Воскресенье, 13.06.2021
Журнал Клаузура

Жизнь есть любовь

Николай Бурляев.

Бемби пьеса в стихах.

Художник Сергей Сюхин

Книга-пьеса Николая Бурляева «Бемби» — для взрослых, для детей, для всех, — художественно и нравственно граничащая с чудом.

Как утеряли мы — в целом, в конкретном (нынешнем) времени, в ходе безжалостной истории, внутри социальных потрясений и безвыходных пространств — чувство ВСЕЛЕНСКОЙ ДОБРОТЫ! А ведь это именно то, чего нам не хватает здесь и сейчас. Чего мы странно, опасно стыдимся. Не умеем это высказать и выразить. Более того: не умеем это передать из рук в руки, из сердца в сердце, щедро отдать. А многие и напрямую смеются над этим — как бы чудовищно это ни выглядело! — издеваются и глумятся.

И вот через этот исторический глум, через все наши времена, что заблудились сами в себе, год от года полнясь жестокостью, ложью, клеветой, злобой, местью, набором всевозможных обманов и дезинформаций, — через весь этот новый Дантов Ад социума — пробилась ростком через камни, воссияла пьеса в стихах Николая Бурляева «Бемби».

Олененок Бемби здесь — яркий, открытый, самосветящийся символ любви. Почему это так понятно, внятно детям? Потому что Бемби — сам дитя. Дитя оленей, дитя леса, дитя — шире, гораздо шире тут надо смотреть! — всей Матушки-Природы, ВСЕГО ЖИВОГО, и это запараллелено со знаменитым 148-м Псалмом царя Давида:

«Хвалите Господа от земли, змiеве и вся бeздны; oгнь, град, снег, голоть, дух бурен, творящая слово eго; горы и вси холми, древа плодоносна и вси кедри; зверiе и вси скоти, гади и птицы пернаты…».

Вся пьеса «Бемби» Николая Бурляева — такая великая, простая и прозрачная, как нежная песня, хвала всему живому, живущему, каждой земной твари, зверю, былинке, листочку на дереве, сотворенным Господом. Имя Бога на протяжении пьесы не произносится — Божии дети, звери и птицы, не знают, Кто такой Бог, ибо они живут ВНУТРИ НЕГО, — но постоянно, всюду подразумевается, звучит неслышимо, пребывает незримо.

Олененок, лесной ребенок, абсолютно доверчив: он лежит на ладони Природы, как под теплым, ласковым и родным боком матери. Перед ним раскрываются чудеса и неисчерпаемые сокровища Природы, внутри которой он родился: вокруг него порхают бабочки, поют птицы, вот перед ним появляется простуженный (с насморком, ибо он говорит в нос!) светлячок, ведут прощальную беседу листья на ветке…

Тем не менее в жизни, как то видит Бемби, таится смерть. Мать преподает Бемби уроки смерти — и сначала это наблюдение хорька, который ловит и съедает маленькую мышку («Нет. Убивать олени не умеют», — печально и светло говорит Бемби мать, когда он спрашивает: а будем ли мы так же делать, как этот хорек?..), потом рассказ о листьях, что падают с деревьев, а по весне возрождаются:

Бемби: А этот листок – навеки умолк?

Что, мамочка, с ним случится?

Мать: Вот этот росток, даст новый листок

И снова всё повторится.

Бемби: А этот лесной ковёр золотой…

Во что же он превратится?

Мать: Он станет землёй, пробьётся – травой,

И снова всё повторится.

Бемби: И, значит, тогда – жизнь будет всегда?

И снова всё повторится?

Мать: Всегда, всегда, жизнь будет всегда,

И снова всё повторится! —

потом удар молнии, что испепеляет дерево:

Бемби: А куда огонь унес,

Мамочка, сосну?

Мать: Ох, не легок твой вопрос…

В тайную страну.

 

Может, в огненный стон…

Может, в радужный сон…

Впрочем, может, та страна

Не имеет сна… —

это урок, где мать говорит Бемби о жизни и смерти; и, наконец, урок явной смертельной опасности, когда в лесу появляется безжалостный Охотник и стреляет из ружья в зверей. И рядом с этим явлением опасности, близкой и возможной (и непонятной!) смерти появляется потрясающей световой силы материнская песня о любви. Песня! — тут иначе не скажешь. В этих словах матери олененка звучит та самая великая нота Божией Псалтыри, огромная сила жизни, что славит Господа и превыше всего славит любовь:

Мать: …Нас любовь превращает в героев.

Без любви наше сердце пустое.

Любовь – соединенье навсегда.

Полёт сердец. Единая звезда.

Любовь нам душу красотою наполняет,

И вечен свет любви. Пусть это дети знают.

Вот этот рефрен: «Пусть это дети знают» — красной нитью проходит сквозь всю пьесу, это ключ, разгадка тайны ее создания, мост любви между поколением и поколением, яркий факел любви, который дети подхватывают из рук родителей, когда они уходят «в тайную страну» смерти, и несут этот огонь дальше, в распахивающуюся перед ними жизнь.

Это и есть тот жест ДАРЕНИЯ, отдачи себя — людям, дарения своей любви — всем сущим, живущим на свете: даже тем, кто ненавидит, погибает рядом с тобой в разрушительной злобе и жажде мести.

Мать Бемби, сраженная выстрелом Охотника, умирает; малыша Бемби спасает царственный олень-Отец, уводя далеко в лес от места гибели. И даже эта смерть матери-оленихи не оставляет внутри пьесы (и у читателей, у зрителей) мрачного осадка, хотя нравственная подоплека тут тоже явно видна, слышна и важна: это опять Библейское «Не убий», взятая шире, чем убийство человеком человека; здесь убийство показано как момент неизбежного земного Инферно, как того вечного Ада, в коем пребывают уничтожающие друг друга. Но одно дело — в природе — убить, напасть, загрызть, чтобы самому выжить и продолжить род, а другое дело — как то делают люди, Охотники — убить для развлечения, во имя собственного удовольствия, наслаждения поиграть в пулю и кровь, сотворить смерть ради смерти.

Бемби больше никогда не увидит убитую мать:

…И казалось ему, что он слышит порой

Нежной матери голос родной…

И вот — взросление. Приходит юность Бемби. В лесу он встречает подругу детства, молоденькую олениху Фалину. Возникает любовь — как заря, как солнце, как благословенье. И мы понимаем, что в пьесе изображено ДЕТСТВО БЕМБИ — а что будет с олененком, с юным оленем дальше, мы можем только домысливать, воображать, предвкушать…

Как же хочется, чтобы нежный и сильный Бемби остался жить!

Как хочется, чтобы вокруг него вечно шумел родной лес!

Чтобы рождались на свет оленята — дети Бемби и Фалины!

И чтобы никогда больше не прозвучал в лесу убийственный выстрел…

Боже мой, как же этого хочется…

Выстрел Охотника здесь — символ вечно идущей войны. Войны, что ведет со зверем человек.

Когда-то, по античной легенде, Пифагор обронил такие слова: «До тех, пока люди будут резать животных, они будут убивать друг друга». Война и мир, жизнь и смерть — древние архетипы. И об этом пьеса Николая Бурляева.

И, когда звучат — в книге ли, на сцене — ее последние слова, слезами подлинного счастья, катарсиса залито лицо, полнится огнем жизни ваше живое сердце:

Злых сердцем наш Создатель не рождает.

Жизнь — есть Любовь. Пусть это дети знают.

В книге прекрасные иллюстрации художника Сергея Сюхина. Они находятся в полнейшей гармонии, в сияющем образном ансамбле с общей концепцией книги, полностью погружают вас в мир леса и любви, жизни зверей и птиц, всецелого торжества природы, и тут же — в мир опасности, вражды, смерти, что, увы, внутри природы сеет человек. Задумайтесь, читая книгу, над тем, что такое жизнь, гибель, зло, добро, природа, Бог. А еще лучше — почувствуйте, что любовь в вас, и пусть она от вас никогда и никуда не уйдет.

Елена Крюкова


1 комментарий

  1. Михаил Александрович Князев

    Любовь есть по Христу — терпение, смирение перед лицом Зла. Нужно перевоспитать Любовью Зло, врага. Нет, жизнь есть — Ответственность. Тогда и Любовь к ближнему, и Ненависть к врагу, к Злу.

НАПИСАТЬ КОММЕНТАРИЙ

Ваш email адрес не публикуется. Обязательные поля помечены *

Копирайт

© 2011 - 2016 Журнал Клаузура | 18+
Любое копирование материалов только с письменного разрешения редакции

Регистрация

Зарегистрирован в РОСКОМНАДЗОР
Рег. № Эл ФС 77 — 46276 от 24.08.2011
Рег. № ПИ № ФС 77 — 46506 от 09.09.2011

Связь

Главный редактор - Дмитрий Плынов
e-mail: text@klauzura.ru
тел. (495) 726-25-04

Статистика

Яндекс.Метрика