Среда, 28.10.2020
Журнал Клаузура

Взгляд за горизонт будущего…

«…режиссура — это не профессия

— это    образ жизни…»

Михаил Ромм

Судьба Джеммы Микоши (Фирсовой), режиссера-документалиста, актрисы, поэта, общественного деятеля, ученицы А. Довженко и М. Ромма, это тема для особенного документального фильма.

2020 год, это год 85-летия со дня рождения  Джеммы Сергеевны (1935—2012),  Лауреата Государственной премии СССР (1973) и Ленинской премии (1980).

В памяти маленькой Джеммы, родившейся в Самарканде рядом с военным гарнизоном, где её отец, военный инженер командовал сапёрным батальоном строивший дорогу через Памир, остались ультрамариновая синь самаркандского неба, пыль дорог и величественная архитектура древнего Регистана несказанной красоты.

А потом началась жизнь в Каунасе. В су­ро­вые годы Ве­ли­кой Оте­че­ствен­ной войны она была ещё ребёнком. Её отец, по долгу службы, ездил по всем фронтам. Мама тоже была военнообязанной, работала в штабе. В пятилетнем возрасте Джемма заболела туберкулезом, врачи только разводили руками. Девочке требовался уход и полноценное питание. В тылу обеспечить это было невозможно. Тогда Сергей Михайлович Фирсов написал рапорт о разрешении перевести семью на фронт, и ребенок часто оказывался в прифронтовой полосе, а то и на самом фронте, но не разлучаясь с родителями. Что послужило исцелением, они и сами не знали, главное дочь через некоторое время выздоровела.

Джемма, вспоминая начало Великой Отечественной войны, рассказывала:

Джемма с отцом С. М. Фирсовым на фронте

«…Так уж по­лу­чи­лось, что мой отец, Сергей Михайлович Фирсов, полковник, начальник инженерных войск в конце сорок пер­во­го года взял меня и маму, Антонину Павловну, с собой «на войну». До са­мо­го её конца я со сво­и­ми ро­ди­те­ля­ми про­ве­ла на фрон­тах – Се­ве­ро-За­пад­ном, Вто­ром Бе­ло­рус­ском, Чет­вер­том Укра­ин­ском… Это и опре­де­ли­ло все мои даль­ней­шие устрем­ле­ния, черты ха­рак­те­ра, всё, что со­став­ля­ет сущ­ность че­ло­ве­ка. Сло­вом, я ока­за­лась в числе тех, «кто по­се­тил мир в его ми­ну­ты ро­ко­вые» и как это ни па­ра­док­саль­но, я не могу ска­зать, что война по­да­ви­ла меня, хотя бы­ва­ли слу­чаи, когда мать за­кры­ва­ла мне глаза, чтобы я не ви­де­ла поле боя, усе­ян­ное тру­па­ми сол­дат. Слава Богу, дет­ская пси­хо­ло­гия всё-та­ки об­ра­ще­на не к тра­ге­дии, а к че­му-то свет­ло­му. Я много ду­ма­ла: по­че­му люди, пе­ре­жив­шие войну, ино­гда на­зы­ва­ют эти годы луч­ши­ми в своей жизни. Ви­ди­мо, по­то­му, что это было время наи­бо­лее яр­ко­го и пол­но­го про­яв­ле­ния нравственности че­ло­ве­че­ской лич­но­сти, пол­ной от­да­чи сил и энер­гии».

Ей было уже лет де­сять, когда семья пе­ре­еха­ли в послевоенный Ка­ли­нин­град (тогда он на­зы­вал­ся ещё Кенигсбер­гом).

Она уже была в том возрасте, когда увиденное запоминается четко и на всю жизнь. Так она запомнила войну, научилась прятать страх и размышлять над увиденным.

Читая ка­кой-то роман Дик­кен­са она вдруг по­ня­ла, что про­сто чи­тать этого мало. Чтобы что-то по­нять нужно по­зна­ко­мить­ся со всеми про­из­ве­де­ни­я­ми пи­са­те­ля, как можно боль­ше узнать о том вре­ме­ни, в ко­то­ром он жил и тво­рил. И она стала вы­стра­и­вать для себя про­грам­му по ис­то­рии, гео­гра­фии, об­ще­ство­ве­де­нию, а к че­тыр­на­дца­ти годам даже оси­ли­ла «Ка­пи­тал» Марк­са и про­шту­ди­ро­ва­ла мно­же­ство дру­гих самых разных книг. В школу она почти не хо­ди­ла, а сда­ва­ла эк­за­ме­ны экс­тер­ном. И это было для неё главным и даже счастьем,  — ро­ди­те­ли поз­во­ля­ли жить ей по своей про­грам­ме.

В сорок ше­стом году в Ка­ли­нин­град при­е­хал Ге­ор­гий Алек­сан­дров – сни­мать «Встре­чу на Эльбе», и её отец, С. Фирсов был приглашён во­ен­ным кон­суль­тан­том филь­ма. Это была пер­вая встре­ча Джеммы не с экран­ным кино, а с тем, ко­то­рое де­ла­ет­ся у неё на гла­зах. Через год со­сто­я­лась вто­рая встре­ча: опять при­е­ха­ли «мос­филь­мов­цы», на этот раз Михаил Ромм со съе­моч­ной груп­пой филь­ма «Сек­рет­ная мис­сия», и С. Фирсов вновь стал его кон­суль­тан­том.

Джемма вспоминает, что:

«…Ми­ха­ил Ильич часто бывал у нас дома. Спросил как-то, чем я увлекаюсь. Я рисовала, писала, интересовалась историей, музыкой. «Есть только одна профессия, которая вбирает в себя все это, — сказал Ромм, — кинорежиссура».  И, помню, меня по­тряс­ла одна фраза, про­из­не­сен­ная им в бе­се­де с папой: «Ре­жис­су­ра – это не про­фес­сия, это образ жизни». И я вдруг по­ня­ла, что это – как раз для меня, только она смогла бы захватить меня целиком, объединить все мои увлечения.

Уже в пять­де­сят пятом я по­сту­пи­ла во ВГИК на курс к Алек­сан­дру Пет­ро­ви­чу До­в­жен­ко. К несча­стью, через год ма­сте­ра не стало, наш курс взял Ми­ха­ил Чи­а­у­ре­ли. После него при­шел Юрий Его­ров и тоже по­че­му-то оста­вил нас…». 

Однако много творческих идей дали студентам мастерские С. Герасимова и М. Ромма.

В 1966 году Джемма защитила диплом игровой картиной «На полпути к Луне» (киноновелла в фильме «Путешествие» по рассказам Василия Аксенова, снятой на киностудии «Мосфильм»).

Но после окон­ча­ния ин­сти­ту­та надо было как-то жить, вот тогда и по­яви­лись пер­вые пред­ло­же­ния сни­мать­ся в кино. Её пер­вой ролью стала Анна Валь­тер в те­ле­филь­ме «Из пепла». Потом Г.Л. Ро­шаль пред­ло­жил сыг­рать Нину Ча­ро­де­е­ву в «Хож­де­нии по мукам». Когда ре­жис­сер мон­ти­ро­вал фильм, почти вся её линия вы­ле­те­ла, и он ска­зал:

«Ты мне «съе­да­ешь» глав­ных ге­ро­инь, по­это­му я тебя мак­си­маль­но со­кра­тил».

Джемма Фирсова. Фотопроба киноленты «Анна Каренина»

И это по­сто­ян­но её пре­сле­до­ва­ло. Так в филь­ме «Это слад­кое слово – сво­бо­да!» при мон­та­же вы­яс­ни­лось, что она «съе­дала» глав­ную ге­ро­и­ню в ис­пол­не­нии Ми­рош­ни­чен­ко, а Будрай­тис – глав­но­го героя, ко­то­ро­го играл Адо­май­тис, и нас обоих до невоз­мож­но­сти со­кра­ти­ли. Так было и в «Хро­ни­ке ночи», и в «Чер­ном солн­це». Но она со­гла­ша­лась сни­мать­ся толь­ко у тех ре­жис­се­ров, кто был ей ин­те­ре­сен. Алек­сей Спеш­не­ва был боль­ше дра­ма­тург и сце­на­рист, чем ре­жис­сер, тем не менее его по­сто­ян­ная го­тов­ность к че­му-то но­во­му и неба­наль­но­му, дей­ство­ва­ла на неё маг­не­ти­че­ски.

В ленте «Вечер на­ка­нуне Ивана Ку­па­ла» Юрий Ильен­ко пред­ло­жил роль в ам­плуа, со­вер­шен­но ей чуж­дом, – роль сель­ской ведь­мы. Это было на­столь­ко неожи­дан­но, что она не смогла от­ка­зать­ся. На съем­ках этой кар­ти­ны про­изо­шла еще одна лю­бо­пыт­ная вещь: когда Джемма пы­та­лась иг­рать на рус­ском языке, у неё ни­че­го не по­лу­ча­лось, а когда пе­ре­хо­ди­ла на укра­ин­ский, во всём по­яв­ля­лась ка­кая-то теп­ло­та, ду­шев­ность, всё ста­но­ви­лось на свои места. Так же было и на кар­тине «Белая птица с чер­ной от­ме­ти­ной у того же Ю. Ильен­ко.

Очень нра­ви­лось её ра­бо­тать с Сер­ге­ем Бон­дар­чу­ком в «Войне и мире» – на съё­моч­ной пло­щад­ке он со­зда­вал со­вер­шен­но необык­но­вен­ную ат­мо­сфе­ру. Для Джеммы это было же­ла­ние про­жить еще одну, со­вер­шен­но дру­гую жизнь, пе­ре­чув­ство­вать то, что в обы­ден­ной жизни не про­ис­хо­дит, иначе го­во­ря, дет­ское стрем­ле­ние к игре, же­ла­ние по­про­бо­вать ва­ри­ан­ты несбыв­ше­го­ся – вот здесь, на­вер­ное, и был ис­точ­ник этой по­треб­но­сти.

Но она стала режиссером документального кино и большей степени связанного с кинохроникой военных лет —1941-1945 годов. Война и кино для неё были тесно вза­и­мо­свя­за­ны.  Цен­траль­ная сту­дия до­ку­мен­таль­ных филь­мов в 70 – 80-е годы были её рас­цве­том, там ещё про­дол­жа­ли ра­бо­тать клас­си­ки оте­че­ствен­но­го до­кументального кино И. Ге­лейн, И. Гут­ман, Л. Да­ни­лов, В. Ка­та­нян, Л. Кри­сти, В. Ми­ко­ша, но уже ярко за­яви­ли о себе их более мо­ло­дые кол­ле­ги, среди ко­то­рых была и Д. Фир­со­ва, поражая окружающих кипучей энергией. Она обладала внеш­ностью   яркой и за­по­ми­на­ю­щейся: поразительно красивая, строй­ная, вы­со­кая, а взгляд огром­ных карих глаз, как маг­нит, при­ко­вы­вал вни­ма­ние.

В ис­то­рии ми­ро­во­го кино не так уж много жен­щин-ре­жис­се­ров. Но одной из самых ярких пред­ста­ви­тель­ниц этой «муж­ской» про­фес­сии, несо­мнен­но оставалась Джем­ма Фирсова. Она вспоминала:

Кинорежиссёр Джемма Микоша (Фирсова)

«Когда я за­щи­ти­ла на­ко­нец ди­плом и пу­сти­лась в по­ис­ки сце­на­рия пер­во­го филь­ма, мне на те­ле­ви­де­нии пред­ло­жи­ли сде­лать кар­ти­ну о по­ли­ти­че­ских пес­нях фран­цуз­ских шан­со­нье. Фильм на­зы­вал­ся «Я часто спра­ши­ваю себя» – это фраза из одной песни, а зву­ча­ло их в филь­ме много, и ис­пол­ня­ли их С. Адамо, Ш. Азна­вур, Ж. Беко, Ж. Греко, М. Матье. За­да­ча была труд­ная, но и увле­ка­тель­ная, и про­фес­си­о­наль­но эта ра­бо­та меня на­учи­ла мно­го­му, глав­ное вер­ну­ла вкус к ре­жис­суре…».

В 1970 г. она стала кинорежиссером студии документальных программ Творческого объединения «Экран» Госкомитета СМ СССР по телевидению и радиовещанию. А с 1973 г. работала по договору в качестве режиссера и автора фильмов Центральной студии документальных фильмов (ЦСДФ).

Со своим будущим мужем Владиславом Микошей Джемма познакомилась на студии, на съемках. Сначала возникли творческие отношения — вместе писали сценарий к его очередному фильму. А потом вместе прожили 40 лет, несмотря на разницу в возрасте в 26 лет.

В войну они, не зная друг друга, с 1943 года постоянно были где-то рядом. Так, на 4-м Украинском фронте отец Джеммы строил переправы через Сиваш — двухкилометровые понтонные мосты, по которым наши танки шли освобождать Крым.  В. Микоша с Приморской армией шёл освобождать Крым с другой стороны, от Керчи. Потом 2-й и 3-й Белорусские фронты — Польша, Померания, Восточная Пруссия…

Джемма призналась, что:

«Когда Вла­ди­слав Ми­ко­ша пред­ло­жил мне сни­мать вме­сте с ним до­ку­мен­таль­ный фильм «Поезд в ре­во­лю­цию», то это уже все­рьез увлек­ло меня, так как я воз­вра­ща­лась к сво­е­му дав­не­му увле­че­нию – ис­то­рии, ко­то­рая здесь ста­но­ви­лась су­ще­ством ки­не­ма­то­гра­фа. Эта кар­ти­на при­нес­ла нам глав­ный приз на пре­стиж­ней­шем ки­но­фе­сти­ва­ле до­ку­мен­таль­но­го кино в Лейп­ци­ге. Потом вы вме­сте сде­ла­ли еще один фильм – «Сток­гольм, ко­то­рый пом­нит Ле­ни­на», а затем стали мужем и женой.

Для меня Вла­ди­слав был не толь­ко мужем, но и дру­гом, кол­ле­гой, со­вет­чи­ком. Раз­ни­ца у нас в воз­расте более чет­вер­ти века, но и се­год­ня, когда Вла­ди­сла­ва Вла­ди­сла­во­ви­ча нет с нами, я не пе­ре­стаю ду­мать о нем, «об­щать­ся» с ним. Созданные до­ку­мен­таль­ные филь­мы имели ши­ро­кий про­кат, они по­лу­ча­ли призы на все­со­юз­ных и меж­ду­на­род­ных ки­но­фе­сти­ва­лях. До­ста­точ­но на­звать такие филь­мы, как: «Зима и весна сорок пя­то­го» (Го­су­дар­ствен­ная пре­мия СССР), «Битва за Кав­каз» (в ки­но­э­по­пее «Ве­ли­кая Оте­че­ствен­ная» (Ле­нин­ская пре­мия), «Па­мять на­все­гда» (се­реб­ря­ная ме­даль А. До­в­жен­ко.

 И вся­кий раз, когда я за­кан­чи­ва­ла оче­ред­ной фильм, я го­во­ри­ла себе: это по­след­ний до­ку­мен­таль­ный, сле­ду­ю­щий будет обя­за­тель­но иг­ро­вой… И снова сни­ма­ла до­ку­мен­таль­ную кар­ти­ну, по­то­му что из всего, что мне по­па­да­лось, толь­ко ки­но­до­ку­мен­та­ли­сти­ка была на­сто­я­щей, и потом ре­жис­сёр в ней оста­ет­ся один на один с ма­те­ри­а­лом, а в ху­до­же­ствен­ном кино нужно иметь много еди­но­мыш­лен­ни­ков, на ко­то­рых мне, прямо ска­жем, не везло».

Джемма Сергеевна, всё-таки ответила себе на главный вопрос, почему для неё жить в до­ку­мен­таль­ном кино и по­знавать мир через то, что делаешь это не только ак­ту­аль­но, но и то необходимо для со­вре­мен­но­го зри­те­ля. Она считала, что:

«Се­го­дняш­не­му зри­те­лю, как гло­ток чи­сто­го воз­ду­ха, нужен до­ку­мен­таль­ный ки­не­ма­то­граф. И он есть, несмот­ря на то, что   уни­что­же­на, как вы зна­е­те, уни­каль­ное твор­че­ское про­из­вод­ство – Цен­траль­ная сту­дия до­ку­мен­таль­ных филь­мов. В глу­бин­ке, в рос­сий­ской про­вин­ции живут и ра­бо­та­ют та­лант­ли­вые ма­сте­ра-до­ку­мен­та­ли­сты. Боль­шим упу­ще­ни­ем яв­ля­ет­ся то, что в таком ме­га­по­ли­се, как Москва, нет ни од­но­го ки­но­те­ат­ра до­ку­мен­таль­но­го филь­ма. Мне по­вез­ло, что я смог­ла по­ка­зать в ки­но­те­ат­ре «Ху­до­же­ствен­ный» одну из моих по­след­них лент, по­свя­щен­ную Вла­ди­сла­ву Ми­ко­ше».

Её муж — Владислав Микоша (1909 -2004), необыкновенно талантливый, удивительной души человек, большой и блестящий мастер искусства кинохроники, прошёл всю Великую Отечественную войну и встретил День Победы в Берлине. Его сьемки боевых сражений, написанные книги, посвященные своим товарищам фронтовым операторам и жестоким дорогам к Победе, получили заслуженную оценку. Он был лауреатом трех Сталинских (Государственных) премий (1943, 1949, 1951) и Государственной премии СССР (1976), получил звание — народный артист СССР (1990) и академика кинематографических искусств «Ника».

Джемма  Сергеевна стала режиссером документальных фильмов: — «Я часто спрашивал себя» (1968; ТО «Экран»), «Поезд в революцию» (1969; Главный приз в Оберхаузене), «Стокгольм, который помнит Ленина» (1970; ЦСДФ); 9-й фильм 20-серийной киноэпопеи «Великая Отечественная»; худ. рук. и продюсер Роман Кармен (1980; Ленинская премия), «Встреча с Джокондой» (1975; ЦСДФ),  «Город-герой Новороссийск» (1975; ЦСДФ) и др. А своей главной режиссерской работой Д. Фирсова считала «Предупреждение об опасности» — о недопустимости применения химического оружия, о смертельной угрозе ядерной войны для мира.

В 1975 она становится главным редактором тематической группы по военно-патриотическим фильмам Главной сценарной редакционной коллегии по художественным фильмам. Она также член Главной сценарной редакционной коллегии по художественным фильмам. Была членом сценарной редакционной коллегии Управления по производству документальных, научно-популярных и учебных фильмов Государственного комитета Совета Министров СССР по кинематографии, а в 1988—худ. руководителем Студии документальных телефильмов Творческого объединения «Экран».

После Чернобыльской аварии участвовала в создании организации «Союз Чернобыль». Была экспертом-координатором Постоянной экспертной группы (ПЭГ) в составе Комиссии Верховного Совета СССР по рассмотрению причин аварии на ЧАЭС и оценке деятельности должностных лиц в послеаварийный период. Имела множество наград за борьбу с экологическими проблемами и за вклад в развитии искусства, она обладатель «Золотого пера».

На вручении Государственная премия СССР.
Москва, Кремль, 1973 год.

Джемма Сергеевна— автор поэтических сборников «Сны возвращений» и «Вторая реальность», хочется привести фрагмент одного из её стихотворений:

«Не дай мне Бог»

Не дай мне Бог

почувствовать успех,

Признать в себе хоть в чём-то совершенство.

Не допусти, чтоб на устах у всех

Моё звучало превосходство и главенство.

Не дай мне Бог перерасти себя,

Когда движенье дальше — только вспять.

Чтоб ослепления, молю Тебя,

Самой собой мне никогда не знать.

Не дай мне Бог всё в жизни получить,

Пресыщенной на пир друзей явиться

И расхотеть стремиться и учиться —

Не дай мне Бог — вдруг захотеть учить

В конце 2007 года при её непосредственном участии и киноведа, доктора искусствоведения И. Гращенковой, а также благодаря инициативе АНО «Эковидеофильм» был открыт Московский клуб документального кино «Окно в Россию. Связь времён» с её верой, что: «… и в дру­гих ки­но­те­ат­рах по­явят­ся такие се­ан­сы, когда зри­те­лей при­гла­сит до­ку­мен­таль­ный экран». Она продолжила то, что не успел Владислав Микоша: издавала его книги, готовила фотовыставки и фотоальбомы его работ, создала о нём фильм. Джемма Сергеевна до конца дней активно принимала участие в съемках, собиралась долго жить, строила планы, не унывала и никогда не жаловалась на здоровье, но её сердце остановилось в канун Дня Победы – восьмого мая 2012 года.

С 2012 года — Московский клуб документального кино стал носить имя

Владислава и Джеммы Микоши.

Её взгляд на ушедшее в лета современников и Время, — это взгляд мастера своего дела, очень красивой женщины и человека с большой буквы. Это взгляд великого кинодокументалиста Джеммы Микоши (Фирсовой)— взгляд за горизонт будущего…

Галина Ергазина-Галеррос


комментария 2

  1. Инга

    Великая женщина с удивительно интересной судьбой! Читаешь ее стихотворение-заповедь себе самой и понимаешь, как это все серьёзно. Конечно впечатлениям Станислава Федотова легко поверить и порадоваться такому счастливому общению, которое оставляет светлый след в душе на всю жизнь. Справедливо, что имена Джеммы Сергеевны и Владислава Микоши увековечены в названии Московского клуба документальных фильмов…
    Замечательная статья, спасибо автору.

  2. Станислав Федотов

    Мне повезло некоторое время общаться с Джеммой Сергеевной. Она была старше меня всего-то на три года, но у меня было впечатление, что я разговаривал с Учителем — настолько тонка и умна была ее речь, полна любви и уважения к милым ее сердцу людям, зато сурова и жестка — по отношению к недостойным. Я не знал ни тех, ни других, но безоговорочно верил ей. Наверное, потому, что в моих ощущениях она была воплощением справедливости.
    Нечто подобное я почувствовал в превосходной статье Ергазиной-Галлерос. Спасибо автору.

НАПИСАТЬ КОММЕНТАРИЙ

Ваш email адрес не публикуется. Обязательные поля помечены *

Копирайт

© 2011 - 2016 Журнал Клаузура | 18+
Любое копирование материалов только с письменного разрешения редакции

Регистрация

Зарегистрирован в РОСКОМНАДЗОР
Рег. № Эл ФС 77 — 46276 от 24.08.2011
Рег. № ПИ № ФС 77 — 46506 от 09.09.2011

Связь

Главный редактор - Дмитрий Плынов
e-mail: text@klauzura.ru
тел. (495) 726-25-04

Статистика

Яндекс.Метрика