Суббота, 27.11.2021
Журнал Клаузура

«На пути к свету в судьбе — сначала любовь…». Из цикла «У истоков судьбы»

Исторически у народов нашего сообщества сохранилось трепетное отношение к сакральной роли Учителя в судьбе его учеников. Если они     достигали или устанавливали для себя новую судьбоносную планку, то учитель считал свою миссию выполненной. Отныне многотрудная радость открытий и вдохновения окрыляли таких учеников и помогали нести в будущее эстафету новых знаний и истины, уже для блага всего человечества.

У истоков таких педагогов-подвижников всегда были лучшие сыновья и дочери Отечества и среди них создатель уникального среднего учебного заведения Карл Иванович Май.

29 октября исполняется 201 лет со дня рождения знаменитого отечественного педагога-практика К. И. Май (1820-1895).

Карл Иванович был последователем передовых педагогических взглядов А. Дистервега, И. Песталоцци, Н. Пирогова, К. Ушинского, Ф. Фребеля. В сентябре 1856 года он возглавил частную школу для мальчиков, впоследствии ставшую известной как «Гимназия Мая» или Петербургская школа Карла Мая. Кроме исполнения обязанностей директора преподавал в ней арифметику, всеобщую историю и географию; в своей работе использовал новейшие методы педагогов-современников, а для уроков географии создал собственную методику обучения. В гимназии он не только обучал воспитанников, но и был руководителем и наставником для начинающих учителей. А в 1871 году он стал одним из членов-учредителей Фребелевского общества.

Девизом школы Карл Май считал слова основоположника современной педагогики чешского педагога Яна Амоса Коменского XVII века «Сперва любить — потом учить». В соответствии с которым был создан коллектив педагогов, состоящий только из людей, обладавших высокими нравственными и профессиональными качествами.

Из школы Карла Мая вышли 100 докторов наук, 32 члена Академии наук и Академии художеств. Здесь зародилось объединение «Мир искусства». Тут учились художники Александр Бенуа, Николай Рерих, Константин Сомов, Александр Яковлев, Валентин Серов, дважды Герой Советского Союза, доктор наук космонавт Георгий Гречко, академик Дмитрий Лихачёв и другие.

Всю историю школы Карла Ивановича Мая можно условно поделить на четыре крупных периода:

— дореволюционный 1856 – 1918 (Гимназия и Реальное училище)

— предвоенный 1918­ — 1937 (Советская школа)

— военный 1937 — 1944 (6 Спец Арт Школа)

— послевоенный 1944 – настоящее время (5 –я Средняя Школа).

Карл Иванович Май
основатель уникального среднего учебного заведения

На одном из ученических спектаклей (их ставили часто, в школе был создан отличный театр) на сцену вышли герольды, которые несли знамена с майскими жуками. Эта аллегория так понравилась, что сразу вошла в обиход. И на фасаде нового гимназического здания, там, где обычно помещают герб, был укреплён картуш с майским жуком, а выпускникам отныне вручался   нагрудный знак этого символа.

Здесь учились мальчики всех национальностей: русские, немцы, французы, англичане, татары, евреи, финны, китайцы. Обучение было общедоступным, в школу принимали детей независимо от сословного положения родителей и их вероисповедания. Плата за учёбу была умеренной, что позволяло отдавать сюда своих сыновей не только обеспеченным родителям, но даже швейцарам, извозчикам и выходцам из крестьян.

Подбору педагогов Карл Иванович уделял самое пристальное внимание и они подбирались по принципу своей педагогической одарённости. Он прекрасно понимал, что именно единомышленники — лицо гимназии, именно от них в первую очередь зависит, как в результате повернется дело. Школа всегда стремилась быть общечеловеческой.

Сначала учеников было всего 10, а сама школа только начальной. А всю последующую жизнь, вплоть до своей кончины в 1895 году, К.И. Май посвятил формированию и развитию своего детища, – гимназии и реального училища. И сумел создать редкостное по качеству обучения среднее учебное заведение.

Карл Иванович справедливо полагал, что каждый человек от природы одарен по-разному, но он может и должен быть воспитанным. Он считал, что каждого ученика надо воспринимать как личность, заслуживающую уважения, доверия, его непременно надо научить самостоятельно мыслить, помочь распознать и максимально развить заложенные природой способности, развивать его умственно, нравственно, эстетически и физически.

Созданная Карлом Ивановичем система воспитания и образования предусматривала взаимное уважение и доверие учителей и учеников, постоянное взаимодействие с семьёй, стремление педагогов учесть и развить индивидуальные способности каждого ученика, научить их конструктивно мыслить. Всё это в сочетании с высоким качеством образования позволяло год за годом выпускать из стен школы высоко нравственных, разносторонне развитых юношей, готовых к труду, полезному для общества. И во многом это был результатом созданной в этом учебном заведении особой атмосфере, именовавшейся «майским духом». Так что же объединяло художника Александра Бенуа и космонавта Георгия Гречко? Они оба окончили школу Карла Мая, учеников которой называли «майские жуки».

Небольшая немецкая мужская школа с индивидуальным подходом открылась в Петербурге 10 сентября 1856 года — на её открытии настояли заинтересованные в продуктивном образовании родители детей. Занимались ученики на первых порах дома у директора — в квартире молодого учителя Карла Ивановича Мая на 1-й линии Васильевского острова, в доме 56. К.И. Май писал:

«Ребёнок — тоже человек, хотя и маленький, у него такая же душа и такое же тело, как и у других людей, у него есть своя воля, свои желания, своё мнение…».

В основу школы Карла Мая были положены принципы:

*Давать ученикам только истинные знания;

*Образование и воспитание — конечная цель всякого преподавания;

*Нельзя всех и каждого стричь под один гребень;

*Ум, нравственные качества, эстетическое чувство, воля и здоровье ученика в равной степени должны быть заботой учителя;

*Те занятия плодотворны, где требуется от учеников самостоятельность, а самые знания приноровлены к их силам;

*Пример преподавателя — самое действенное средство воспитания;

*Дисциплина — ещё не воспитание;

*Воспитание имеет целью не сломить волю ребёнка, а образовать её;

*От юного существа можно добиться всего доверием;

*Наказание работает, если оно понятно провинившемуся и вполне соответствует тяжести содеянного проступка;

*Главная задача — подготовить ученика к труду, полезному для общества;

*Обеды с директором, никаких экзаменов и минимум домашки.

Золотой медалист 1918 года писатель Лев Успенский отмечал: «…Преподаватели, поколение за поколением, подбирались у Мая по принципу своей научной и педагогической одаренности». Здесь царила атмосфера, где ученье это свет в судьбе каждого ученика  и здесь преподавали самые известные педагоги в истории России.

Полагая, что экзамены в конце учебного года из-за большой психологической нагрузки могут давать необъективный результат, у Мая проводили обычный опрос. Вот как об этом вспоминал один из выпускников:

«Классные экзамены носили характер совершенно домашний, без всякой торжественной обстановки, не было никаких приготовлений к ним, а просто неожиданно в конце учебного года являлся К. И. Май в класс, и начиналось с помощью преподавателя спрашивание учеников в классе. Таким образом, испытания производились совершенно неожиданно для учеников, а может быть, и для преподавателей».

Художник Александр Бенуа писал:

«Я нашёл в школе нечто ценное: я нашёл уют, я нашёл особенно мне полюбившуюся атмосферу, в которой дышалось легко и в которой имелось свобода, теплота в общении педагогов с учениками и несомненное уважение к моей личности».

По воспоминаниям одного из выпускников отмечалось:

«Здесь учились дети швейцара (выигравшего в лотерею и таким образом оплатившего учёбу) и сыновья князей Гагарина, Голицына, графов Олсуфьева и Стенбок-Фермора, дети предпринимателей Варгуниных, Дурдиных, Елисеевых, Торнтонов и дети либеральной интеллигенции Бенуа, Гриммов, Добужинских, Рерихов, Римских-Корсаковых, Семёновых-Тян-Шанских. Рекордсменом была династия Бенуа: 25 детей семьи учились «у Мая».

В 1860 г. школа получила уникальное официальное название «Реальное училище на степени гимназии», что отражало усиленную, прикладную направленность полноценного с этих пор среднего образования. С самого начала школа состояла из двух отделений. Дети, обнаружившие гуманитарные способности, в первые годы назывались латинистами и обучались на отделении, позже названным гимназическим. Здесь, помимо немецкого и французского, преподавались древние языки — латынь и греческий. Гимназисты, как правило, готовились к продолжению образования в Университете. Юноши, склонные к естественным наукам, именовались нелатинистами: они, на реальном отделении в течение 8 лет, получали в большем объёме знания по точным наукам и готовили себя к инженерной деятельности. До 1909 г. существовало также небольшое коммерческое отделение, где вместо французского языка изучался английский. Благодаря такой структуре, официальным названием этого среднего учебного заведения с 1881 г. стало — «Гимназия и реальное училище К. Мая».

Первые годы школа была немецкой, так как уроки по всем предметам, кроме русского языка, литературы и истории, а также некоторых реальных дисциплин, велись на языке Гёте.

Школа отметила своё пятидесятилетие, выпустив по этому случаю уникальный юбилейный сборник воспоминаний бывших учеников. В связи с тем, что вследствие растущей популярности школы помещений стало не хватать, по проекту академика архитектуры Г.Д. Гримма, выпускника школы (1883 г.), было построено уникальное новое здание с барельефом майского жука над аркой входной двери. При большом стечении народа 31 октября 1910 г. состоялось освящение здания. Его проводил епископ Гдовский и Ладожский Вениамин, будущий митрополит Петроградский.

В четырёх этажах школы, помимо классов для 650 учащихся, были устроены 8 прекрасно оснащённых предметных кабинетов физический, химический, естественной истории, исторический, географический, рисования, лепки, пения (три из них имели аудитории в виде амфитеатра), а также столярная мастерская, библиотека, насчитывающая 12 тысяч книг на русском, немецком, французском, английском, латинском и греческом языках, гимнастический зал, столовая.

Накануне первой мировой войны здесь, под руководством 38 высококвалифицированных педагогов, получали знания 567 юношей. Проводились многочисленные экскурсии, не только в знаменитые петербургские музеи, но и на промышленные предприятия. Действовали различные кружки: литературный, выпускавший свой печатный журнал «Майский сборник», исторический, морской, фотографический, спортивный и авиамодельный, где первую в России модель самолёта построил Н.В. Фаусек – выпускник 1913 г.

Из всех самых интересных частных школ России, это была удивительная школа где учились целыми династиями и куда дети бежали со всех ног.

Карл Май родился в Санкт-Петербурге, в бедной семье немца и шведки. В четырнадцатилетнем возрасте он остался без средств к существованию — умерли его отец и дядя. С тех пор Карл сам зарабатывал на жизнь.

Среднее образование он получил в Главном немецком училище Св. Петра- Петришуле, пансионе, популярном среди выходцев из немецких семей. Карл оказался выдающимся учеником, и сам директор помогал ему с работой, искал подработку репетитором. По окончании училища в 1838 году Карл за успехи был награжден золотым перстнем, получил официальную должность вспомогательного учителя в пансионе. Еще в школьную пору, когда юный Карл Май охотно и толково помогал своим товарищам справляться с учебными заданиями, а затем стал репетитором, определилось его призвание педагога.

Столь же успешно завершилась его учеба на историко-филологическом отделении философского факультета Университета, по окончании которого его удостоили диплома кандидата. После окончания Санкт-Петербургского университета Карлу Маю повезло стать учителем сына министра юстиции Дмитрия Дашкова. Его воспитанник впоследствии стал известным педагогом, писателем и земским деятелем.

После Дашковых К.И. Май работал учителем в Шведской школе при церкви Св. Екатерины, в школе Штюрмера, школе для девочек фрау Рехенберг, давал частные уроки. Он продолжал расширять свои педагогические знания: читал Константина Ушинского и Николая Пирогова, высоко ценил книгу «Человек как предмет воспитания». За границей познакомился со взглядами передовых в то время педагогов — Иоганна Песталоцци, Адольфа Дистервега, Фридриха Фрёбеля. В Вене Карл Иванович попал на лекции немецкого географа Карла Риттера и так был впечатлён, что с тех пор география стала его любимым предметом.

В 34 года он поступил в Лесной институт преподавателем географии. Хотя он опасался, что будет трудно завоевать авторитет учеников, ненамного младше учителя, всё обошлось: уже после первого года работы после лекции студенты вынесли Мая из класса с креслом на руках под крики «Ура!».

Когда в 1856-м Карл Иванович решил создать собственную школу, он ушёл из института. Школа быстро стала популярной: учили в ней отлично, а главное, в ней сразу возникла особая атмосфера. Родителей не смущало даже то, что все уроки, кроме русского, литературы, истории и некоторых дисциплин, велись на немецком.

Школа Карла Мая сразу стала особенной. Здесь стремились развивать в равной степени ум, нравственные качества, эстетическое чувство, волю и здоровье ученика. К.И. Май искал индивидуальный подход к каждому. С первого же дня пребывания ребёнка в школе он отмечал склонности и способности, старался войти во все обстоятельства, стремился поддерживать связь с семьёй ученика.

Карл Иванович был гостем на семейных торжествах, справлялся о здоровье заболевших, поддерживал учеников из неимущих семей: мог устроить репетитором или дать возможность заработать — например, поколоть дрова.

В 1861 году школа Карла Мая обзавелась первым зданием на 10-й линии Васильевского острова и стала «реальным училищем»: это значило, что в ней не только давали академические знания, но и учили сразу применять их на практике. Например, так выглядели уроки географии в младших классах: детей просили начертить план класса, потом план школы, двора, затем план Петербурга и, наконец, переходили к географическим картам. Николай Рерих, выпускник школы, вспоминал, что карты не только рисовали. Дети лепили из пластилина ландшафты и целые горные системы, а то и страны целиком.

Не удивительно, что именно по географии лучше всего успевали учащиеся. А один из них писал:

«В гимназии К. И. Мая чертили карты Азии. Желтой краской отмечали пески Гоби. Боком мягкого карандаша наносили хребты Алтая, Тарбагатая, Алтын-Тага, Кунь-Луня… Белили ледники Гималайские… Не только чертились богато расцвеченные карты, но и лепились цветными пластилинами рельефные изображения со всеми, так милыми нам горами… Но проходят десятилетия; через полвека вспоминаются эти будто бы различные предметы в одном общем укладе. Именно они своими убедительными зовами сложили многие возможности. Не даром опытный географ предлагал нам не только заучивать названия, но именно запечатлеть иероглифы земли и линиями, и красками, и рельефами. В этом делании пробуждалась и любовь, и внимательность, и соизмеримость земных начертаний. Художество вносилось в эти прикасания к земле. А там, где знание будет сочетаться с искусством, — там останется особенная убедительность».

Несколько позже, в 1868 году, школа была разделена на гимназию и реальное отделение. Обучение в гимназии было гуманитарным, в программу входили древние языки, которые были нужны для поступления в университет. Реалисты учили современные языки, историю, химию, естественные науки.

Особое место уделялось словесности и истории. Помимо учебной программы, проводились литературные чтения. В программе был даже такой предмет, как выразительное чтение.

Детей вообще старались не нагружать домашними заданиями, чтобы у них оставалось как можно больше времени для внеклассной деятельности. В школе действовали кружки: литературный, выпускавший журнал «Майский сборник», исторический, морской, спортивный, авиамодельный (его участники построили первую в России модель самолёта).

Ученики часто ходили на экскурсии — на Путиловский и Ижорский заводы, Государственную типографию, писчебумажную фабрику, Императорскую Публичную библиотеку, музеи Петербурга. Ездили в Ригу, Ревель, Киев, Москву, Новгород, Выборг.

Художник Александр Бенуа застал Карла Ивановича уже в немолодом возрасте:

«Это был маленький, щупленький, очень согбенный старичок, неизменно одетый в чёрный долгополый сюртук. Среди нас было немало мальчиков, которые злоупотребляли добротой Карла Ивановича. Но большинство уважало, любило своего директора, нежное чувство возникало сразу с момента первого контакта с ним самим. Во всяком случае, я Карлушу полюбил в первый же день, а затем остался верен этому чувству до конца».

А «Карлуша» было не тайное прозвище. Так его совершенно открыто называли ученики. И Карл Иванович не обижался. Наоборот — радовался тому, что между ним и гимназистами установилась подобная доверительность.

Библиотека в школе Карла Мая, 1910–1914 годы

По утрам у входа стоял директор и здоровался с каждым учеником за руку. Если директор не подал руку, значит, ученик провинился и должен зайти к нему в кабинет на перемене. Именно несостоявшееся рукопожатие было для ученика высшей мерой наказания.

Доктор медицины Владимир Гильтебрандт вспоминал такой печальный эпизод. Один из учеников, второгодник, выстрелом из рогатки разбил стекло в квартире противоположного флигеля. Осколки поранили щеку работавшей там кухарки, она едва не осталась без глаза. Началось разбирательство. Ученики, проникшись солидарностью, решили не выдавать товарища, сам же он не пожелал сознаться. По словам В. Гильтебранда события разворачивались следующим образом:

«После нескольких бесплодных опросов Карл Иванович решил запереть класс, не выпуская, пока виновник не сознается сам, предупредив, что не желает, чтобы его кто-либо выдал. Прошло часа три по окончании уроков – результата не получилось. В конце концов Карл Иванович с раздражением в голосе объявил, что «вынужден приступить к позорной проверке честного слова каждого», и стал обыскивать парты… Естественно, рогатка вскоре была найдена.

«Трус и лжец!» – воскликнул директор, залепил виновнику звонкую пощечину и вытолкнул его из класса… «Мы были ошеломлены, – рассказывал Гильтебрандт. – Вернувшись в класс, Карл Иванович взволнованный, со слезами обратился к нам: «вы жалеете, конечно, вашего товарища; но наказание, которое понес несчастный при вас, пусть запечатлится в сердце каждого из вас и знайте, что для позорной лжи нет места в этих стенах»…»

В 1890 году Карл Май оставил пост директора, но продолжал вести уроки географии до самого 1895 г. В своей сердечной напутственной речи основатель школы так отозвался о своем преемнике В.А. Кракау: «Я достаточно узнал Вашу склонность к педагогическому призванию, Вашу способность к неустанному труду. От Вас, Василий Александрович, я могу надеяться и ожидать, что дух школы останется неизменно старым. Я могу поэтому спокойно и с чистой совестью доверить Вам дорогое мне дело». В.А. Кракау не только поддерживал дух и атмосферу школы, но и  ввел в школе уроки музыки, танцев, фехтования (по желанию).

А в 1906 г., новым директором был избран выпускник историко-филологического факультета университета магистр славяноведения А.Л. Липовский. Помимо уроков он читал еще лекции ученикам старших классов по истории мировой литературы от древнейших времен до современных писателей. Доброта для Александра Лаврентьевича была принципом. Но эта черта не мешала ему быть последовательным и настойчивым в заботах о дальнейшем улучшении деятельности своей школы, конечно, в духе «майских» традиций. Так после начала войны с Германией, в сентябре 1914г. при школе был открыт «Лазарет гимназии и реального училища К. Мая имени императора Александра I», где все вспомогательные работы выполняли ученики.

В период 1910–1917 гг. школа достигла своего подлинного расцвета. Последний, пятьдесят пятый, выпуск состоялся 24 февраля 1918 года.

Школа Карла Мая поколение за поколением выпускала хорошо образованных (32 из них были удостоены избрания в Академию наук и Академию художеств!) и прекрасно воспитанных граждан. Об этом как о самом ценном достижении сказал, выступая на одном из юбилеев, географ Петр Петрович Тян-Шанский. Обращаясь к бывшим ученикам, он подчеркнул: «…Ни один из бывших воспитанников не пал нравственно».

Дмитрий Лихачев вспоминал:

«Школа К. И. Мая наложила сильный отпечаток и на мои интересы, и на мой жизненный, я бы сказал, мировоззренческий, опыт…».

Покоряла поэтическую старинность в облике Карла Ивановича по воспоминаниям историка искусства Александра Бенуа:

«Это был маленький, щупленький, очень согбенный старичок, неизменно одетый в черный долгополый сюртук, – В своей старчески исхудалой, точно дряблой руке он всегда вертел табакерку, которой нередко пользовался, а из заднего кармана сюртука у него торчал большой красный с желтым платок – что вообще полагалось всегда иметь нюхальщикам табака. Уже это одно «отодвигало» Карла Ивановича во времени куда-то далеко и придавало его облику какую-то поэтическую старинность…».

После 1918 года школа К. Мая была стала   217-й Единой трудовой школой, где учились не только мальчики, но и девочки. Были отменены оценки и аттестаты. Позднее был введён бригадно-лабораторный метод обучения, действовавший до 1932 года. А вскоре в результате развёрнутой в прессе антибуржуазной кампании и публикации необоснованных обвинений в газете «Ленинградская правда» от 15 января 1929 г. был нанесён окончательный удар статьей, которая заклеймила школу как оплот аристократии и буржуазии, обвинила педагогов во вредительстве и «воспитании детей в ненависти к Советской власти». Учеников обвиняли в «благородности лиц» и непролетарском происхождении. В статье писали: «Гимназию Мая нужно орабочить. Орабочить не только учащихся, но и учащих…» Был уволен директор и педагоги, была разорена библиотека, старшие классы распределены по другим школам. Разрушения коснулись и школьного здания: был уничтожен барельеф с майским жуком и надпись «Гимназiя и реальное училище К. Мая» на фронтоне.

С начала 1930-х годов заведующим школой стал К.И. Поляков, он вновь создал хороший педагогический коллектив, и школьная жизнь наладилась. Особенно яркой фигурой в это время стал преподаватель физкультуры Р.В. Озоль, организатор кружка «Спартак». Появились также пионерская и комсомольская организации, действовали различные кружки. А в 1964г. пионерской дружине школы было присвоено имя Героя Советского Союза Евгения Никонова.

С осени 1937 г., согласно постановлению правительства, в здании находилась 6-я Специальная артиллерийская школа (6 САШ), образованная на добровольной основе из учеников 8-10 классов этой и близлежащих общеобразовательных школ. В 1938-1941 гг. 6-ую САШ окончили не менее 600 «спецов» (четыре выпуска).

В суровую блокадную зиму, 5 февраля 1942 г., 239 истощённых спецшкольников эвакуировали в Тобольск; при этом 65 юношей умерли в пути от голода. Выпускники 6 САШ доблестно сражались на фронтах Великой Отечественной войны, защищали и освобождали родной Ленинград. Первый залп по Берлину сделали орудия капитана И.Р. Миркина, а пятеро артиллерийских разведчиков этого подразделения во главе с капитаном В. Маковым первыми водрузили знамя Победы над Рейхстагом. 111 выпускников 6 САШ пали смертью храбрых на полях войны.

С 1983 г. в нынешней школе № 5 (13 линия, д. 28) действует музей 6 САШ, возникший благодаря усилиям тогдашнего директора школы, а ныне заведующей музеем Л.В. Черненковой. До 2007 г. Совет Ветеранов 6-ой САШ возглавлял генерал-майор В.Г. Рожков, который в 2006г. написал и опубликовал книгу «Шестая (Первая Ленинградская) специальная артиллерийская школа». В 2007 г. 1-го марта имя генерала-майора В.Г. Рожкова было присвоено музею 6 –я САШ.

После снятия блокады Ленинграда, с сентября1944 г., в здании возобновились уроки, только теперь учебное заведение называлось 5-й мужской средней школой, а с 1954 г., в связи с восстановлением совместного обучения — просто 5-й средней школой.

В 1944-59 гг. в школе образовался новый очень хороший педагогический коллектив, возглавляемый фронтовиком С.И. Пашковым. Вместе с ним работали с детьми: кавалеры ордена Ленина завуч М.И. Лопарева и учитель математики В.С. Неверовский, награжденная орденом Трудового Красного Знамени учительница естествознания О.М. Демина, учительница литературы кандидат филологических наук Д.Л. Соркина.

Первый послевоенный выпуск состоялся в 1948 году. В 1962 году статус школы был понижен, она стала «восьмилеткой» и оставалась неполной средней, а с 1999 г. в школе было введено одиннадцатилетнее обучение.

В 1966 г. по инициативе А.С. Батуриной при школе был создан музей, где, наряду с экспозицией, посвящённой трудовым и боевым делам бывших учеников школы, был стенд, посвящённый дореволюционному периоду и первому директору К.И. Маю, но он просуществовал недолго. Из-за отсутствия средств ремонт выполнен не был, учебный процесс в старом школьном доме не возобновился.

Имя Карла Мая вернулось только в середине 1980-х годов во многом благодаря учившемуся здесь Дмитрию Лихачеву. Именно он в 1995 году открывал музей в бывшей гимназии. Создавался музей по инициативе директора института члена-корреспондента РАН Рафаэля Юсупова. На фасаде здания была открыта мемориальная доска и воссоздан барельеф майского жука.

В истории уникальной школы К.И. Мая среди учившихся были:

— три члена Государственного совета —ректора Университета Д.Д. Гримм и Э.Д. Гримм, губернатор Петербурга А.Д. Зиновьев и министр внутренних дел, позднее —министр юстиции А.А. Макаров; министр внутренних дел Д.С. Сипягин; 

— военачальники — генерал от инфантерии Н.А. Епанчин, генерал-май­оры С.В. Белов, В.В. Волков, В.Г. Рожков, В.А. Сухотский, вице-адмирал Е.И. Во­ло­буев, контр-адмиралы И.В. Коссович, В.А. Петровский, П.В. Римский-Корсаков;

— деятели культуры – члены объединения «Мир Искусства» художники А.Н. Бе­нуа, Н.К. Рерих, В.А. Серов, К.А. Сомов, А.Е. Яковлев, а также художники О.Г. Ве­рейский, П.Я. Павлинов, И.А. Пуни, С.Н. Рерих, скульптор Б.Е. Ка­плянский;

— композиторы В.И. Цытович, Ф.Д. Шевцов;

— писатели Г.И. Алексеев, В.С. Головинский, В.А. Кнехт, А.А. Ливеровский, В.П. Прокопьев, Л.В. Успенский, О.А. Хазин, Ф.К. Эйнбаум, поэт Ю.А. Ливеровский;

— театральные деятели Ф.Н. Курихин, П.П. Подервянский, М.Ф. Стронин, кинорежиссеры С.В. Бирюк, Д.Д. Месхиев (мл).

Тёплые воспоминания о школе сохранил её бывший ученик — дважды Герой Советского Союза, доктор физико-математических наук космонавт Г.М. Гречко. Надо также отметить, что О.Д. Хвольсону в числе первых было присвоено в 1926 г. звание Героя труда, Налив­кин, М.М. Четвертаков и В.В. Новожилов стали лауреатами Ленинской премии.  а три выпускника — В.В. Волков, Д.С. Ли­хачёв и В.В. Новожилов были удостоены звания Герой Социалистического труда.

На Смоленском лютеранском кладбище стоит обелиск чёрного мрамора с надписью на латыни и немецком: «Он был вождём к свету для путников, ищущих его. Самому дорогому учителю от учеников. Его девизом было:

«Сначала люблю — потом учу»

Это память о Карле Ивановиче Май не только его учеников, но и всех последующих поколений педагогов.

Галина Ергазина


1 комментарий

  1. Инга

    Светлая память Карлу Ивановичу Маю! Очень нам не хватает таких учителей и таких школ. Великое дело , когда в детстве тебя ведёт
    по жизни такой Учитель!
    Спасибо автору статьи, очень ценный материал.

НАПИСАТЬ КОММЕНТАРИЙ

Ваш email адрес не публикуется. Обязательные поля помечены *

Копирайт

© 2011 - 2016 Журнал Клаузура | 18+
Любое копирование материалов только с письменного разрешения редакции

Регистрация

Зарегистрирован в РОСКОМНАДЗОР
Рег. № Эл ФС 77 — 46276 от 24.08.2011
Рег. № ПИ № ФС 77 — 46506 от 09.09.2011

Связь

Главный редактор - Дмитрий Плынов
e-mail: text@klauzura.ru
тел. (495) 726-25-04

Статистика

Яндекс.Метрика