Пятница, 01.07.2022
Журнал Клаузура

Реакционность идеализма

БЕЗУДЕРЖНАЯ ГОНКА ЗА ИДЕАЛОМ

КАК ИСТОЧНИК ЛИЧНОСТНЫХ И СОЦИАЛЬНЫХ ФОБИЙ

Мечта мечте — рознь

Сейчас в мире наступила, на мой взгляд, такая ситуация, когда обсуждения отдельных, частных проблем современности уже недостаточно для их последующего решения. Требуется углублённый анализ, обнажение  корней этих проблем и их корчевание, если мы действительно хотим улучшить ситуацию и спасти человечество от грозящей катастрофы. Такой  важнейшей, корневой проблемой является, по моему мнению, всемирный потоп идеализма, в пучину которого человечество окунулось на рубеже XVIII-XIX веков, а ныне тонет, захлёбываясь, барахтаясь и лихорадочно ища новый ковчег спасения.

Зарождение и развитие этой проблемы неотделимы от личности и учения немецкого философа Георга Гегеля – родоначальника классического идеализма. В личном плане Георг Вильгельм Фридрих Гегель (1770-1831) считал себя не просто выдающимся философом, но своего рода новым духовным мессией. Он так и заявлял во вступлении к лекции: «Я делаю дело… нового духа». В этом заявлении, во-первых, ставится знак равенства между делом и духом, а, во-вторых, делу придаётся подчинённый, практический характер в творении духа, причём духа «нового», отрицающего всё старое, революционного в своём существе. Собственное творчество представлялось Гегелю «бесконечным шествием в первосвященнических облачениях». Это кредо личностного (с явным налётом эгоизма!) идеала, ибо выше вознести себя в земной жизни уже невозможно.

Своё философское учение Гегель рассматривал как всеобщую «религию разума», идущую на смену якобы утратившим силу «частным» иррациональным религиям — буддизму, христианству и исламу. Будучи сугубо кабинетным учёным, он полагал возможным навязать живому, «неупорядоченному» миру жёсткую логическую систему управления, обеспечивающую «господство духа» над миром «при помощи сознания». При этом особая роль отводилась философом Германии и немцам как носителям специфического «германского духа», якобы воплощающего в себе «дух нового мира». Именно Германия и немцы, по мнению Гегеля, должны обеспечить утверждение абсолютной истины «как бесконечного самоопределения свободы в её абсолютной форме».

Эти выдержки вполне обнаруживают в идеалистическом учении Г.В.Ф. Гегеля и его крайнюю реакционность по отношению к саморазвивающейся реальной действительности, и его фобии применительно к здравому смыслу, не признающему догмы и абсолюты. Ключевым в учении Гегеля является отрицание живого Бога, Бога-существа, Бога-Творца и подмена его некой абстрактной «идеей Бога». Именно на этой, сугубо умозрительной, ментальной основе он утверждал производную идею о способности человеческого разума выстраивать идеальные логические системы, долженствующие путём их внедрения в человеческое сознание кардинально менять ситуацию в отдельных социумах и на всей планете.

Хвалёная гегелевская диалектика, якобы предназначенная для снятия любых жизненных  противоречий,  на самом деле является ничем иным,  как методологией эволюционно-революционной замены одной исчерпавшей (или фактически не оправдавшей) себя идеалистической системы другой, новой идеалистической системой, в свою очередь не менее упорно отвергающей реальную действительность. Законы гегелевской диалектики (закон отрицания отрицания, закон неизбежной замены старого новым и закон перерастания количества в качество) были использованы для построения и практического воплощения в жизнь соответствующих идеальных, с их точки зрения, систем нацистами в Германии, большевиками в России и ныне либералами по всему миру.

Сегодня апологетами либеральной идеологической системы, яростно и клеветнически «отрицающими» предшествующую буржуазному либерал-демократизму социалистическую систему, навязывается российским и иным обывателям идея о том, что якобы фашизм в Германии был всего лишь ответом на большевизм в России и что, не будь коммунистического большевизма, не было бы и нацистского фашизма. Тем самым ставится знак равенства между большевизмом и фашизмом, между СССР и третьим рейхом, между Сталиным и Гитлером. Это циничный обман и лукавая подтасовка. Обе идеи (социализма и воинствующего национализма) родились вовсе не в России, а в Германии. И их родоначальником были вовсе не практики Сталин и Гитлер и даже не теоретики правоверный Ленин и «ренегат» Каутский, а кабинетный мессия Гегель, возомнивший себя духовно-ментальным наместником Бога на Земле.

В череде смен идеальных систем (схематичных в своём существе) Гегель отдавал предпочтение не личностям (другой, подобной себе, личности он просто не допускал), а социумам, подвергаемым идеологами-гегельянцами соответствующей ментальной обработке. Однако сами социумы Гегель рассматривал не как самоценные факторы исторического развития, а, по сути, в качестве наделённого сознанием животного стада, поддающегося внушению и управлению извне. Именно эту огрублённую схему взял на вооружение Адольф Гитлер (Шикльгрубер, 1889-1945), выстраивая систему фашизма (ред. — запрещенное в России и осужденное Международным военным трибуналом). Будучи фанатичным гегельянцем, Гитлер возвёл в идеал германскую нацию и под знамёнами национал-социализма нацелил её на завоевание и покорение мира. Этот мир, в гитлеровском представлении об идеале, подлежал полному онемечиванию и тотальной чистке по расовому принципу. Гитлеризм вполне логично и органично для немецкой нации (инициатора Первой мировой войны) вытекал из духовно-ментального учения гордеца Гегеля.

Карл Маркс (1818-1883) и Фридрих Энгельс (1820-1895), критикуя Гегеля, но базируясь на его диалектических принципах, существенно подправили гегелевский идеалистический посыл, придав ему подчёркнуто практический и жёсткий характер. Так, вместо лукавой «идеи Бога» и безликого «социума», они возвели в культ идею атеизма и коммунизма, полностью отвергнув как такового Бога. (Так, им казалось, выглядит честнее). Идею управляемого извне абстрактного социума они преобразовали в научно обоснованный социалистический императив, в котором решающую роль отвели пролетариату. Тем не менее, «базисом» марксизма, преобразованного впоследствии в марксизм-ленинизм, оставалось диалектически-схематичное гегельянство, идеалистическое в своём существе и порочное в силовом навязывании его всему человечеству.

Современный буржуазный либерал-демократизм только кажется абсолютным антиподом германскому национал-фашизму и российскому социал-большевизму. Развиваясь в европейском обществе параллельно с нацизмом (который, кстати, был присущ не только немцам!) и социализмом (логично вытекавшим из идеи просвещённого гуманизма), либерализм тоже является детищем лукавого безбожника Гегеля. Достаточно ссылки на вышеприведённую трактовку Гегелем абсолютной истины «как бесконечного самоопределения свободы в её абсолютной форме», и всё встаёт на свои места. Нынешний буржуазный либерал-демократизм по-гегелевски туманен, абсолютизирован и идеалистически оторван от реальной действительности и здравого смысла, противостоя им насильственными методами.

Национал-фашизм в 1945 году был разгромлен Советским Союзом в союзе (парадокс!) с породившей его своей угодливостью Европой. Социал-большевизм в 1991 году был предан его вождями и идеологами и безвольно капитулировал перед коллективным Западом. Ныне, в 2021 году, становится всё более очевидным, что и либерал-демократизму приходит  конец. Несмотря на отчаянные попытки «мирового правительства» консервировать буржуазный либерал-демократизм и превратить его в «конец истории», в последнее время отовсюду раздаются голоса об «исчерпанности» либерализма. Да и сама реальность, прорываясь сквозь ложь и обман, убедительно доказывает, что и эта гегелевская (в своей основе) идеалистическая пустышка исторически не оправдала себя и нуждается в её полном демонтаже и тотальной замене.

Доказательством тому является растущая не по дням, а по часам агрессивность США и их стремление силовыми способами предотвратить неизбежный развал капиталистической системы. Парадокс, но ситуация в самих Соединённых Штатах Америки, этом несокрушимом оплоте  мирового капитализма, сегодня всё больше напоминает поздний, времён развала, Советский Союз. Те же ветшание и нарастающая маразматичность правящей элиты, та же бешеная активизация внешнеполитической пропаганды (этой пресловутой «мягкой силы») и то же стремление всеми способами оттянуть неизбежный конец. То есть налицо все признаки вырождения и неотвратимости новой смены отработанной старой системы в общей, выстроенной Гегелем идеалистической парадигме.

В этой критической ситуации возникают три проблемных вопроса. Первый – произойдёт ли эта «сезонная» смена змеиной кожи идеализма естественным, эволюционным путём, или США всё же попытаются воспрепятствовать ей развязыванием новой кровавой мировой войны? (Нынешний КОВИД – не в счёт,  ибо он ничего не решает). Второй – грядёт ли новая всемирная революция обобранных, обманутых и озлобленных масс, которая может оказаться намного страшнее мировой войны? И третий, самый главный, — хватит ли у человечества сил и разума, чтобы вырваться из офлажкованного Гегелем круга-цикла бесконечной смены умозрительных идеалистических систем, кабинетно придумываемых идеологами-гегельянцами для увода масс от лицезрения разрушаемой идеалистами реальной действительности.

Ответ на первый вопрос зависит от того, захочет ли разноплемённый народ США пойти на убой ради сохранения удобств и привилегий своей раздувшейся от алчности капиталистической элиты. Мне всё же кажется, что трижды обманутый (при образовании США, в Гражданской войне и во Второй мировой войне) американский народ проявит разум и чувство самосохранения. Ответ на второй вопрос тоже проблематичен, ибо, чтобы поднять угнетённые массы всей земли на борьбу за социальную справедливость, в своё время не хватило даже всей мощи и пропагандистского арсенала великого Советского Союза.

По третьему вопросу ситуация остаётся открытой и, более того, весьма сомнительной. Создаётся впечатление, что нас снова хотят дурить идеологи-гегельянцы, выдумывая всё новые схемы увода человечества от реальной действительности и затуманивая здравый смысл людей лживыми грёзами. Именно эту цель преследуют, на  мой взгляд, планетарные фобии ковидной истерии и реакционная в своей сути идеализация цифровизации, роботизации и искусственного интеллекта. Это всего лишь очередные заглушки для здравого смысла масс и фиговые листки для прикрытия постыдного бегства от реальной действительности.

В этой связи весьма любопытна нынешняя ситуация в России с либерализмом и здравым смыслом. Буржуазный либерал-демократизм как управленческая система был нам ультимативно навязан после развала СССР в 1991 году. Создавалось впечатление, что либеральное болото полностью поглотило у россиян не только испокон веков присущий им здравый смысл, но и все коды нравственности, заложенные в русском языке и русской душе. Но даже при Ельцине, особенно в конце его правления, в этом сплошном болоте вдруг стали появляться «кочки» разумности и традиционализма. В 2014 году, помимо этих кочек, образовались уже «зоны» Крыма и Новороссии, обозначившие некий единый плацдарм наступления на Запад и царящий в мире буржуазный либерал-демократизм.

Ныне в России эйфория от этих краткосрочных успехов заметно поутихла. Но на смену ей, в качестве сублимации, пришла активизация борьбы России с Западом на внешнеполитическом фронте. И что самое поразительное, — Россия здесь противопоставила либерально-идеалистическому подходу США как оплота капиталистических ценностей исключительно правду и здравый смысл. При этом российские честность и трезвый ум, не меняя пока в мире экономико-военного расклада сил, вдруг стали активно влиять на настроение мировой общественности и всё больше привлекают симпатии простых людей. Сейчас идеологи США отмечают удивительную эффективность этого «русского оружия» и вынуждены признать некий «паритет» России и США на идеологическом фронте.

Странно, но при этом внутри самой трезво мыслящей России ситуация с противостоянием либерализма и здравого смысла является как бы слепком с внешнеполитического аналога, но уже в обратном направлении. В нашем собственном, «суверенном» государстве беспрепятственно гуляющие американские крупные капиталы и внутреннее мощное либеральное лобби буквально душат хрупкие ростки здравого смысла и жёстко противодействуют русскому традиционализму и общенациональному патриотизму. И следует признать, что без реальной поддержки сверху наши традиционализм и патриотизм вынуждены занимать исключительно оборонительные позиции.

Вывод из этих двух  ситуаций (внешне- и внутриполитической) вполне очевиден. Чтобы серьёзно бороться с нарастающим злобным давлением коллективного Запада, грозящего нам новой мировой войной с «превентивным» (на фашистский манер) применением ядерного оружия, нашему руководству необходимо прежде всего озаботиться решением давно перезревших внутренних проблем. В этой критической обстановке здравый смысл верхов должен решительно освободиться от дурмана буржуазного  либерал-демократизма и во всю мощь заработать в практическую поддержку патриотических сил и на возрождение загнанного в подполье российского державного традиционализма. Дальнейшее «сидение» по-китайски на высокой горе и пилатовское «умывание рук» реально угрожают безопасности российского  государства и благополучию  российского  народа.

Традиционно возникают старые российские вопросы – «Что делать?» и «С чего начать?». На первый вопрос ответ простой: надо не забалтывать нарастающие проблемы, а просто приступить к Делу, а оно само подскажет алгоритм действий. С чего начать? – тоже довольно ясно. Начать надо с утверждения державного достоинства нашего лишь условно суверенного государства. Утверждения везде и повсюду – в структурах «Общего рынка», МВФ, ВОЗ, Олимпийском комитете, Европарламенте, в отношениях со США, Турцией, Украиной, странами Балтии и остальными государствами постсоветского пространства. Надо перестать мямлить и оправдываться, покупать дорогой ценой весьма сомнительную лояльность. Пора занять ясную позицию и отстаивать её твёрдо и решительно. Пора дать понять, что мы – РОССИЯ и что нас надо уважать. Реальных возможностей для этого у нас имеется более чем достаточно.

Во внутренних делах надо начать с прекращения жевания либеральных соплей и высморкаться, наконец, громко и без стеснения. Мало навесить позорные ярлыки на агентов иностранного влияния. Позором в наши бесстыдные дни никого не убьёшь, а, наоборот, лишь увеличишь плату. Надо решать вопрос кардинально и не с оглядкой на кого бы то ни было, а в интересах национальной безопасности собственной страны. Мало выявлять лиц с двойным гражданством в чиновничьих и иных аппаратах. Ясно, что это «кроты» и что в любой момент они предадут страну и сбегут в государства своего второго гражданства. Надо отменять двойное гражданство, как это и делается в уважающих себя и своё державное достоинство странах.

Что же касается как такового идеализма (в любой форме и под любыми предлогами), то в этом плане здравомыслящий русский народ давно изложил своё кредо. «Мечтать не вредно» и «мечта мечте – рознь», —  таков его вердикт. Не вредно просто мечтать, продолжая делать свои крайне необходимые житейские дела, стремясь максимально ориентировать их на реализацию родившейся в душе мечты. Но вредно превращать мечту в химеру, которая выжирает твою душу и заставляет идти по трупам.

В песне Юрия Антонова есть строки: «…А всё хорошее – и есть мечта». Когда в мечтах человека присутствует только «хорошее» (нравственно позитивное), они, как правило, «сбываются», причём как-то незаметно, почти сами собой. «Не сбываются» мечты дурного человека, ибо это уже не мечты, а злобные, лукавые, унижающие других людей умыслы. Им, естественно, люди сопротивляются. Тогда в ход идут интриги, происки и неприкрытое насилие. Именно подобного рода «мечты» рождают жуткие фобии, являющиеся неизбежными спутниками любого идеализма – личностного и социального.

Про наши сны священники говорят, что бывают сны «от Бога», а бывают «от Дьявола». О наших мечтах можно сказать то же самое. И именно идеалистические мечты, рождённые дьявольским наваждением, отрывают нас от реальной действительности и затуманивают наш трезвый ум, ведя нас не к спасению, а к гибели.

Александр  Афанасьев


НАПИСАТЬ КОММЕНТАРИЙ

Ваш email адрес не публикуется. Обязательные поля помечены *

Копирайт

© 2011 - 2016 Журнал Клаузура | 18+
Любое копирование материалов только с письменного разрешения редакции

Регистрация

Зарегистрирован в Федеральной службе по надзору в сфере связи, информационных технологий и массовых коммуникаций (Роскомнадзор).
Электронное периодическое издание "Клаузура". Регистрационный номер Эл ФС 77 — 46276 от 24.08.2011
Печатное издание журнал "Клаузура"
Регистрационный номер ПИ № ФС 77 — 46506 от 09.09.2011

Связь

Главный редактор - Дмитрий Плынов
e-mail: text@klauzura.ru
тел. (495) 726-25-04

Статистика

Яндекс.Метрика