был просто не в силах отказаться от лакомства. И это стало его ошибкой. Едва последняя ягодка оказалась на языке, Фук понял, что заблудился: Лисовин исчез. Верный помощник – чёрный нос — тут же начал поиски. Он обследовал каждый куст, пенёк, сломанную ветку и корягу – тщетно! – старый хитрован умел запутать следы. И вдруг что-то или кто-то упал на Фука, прижав его к земле! Лисёнок неимоверным усилием вырвался и кинулся бежать, не разбирая дороги. Оглянуться не было времени: враг преследовал, молча и безжалостно, и только близкое, горячее дыхание подсказывало, что развязка близка. Страх разрывал сердечко Фука, из последних сил он крикнул:

– По-мо-ги-и-и-те!.. – но звук замер под тяжестью повалившего его зверя.

Лисёнок лежал тихо и безвольно, покорно ожидая смерти. Неожиданно хватка ослабла, и Фук услышал:

– Урок четвёртый. Когда не можешь убежать, притворись мёртвым, как сейчас.

Так это Чёрный лис!.. Фук и обрадовался, и обиделся: так пугать?!.. Ведь он и в самом деле мог умереть от ужаса.

– К этой хитрости прибегают все умные звери. Только прожорливые гиены всё подбирают, и мертвечину тоже, но, к счастью, они здесь не водятся. А теперь вставай, отправляемся в город.

– Куда?.. – подскочил Фук. – В Город?!

– Покажу тебе норы «двуногих». Когда солнце уйдёт за лес, днём опасно.

– А что сейчас будем делать?

– Обед добывать. Тот, который ждал тебя в расщелине, был последним. Теперь сам будешь заботиться, чем насытить свой живот. Но одно полезное местечко, так и быть, покажу, – добавил Лисовин на бегу. – Держись ближе, след в след, и ворон не вздумай считать.

Кто бы спорил! Смысл поговорки, которую Фук слышал от мамы-лисы, он уяснил очень хорошо.

5.

…«Полезным местечком» оказалась необычная, довольно большая поляна, со всех сторон огороженная обломками сухих веток, которых в лесу валялось множество. Но травки и невысокие кустики росли на ней ровными рядами, между которыми были протоптаны тропинки.

– Это пастбище устроили «двуногие», для себя, – пояснил Лисовин. – Они называют его «огород».

– Как?.. о-город?..

– Именно, поляна от города недалеко, что разумно, и плоды собирать удобно. А их здесь видимо-невидимо, одни прячутся в земле, другие зреют сверху. Но тут полно и червей, жуков, лягушек, ежей. Поэтому сюда слетаются и сбегаются и птицы, и грызуны – каждый находит своё любимое лакомство. Ну, и нам, лисам, есть за кем поохотиться.

– Эту загородку я могу перепрыгнуть, запросто! – похвастался Фук.

– Можешь. Но сразу всех распугаешь, и останется только зубами щёлкать. Лучше сделать подкоп. И выждать, когда добыча сама к тебе подойдёт. А подойдёт она, если не почувствует твоего запаха. Поэтому подкрадываться нужно…

– …когда ветер дует прямо в нос! – радостно закончил Фук. – Мне мама-лиса говорила.

– Ну, раз ты всё знаешь, счастливой охоты! – Чёрный лис махнул хвостом, пробежал вдоль изгороди и скрылся за поворотом.

Лисёнок решил сначала разведать обстановку, посмотреть, кто тут охотится и чем лакомится. Привстав на задние лапки, он отыскал в загородке щель и просунул туда голову.

Жизнь в огороде, что называется, кипела ключом: зверушки и птахи бегали, сновали, что-то копали, искали, таскали, клевали… К своему удивлению, Фук обнаружил некоторых своих знакомых. Вон дружная семейка ёжиков топает по дорожке: мама Ежиха впереди, а за ней катятся пять колючих колобков. А вон на грядке сидит Бурундук и шелушит зелёные коробочки, а круглые сладкие «ягодки», что внутри, прячет в защёчные мешки. Фук эти «ягодки» пробовал — дядя Бурундук угощал. Неужели он так далеко бегает за любимым лакомством? Лисёнок хотел, было, окликнуть соседа, но удержался, – какой же он тогда разведчик?..

И тут внимание Фука привлёк енот — тот самый, в чёрной маске с полосатым хвостом, который на озере слопал его добычу. Он-то что тут забыл?..

Небольшой зверёк в голубой шубке, очень похожий на зайчика (это был кролик, как потом узнал лисёнок) сидел и с наслаждением грыз морковку, которую только что вытащил из земли. Енот подскочил к нему и начал отнимать морковку, но голубой зайчик не собирался расставаться с лакомством. Он вдруг подскочил и лягнул нахала сильными задними ногами! Ух ты, Фук аж присел от восторга! Енот кубарем покатился по земле. Однако оплеуха не остановила бесстыжего разбойника. Зажав добычу в одной лапе, он пустился наутёк на трёх, зайчик – за ним. И он бы догнал воришку, но, к сожалению, ни серые, ни белые, ни голубые зайчики не умеют лазать по деревьям, а еноты это делают отлично.

Возле изгороди с той стороны, куда убежал охотиться Лисовин, стоял странный, толстый и высокий пень, на который и взобрался енот. Интересно, как же он собирается есть грязную морковку, ведь воды тут нет? Но и здесь захватчику повезло – пень, видимо, оказался трухлявым, и дождевая вода скопилась у него внутри. Енот принялся энергично полоскать морковку, а потом, не обращая внимания на обиженно прыгающего внизу зайчишку, начал ею так хрустеть, что, наверное, его услышали все, кто был на поляне.

Фук негодовал: это нечестно, несправедливо! Обижать того, кто слабее тебя! Неужели никто не заступится за голубого зайчика?.. Как жаль, что Лисовин не видит этого безобразия, он бы проучил Енота!

И вдруг случилось невероятное: забор как бы сам собой раздвинулся, образовалась огромная дыра, в которую вошёл… «двуногий»! Точно такой, как описывал Прыгунок. Только маленький, меньше Фука, если бы лисёнок встал на цыпочки. А в передних голых лапках «двуногий» держал невиданного зверя – абсолютно белого и такого пушистого, что «лица» его было не разглядеть, чтобы понять, друг перед тобой или враг. Мохнатое чудище издавало очень громкие и грозные звуки, что-то между «мрр» и «урр», от которых мороз пробегал по коже, а шерсть сама поднималась дыбом. Лисёнку немедленно захотелось убежать и спрятаться где-нибудь. И он бы это немедленно сделал, если бы не голова – она застряла в изгороди и не хотела вылезать обратно! Путь был только один – вперёд, и Фук нырнул! К счастью, он не успел поесть, живот был пустой и тощий, поэтому, можно сказать, лисёнок «просочился» сквозь щель и укрылся в густой траве.

Теперь можно перевести дух, но любопытство!.. – с ним Фук бороться был не в силах. И он осторожно, вдоль забора, стал подбираться к мохнатому чудищу. Позиция, которую выбрал лисёнок, была очень удобная: ветер дул прямо в нос, а высокая крапива полностью скрывала Фука. Обзор отсюда был замечательный: перед лисёнком открылась небольшая площадка — «столовая» пернатых, где кормились воробьи, синички и другие лесные птицы. Среди них бродили крошечные, похожие на пушистые комочки, жёлтенькие существа, они тоже что-то искали, клевали и при этом забавно, словно радуясь, пищали: «пи-пи-пи!»

Появление маленького «двуногого» никак не изменило обстановку: обитатели огорода продолжали заниматься своими делами — похоже, этого малыша никто не боялся, поэтому и не принимал в расчёт. Между тем, он спустил на землю таинственного пушистого незнакомца и сказал:

– Иди, котик, погуляй!

«Котик»?.. Так зовут это существо?.. Но имя Пушистик подошло бы ему больше.

Котик потёрся спинкой о ноги хозяина, муркнул, и лениво, лапка за лапку, отправился в «столовую» пернатых. Там он разлегся на солнышке и вроде бы задремал. Но Фук подобным фокусам верил мало. Ни ягоды, ни плоды, ни полезные травки – ничего, что росло на грядках, котика явно не интересовало. В «столовой» ему тоже делать нечего: зернышки, что ли, клевать? Так что же задумал пушистый хитрец?..

А двуногий малыш последовал за любимцем и принялся рассыпать на площадке какие-то крупинки, семечки, приговаривая: «цып-цып-цып»!..

На его призыв слетелись и сбежались все обитатели «столовой», чирикая, тенькая, насвистывая, – каждый на свой лад благодарил за угощение.

– Да не ссорьтесь, всем хватит, – засмеялся малыш и, выбрав густо усыпанный сочной малиной куст, тоже занялся приятным делом.

За передвижением этой дружной парочки следил, как выяснилось, не один Фук. Енот бросил грызть морковку и теперь сидел на краю пня, пристально разглядывая котика, а его полосатый хвост нервно при этом отбивал дробь.

Жёлтенькие «комочки», собирая зёрнышки, прыгали уж слишком близко от сонного котика. Один из них, самый беспечный, вскочил прямо ему на голову, очевидно приняв за бревно или досадную преграду.

Реакция была молниеносной – взмах лапой, и малютка оказался в когтях хищника! «Пи-пи-и-и!» – последнее, что успел произнести несчастный. И в тот же миг с боевым криком: «Чихуа-хуа!» енот устремился на обидчика! Он вскочил на загривок котика и начал его с остервенением трепать. Кот с диким воплем кинулся к спасительным кустам, где притаился лисёнок. От неожиданности и страха Фук сделал самую высокую «свечку» и свалился на подлого котика, отрезав ему путь к отступлению.

И тут этот «клубок» – лапы, головы, зубы и хвосты – выкатился за ограду, а следом бежал с хворостиной маленький «двуногий» и кричал:

— Брысь, брысь, брысь!..

Вот чудак, неужели он думал, что енот или Фук стали бы выполнять этот глупый приказ?..

Сражение закончилось, когда троица вкатилась в спасительный лес. Котик сиганул на ближайшую сосну и от страха забрался на самый верх. Преследовать врага енот и лисёнок не стали, благоразумно отбежав подальше, когда увидели, что следом мчится малыш спасать своего любимца.

– Кис, кис, кис!.. – бегал он вокруг сосны. – Спускайся, Пушистик, не бойся! Иди ко мне!.. – но котик в ответ только жалобно мяукал.

– Здорово мы его шуганули! – довольно фыркнул енот. – Этот кот давно у меня в печёнках сидит. Ещё в прошлом году они сюда с маленьким «двуногим» приехали, и этот мурчалка сразу начал свои порядки наводить, хвост над каждым кустом задирать, метить, дескать, моя поляна. А меня от его запаха воротит, аж нос чешется! Пусть теперь «двуногий» на сосну лезет и достаёт своего котяру.

– А разве тот сам не может?

– Прыгать – высоко, а спускаться вниз головой – боится, – улыбнулся, показав все сорок два зуба енот. – Тебя как звать?

– Фук, – повёл хвостом лисёнок. – А тебя?

– Не знаю.

– У тебя нет имени?! – ахнул Фук. – Тогда я буду звать тебя Чёрная маска.

– Мне всё равно.

– А чего ты, как бешеный, на котика накинулся?

– Ненавижу кошек!.. Видел, как он жёлтенького прихлопнул?.. И если бы мы с тобой не вмешались, всех бы передушил. Просто ради удовольствия. Весь их подлый род ненавижу!.. Маму и сестрёнок рысь разорвала, тоже кошка, только большая. Я чудом уцелел, – добавил енот, отвернувшись.

Фук был потрясён: как, значит, енот-полоскун сирота?.. У него нет ни мамы, ни папы, ни братиков, ни сестёр? И дома родного нет, и никто не учил его охотиться, и пожалеть его, приласкать некому?..

Горячее чувство сострадания захлестнуло лисёнка:

– Хочешь, я буду с тобой дружить?..

– Зачем?

– Жить будем вместе, играть… Я познакомлю тебя с мамой-лисой, она не будет против, я знаю. И с нашим родственником поговорю, с Лисовином. Он учит меня охотиться, и тебя научит.

– Лисовин, ты сказал?.. Это он привёл тебя на огород?

– Ты его знаешь?

– Первый в лесу живодёр. Только попадись – косточек не соберёшь.

– Зачем ты так говоришь! – возмутился лисёнок. – Он, он… и мухи не обидит, – повторил Фук слова мамы-лисы.

– Муху, может, и не обидит, зачем она ему? А вот кролик, голубенький зайчик… – Енот обежал вокруг пня, – в самый раз.

Лисёнок всполошился:

– Про какого зайчика ты говоришь?.. У которого сам морковку отобрал?

– Я-то – морковку, их на грядке – куча, а твой Лисовин… Иди сюда, посмотри, что от бедняги осталось. Ножки да рожки…

– Неправда, неправда!.. Ты злой, ты всех ненавидишь!.. Так нельзя, нельзя!.. – Лисёнок зажмурился, уткнулся в густой мох и закрыл лапами уши.

– Я полоскал морковку в бочке с водой и всё видел. Чёрный лис сидел в засаде, а кролик подбежал слишком близко. Он и пикнуть не успел, – Лисовин его в лес утащил.

Фук лежал тихо, не двигаясь, оглушённый страшной новостью. Так вот, что значит «добывать себе обед», вот чему хотел научить его Чёрный лис…

Енот подошёл к лисёнку и дёрнул его за хвост.

– Ты идёшь?.. Ну, как знаешь. Прощай, Фук. А я бы, пожалуй, с тобой подружился: ты какой-то… неправильный лисёнок, – добавил он в раздумье и припустил галопом.

Как же ему быть, как поступить? Дороги домой Фук не знает, а к Лисовину… Он ведь обещал показать ему норы «двуногих», и страшных «охотников», которых так опасается мама-лиса. Нет, к чёрному лису Фук не вернётся никогда!.. Лисёнок вскочил:

– Чёрная маска, я – с тобой!

Енот ничуть не удивился, когда Фук его догнал.

– Чихуа-хуа! – воскликнул он, но в этот раз клич звучал не грозно, а дружески, как одобрение принятого лисёнком решения.

– Ты где живёшь? – спросил на бегу Фук.

– В саду, – коротко ответил енот.

– В каком таком «саду»?

– Прибежим, сам увидишь.

– От Дальнего озера очень далеко? – не отставал Фук.

– Рядом.

– А от «города»?

– Близко.

Такого оборота Фук совсем не ожидал! Как?.. В лесу, который Черная маска называет «сад», находится его нора, на берегу озера, да ещё и рядом с городом!.. Но Фук даже представить не мог, какие необыкновенные приключения ждут его впереди, когда он принял решение бежать с Чёрной маской в неведомый сад…

6.

…Жилище, куда привёл лисёнка енот, очень ему не понравилось: ничего похожего на то, что Фук знал или видел: какое-то нелепое, дырявое, всё в щелях сооружение. Здесь привольно гуляли ветра, заливали дождики, а уж от холода и снега вообще негде было бы спрятаться. Фук не понимал, как вообще тут может жить приличный зверь.

– Не нравится? – заметив, как ежится гость, с опаской обнюхивает стены, спросил хозяин.

– Почему ты не выкопаешь себе настоящую нору? – уклонился Фук.

– Во-первых, я не умею.

– Не умеешь?! – ахнул лисёнок.

– А во-вторых, нет надобности. Летом и тут хорошо: всё видно, всё слышно, никто сюда не лезет. А осенью найду пустую нору или дупло – и залягу до весны. А в-третьих, мне здесь нравится. В саду полно фруктов самых разных, ягод – ешь, сколько хочешь, – вкуснятина!.. Как стемнеет, побегаем по саду, сам убедишься.

– А почему в нашем лесу их нет?

– Потому что «сад», ну, лес «двуногих», они сами посадили. И ухаживают за ним – поливают, землю рыхлят, чем-то деревья угощают.

– Ухаживают?.. Так здесь живут «двуногие»?! – Лисёнок почувствовал, как страх снова поднимает на загривке шерсть, а лапки невольно подгибаются.

– Ну, да, вон их «нора», в дальнем конце сада, посмотри в щель. Видишь?

Фук приник к прорехе в стене: сквозь деревья проглядывало какое-то странное, раскрашенное яркими красками высокое строение.

– Почему «нора» такая большая и… разноцветная? Это ведь опасно. Разве «двуногие» никого не боятся?

– Эта нора летняя, «дача» называется. Они живут в ней, пока зима не пришла.А как снег ложится, в Город убегают, там у них есть другая, тёплая.

Лисёнок порывался спросить, откуда всё это известно Чёрной маске, но подумал, что когда они поближе познакомятся, тот сам ему расскажет.

– А кроме тебя, в саду кто-нибудь живёт? – поинтересовался Фук.

– Да куча всякого народа!.. Змеи, мыши, лягушки древесные, червяки, жуки, птицы, – перечислял енот. – Голодным не останешься. И «двуногие» угощают, делятся тем, что сами едят. Ты вот что, ложись, отдохни перед ночной охотой. А я кое-что проверю, – он отстранился от щели. – В углу – утиные яйца, поешь, на голодный живот не уснуть – по себе знаю, – добавил Чёрная маска и бесшумно покинул убежище.

Это было очень кстати! Ведь на огороде Фуку так и не удалось пообедать из-за подлого котика, напавшего на беззащитных цыплят. С утиными яйцами лисёнок управился в два счёта, – животик его насытился, успокоился и больше не напоминал о себе. Но вот сон и не думал приходить, хотя Фук честно старался его приманить: свернулся клубком, укрылся хвостом и закрыл глаза.

Вместо этого в голову полезли всякие назойливые мысли. Куда это так поспешно убежал енот-полоскун?.. Обед свой отдал Фуку?.. На озере слопал его добычу, а тут – «поешь, отдохни»! Очень подозрительно. Лапки загудели – верный знак, что удержать их на месте не удастся. Да и ушки стояли торчком, пытаясь определить, откуда доносятся слабые, незнакомые, но очень приятные звуки.

Выскользнув из «норы», стараясь держаться в тени, лисёнок, крадучись, двинулся вдоль забора к разноцветному строению. Почему-то он был уверен, что отгадка странного поведения Чёрной маски – там. По мере приближения к «даче» мелодичные звуки становились всё отчётливей и звонче. Неожиданно с ближнего дерева послышался шорох, – Фук замер!.. Подняв голову, он заметил, как среди листвы мелькнул полосатый хвост. Так вот куда направился енот, он тоже услышал таинственные звуки и решил проверить, кому они принадлежат. Лисёнок затаился.

Между тем из цветного домика вышел огромный «двуногий», за спиной у него торчала какая-то «палка», а на руках он держал детёныша, очень на него похожего. Следом выскочил лохматый «волчонок» и звонко затявкал. Хорошо, что ветер дул прямо в нос, – иначе бы Фуку несдобровать!

– Тихо, Рекс!.. – прикрикнул большой «двуногий». – Сейчас в лес пойдём, там отведёшь душу.

– Папа, только недолго, хорошо?.. – попросил детёныш.

– Конечно, дочка. Только силки проверю, вдруг Чернобурка всё-таки попался?.. Будет тебе на воротник.

– Папа!..

– Шучу, шучу, ваше милосердие. Но и Лисовин ведёт себя не по-соседски: опять кролика задрал и в курятник повадился. Вчера, если бы не Рекс, нашему Петьке конец бы пришёл.

«Двуногий» бережно усадил дочку в кресло с большими колёсами, погладил по голове:

– Не скучай, рыжик. Музыку послушай, почитай. С цветочками своими поздоровайся, ты ведь давно их не видела. По саду покатайся, яблоки уж поспели. А мы – скоро: одна нога – здесь, другая – там. Рекс, за мной! – скомандовал хозяин, и они ушли.

Мелодия, которая привела лисёнка, лилась из небольшой зелёной коробочки, что висела на шее малышки. Чарующими волнами она плыла по саду, успокаивая сердечко и поселяя доверие в душе лисёнка.

Что же он узнал?.. «Значит, похожего на волчонка зверя, зовут Рекс, – подводил итоги Фук. – Его хозяин – большой «двуногий», «папа». Так назвала его та, кого он нёс на передних лапах. Сразу видно, что он любит своего детёныша, говорит ласково: «дочка», «рыжик», по головке гладит, прямо как мама-лиса – Фука…»

Малышка проехала по дорожке совсем близко от сидевшего в засаде лисёнка. И он очень хорошо её рассмотрел. Мордочка у неё была круглая, вся усыпана рыжими пятнышками, похожими на маленькие солнышки. И белую шкурку тоже украшали красные кружочки, напоминающие солнце на закате. Но самое прекрасное – вся её голова была покрыта ярко рыжей кудрявой шерсткой!.. Вот почему папа называл дочку «рыжиком»!.. А за ушком у неё торчала ромашка! Как у мамы-лисы!..

Фук неожиданно почувствовал к этому маленькому двуногому существу такое доверие и любовь, что готов был выскочить из укрытия и потереться о её белые лапки. Но осторожность всё-таки взяла верх: вдруг она испугается, закричит, позовёт на помощь?.. О том, какая расплата могла бы за этим последовать, лисёнок даже представлять не стал.

И тут с дерева упало огромное, жёлтое яблоко и подкатилось прямо к колесу! Девочка засмеялась:

– Спасибо, енотушка!.. Слезай, я ведь знаю, что это ты!..

Енот спустился по стволу яблони, но на землю не спрыгнул.

– Ну, когда же ты перестанешь меня бояться? Иди сюда, поздороваемся. Ты, наверное, меня потерял?.. А я болела, с трапеции спрыгнула неудачно – ноги вот сломала, теперь в коляске катаюсь. Ладно, поедем к дому, я тебе гостинцы привезла.

Рыжик, – такое имя выбрал для этой милой девочки Фук, – вернулась к разноцветному строению, достала из сумки, что лежала на полочке возле крыльца, какие-то жёлтые толстые палочки и положила на ступеньки.

– Угощайся, енотушка. Это – бананы, думаю, ты их ещё не пробовал. Очень вкусные и полезные. Уверена, тебе понравятся.

Чёрная маска спустился с яблони, дождался, пока Рыжик откатилась подальше от крыльца, подскочил, схватил угощение, прыгнул на бочку с водой, что стояла возле дома, и принялся полоскать банан.

– Да он чистый! – снова залилась смехом девочка. – Его нужно только очистить, шкурку снять, смотри, как это делается…

Енот внимательно следил за действиями Рыжика, потом очень ловко избавился от шкурки и добрался до сердцевины. Он ел и похрюкивал от удовольствия, а у лисёнка слюнки текли.

Окончив трапезу, Чёрная маска подбежал к сумке и потянул её к себе.

– Понравилось?.. Ещё хочешь?.. Возьми, – и девочка протянула ему банан.

Енот крепко зажал заморский фрукт, как морковку, в передней лапе и запрыгал на трёх к своей норе.

– Енотушка, да у тебя, кажется, появился друг или подруга?.. – догадалась Рыжик. – Приходите в гости!

– Чихуа-хуа, – откликнулся енот, что можно было истолковать, как согласие, что приглашение принято.

Фук сообразил, что ему нужно поспешить, чтобы оказаться на месте раньше Чёрной маски. Это ему удалось: ведь его несли четыре лапки, а енота – только три…

Лисёнок свернулся клубком, нос уткнулся в мягкую шерстку, а пушистый хвост прикрыл голову. Фук посапывал и вздрагивал, будто видел замечательный сон.

– Проснись, соня-засоня! – толкнул лисёнка енот. – Смотри, что я тебе принёс!

Но Фук не спешил «просыпаться», он сладко зевнул, потянулся и недовольно протянул:

– Не мешай!.. Я ещё сон не досмотрел.

– Как хочешь. Сам съем.

Этого лисёнок никак не мог допустить:

– Нет, нет, я уже проснулся!..

– Лопай. – И в чёрный нос Фука упёрлась жёлтая толстая «палочка».

Запах был чужой и совсем не вкусный.

– Помоги мне снять с неё шкурку, – попросил лисёнок.

– Откуда ты знаешь, что банан сначала нужно очистить?

Фук понял, что проговорился и начал придумывать на ходу:

– Я… меня… дядя Бурундук… нет… Пры… Прыгунок у-уго-щал.

– Чихуа-хуа! – возмутился Чёрная маска. – Врёшь и не краснеешь! Ты следил за мной, шпионил!.. Сон не досмотрел… Вон у тебя весь хвост в колючках! Ты в репейнике прятался, признавайся! Уходи отсюда!..

Это была настоящая трагедия.

– Прости, прости, – залепетал лисёнок. – Не прогоняй меня, пожалуйста!.. Мне некуда идти…

– Иди, откуда пришёл!.. Ты такой же, как весь ваш род, хитрый, подлый, коварный! Убирайся, пока я тебя не искусал!

Несчастнее существа не было на всём белом свете. Зачем, зачем Фук это сделал?! По глупости, по недомыслию сам всё разрушил!.. Потерял друга, дом, где ему дали приют, Рыжика, с кем он обязательно бы подружился, а теперь… Лисёнок, как побитая собака, ковылял, не зная, куда. Глаза ничего не видели, нос ничего не чувствовал, а хвост тащился следом, не заметая следов. Умереть, спрятаться, исчезнуть, провалиться сквозь землю, чтобы его никто никогда не нашёл!..

Лисёнок потерял счёт времени, он так измучился, устал, что рухнул под какой-то куст, но провалился не под землю, а… в тяжёлый, беспробудный сон…

Очнулся Фук, когда полная луна выплыла из-за туч, заливая лес мертвенным, холодным светом. Так жутко, одиноко и страшно лисёнку ещё никогда в жизни не было. Но самое мерзкое – ненасытный живот снова требовал, чтобы Фук его немедленно наполнил! Через силу лисёнок поднялся и побрёл наугад, опустив голову к земле.

Неожиданно нос уловил еле различимый, но очень знакомый запах – полёвки! Конечно, это были они, ведь енот-полоскун говорил, что их тут много, особенно в саду и огороде. Это придало сил, и лапки понесли лисёнка к желанному источнику.

Впереди маячила высокая стена какого-то строения, но внизу, под ней Фук обнаружил довольно большую дыру. В неё вполне мог пролезть и более крупный зверь, нежели маленький лисёнок. Он вспомнил, чему учил его Чёрный лис: не прыгать через изгородь или другую преграду, а сделать подкоп, чтобы незаметно проникнуть на чужую территорию. По всей видимости, кто-то уже это проделывал, а значит, и лисёнку там есть чем поживиться.

Фук лёг на брюшко и вытянул вперёд лапы. Но в следующее мгновение чьи-то когти вцепились в него!.. Дикая боль пронзила лисёнка, и он взвыл так отчаянно и громко, что заложило уши. Фук пытался вырваться, пятился, дёргал лапу, от чего боль становилась ещё невыносимей. Это был конец. Он понял: никто не придёт, никто не спасёт. И это ему наказание за все дурные поступки, за то, что обижал, обманывал, что хитрил и подличал…

7.

Чёрная маска, поужинав, по давно установившейся привычке, перед сном совершал обход своих владений: всё ли в порядке, не безобразничают ли чужаки, пришельцы из другого леса. И вдруг в ночной тишине он услышал дикий, тонкий, пронзительный вой – так кричат раненые, попавшие в большую беду звери. И он помчался на зов!.. Зрение у енота было отличное, ночью он видел даже лучше, чем днём, поэтому ещё издали понял, кто звал на помощь и почему.

– Ты живой? – осторожно притронулся к лисёнку енот.

Фук вздрогнул, дёрнулся и жалобно застонал.

– Лежи, не шевелись!.. Не то без лапы останешься. Жди, я скоро вернусь!

Чёрная маска понёсся галопом в сад, к «норе», где жила его спасительница. Она когда-то нашла в лесу его, маленького енотика, которому едва исполнился месяц, и кормила, поила молоком, ухаживала, потому что его родная мама погибла…

– Чихуа-хуа!.. Чихуа-хуа!.. – что было сил позвал енот. Но девочка, конечно, спала праведным сном и не слышала зова.

На счастье, окно было открыто, Чёрная маска сделал то, на что никогда бы не решился прежде. Он впрыгнул на подоконник и снова позвал: «Чихуа-хуа!..»

Вспыхнул свет.

– Что случилось, енотушка? – девочка села на кровати. – Беда?..

– Чихуа-хуа!.. – повторил енот, спустился на землю, но остался под окном.

– Папа, папа!.. – закричала девочка. – Проснись!..

– В чём дело, дочка?.. – прибежал отец. – Что тебя испугало? Ты увидела плохой сон?

– Там, за окном… Енотушка, он просит помощи, – ответила она. – Случилась какая-то беда.

– Ты уверена? – отец выглянул из окна. – В самом деле, сидит.

– Прошу тебя, пойди за ним. Он покажет.

– А до утра нельзя подождать?

– Папа, милый, умоляю!..

– Хорошо, хорошо, Рыжик, не волнуйся. Добрый доктор Айболит сейчас оденется, возьмёт фонарь и отправится в нашу «африку» гулять. Ружьишко, на всякий «пожарный», прихвачу, а домашнего Артемона я всё-таки оставлю тебя охранять.

– Обещай мне…

– Обещаю, ваше милосердие, никого не обижать, никого не прогонять, всех любить и защищать. Я ведь всё-таки лесник, а не охотник…

Чёрная маска вёл большого «двуногого» через лес, продираясь сквозь кустарник, бурелом и поваленные бурей деревья. Тот ворчал, но не возражал, чувствуя, что беда действительно требует его скорой помощи. Когда впереди показался курятник, всё стало ясно:

– Попался-таки, Чернобурка! Не зря, выходит, я поставил возле лаза капкан, – сказал лесник и посветил фонариком. – Э, да это лисёнок… Месяца два, не больше, – разочарованно произнёс он. – Любопытному на днях… прищемили нос… в дверях, – приговаривал он, освобождая пленника из острых зубов стального чудовища.

– Чихуа-хуа, чихуа-хуа!.. – крутился под ногами енот, заглядывая в глаза спасителю.

– Похоже, это твой приятель, парень, коли среди ночи нас поднял.

Лисёнок безвольно, как тряпичная кукла, висел на руках человека, не подавая признаков жизни.

– Фырк, фырк! – Чёрная маска вставал на цыпочки, стараясь дотянуться до  лисёнка.

– Да жив он, жив, не волнуйся. Лапа сломана – до свадьбы заживёт: сложим, отремонтируем, через месяц будет бегать, как олимпиец. Однако пора домой. Там Рыжик уж все глаза проглядела. И вот что, парень, теперь я тебя поведу, нормальной дорогой, договорились?.. Не то я ноги себе переломаю, а это уж совсем не желательно.

Чёрная маска был очень умный и сообразительный енот, и главное понял – друг его спасён, и мир в саду и в огороде восстановлен…

8.

Пока шла «операция» Чёрная маска сидел на пороге и внимательно наблюдал за действиями большого «двуногого», как тот бережно складывает лапку лисёнка, прижимает с двух сторон дощечки и крепко забинтовывает. Теперь Фук стал похож на Рыжика, только у той обе ножки «белые», а у Фука – одна. Девочка, кажется, переживала и волновалась больше всех. Она гладила лисёнка и приговаривала:

– Потерпи, миленький, потерпи, мой золотой, сейчас папа забинтует лапку, и тебе станет легче. Всё будет хорошо. Ты поправишься, обязательно! Мы теперь вместе с тобой будем выздоравливать. Наперегонки, кто быстрее встанет на ножки!..

Лисёнок плохо слушал, что говорила эта славная девочка, но нежные руки, ласковый голос, который журчал, успокаивая и баюкая, сделали своё дело. Глазки Фука невольно закрывались. А ушки уже не торчали торчком, поскольку опасность миновала, и можно было без страха оставить свой пост «часового».

– Ну, доченька, пойдём. Доктор Айболит сделал своё дело, а теперь пусть больной спит, сон – лучший лекарь. Натерпелся, дурашка, страху, и, если бы не твой крестник, худо пришлось малому.

– Папа, но ведь он сейчас абсолютно беспомощный. Ни охотиться, ни за себя постоять.

– Ваше милосердие, знаю, куда клонишь. Пусть живёт, сколько захочет. Ну а с Рексом я договорюсь. Не станет же он обижать болезных.

– Папочка, я так тебя люблю! Очень, очень… – голосок девочки задрожал и пресёкся.

– Солнышко ты моё…

Отец поставил возле лисёнка миску с водой, рядом положил кусочек мяса.

– Проснётся, поест. – Он разглядывал мирно и доверчиво сопящего зверёныша. – Ласку все понимают. Какой смешной… Как же ты его назовёшь?

– А помнишь, когда я была меленькая, у меня была любимая книжка про лисёнка Фука. Ты мне читал, помнишь?..

– Помню. Который друга искал, да всё криво выходило. А ты просила: «Ещё, ещё почитай, вдруг он его найдёт?» До дыр зачитали, так и не узнали, чем история закончилась.

– Вот поэтому я и назову этого маленького рыжика Фуком!..

– А что, вполне приличное имя, – одобрил отец, и они дружно засмеялись.

…К концу лета Фук заметно подрос. Лапка его зажила, и бегает лисёнок так же быстро, как и прежде. А вот у Анюты, так звали его спасительницу, ножки ходили ещё плохо. Поэтому гуляли по саду втроём: девочка – в коляске, а Фук и Чёрная маска – рядом, как почётный эскорт, на длинных поводках. Но это – для «фасона», они бы и так никуда не убежали – друзей в беде не бросают!..

Живут лисёнок и енот в «летней норе» в дальнем углу сада. На обед собираются все вместе у цветного домика, по звону колокольчика, который висит возле дверей. Его повесил Лесник, папа Рыжика, после того ночного происшествия. Теперь не нужно вскакивать на окно, чтобы позвать на помощь, а просто – дёрнуть за верёвочку…

Енот уже умеет звонить, ему хорошо – у него лапка, как у Анюты, очень ловкая. А вот Фук пока прыгает, тренируется, но непременно научится, зато он умеет считать: один звонок – на обед, два – гулять, а три раза колокольчик позвал – в школу!.. Но не в лесную, а цирковую. Да, да, Анюта учит четвероногих друзей всевозможным интересным трюкам. И если они будут прилежно учиться, обещает взять их в цирк, где они станут выступать, а маленькие и большие «двуногие» – смотреть, смеяться и угощать артистов всякими лакомствами.

Лисёнок и енот пока думают. Но это уже совсем другая история…

Римма Кошурникова

Рисунки: Художник — иллюстратор Аврутис Х.А. Западно-Сибирского книжного издательства, где в 1978 году вышла первая часть этой сказки. 


комментария 4

  1. Казаков Анатолий

    Дорогая Римма! Мне очень понятно о чём вы пишите, мне рисует художник Лена Фабричникова, денег с меня не берёт, знает, что свои крошечные тиражи детских книг я раздам по школам и детским садам…

  2. Римма Кошурникова

    Дорогие друзья, огромная благодарность за ваше внимание к этой сказке и добрые пожелания о её будущем, но в настоящее время это невозможно! Первая часть «Лисенок Фук» с цветными рисунками выпустило Западно-Сибирское книжное издательство в 1975 г. миллионным тиражом. Продолжение о приключениях Лисенка написала в прошлом году, но на все мои обращения в детские издательства получала единственный приговор: «не формат»!.. Так что сегодня издать книжку для малышей можно лишь за собственный счет, крошечным тиражом, при условии, если какой-нибудь художник согласится проиллюстрировать книжку бесплатно, а учитывая наши крошечные пенсии, и это, как вы понимаете, неосуществимые мечты…

  3. Казаков Сергей Анатольевич

    Доброго здоровья вам Римма! Как замечательно, что люди пишут добрые сказки…

  4. Станислав Федотов

    Славная, очень добрая сказка! Я хорошо помню, как рождалась ее первая часть — из устных рассказов для маленького сына. Наверное, так и создаются самые хорошие детские книги — под пристальным вниманием главного «потребителя», ребенка. Язык сказки легкий, прозрачный, доступный пониманию человечку любого возраста. Можно только от всей души поздравить автора и пожелать, чтобы сказка в полном объеме с хорошими иллюстрациями увидела свет в современном исполнении.

НАПИСАТЬ КОММЕНТАРИЙ

Ваш email адрес не публикуется. Обязательные поля помечены *

Копирайт

© 2011 - 2016 Журнал Клаузура | 18+
Любое копирование материалов только с письменного разрешения редакции

Регистрация

Зарегистрирован в РОСКОМНАДЗОР
Рег. № Эл ФС 77 — 46276 от 24.08.2011
Рег. № ПИ № ФС 77 — 46506 от 09.09.2011

Связь

Главный редактор - Дмитрий Плынов
e-mail: text@klauzura.ru
тел. (495) 726-25-04

Статистика

Яндекс.Метрика