Четверг, 16.09.2021
Журнал Клаузура

Прошлого живые голоса

Рецензия на книгу В.К. Харченко

«История Родины в зеркалах семейного родословия»

(Белгород 2021 г.)

Изучение жанра семейных родословных – одно из продуктивных направлений современной филологии. И можно сказать, что автор вышедшей в этом году в Белгороде книги, профессор Вера Константиновна Харченко, стояла у истоков этого направления. По сути, она является его основателем и, как мы считаем, лучшим представителем.

Семейные предания не могли не попасть в сферу интересов филологии, потому что они, с одной стороны, фиксируют в языковой и литературной форме историческую память народа, а с другой – являются своеобразными художественными произведениями, явлениями устного творчества человека, ощущающего себя членом своей семьи и представителем русского этноса. Такой оригинальный жанр, бесспорно, интересен и лингвистически, и литературно.

Нужно заметить, что различного рода частные воспоминания об истории своей семьи записывались учеными, писателями, журналистами достаточно давно. В строгом смысле мемуарные произведения русских прозаиков (С.Т. Аксакова, А.И. Герцена, Л.Н. Толстого, В.Г. Короленко и др.) есть не что иное, как разросшиеся до больших литературных масштабов семейные родословия. Даже если в них много места уделяется конкретной деятельности авторов, их политической или идейной борьбе, – все равно это показывается на фоне семьи: сначала родительской, а затем своей собственной. Но все-таки подобные родословия не совсем то же самое, что записала и богато представила в своей книге Вера Константиновна Харченко. Большая литература в той или иной степени испытывает влияние жанровых, стилистических, композиционных установок, которые в определенном смысле сковывают свободный полет мысли рассказчика. Литературный текст своей упорядоченностью стирает печать непосредственности и делает живое чувство словно бы выставленным в музейной витрине на обозрение сотен тысяч глаз любопытных читателей.

Устные родословия, не рассчитанные на литературную обработку, спонтанные по своей сути, лишены такой «музеефикации». В них дышит живая жизнь. В них звучит живой язык. Наконец, в них бьется живое чувство. Нужно поблагодарить автора за колоссальный по объему и кропотливый по глубине труд. Вера Константиновна собрала свыше тридцати томов архива семейных родословных. Для этой книги она обобщила собранный фонд и представила его в систематизированном виде, сделав это для пользы читателей. Читатели эти составляют самый широкий круг: это не только филологи (лингвисты и литературоведы), но и историки, журналисты, социологи, политологи, философы, а также не специалисты, не ученые, а просто любознательные люди, интересующиеся своей страной и своим народом.

Трудно представить, что такой разнородный и бесконечно разнообразный материал, как частные семейные родословия, можно каким-то образом обобщить. Автор избирает простой оригинальный способ – он делает это тематически и хронологически. И если научная классификация текстов вызывала бы многочисленные возражения (почему так, а не иначе, почему на этих основаниях, а не на других…), то простой логичный подход – по основным вехам истории страны с преимущественным вниманием к веку XX-му – обезоруживает возможных оппонентов своей естественностью и объективной значимостью для каждого человека, живущего в России. Действительно, любая семья, какому бы образовательному цензу и имущественному классу она ни соответствовала, имеет в воспоминаниях своих членов краткие сведения из далекого прошлого и очень подробные истории из века XX-го. Каждая семья была так или иначе затронута вихрями революции и Гражданской войны, переживала социальные катаклизмы 30-х годов, в каждой семье хранятся фотографии героев Великой Отечественной войны…

Представленные таким образом истории очень интересно читать. Конечно, они важны для гуманитарной науки. В них отражены зерна глобальных языковых изменений и литературно-стилистические пристрастия отдельных рассказчиков. В них рассыпаны ценнейшие исторические свидетельства, драгоценные своей фактологической правдивостью. Они отражают бытовую и наивно-философскую картину мира русского человека. Перечислять можно долго. Все это важно для ученых и исследователей. Однако кроме этого книгу В.К. Харченко просто интересно читать. Живые голоса простых людей, непредвзятые и ничем не ангажированные свидетельства реальных событий составляют пеструю мозаику, из которой складывается если не целостная, то масштабная и объективная картина истории страны и народа.

Каждый из нас имеет собственные семейные родословия, которые выстроены не как эпические повествования вроде «Илиады» и «Одиссеи», а как лоскутное одеяло отдельных событий. Время в индивидуальном сознании причудливо искажается: оно течет не линейно и последовательно, а то бежит галопом, то на длительный период увязает в одном моменте. Каждому знакомо это ощущение применительно к собственной жизни: мы можем представить десять лет в одной фразе, а можем долго рассказывать о вкусе печеной картошки, которую мы ели во время похода с родителями в лес, когда нам было семь лет. Вот этот удивительный феномен блестяще отражен в книге В.К. Харченко. Прекрасно, что не исторические события со своей значимостью довлеют над родословиями, а родословия своей субъективной объективностью представляют исторические события. Совершенно непредсказуемо (и это вполне соответствует особенностям человеческого сознания), что из истории страны отразится в семейной истории подробно, а что будет представлено двумя-тремя словами.

Наполнение выделенных В.К. Харченко тематических блоков неравноценно по объему, глубине, количеству приведенных текстов, чувственной окрашенности. И это тоже объяснимо. Для каждого человека, читающего эту книгу, в ней близки разные страницы. Здесь срабатывает принцип индивидуального субъективного откровения, который действует таким образом: воспоминания других людей сопоставляются с миром собственных воспоминаний, и когда в чем-либо не слишком хорошо известном или расходящемся с традиционной исторической трактовкой происходит совпадение, тогда наступает момент истины, момент откровения. Не знаем, насколько это можно оценить с научной точки зрения (исторической или психологической), но личностно это чрезвычайно важно.

Приведем лишь один пример. В годы Великой Отечественной войны фашистские захватчики вели себя на территории нашей страны как дикари и варвары: они безжалостно относились к нашей культуре, к русским людям, к их привычкам и обычаям, воровали, грабили, расхищали… Но бывали случаи (это показатель сложности и неоднозначности жизни), когда немцы проявляли себя совершенно по-другому. Они словно бы сбрасывали с себя навязанную тяжесть гитлеровской идеологии и демонстрировали те черты характера, которые отражены Гёте, Шиллером, Бертольдом Брехтом. Нам вспоминается, как немецкие офицеры душевно и снисходительно отнеслись к Марии Павловне Чеховой, сестре писателя, оставшейся хранить чеховский ялтинский музей во время оккупации. Живо юношеское восприятие человеческой стороны вражеских солдат, представленное в «Альпийской балладе» Василя Быкова и повести Виталия Закруткина «Матерь человеческая». И вот в семейных родословиях, помещенных В.К. Харченко в разделе «Великая Отечественная война», появляются образы простых немецких солдат, которые помогали выжить обездоленным на оккупированной территории. Конечно, это явление не типичное, оно не укладывается в русло глобального течения истории и в целом правильных масштабных исторических оценок. Но такое было. А потому об этом важно знать и помнить. В книге В.К. Харченко это есть.

Нам приходилось встречать фрагменты семейных родословий в различных научных контекстах. Особенно часто – в этнографических и диалектологических исследованиях, где они являются доказательством реальности того или иного жизненного явления или употребления в речи того или иного слова. Конечно (и мы уже об этом говорили), такое использование родословий очень важно и нужно. Но они выглядят при этом как некие расчлененные сущности, сегментированные, усеченные единства. Это весьма ощутимо. Не раз при чтении какой-либо иллюстрации из словарей русских говоров нам приходилось сожалеть о том, что эта иллюстрация минимальна, что приведенный фрагмент нельзя продолжить, закончить, что нельзя узнать о целях рассказчика, употребившего то или иное диалектное слово. Думаем, что такое чувство возникало не только у нас.

Вера Константиновка Харченко бережно сохраняет целостность родословий. Они вообще не велики по объему, но отсутствие урезаний и сегментаций придает им особый колорит и интерес. В книге чувствуется трепетное, бережное и по-настоящему любовное отношение автора к тому материалу, с которым он работает.

Это удивительное свойство всех книг В.К Харченко. Она не отдает никаких предпочтений правильным или красочным рассказам, не стремится быть идеологически грамотной, не проводит какой-либо правоверной научной или идейной линии. Она просто фиксирует языковую реальность, человеческое сознание. Она в равной мере внимательна и чутка к простоте и образной одаренности, к грамотности и некоторому косноязычию, оригинальному и клишированному языку. И эта внимательность является весомым достоинством книги, из которой каждый может выбрать фрагменты согласно его индивидуальным предпочтениям и задачам. Эта книга будет весьма полезна читателям.

Хочется верить, что В.К. Харченко и ее ученики и последователи продолжат традицию изучения семейных родословий в таком ключе. Бережность, интеллигентность и деликатность данного подхода будут, на наш взгляд, способствовать успеху этой книги.

Д.А. Романов,

доктор филологических наук, профессор

Тульского государственного педагогического университета им. Л.Н. Толстого


НАПИСАТЬ КОММЕНТАРИЙ

Ваш email адрес не публикуется. Обязательные поля помечены *

Копирайт

© 2011 - 2016 Журнал Клаузура | 18+
Любое копирование материалов только с письменного разрешения редакции

Регистрация

Зарегистрирован в РОСКОМНАДЗОР
Рег. № Эл ФС 77 — 46276 от 24.08.2011
Рег. № ПИ № ФС 77 — 46506 от 09.09.2011

Связь

Главный редактор - Дмитрий Плынов
e-mail: text@klauzura.ru
тел. (495) 726-25-04

Статистика

Яндекс.Метрика