Среда, 26.01.2022
Журнал Клаузура

«Человек рождён для счастья…». Из цикла: «Истоки судьбы…»

У истоков судьбы лучших сынов и дочерей Отечества чаще всего были многие педагоги с мировым именем, и среди них, такие как — Константин Дмитриевич Ушинский, Станислав Теофилович Шацкий, Антон Семёнович Макаренко.

К.Д. Ушинский: воспитание судьбы

Отечественный педагог Константин Дмитриевич Ушинский (1823-1870) -198-летие которого, со дня рождения был отмечен 19 февраля, положил в основу своей педагогической системы — требование демократизации народного образования и идею народности воспитания. Педагогические идеи К.Д. Ушинского были отражены в его книгах для первоначального классного чтения «Детский мир» (1861) и «Родное слово» (1864).

Константин Дмитриевич придавал огромное значение систематическому обучению учащихся логике мышления. Блестящим примером разъяснения детям логических приёмов и категорий явился его труд «Первые уроки логики». Здесь в популярной форме излагались основные понятия и правила логики: сравнение, различие и сходство, суждение, роды и виды, признаки, понятие и определение, причина и следствие, и другие.

Константин Дмитриевич Ушинский,
автор идеи народности воспитания,
где результат — судьба человека

Константин Дмитриевич был уверен, что:

«Педагогика не наука, а искусство — самое обширное, сложное, самое высокое и самое необходимое из всех искусств. Искусство воспитания опирается на науку. Как искусство сложное и обширное, оно опирается на множество обширных и сложных наук; как искусство оно кроме знаний требует способности и наклонности, и как искусство же оно стремится к идеалу, вечно достигаемому и никогда вполне недостижимому: к идеалу совершенного человека».

Он считал, что:

«Лучше не говорить ребёнку той или другой высокой истины, которой не выносит окружающая его жизнь, чем приучать его видеть в этой истине фразу, годную только для урока».

Первый том фундаментальной работы «Человек как предмет воспитания. Опыт педагогической антропологии» вышел в 1868 году, а через некоторое время вышел второй том. Третий том остался незавершённым. В этом труде К. Д. Ушинский дал ценный психологический анализ цепочки: ощущение прекрасного — чувствование прекрасного — осознание; обосновал предмет педагогики, её основных закономерностей и принципов.

Константин Дмитриевич написал и издал особое руководство для родителей и учителей «Руководство к преподаванию по «Родному слову“ для учителей и родителей». Это руководство оказало огромное, широчайшее влияние на русскую народную школу, до 1917 года оно выдержало 146 изданий. Свою значимость как пособие по методике преподавания родного языка оно не потеряло и по сей день. Изданы его «Педагогические сочинения» в 6-ти томах.

Костя родился в г. Туле в семье Дмитрия Григорьевича Ушинского— отставного офицера, участника Отечественной войны 1812 года, мелкопоместного дворянина. Мать Константина, Любовь Степановна (урождённая Капнист) умерла, когда сыну было 12 лет.

Всё детство и отрочество мальчика прошло в приобретённом отцом небольшом имении, расположенном в четырёх верстах от Новгород-Северского на берегу реки Десны. Костя получал хорошую домашнюю подготовку от своей матери, после смерти которой в 1835 году он был зачислен сразу в третий класс Новгород-Северской гимназии. Об обучении здесь он писал:

«Воспитание, которое мы получили <…> в бедной уездной гимназии маленького городка Малороссии Новгорода-Северского, было в учебном отношении не только не ниже, но даже выше того, которое в то время получалось во многих других гимназиях. Этому много способствовала страстная любовь к науке и несколько даже педантическое уважение к ней в покойном директоре Н-ской гимназии, старике профессоре, имя которого известно и ученой литературе, — это Илья Федорович Тимковский».

После окончания в 1840 году гимназии юноша поступил на юридический факультет Московского университета, где слушал лекции таких известных преподавателей, как профессор истории Грановский и профессор философии государства и права Редкин.

После блестящего окончания университетского курса в 1844 году кандидатом юриспруденции, К. Ушинский был оставлен в университете для подготовки к профессорскому званию. В круг интересов Константина помимо философии и юриспруденции входили и литература, и театр, а также все те вопросы, которые волновали представителей прогрессивных кругов русского общества того времени, в частности пути распространения грамотности и образованности среди простого народа.

В 1846 году он был назначен исполняющим обязанности профессора камеральных наук ярославского Демидовского лицея по кафедре энциклопедии законоведения, государственного права и науки финансов. С марта по май 1848 года он редактировал неофициальную часть газеты «Ярославские губернские ведомости». Либеральные взгляды молодого профессора привели к конфликтам с начальством лицея. Из-за обвинений в неблагонадёжности в сентябре 1849 года К. Ушинский оставил лицей. Некоторое время он зарабатывал себе на жизнь переводами статей из иностранных журналов, рецензиями и обзорами в журналах. Через полтора года безуспешных попыток устроиться на преподавательскую работу в Ярославле Константин Дмитриевич  переехал в Санкт-Петербург, и стал сотрудничать в журналах «Современник» и «Библиотека для чтения».

С 1851 года был женат на Надежде Семёновне Дорошенко, с которой он познакомился ещё в молодости в Новгород-Северском. Их дети: Павел, Вера (в замужестве Пото, она на свои средства открыла в Киеве мужское Городское училище им. К. Д. Ушинского), Надежда (она в селе Богданка, где находился дом, принадлежащий Ушинскому, на средства, вырученные от продажи сочинений своего отца, открыла начальную школу), Константин, Владимир, Ольга (художница).

В январе 1854 года, благодаря помощи бывшего коллеги по Демидовскому лицею, К.Д. Ушинскому удалось перейти на работу преподавателя русской словесности в Гатчинском сиротском институте. Он так характеризовал позже институтские порядки:

«Канцелярия и экономия наверху, администрация в середине, учение под ногами, а воспитание — за дверьми здания».

Уже в 1855 году он стал инспектором классов Гатчинского сиротского института. В стенах этого учебного заведения Константин Дмитриевич обнаружил архив Е. О. Гугеля, одного из прежних инспекторов Гатчинского сиротского института — в котором он нашёл «полное собрание педагогических книг». Найденные книги оказали огромное влияние на него. Впоследствии, под влиянием идей, полученных от прочтения этих книг, он написал одну из лучших своих статей по педагогике «О пользе педагогической литературы». После огромного общественного успеха этой публикации он стал постоянным автором «Журнала для Воспитания», где он помещал статьи, в которых развивал свои взгляды на систему воспитания и образования в России.

В 1859 году К. Д. Ушинского пригласили на должность инспектора классов Смольного института благородных девиц, где ему удалось провести значительные прогрессивные изменения. Так, исходя из своего главного принципа демократизации народного образования и народности воспитания, ему удалось убрать существовавшее до этого разделения состава учащихся на «благородных» и «неблагородных» (то есть из мещанского сословия), он ввёл практику преподавания учебных предметов на русском языке и открыл специальный педагогический класс, в котором осуществлялась подготовка учащихся для работы в качестве воспитательниц. Константин Дмитриевич ввёл в практику педагогической работы совещания и конференции педагогов, а воспитанницы получили право проводить каникулы и праздники у родителей.

Одновременно с преподавательской работой он, с 1860 года стал редактировать «Журнал Министерства народного просвещения», который благодаря ему превратился в прекрасный педагогический журнал, весьма отзывчиво относившийся к новым течениям в области народного образования.

После конфликта с начальницей института М. П. Леонтьевой, которая обвинила Константина Дмитриевича  в вольнодумстве, непочтительном отношении к начальству, атеизме и других проступках подобного рода, его удалили из института  и он был направлен на пять лет за границу для лечения и изучения школьного дела. За это время Ушинский посетил Швейцарию, Германию, Францию, Бельгию и Италию, в которых он посещал и изучал учебные заведения — женские школы, детские сады, приюты и школы, особенно в Германии и Швейцарии, считавшиеся самыми передовыми в части новаций в педагогике. Свои заметки, наблюдения и письма этого периода он объединил в статье «Педагогическая поездка по Швейцарии», а написанные здесь учебные книги «Родное слово», и «Детский мир» стали общедоступными для начального обучения детей.

В середине 1860-х годов К.Д. Ушинский с семьёй вернулся в Россию. В последние годы жизни он выступал как видный общественный деятель, писал статьи о воскресных школах, о школах для детей ремесленников, а также принял участие в учительском съезде в Крыму. Приехав в 1870 году в Симферополь, он побывал в нескольких учебных заведениях, в том числе женском училище; охотно встречался и с учителями, и с учащимися.

Учитель Симферопольской казённой мужской гимназии И. П. Деркачев вспоминал:

«Дружественный тон, которым автор «Родного слова» говорил с учителями, мягкость обращения и простота быстро привлекали к нему всех. Он смотрел на каждого учителя, как на равного себе товарища, и скромно, терпеливо, с непритворным уважением слушал всякое замечание и возражение… Проэкзаменовал всех учениц, поступивших в первый класс. Учительницу поразило, с каким искусством великий педагог опрашивал детей. Он ставил вопросы просто, ясно и в то же время так, что по ответам можно было легко понять, насколько подготовлена и развита та или иная ученица».

При Симферопольской казённой мужской гимназии был образцовый класс по способу наглядного обучения. Будучи одним из основателей этого способа, К. Д. Ушинский заинтересовался работой класса, присутствовал на уроках, которые проводил И. П. Деркачев. В здании казённой мужской гимназии состоялся II съезд учителей Таврической губернии, и К. Д. Ушинский принял участие в его работе. Обсуждался, в частности, вопрос о книгах для классного чтения в народных школах, о необходимости создания таких книг. Предложение Константина Дмитриевича было принято. А выработанная на съезде «Азбука» в том же 1870 году была издана в Симферополе.

Летом 1870 года Константин Дмитриевич лечился кумысом в Альме возле Бахчисарая. Возвращаясь из Крыма к себе домой на хутор Богданка (Глуховского уезда Черниговской губернии), он узнал о трагической гибели на охоте  сына Павла. После этого К. Д. Ушинский решает переехать жить с семьёй в Киев, для чего он купил в Киеве дом, а сам с сыновьями Константином и Владимиром поехал лечиться в Крым. По дороге в Крым он простудился и остановился для лечения в Одессе, где и скончался 22 декабря 1870 года. Похоронен в Киеве на кладбище Выдубицкого монастыря.

Именем педагога названы: научная педагогическая библиотека имени К. Д. Ушинского Российской академии образования в Москве; Ярославский государственный педагогический университет им. К. Д. Ушинского (ЯГПУ); Институт среднего профессионального образования им. К. Д. Ушинского в Москве; Гатчинский педагогический колледж им. К. Д. Ушинского; Педагогическое училище (колледж) в Тамбове; До перестройки школа № 47 в Ленинграде (теперь — им. Лихачёва); Школа № 6 в городе Тула; Новгородский детский дом-интернат в посёлке Шимск; Гимназия № 1 в Симферополе; Южно-украинский национальный педагогический университет им. К. Д. Ушинского в Одессе; Одесский государственный педагогический институт им. К. Д. Ушинского; Черниговский областной институт последипломного образования им. К. Д. Ушинского; школа № 187 им. К. Ушинского (Киев); школа им. К. Д. Ушинского в селе Райымбек Карасайского района Алматинской области (Казахстан); школа № 210 в городе Ташкенте.

Памятник К. Д. Ушинскому был открыт в Санкт-Петербурге на территории Российского гос. педагогического университета имени А. И. Герцена 30 июня 1961 года.

Памятная доска открыта 2 марта 1974 к 150-летию педагога в Московском государственном университете имени М. В. Ломоносова (факультет журналистики).

С.Т. Шацкий: защитник детства

Отечественный педагог-экспериментатор Станислав Теофилович Шацкий (1878-1934), со  дня рождения которого 1 июня была отмечена  143-годовщина, автор многих трудов по вопросам воспитания. Свою педагогическую деятельность начал в 1905 г. среди детей и подростков рабочих окраин Москвы, где вместе c А. У. Зеленко и другими педагогами создавал первые в России детские клубы. Позднее создал общество «Сетлемент», которое в 1908 г. было закрыто полицией за пропаганду социализма среди детей, а сам С.Т. Шацкий был арестован.

Однако, уже в 1910 г. он стал руководителем общества «Детский труд и отдых». Затем, основал летнюю детскую колонию «Бодрая жизнь». С 1919 по 1932 г. руководил трудами первой опытной станции по народному образованию. В 1932 он стал директором Московской консерватории и Центральной педагогической лаборатории.

 Был опубликован материал для бесед с маленьким детьми. Выпуск I. «Пособие для детских садов. Времена года. Фрукты. Овощи. Гиацинт. Приготовление игрушек» / Составлено сотрудниками общества «Детский труд и отдых»); Подготовлена к изданию «Работа для будущего. Документальное повествование. Книга для учителя» и др. Изданы труды Станислава Теофиловича Шацкогов 4-х томах.

Станислав Теофилович Шацкий,
автор концепции школы как центра воспитания детей в социальной среде и в условиях для богатой эмоциональной и умственной жизни

С. Т. Шацкий организовал научную школу, которую представляли А. А. Фортунатов, М. Н. Скаткин, Л. К. Шлегер, В. Н. Шацкая и др. Примечательно, что ставший известным и уважаемым академиком АПН СССР М. Н. Скаткин, как и сам С.Т. Шацкий, не имел диплома о высшем образовании.

Станисла́в Теофи́лович внёс значительный вклад в разработку вопросов содержания образования в школе и повышения роли урока как основной формы учебной работы. Под его руководством были разработаны методы педагогического исследования — социально-педагогический эксперимент, наблюдение, опрос.

Станислав Шацкий родился в Воронино Смоленской губернии , происходил из дворянской семьи с выраженными религиозными настроениями Потом он заметит: «для занятия педагогикой нужен определённый склад души…». В 1885 году мальчик был принят в 6-ю Московскую гимназию, считавшуюся на то время одной из лучших в Москве. Воспоминания об учёбе в ней сохранились в книге С. Т. Шацкого «Годы исканий» (Ч.1. «Старая школа»), где он описывает, как в ней шла постоянная война учителей и учеников, ненадолго прерывавшаяся лишь во время экзаменов, когда интересы тех и других сближались.

Характерный отрывок: «после учебного года ученики группами идут и жгут или топят учебники». Возможно, поэтому он потом всю жизнь проводил педагогику сотрудничества, что для того времени было весьма необычно (едва ли не единственным исключением тех лет была школа Л. Н. Толстого, на чей опыт он и опирался). Позднее Станислав Теофилович напишет:

«Моя педагогическая вера выросла из отрицания того, как меня учили и воспитывали».

Через восемь лет, в 1893 году, С. Шацкий поступил в Московский университет (сначала на Мехмат, затем перевёлся на медицинский факультет, а вскоре — в Петровскую (Тимирязевскую) сельскохозяйственную Академию. Последний переход объяснялся просто: он уже решил стать педагогом, образцом для себя считал в то время школу Л. Н. Толстого в Ясной Поляне, где учащиеся много внимания уделяли труду, особенно на земле, в поле.

В 1899—1901 годах он занимался в Московской Консерватории по классу вокала в классе- У.  Мазетти. Занятия были настолько успешными, что, хотя он и не окончил Консерваторию, его пригласили в оперную группу Большого театра. В Консерватории он познакомился со своей будущей супругой В. Н. Демьяновой, окончившей её с красным дипломом по классу фортепиано. Но его привлекало иное — педагогика и Валентина Николаевна стала его музой-вдохновительницей во всех его добрых делах.

Так как Станислав Теофилович считал для себя необходимым всё делать профессионально, то он перешёл в с/х академию на специальность агронома именно для того, чтобы грамотно и умело руководить занятиями своих будущих учеников на земле. В 1905 году он посчитал, что получил необходимые знания, и оставил академию, не окончив её (несмотря на приглашения заняться научной работой).

Свою педагогическую деятельность С. Т. Шацкий начал с попытки создания частной школы, в чём ему было отказано, поэтому в 1905 году на рабочих окраинах Москвы он вместе c архитектором А. У. Зеленко и другими педагогами единомышленниками  создал первые в России детские клубы. Созданные в Москве в районе Бутырской слободы и Марьиной рощи детские клубы и детский сад носили общее название «Дневной приют для приходящих детей». K весне 1906 года приют посещали около 150 детей. При приюте были открыты мастерские (слесарная, столярная, швейная).

Первые внешкольные учреждения во многом выполняли компенсирующую функцию — занятия в этих учреждениях восполняли отсутствие y детей школьного образования. Вместе c тем они помогали устроить досуг детей, способствовали обогащению их общения. Инновационный характер первых внешкольных учреждений был обусловлен благородными мотивами их основателей, a также новыми педагогическими взглядами на вопросы воспитания детей. В 1907 Общественный клуб для рабочей молодёжи, на средства Николая Второва, был разработан Станиславом Шацким и архитектором Александром Зеленко по его проекту.

На базе приюта было организовано культурно-просветительное общество «Сетлемент» с целью удовлетворения культурных и социальных потребностей детей и молодежи из малообеспеченной и малокультурной части населения, фактически лишённой возможности получить школьное образование. Название общества было подсказано опытом создания в Америке сетлементов — поселений культурных интеллигентных людей среди бедных слоев населения для проведения просветительской работы.

Помимо детского сада и детских клубов общество имело ремесленные курсы и начальную школу. Общество вело культурно-просветительскую работу и среди взрослого населения.        .

Практическая работа c детьми основывалась на педагогической концепции, которую разрабатывали члены общества. Эта концепция исходила из необходимости создания условий, которые помогли бы детям жить богатой эмоциональной и умственной жизнью. B обучении не менее главным было усвоение практически значимых для жизни детей знаний. Отношения между педагогами и детьми понимались как отношения между старшими и младшими товарищами. Большое значение придавалось воспитанию y детей чувства товарищества, солидарности, коллективизма. Необычным явлением для педагогической практики того времени была организация детского самоуправления.

B 1909 году С. Т. Шацкий и его единомышленники создали общество «Детский труд и отдых». Была продолжена работа детского сада, клуба, начальной школы. Из-за ограниченности средств общество было не в состоянии охватить большое число детей. Руководители общества искали новые формы организации детей.

С 1910 года Станислав Теофилович стал руководителем общества «Детский труд и отдых».   На следующий год общество открыло детскую летнюю трудовую колонию «Бодрая жизнь» (на территории современного города Обнинска). B создании колонии большую роль сыграла Валентина Николаевна Шацкая, его жена, впоследствии ставшая крупнейшим специалистом по проблемам музыкального воспитания детей. В этой колонии каждое лето жили 60-80 мальчиков и девочек, занимавшихся в клубах общества «Детский труд и отдых». Основой жизни в колонии был физический труд: приготовление пищи, самообслуживание, благоустройство, работа на огороде, в саду, в поле, на скотном дворе. Свободное время отводилось играм, чтению, беседам, постановкам спектаклей-импровизаций, занятиям музыкой, пению.

Анализируя опыт колонии, С. Т. Шацкий сделал вывод, что физический труд оказывает организующее влияние на жизнь детского коллектива. Трудовые занятия детей имели и образовательное значение, они были источником знаний o природе, сельскохозяйственном производстве, способствовали выработке трудовых навыков.

В 1917 году о Станислав Теофилович состоял членом Московской городской управы, а вскоре по предложению А. В. Луначарского стал руководителем работы первой опытной станции по народному образованию. B мае 1919 года С. Т. Шацкий устроил на основе учреждений общества «Детский труд и отдых» опытно-показательные учреждения Народного комиссариата просвещения РСФСР, которые составили Первую опытную станцию по народному образованию. Сельское отделение станции в Калужской губернии включало 13 школ первой ступени, школу второй ступени и четыре детских сада. Задачи методического центра отделения выполняла колония «Бодрая жизнь». Городское отделение станции в Москве объединяло детский сад и школы первой и второй ступени. В состав станции входили внешкольные учреждения для детей и взрослых, а также курсы по подготовке и повышению квалификации учителей.

Опытная станция вела работу c детьми, устраивала совместную работу школы и населения по воспитанию детей, занималась исследовательской деятельностью. По образцу Первой опытной станции были созданы и другие опытные станции Наркомпроса, которые просуществовали до 1936 года. Интересен опыт Станислава Теофиловича, изложенный Скаткиным и  М. Н., С.Т. Шацким  о всестороннем развитии детей, а также Фрадкиным Ф. А. «Станислав Теофилович Шацкий и концепция школы — центра воспитания в социальной среде» и Соколовым Р. В. «А. С. Макаренко, его предшественник С. Т. Шацкий и их последователь И. П. Иванов».

Известно, что С. Т. Шацкий пытался создать детское производство (кирпичный завод), но получил отказ. Также неудачно закончилась и попытка стать депутатом местного совета.

В августе 1932 года в Московской консерватории по инициативе её директора С. Т. Шацкого и профессора А. Б. Гольденвейзера было создано Детское отделение для подготовки способных учеников к поступлению в музыкальный вуз (будущая центральная музыкальная школа 1917 — Новослободская ул., Вадковский пер.).

В 1932—1934 годах Станислав Теофилович руководил Центральной экспериментальной лабораторией Наркомпроса РСФСР и в то же время до своей скоропостижной смерти был директором Московской консерватории.

Он умер в Москве 30 ноября 1934 года, похоронен на новом Донском кладбище, где установлено мраморное надгробие над могилой Шацких Валентины Николаевны и Станислава Теофиловича.

В память о Станиславе Теофиловиче Шацком средняя школа № 1 города Обнинска с 1961 года носит имя С. Т. Шацкого. Перед первым зданием школы (сейчас это здание занимает «Лингвоцентр» и вечерняя школа города) установлен бюст выдающегося педагога. Открыты страницы о Шацком С. Т.: на сайте Московской консерватории, а также на странице средней школы имени С. Т. Шацкого № 1 города Обнинска. 8 ноября 2018 г. в центре «Романтик» (г.о. Щёлково) открыты Мемориальные доски педагогу-экспериментатору С. Т. Шацкому и его ученику-последователю Р. В. Соколову.

А.С. Макаренко: чтобы человек был счастливым…

Отечественный педагог, писатель Антон Семёнович Макаренко (1888-1939) осуществил беспримерный в педагогической практике опыт массового перевоспитания детей-правонарушителей, создал эффективную социально-педагогическую систему работы с беспризорниками. Он внёс существенный вклад в теорию семейного воспитания. Антон Семёнович считал, что:

«Научить человека быть счастливым — нельзя, но воспитать его так, чтобы он был счастливым, можно».

Он верил, что: «…отказаться от риска — значит отказаться от творчества. Если перед коллективом нет цели, то нельзя найти способа его организации». После книг о коммуне имени Ф. Э. Дзержинского «Марш 30 года» и «ФД — 1» было закончено главное художественное произведение Макаренко — «Педагогическая поэма» (1925—1935). М. Горький, выступил первым редактором «Педагогической поэмы» — самого известного в России и за рубежом произведения Антона Семёновича. А в его «Книге для родителей» (1937) были приведены выдающиеся достижения в области воспитания. Здесь был изложен опыт в деле перевоспитания молодёжи (как из числа бывших беспризорников, так и трудных детей из семей), подготовки к её дальнейшей успешной социализации. Этот труд выдвинул А.С. Макаренко в число известных деятелей русской и мировой культуры и педагогики.

Антон Семёнович Макаренко,
автор социально-педагогическую системы работы с беспризорниками, а также книг, где приведен опыт массового перевоспитания детей-правонарушителей

Уже при жизни А. С. Макаренко широко применявшего деятельностные и трудовые подходы в воспитании и обучении получили высокую оценку Л. Арагона, А. Барбюса, Д. Бернала, У. Бронфенбреннера, А. Валлона, В. Галля, А. Зегерс, Я. Корчака, С. Френе и других деятелей культуры и образования.  Огромное значение в жизни А. Макаренко сыграл М. Горький, для которого забота о российских детях, особенно оказавшихся беспризорными, была естественным и важнейшим делом на протяжении многих лет.

Ряд исследователей педагогического наследия А.С. Макаренко, например, Симон Соловейчик, отмечают, что вокруг его воспитательно-педагогического наследия с течением времени страсти обсуждения не только не утихают (как это обычно происходит), но и разгораются с новой силой. Это связано скорее с тем, что существенные и глубокие противоречия и недостатки советского и постсоветского воспитания и обучения, успешно разрешавшиеся Антоном Семёновичем, во многом остаются камнем преткновения современной общеобразовательной  школы. При этом имеются большие общественные накладки как в уровне воспитания и обучения, так и умственного, морального и психического здоровья подрастающего поколения.

За заслуги в воспитательно-педагогической деятельности были учреждены: Орден им. А. С. Макаренко (Россия). Медаль А. С. Макаренко (УССР) «За достижения в области просвещения и педагогической науки» (учреждена в 1964 году). Медаль А. С. Макаренко (совм. медаль, учреждённая ред. журнала «Народное образование» и Международной макаренковской ассоциацией в 2003 г. (к 115-летию со дня рождения А. С. Макаренко). Премия им. А. С. Макаренко (по педагогике) — существовала в советское время. Среди лауреатов 1988 г. — С. А. Шмаков. Медаль А.С. Макаренко Российской макаренковской ассоциации «За заслуги в области образования и педагогической науки» (учреждена в 2021 году).

Книги А. С. Макаренко издаются во многих странах. Согласно позиции ЮНЕСКО (1988) А. С. Макаренко отнесён к педагогам, определившим способ педагогического мышления XX века.

Антон родился  в посёлке при железнодорожной станции у села Белополье Сумского уезда Харьковской губернии, в семье Семёна Григорьевича Макаренко, рабочего-маляра вагонных железнодорожных мастерских, и Татьяны Михайловны Макаренко (в девичестве Дергачёва), дочери мелкого чиновника в Крюковском интендантстве. С детства был очень болезненным ребёнком, уже в зрелые годы легко простужался от малейшего сквозняка или холодного ветра, даже когда при нём открывали на минуту оконную форточку, а чтобы скрыть шрамы на шее от карбункулов, он всю жизнь носил рубашки с очень высоким воротником.

В 1897 году Макаренко поступил в начальное железнодорожное училище. У Антона был младший брат и три сёстры. В 1901 году семья переехала в Крюков (в настоящее время район города Кременчуга Полтавской области). Для Антона Макаренко на первом месте всегда были книги, которые он покупал даже в кредит, не имея возможности приобрести всё, что его интересует. В 1904 году он окончил четырёхклассное училище в Кременчуге и одногодичные педагогические курсы (в 1905 году) и начал работать в Крюкове учителем в железнодорожном училище.

С 1911 года он стал работать учителем на станции Долинская, затем учился в Полтавском учительском институте (1914-1917), который окончил с золотой медалью. Приведённая как-то самим Макаренко (в одной из анкет) тема его диплома называлась «Кризис современной педагогики» Во время Первой мировой войны в 1916 году Макаренко был призван в армию, но по слабости зрения (и при своевременном вмешательстве брата Виталия) он был демобилизован. С 1917 года он был заведующим железнодорожной школой при Крюковских вагонных мастерских, состоял в любительской театральной труппе театра «Корсо», а в 1919 году переехал в Полтаву.

Его гражданская жена — Елизавета Фёдоровна Григорович оставила прежнего мужа, священника, поскольку по церковным законам не могла получить развод. С Антоном Семёновичем это был «брак по переписке», т.к. они жили отдельно друг от друга даже когда проживали в одном и том же городе. А со стороны Макаренко были неоднократные неудачные предложения женитьбы. Его женой стала Галина Стахиевна Макаренко. А приёмной дочерью— Олимпиада Витальевна Макаренко, дочь брата Виталия и мать известной советской актрисы Екатерины Васильевой. Внучатый племянник — Антон Сергеевич Васильев— кинорежиссёр, сценарист, поэт. Приёмный сын — Лев Михайлович Салько.

Брат Виталий был офицером Добровольческой армии (марковцем), покинул Россию, эвакуировавшись с частями Русской армии из Крыма в ноябре 1920-го года. До революции был офицером (поручиком) Императорской армии. Участник Брусиловского прорыва, получил там ощутимые ранения и был отмечен за храбрость наградой. Виталий несколько раз сыграл важную роль в жизни брата Антона: принял деятельное участие в комиссовании призванного в 1916 г. на воинскую службу А. С. Макаренко по состоянию здоровья (близорукости) и возвращению его к педагогической деятельности. Именно Виталий Макаренко, посильно помогая брату в педагогической деятельности, предложил ввести элементы игры и военизацию в занятия с учащимися, что позже показало свою уместность и полезность.

После эмиграции остаток жизни Виталий Семёнович провёл во Франции, где его в 1970 году разыскали западноевропейские биографы Макаренко Г. Хиллиг (ФРГ) и З. Вайц (Франция) и убедили оставить о старшем брате воспоминания. Из этих воспоминаний макаренковеды узнали и уточнили многие подробности детства Антона и всей семьи Макаренко, в частности, факт рождения трёх сестёр Антона и Виталия. А родная сестра А. С. Макаренко и, позже, в конце 90-х годов, её дети и внуки переселились в Москву, создав в честь него «благотворительную организацию».

Антон Семёнович по поручению Полтавского Губнаробраза (губернского отдела народного образования) создал трудовую колонию для несовершеннолетних правонарушителей в селе Ковалёвка близ Полтавы, первоначально именовавшуюся «колония для дефективных». А через непродолжительное время он по собственному почину начал в деловой переписке именовать Колонию именем М. Горького (утверждена в1921году). Большое значение для А.С. Макаренко имело понимание и поддержка его опыта воспитания и перевоспитания буквально с первых лет деятельности Колонии им. М. Горького со стороны руководителя НКВД Украины Всеволода Апполлоновича Балицкого.

М. Горький интересовался воспитательной и педагогической деятельностью А. Макаренко, оказывал ему всяческую поддержку. Переписка Горького и Макаренко продолжалась с 1925 по 1935 год. Летом 1928 г. М. Горький впервые лично посетил и пробыл несколько дней в Колонии своего имени в Куряжском монастыре под Харьковом. Писательским делом Антон Семёнович перестал заниматься после замечаний М. Горького и только вёл записные книжки. После посещения колонии для несовершеннолетних писатель посоветовал А. Макаренко вернуться к литературной работе.  Так, Ф. Э. Дзержинский начал решать проблему беспризорности только после того, как М. Горький написал письмо В. И. Ленину о необходимости срочно заняться этим вопросом. В последующие годы Горький помогал подготовить книгу о «гремевшей» в конце двадцатых годов Болшевской трудовой коммуне в Болшево (Подмосковье), на основе опыта которой был снят всемирно известный фильм «Путёвка в жизнь». В этой коммуне под руководством М. С. Погребинского так же, как у Антона Семёновича, правонарушители перевоспитывались полезным производительным трудом, и где не было заборов и охраны.

А.С. Макаренко для Горького был очередным примером передового опыта в воспитании. Горький всячески настаивал на издании записок Макаренко о его опыте воспитания в виде книги, помог разместить в печать в литературных альманахах сначала отдельные главы «Педагогической поэмы», а затем выпустил всю книгу под своей редакцией. О начитанности Макаренко в педагогической среде среди его знакомых ходили легенды.

Основная воспитательная и педагогическая деятельность А. С. Макаренко относится к первому пятнадцатилетию послереволюционного времени (1920—1934), когда школы и иные воспитательные учреждения, с одной стороны, крайне слабо снабжались, с другой — над ними не было столь жёстких стандартизаций и идеологического контроля, которые были установлены с середины 1930-х годов.

Он, после принятия в 1920 г. заведования колонией для малолетних правонарушителей (под Полтавой), разработал на основе обычаев и приёмов народной педагогики (в том числе «общего дела», то есть воспитания и обучения через привлечение к посильному труду для достижения понятных и обозримых целей к общей пользе), теорию создания и укрепления воспитательного коллектива. Глубокая вера в возможности   человека помогла Антону Семёновичу успешно опробовать воспитательно-педагогическую систему в Колонии им. М. Горького. В своих трудах он утверждал, что применяемая им в уголовно-исправительных заведениях система изначально предназначалась для всех сколько-нибудь здоровых школьников и всех учебных заведений. В 1927 г. (одновременно являясь руководителем Колонии им. Горького до 1928 г

Демократические основы (соуправление воспитанников и сотрудников, общее собрание, систематическая ротация командиров отрядов и т. д.), являющиеся неотъемлемой составляющей этой системы, неоднократно критиковались.  Так в1928 г.  на VIII съезде комсомола Н. К. Крупская критикуя систему Макаренко, вероятно не до конца оценённой, называла её «идеологически вредной». В том же году А. С. Макаренко, несмотря на все воспитательные, учебные и хозяйственные успехи, сняли  с поста зав. Колонии им. Горького, а от ареста его спас только переход в систему НКВД, где его покровитель, нарком НКВД Украины В. А. Балицкий. Нарком предложил опальному педагогу возглавить новое воспитательное учреждение — Коммуну им. Ф. Э. Дзержинского. Вскоре коллективом Коммуны были достигнуты ещё более впечатляющие успехи, уже в области промышленного производства.

Однако в 1930 г А.С. Макаренко был отстранён от работы, а перейдя в наркомат, он пытался подготовить распространение своего опыта для других исправительных учреждений Украины, но его подходы слишком расходились с практикой советской жизни, и он был вынужден уехать в Москву, чтобы по возможности завершить литературное описание своего педагогического опыта и разработок, начатое по настойчивому совету М. Горького.  Антон Семёнович был членом Союза советских писателей (с 1934 года).

Вскоре в Коммуне был открыт рабочий факультет Харьковского машиностроительного института, а затем — завод электроинструментов и завод плёночных фотоаппаратов. С 1933 г. Коммуна первой в СССР среди детских заведений перешла на полное само-обеспечение, а вскоре здесь открылась средняя школа.

В 1933 году экс-премьер Франции Эдуар Эррио и другие французские гости осматривали детскую трудовую коммуну им. Дзержинского. Газеты отмечали:

«Французские общественные деятели подробно ознакомились с административной структурой коммуны, с производством, бытом коммунаров — бывших. беспризорных и малолетних правонарушителей. Гости были поражены чистотой и порядком, отличающими коммуну, обилием цветов и свежего воздуха. Эррио подробно беседовал с помощником начальника коммуны по учебной части т. Макаренко и интересовался, каким образом руководству коммуны удается воспитывать одновременно в одних стенах и беспризорных, и подростков, имеющих профессионально-уголовные навыки. Тов. Макаренко подробно разъяснил французским гостям, что советская педагогика не признает врожденной преступности и что основными методами воздействия на ребят являются дисциплина коллектива и коллективный труд. После осмотра общежития и фабрики духовой оркестр коммуны исполнил импровизированный концерт, который вызвал у гостей глубочайшее внимание и восторженные отклики».

В связи с осознанием в соответствующих ведомствах важности выпускаемой заводами Коммуны продукции для оборонной промышленности страны и желанием (а отчасти и необходимостью в условиях надвигающейся войны), с необходимостью увеличить выпуск этой продукции, на заводах стало больше взрослых рабочих. Отныне за А. С. Макаренко оставили только должность заместителя по педагогической части. В 1939 г., Харьковская трудовая коммуна была преобразована в промышленный комплекс и переименована в Харьковский комбинат НКВД СССР им. Ф. Э. Дзержинского.

Антон Семёнович стремился к тому, чтобы у каждого учащегося в школе было хотя бы 2-3 «любимых» предмета (кружка, секции, участия в театре, оркестре и т. д. вплоть до отряда по борьбе с самогоноварением в окрестных сёлах), по которым и в которых воспитанник занимались бы с удовольствием; добивался освоения посильных для данного человека уровней каждого учебного предмета (они могли быть как выше (подготовка к рабфаку. Он был уверен в том, что:

«Воспитание происходит всегда, даже тогда, когда вас нет дома… Наше педагогическое производство никогда не строилось по технологической логике, а всегда по логике моральной проповеди. Это особенно заметно в области собственного воспитания… Почему в технических вузах мы изучаем сопротивление материалов, а в педагогических не изучаем сопротивление личности, когда её начинают воспитывать

С 1 июля 1935 года Антон Семёнович был переведён в Киев, в центральный аппарат НКВД УССР, где работал на должности помощника начальника отдела трудовых колоний до ноября 1936 года, был аттестован, носил форму НКВД и за ним было закреплено табельное оружие. Здесь он разработал концепцию перевода всех украинских учреждений для несовершеннолетних, нуждающихся в социальной опеке и перевоспитании, на опробованную им ранее в Колонии им. Горького и Коммуне им. Ф. Э. Дзержинского методику воспитания.

Однако попытки продвигать эту концепцию к осуществлению не получили необходимую поддержку. Более того, среди сотрудников отдела трудовых колоний начались аресты. Был арестован его непосредственный начальник Лев Соломонович Ахматов (Ахманицкий), показавший на допросе на Макаренко как на своего сообщника в «троцкистской деятельности». Только вмешательство благоволившего Макаренко народного комиссара В. А. Балицкого, лично приказавшего вычеркнуть фамилию Макаренко из протокола, спасло Антона Семёновича от ареста.

С этого времени А. С. Макаренко, и до того тяготившийся чиновничьей деятельностью, не оставлявшей времени для писательства и только изредка дававшей возможность вернуться к воспитанию (руководил по совместительству педагогической частью трудовой колонии № 5 в Броварах под Киевом), стал думать о переезде в Москву. Посредником в этом вопросе стал М. Горький. В марте 1937 года А.С. Макаренко переехал из Киева в Москву.

В опубликованной рукописи Макаренко под названием «Биография Н. К. Крупской» было показано отношение Н. К. Крупской к нему и его системе. Однако оно постепенно эволюционировало, что нашло отражение в рукописи отклика Надежды Константиновны на его «Книгу для родителей». В воспоминаниях Р. Шендеровой указано, что в 1920-е годы Крупская, курировавшая в правительстве вопросы образования и социального воспитания, на одном из всесоюзных педагогических совещаний раскритиковала методы «какой-то сороки» (педагога В.Н. Сороки), противопоставляя этим методам и их автору систему А. С. Макаренко с её предельно осязаемой трудовой конкретикой. Сам Антон Семёнович , выступая в Московском университете 1 марта 1939 г. сказал:

«И сегодня, и завтра, и в ближайшие дни, и дальше в нашей жизни будет вспоминаться сегодняшний траурный день. Мы сегодня хороним большого деятеля коммунистического воспитания, великого гуманиста нашего времени, друга Ленина, создавшего новую эпоху в большевистской партии, в том числе и эпоху в человеческом поведении…»

В СССР первая книга о Киевском периоде деятельности А. С. Макаренко появилась только в 1990-е годы. (Ширяев В. Камни с дороги надо убирать). Ему также посвящено ряд исследований (А. Абаринов, Г. Хиллиг «А. С. Макаренко в год Большого террора» и А. Абаринов, Г. Хиллиг «Испытание властью. Киевский период жизни Макаренко (1935—1937 гг.)».

После переезда в Москву Антон Семёнович занимался в основном литературной деятельностью, публицистикой, много выступал перед читателями, педагогическим активом. Указом Президиума Верховного Совета СССР от 31 января 1939 г. он был награждён орденом Трудового Красного Знамени.

В своих трудах – «Педагогические сочинения» в 8-и томах, он делился опытом своей педагогической работы с детьми:

«Моя работа с беспризорными отнюдь не была специальной работой с беспризорными детьми. Во-первых, в качестве рабочей гипотезы я с первых дней своей работы с беспризорными установил, что никаких особых методов по отношению к беспризорным употреблять не нужно». При этом считая, что: «Если мало способностей, то требовать отличную учёбу не только бесполезно, но и преступно. Нельзя насильно заставить хорошо учиться. Это может привести к трагическим последствиям»

В последние годы жизни А.С. Макаренко продолжил работу как над художественными произведениями — «Флаги на башнях», так и над автобиографическими материалами: повестью «Честь» романом «Пути поколения» (не закончен). Кроме того, он продолжал активно разрабатывать методику педагогической деятельности и воспитания в целом, опубликовал ряд статей.

В 1936 году вышла его первая крупная научно-педагогическая работа «Методика организации воспитательного процесса». В произведениях Антон Семёнович отразил свой педагогический опыт и педагогические взгляды. А.С. Макаренко выступал против использования для детей элементов тюремного режима в пользу усиления производственного уклона и общевоспитательных методов. В отношениях с воспитанниками придерживался принципа: «Как можно больше требований к человеку и как можно больше уважения к нему».

Антон Семёнович так подводит итог своих трудов в эпилоге «Педагогической поэмы», где делится с результатами своих поисков в деле воспитания своих подопечных:

«Мои горьковцы тоже выросли, разбежались по всему советскому свету, для меня сейчас трудно их собрать даже в воображении. Никак не поймаешь инженера Задорова, зарывшегося в одной из грандиозных строек Туркменистана, не вызовешь на свидание врача Особой Дальневосточной Вершнева или врача в Ярославле Буруна. Даже Нисинов и Зорень, на что уже пацаны, а и те улетели от меня, трепеща крыльями, только крылья у них теперь не прежние, не нежные крылья моей педагогической симпатии, а стальные крылья советских аэропланов. И Шелапутин не ошибался, когда утверждал, что он будет лётчиком; в лётчики выходит и Шурка Жевелий, не желая подражать старшему брату, выбравшему для себя штурманский путь в Арктике….и Осадчий — технолог, и Мишка Овчаренко — шофёр, и мелиоратор за Каспием Олег Огнев и педагог Маруся Левченко, и вагоновожатый Сорока, и монтёр Волохов, и слесарь Корыто, и мастер МТС Федоренко, и партийные деятели — Алёшка Волков, Денис Кудлатый и Волков Жорка, и с настоящим большевистским характером, по-прежнему чуткий Марк Шейнгауз, и многие, многие другие. …

— … Мальчики? Линзы с точностью до микрона? Хе-хе!

Но уже пятьсот мальчиков и девчат бросились в мир микронов, в тончайшую паутину точнейших станков, в нежнейшую среду допусков, сферических аберраций и оптических кривых, смеясь, оглянулись на чекистов.

— Ничего, пацаны, не бойтесь, — сказали чекисты.

Развернулся в коммуне блестящий, красивый завод ФЭДов, окружённый цветами, асфальтом, фонтанами. На днях коммунары положили на стол наркома десятитысячный «ФЭД», безгрешную изящную машинку.

Многое уже прошло, и многое забывается. Давно забылся и первобытный героизм, блатной язык и другие отрыжки. Каждую весну коммунарский рабфак выпускает в вузы десятки студентов, и много десятков их уже подходят к окончанию вуза».

Антон  Семёнович считал, что:

«Словесное воспитание без сопровождающей гимнастики поведения есть самое преступное вредительство… Вы можете быть с ними сухи до последней степени, требовательны до придирчивости, вы можете не замечать их… но если вы блещете работой, знанием, удачей, то спокойно не оглядывайтесь: они на вашей стороне… И наоборот, как бы вы ни были ласковы, занимательны в разговоре, добры и приветливы… если ваше дело сопровождается неудачами и провалами, если на каждом шагу видно, что вы своего дела не знаете… никогда вы ничего не заслужите, кроме презрения…».

И он со всей ответственностью заявлял, что:

«С вершин «олимпийских» кабинетов не различают никаких деталей и Частей работы. Оттуда видно только безбрежное море безликого детства, а в самом кабинете стоит модель абстрактного ребёнка, сделанная из самых лёгких материалов: идей, печатной бумаги, маниловской мечты… «Олимпийцы» презирают технику. Благодаря их владычеству давно захирела в наших педвузах педагогически техническая мысль, в особенности в деле собственного воспитания…».

Хиллиг, исследователь творчества Антона Семёновича отмечает, что все произведения и личную переписку А. С. Макаренко вёл на русском языке. В то же время он знал и любил украинский язык, часто и уместно включал украинскую речь в диалоги действующих лиц своих произведений. А. С. Макаренко также понимал и мог объясняться по-польски, о чём упоминает Л. В. Конисевич в книге «Нас воспитал Макаренко» в главе о приезде польской делегации.. В то же время указывается, что по тактическим соображениям (в целях уменьшить для некоторых чиновников число поводов для разгона колонии им. М. Горького) он с определённого года перестаёт указывать в графе национальность слово «русский», а начинает писать «украинец». .

Среди наиболее известных последователей и продолжателей деятельности А. С. Макаренко из его воспитанников нужно назвать в первую очередь Семёна Афанасьевича Калабалина и его супругу Галину Константиновну, а также и Алексея Григорьевича Явлинского, отца известного политического деятеля Г. А. Явлинского. Ряд воспитанников Макаренко первоначально выбрали другую стезю в жизни, но через некоторое время обратились к воспитательной деятельности. Наиболее известен был Л. В. Конисевич, более 15 лет отдавший морской службе, а затем на четверть века возглавивший на Украине интернат «Алмазный», где воспитание было основано на посильном и увлекательном уходе за цветниками, садом и огородом. В конце жизни Леонид Вацлавович успел подготовить в своей книге «Нас воспитал Макаренко» наиболее подробные (из всех имеющихся) воспоминания о жизни и труде в Коммуне им. Дзержинского именно с точки зрения воспитанника.

Из  последователей, не являвшихся непосредственно воспитанниками Антона Семёновича, известны фамилии проф., д.п.н. В. В. Кумарина, который  начал с успешного внедрения системы Макаренко в детском доме Владимирской обл., посвятил свою научную деятельность и обе диссертации изучению системы Макаренко). Это были Г. М. Кубракова (Казахстан), И. А. Зязюна (Украина), а также А. А. Католикова, А. А. Захаренко, А. С. Гуревича, В. М. Макарченкова и др.

Идеи А. С. Макаренко об организации коллектива (опора на традиции, педагогический коллектив как сообщество единомышленников, организация отношений ответственной зависимости, детское самоуправление и др.). развивались в Краснодаре как опытная педагогическая площадка АПН СССР. При этом соблюдались   принципы гуманизма в творческом коллективе детей и взрослых, с учётом социальных условий воспитания в послевоенные годы.

В начале 1939 г. А.С. Макаренко работал над сценарием к фильму «Флаги на башнях» в соавторстве с Маргаритой Барской, но руководство Киностудии имени Горького отказалось ставить фильм по их сценарию. 1 апреля 1939 г. А. С. Макаренко скоропостижно скончался, по официальной версии от сердечного приступа. Он возвращался в Москву из подмосковной дачной местности Голицыно. В руках у него был сценарий, который он вез на кинофабрику. Макаренко вошёл в вагон пригородного поезда, сел на скамейку и сейчас же упал. Факсимиле акта о смерти «пассажира Макаренко» впервые было показано по телевидению в телефильме «Семейные тайны Антона Макаренко» (2005). Антон Семёнович Макаренко похоронен на Новодевичьем кладбище в Москве.

В прощальном слове от Союза советских писателей БССР прямо сказано:

«Союз советских писателей БССР выражает своё глубокое соболезнование по поводу безвременной смерти талантливого русского писателя, орденоносца Антона Семёновича Макаренко, автора выдающихся произведений, широко известных белорусскому читателю».

Правление Союза Советских писателей БССР.

В начале 1950-х гг. в журнале «Простор» (Казахстан) опубликована пьеса П. Джуринской и Н. Артемьева «За нами пойдут» по мотивам произведений А. С. Макаренко. Пьеса была поставлена в самодеятельном театре Дома культуры авиаторов г. Алма-Аты. В 1959 году вышла пьеса «Не пищать!», написанная М. Э. Козаковым и А. Б. Мариенгофом для юношества по мотивам нескольких произведений А. С. Макаренко — главным образом по «Педагогической поэме». Пропагандой опыта А. С. Макаренко и его использования продолжали заниматься сотрудники и преподаватели Колонии им. М. Горького и Коммуны им. Ф. Э. Дзержинского. Это  и организатор клубной и внеклассной работы Колонии и Коммуны — Виктор Терского,  и Н. Э. Фере  написавшего о нём книгу «Мой учитель» и многие другие работавшие с «трудными» подростками. Объединение учебного и производительного труда старших школьников в учебном цехе Харьковского тракторного завода (ХТЗ), получившее название «Учебное производство», применял д.п.н., проф. П. А. Ярмоленко. Исследования учёного и работа учебного цеха ХТЗ по трудовому воспитанию и профессиональной ориентации молодёжи под рук. П. А. Ярмоленко отмечена премией Ленинского комсомола, одобрена коллегией Министерства просвещения СССР, Президиумом ЦК профсоюза и др

С 2003 года (к 115-й годовщине со дня рождения А. С. Макаренко) журналом «Народное образование» совместно с Российской макаренковской ассоциацией начато проведение конкурса школ-хозяйств, возобновлено проведение Макаренковских чтений. За более чем 14 лет проведения этого конкурса в нём уже участвовали десятки команд из разных краёв и областей России — от Якутии и Краснодарского края до Московской области.

Памяти Антона Семёновича Макаренко:

24 октября 2011 г. в Харькове памятник А. С. Макаренко, возведённый в 1969 году на средства рабочих и вновь установлен внутри  территории Харьковского машиностроительного завода «ФЭД». Установлен памятник А. С. Макаренко в с. Подворки Харьковской области, а скульптурная группа «А. М. Горький и А. С. Макаренко» в куряжской воспитательно-трудовой колонии Харьковская обл. Мемориальная доска А. С. Макаренко в Киеве в Смоленске.             .

Были открыты в Москве: педагогический музей А. С. Макаренко, Зал Макаренко в Музее образования школьный музей А. С. Макаренко при Центре образования № 656.

Открыты: комната-музей А. С. Макаренко Полтавского НПУ им. В. Г. Короленко (укр.); Педагогическо-мемориальный музей А. С. Макаренко при Долинской ОШ № 2 им. А. С. Макаренко в Кировоградской области (Украина); Центр-музей Антона Макаренко при исправительной колонии для несовершеннолетних имени А. Макаренко в посёлке Подворки (Куряж) Дергачёвского района Харьковской области (укр.); Музей А. С. Макаренко в ГП «Харьковский машиностроительный завод «ФЭД»; Музей А. С. Макаренко в ГНПП «Объединение Коммунар», г. Харьков; Музей А. С. Макаренко в общеобразовательной школе I—III ступеней № 100 им. А. С. Макаренко г. Харькова; Заповедник-музей А. Макаренко Министерства просвещения Украины 15018, Полтавский район, с. Ковалевка, Музей А. С. Макаренко в г. Белополье Сумской обл.; Педагогическо-мемориальный дом-музей А. С. Макаренко в г. Кременчуге (Крюковский р-н) Полтавской обл.

Опубликованы его романы и повести, рассказы и очерки, пьесы и киносценарии. Открыт историко-мемориальный сайт, посвящённый А. С. Макаренко; электронный архив произведений А. С. Макаренко. Биография и основные труды А. С. Макаренко на сайте Научной педагогической электронной библиотеки. elib.gnpbu.ru.

Галина Ергазина-Галеррос

 


1 комментарий

  1. Светлана

    Да, наши педагоги — лучшие педагоги в мире! Только бы прислушивались к их советам, учились на их трудах…
    Автору спасибо!

НАПИСАТЬ КОММЕНТАРИЙ

Ваш email адрес не публикуется. Обязательные поля помечены *

Копирайт

© 2011 - 2016 Журнал Клаузура | 18+
Любое копирование материалов только с письменного разрешения редакции

Регистрация

Зарегистрирован в Федеральной службе по надзору в сфере связи, информационных технологий и массовых коммуникаций (Роскомнадзор).
Электронное периодическое издание "Клаузура". Регистрационный номер Эл ФС 77 — 46276 от 24.08.2011
Печатное издание журнал "Клаузура"
Регистрационный номер ПИ № ФС 77 — 46506 от 09.09.2011

Связь

Главный редактор - Дмитрий Плынов
e-mail: text@klauzura.ru
тел. (495) 726-25-04

Статистика

Яндекс.Метрика