Пятница, 26.11.2021
Журнал Клаузура

«Вечные вопросы бытия». 200-летию со дня рождения Аполлона Николаевича Майкова посвящается

Аполлон Николаевич

МАЙКОВ

Поэт, переводчик, публицист, тайный советник,

член-корреспондент Петербургской Академии Наук

(1821-1897)

…Русская поэзия XIX века богата именами знаменитых авторов, чьи произведения стали классикой и, будучи перенесенными через века, не потеряли своей актуальности. Один из таких выдающихся поэтов – Аполлон Майков, подаривший нам свое богатое творческое наследие, интерес к которому не угасает и поныне.

«Вся моя биография не во внешних фактах,

а в ходе и развитии внутренней жизни».

А. Майков

«А дом все зовет меня, там прошло детство мое…»

Родился Аполлон Николаевич 23 мая 1821 года в Москве, в многодетной семье старинного дворянского рода.

Отец его Николай Аполлонович, талантливый художник, портретист, участник войны 1812 года, получивший ранение на Бородинском поле, но вернувшийся в строй после выздоровления и прошедший Польшу, Германию, Францию до Парижа. Мечтал попасть в Италию для совершенствования своего дара, но повинуясь воле отца, вернулся в Россию, вышел в отставку в чине майора, поселился в Москве. Совершенствуясь в живописи, стал копировать картины знаменитых мастеров, писал с натуры этюды, картины и вскоре был замечен любителями искусства, близкими к императору, и приобрел его благоволение. По поручению Николая I, написал ряд образов святых для церкви Святой Троицы, что в Измайловском полку, и за этот труд был удостоен, по велению Императора, звания академика Императорской Академии Художеств.

Мать будущего Поэта – Евгения Петровна, дочь золотопромышленника Петра Михайловича Гусятникова, богатая невеста, блестяще образованная, в 17 лет вышедшая замуж за бедного отставного офицера Николая Майкова и ставшая в последствии известной поэтессой и писательницей.

Венчание влюбленных произошло 30 июля 1820 года в Церкви Воздвижения Креста Господня в Белом городе, где прежде находился Крестовоздвиженский монастырь, разрушенный в 1812 году французами.

Семья Майковых жила либо в Москве, в доме Гусятниковых, либо в имении отца в селе Никольском, близ Троице-Сергиевой Лавры, а также в деревне Чепчиха Клинского уезда Московской губернии, принадлежащей бабушке, куда на лето привозили детей.

Именно там прошли ранние детские годы будущего Поэта, где он увидел воочию народный быт и всем сердцем полюбил русскую природу.

Первенца назвали в честь деда – Аполлона Александровича, русского поэта, бригадира, действительного статского советника, директора Императорских театров.

Кроме Аполлона у четы было еще четверо сыновей – Валериан, Владимир, Николай (рано умерший – ред).) и Леонид. Дети росли в атмосфере любви и взаимного уважения, а родители для них были примером для подражания, что формировало в них духовные интересы, почитание нравственных ценностей и высших жизненных принципов, как главнейшего смысла существования.

Дом Майковых был один из самых открытых и гостеприимных домов Москвы, душой его была Евгения Петровна, «отличная, умная, добрая женщина, которые, — как отзывался о ней И. С. Гончаров, – не часто встречаются». Она содержала литературный салон, где регулярно собирались писатели, музыканты, художники, а И.С. Тургенев, Н.А. Некрасов, И.С. Гончаров, П.П. Ершов, В.Г. Бенедиктов, Ф.М. Достоевский – были самыми дорогими гостями и друзьями хозяев.

Наделенные многими талантами родители и дети (живопись, поэзия и проза, переводы с иностранных языков, музыка на стихи и пр.) выпускали рукописные, иллюстрированные издания – журнал «Подснежник» и альманах «Лунные ночи», где публиковали собственные сочинения.

Аполлон принимал самое активное участие в журнале, который выходил каждую неделю. «Стишата» он начал сочинять рано, но относился к ним с долей иронии и даже пренебрежительно, поскольку больше увлекался живописью, подражая отцу, создавая прекрасные этюды, а вместо подписей к ним – помещал стихи, подобные этому:

***

Весна! Выставляется первая рама –

В комнату шум ворвался,

И благовест ближнего храма,

И говор народа, и стук колеса.

Мне в душу повеяло жизнью и волей:

Вон – даль голубая видна…

И хочется в поле, в широкое поле,

Где, шествуя, сыплет цветами весна!

Получалось неплохо и то, и другое, только – что выбрать?.. Родители, как было принято в этой семье, не вмешивались, не «давили», как говорится, предоставляя сыну сделать выбор самому.

Литература или живопись?

Летом 1834 года семья переехала в Санкт-Петербург, это было вызвано тем, что Николай Аполлонович получил высочайший заказ от императора – расписывать образа для малых иконостасов Исаакиевского Собора, на что ушло десять лет.

И начальное образование, как было принято в дворянских семьях, дети Майковых получали домашнее, тем более, что чтение и письмо они освоили очень рано.

Первыми учителями будущего Поэта и младшего брата Валериана были близкие друзья семьи – Иван Александрович Гончаров, преподававший русскую словесность, и Солоницын Владимир Андреевич, литератор, журналист, соредактор О.И. Сеньковского по изданию журнала «Библиотека для чтения», владелец богатейшего собрания книг на русском, французском, английском и немецком языках. Естественно, что его ученики были ознакомлены со всеми, самыми образцовыми и талантливыми произведениями.

Под руководством Солоницына Аполлон Майков прошел семилетний гимназический курс за три года и в 1837 году поступил в Санкт-Петербургский университет, по настоянию отца, на юридический факультет, где охотно и много работал по истории древней Греции и Рима, изучал латинский язык и римских поэтов. Но профессиональные занятия не погасили желания писать стихи и заниматься живописью. Аполлон был одинаково одарен и в том, и другом, но что предпочесть: поэзию или художество?..

Выбор был сделан в пользу поэзии, по двум причинам: первая – его юношеские стихи высоко оценили поэт и литературный критик Петр Плетнев и Александр Никитенко, историк литературы; а вторая – стремительно развивающаяся близорукость мешала уделять живописи достаточно много времени.

Первый сборник стихов Аполлона Майкова, посвященный матери, был издан в 1841 году, который заметил В. Белинский и похвалил: «Поэтический, полный жизни и определенности язык!». Особенно восхищаясь стихотворением «Сон», он писал: «У самого Пушкина это стихотворение было бы из лучших его аналогических пьес».

За этот сборник Поэт получил от Императора Николая I – пособие 1000 рублей, и на эти деньги предпринял путешествие по Европе, которое продолжалось 2 года. Майков посетил Италию, Саксонию, Австрию, Францию, где в Париже в Сорбонне слушал лекции по искусству и зарубежной литературе.

Завершая путешествие, Майков побывал в Дрездене и Праге, которая очень его заинтересовала, поскольку в то время он увлекался идеями славянофильства и панславизма. И, вернувшись в 1844 году в Петербург, написал кандидатскую диссертацию о «древнеславянском праве», которую успешно и защитил.

Служение Отечеству

Послужной список мест, где работал Аполлон Николаевич, обширен, его трудовой стаж, в общей сложности, 53 года, так что, по нынешним временам, он бы имел приличную пенсию. По возвращении в Россию, Майков некоторое время служил в Министерстве финансов, затем восемь лет – помощником библиотекаря в Румянцевском музее, а с октября 1852 года судьба его была связана в Комитетом иностранной цензуры, где Аполлон Николаевич работал в течение 45 лет. И хотя служба была сложной и трудной, Майков очень ее полюбил: «Мне ничего более не надо: я умереть готов, как Тютчев, в дорогом моему сердцу комитете», – признавался он.

Продвигаясь по служебной лестнице, Майков прошел все ее этапы: младший цензор, произведенный в действительные статские советники; затем – старший цензор того же комитета, заведуя одним из трех его отделений – бандерольным и польским с прочими славянскими наречиями; и наконец, с 1874 года и до конца жизни – в чине тайного советника исполнял обязанности Председателя Центрального комитета иностранной цензуры, сменив на этом посту Федора Ивановича Тютчева, своего учителя и друга.

«Знакомство с Тютчевым, – вспоминал Майков, – скрепленное пятнадцатилетней службой вместе и частными беседами, и свиданиями, окончательно поставило меня на ноги, дало высокие точки зрения на мир, Россию и ее судьбы в прошлом, настоящем и будущем; сообщило тот устой мысли, на коем теперь стою и на коем воспитываю свое семейство».

Но государственная служба дополнялась и общественными обязанностями, которые отнимали весьма много и времени, и сил:

–  в 1853 году Академия наук избрала А. Н. Майкова членом-корреспондентом по отделению русской словесности, а Киевский университет – почетным членом;

– с 1874 года Майков – член особого отдела Ученого комитета Министерства народного просвещения по рассмотрению книг, издаваемых для народного чтения;

– состоял членом Совета русского литературного общества и – почетным членом Постоянной комиссии по устройству народных чтений в Санкт-Петербурге и его окрестностях, а также – сотрудником издательского общества при той же комиссии;

– сотрудник ежемесячного журнала «Новое слово» и еженедельника «Театральная газета».

Но поэзия, которой он отдавал все силы души своей, была его призванием, отдохновением, смыслом жизни.

Творчество

I.

Писать стихи Аполлон Майков, как известно, начал в раннем детстве, под влиянием и при горячем одобрении матери, но, возможно, срабатывали и «гены»: ведь в роду Майковых было несколько известных поэтов: русский святой Нил Сорский, мученик, основатель нестяжательства; Василий Иванович Майков, замечательный поэт XVIII века и Аполлон Александрович Майков, дед Поэта.

Самые первые публикации юноши «Сон» и «Картина вечера» появились в «Одесском альманахе» в 1840 году, но анонимно, а первая книга «Стихотворения Аполлона Майкова» вышла в 1842 году, куда вошли, кроме упомянутых, «Октава», «Раздумье», «Воспоминание», «Дума», «Вхожу с смущеньем в забытые палаты…» и другие, всего 27 стихотворений.

Октава

Гармонии стиха божественные тайны

Не думай разгадать по книгам мудрецов;

У брега сонных вод, один бродя, случайно,

Прислушайся душой к шептанью тростников,

Дубравы говору; их звук необычайный

Почувствуй и пойми… В созвучии стихов

Невольно с уст твоих размерные октавы

Польются, звучно, как музыка дубравы.

Сборник имел успех и у публики, но главное, у критиков. В частности, Виссарион Белинский писал, что «поэзия Майкова – всегда картина, которая блещет истинными чертами и красками природы». Так же высоко, с его подачи, оценили сборник и И.С. Тургенев, и Н.Н. Некрасов.

Профессор, поэт Петр Александрович Плетнев, опекавший Майкова с самых первых его шагов, и знакомивший крупнейших литераторов В. Жуковского и Н. Гоголя с его произведениями, тоже поздравил с «первенцем».

Все это чрезвычайно ободрило Майкова и, когда он осознал, что стихи дарят ему не только ощущение радости, но и являются смыслом существования, он решил следовать по избранному пути.

Всерьез Аполлон Майков занялся поэзией, когда еще учился в университете, его чрезвычайно привлекал античный мир Греции, Италии. Увлеченно и глубоко стал изучать древнегреческую и римскую историю, но самые яркие впечатления он получил, путешествуя по этим, богоданным землям.

В Риме Аполлон, будучи очень общительным, легко свел знакомство с местными художниками; они охотно приняли его в свой круг, что дало ему возможность наблюдать их образ жизни, привычки, увидеть их шедевры; с ними же он совершал конные прогулки по римским окрестностям, и, конечно, писал стихи и эскизы к ним, а также портреты тех, с кем общался и дружил.

«Он словно смотрит на жизнь глазами грека, его стихи напоминают античных поэтов, несут светлое и оптимистичное начало», – писал Плетнев.  

Но именно в Италии в творчестве Поэта обозначился первый слом: он охладел к антологической поэзии и начал стремиться, к так называемой, поэзии мысли и чувства. Старина перестала его интересовать, он обратился к современности, и в результате появились выразительные портреты жителей Рима: «Lorenzo», «Нищий», «Капуцин», «Древний Рим», опубликованные позднее в журнале «Отечественные записки».

Вернувшись после двухгодичного путешествия, свои впечатления Майков живописал в новом сборнике «Очерки Рима», состоящий из 27 стихотворений, но, вопреки ожиданиям, автор не получил того, что ожидал, – В. Белинский, его приятель и внимательный критик, очень прохладно отозвался о нем:

«В «Очерках Рима» можно указать несколько превосходных стихов, … но яркие вспышки истинного творчества видятся более в частностях и подробностях, чем в целом. Может быть, оттого и читать их тяжело, несмотря на всё удовольствие, которое доставляют они местами».

II.

После долгого отсутствия, вернувшись в Петербург, Аполлон Майков обнаружил значительные перемены в общественной жизни северной столицы и в собственной семье, в частности. Оказывается, передовая молодежь, по большей части, «вольнодумцы» (ученые, литераторы, журналисты) под влиянием революционных событий во Франции сороковых годов организовали кружок, где обсуждались вопросы переустройства общества, но самое неожиданное, что младший брат Валериан был одним из активных его участников. Организатор кружка – Михаил Буташевич-Петрашевский, а Валериан – его соавтор по составлению «Словаря иностранных слов, вошедших в состав русского языка», написавшего для него ряд важных статей.

Выяснилось, что заседания «петрашевцев» проходят регулярно, где обсуждаются такие темы как: крепостное право, продажность чиновников, притеснение цензуры асоциальность общества и т.д. Но самое главное, – заседания посещают хорошо знакомые и уважаемые люди – Плещеев, Салтыков-Щедрин, Белинский, Достоевский и др.

Вполне естественно, Аполлон Майков захотел поближе познакомиться с новым явлением, и Валериан привел его на заседание первого в России социалистического кружка.

Во взглядах участников не было единообразия: одни имели замыслы революционного характера, другие отстаивали изучение и пропаганду социально-утопических идей, третьи горячо пропагандировали и распространяли знаменитое письмо Белинского – Гоголю. Многие из них Майков решительно не принимал, однако влияние петрашевцев на его творчество сказалось: стихи 1840-45-х годов полны гражданских мотивов, которые охотно публиковали в «Отечественных записках» Андрея Краевского, а за поэму «Две судьбы» автор получил Пушкинскую премию Академии наук; в 1846 году в «Петербургском сборнике» у Н. Некрасова вышла поэма «Машенька», которая вызвала негативную оценку критиков, которой, кстати, был недоволен и сам автор (при жизни никогда больше не публиковал поэму – ред.).

Судьба петрашевцев была незавидна: по доносу одного из членов, соглядатая полиции, арестовали всех, в том числе, и Аполлона Майкова, но, выяснив, что был он там человек случайный, выпустили.

Власти сурово расправились с петрашевцами: сначала, приговорив их к смерти и устроив «показательную» казнь: доведя несчастных до последнего мгновения, когда каждый уже прощался с жизнью, последовало помилование – казнь была заменена каторгой и ссылкой.

Валериан избежал этой участи, поскольку в 1847 году умер до суда, простудился, искупавшись в холодном озере.

Все это произвело на Поэта неизгладимо тяжелое впечатление, и он изменил свое отношение к революционному движению в России. Особенно сильное влияние на формирование его взглядов и воззрений на русскую государственность, которой Поэт остался верен до конца жизни, оказал Ф.И. Тютчев.

Позже в письме к Якову Полонскому Майков говорил о своем «либеральном» периоде:

«Много вздору, много эгоизма и мало любви… Это была моя глупость, но не подлость».

III.

Пятидесятые годы, Крымская война (1853-1856) всколыхнула патриотические и монархические чувства Поэта, он создает целый ряд стихотворений, которые вошли в книгу «1854 год»:

***

Бездарных несколько семей

Путем богатства и поклонов

Владеет Родиной моей:

Стоят стеной вокруг царя,

Как мопсы жадные и злые,

И простодушно говоря:

«Ведь мы и есть Россия!»

После войны Майков сблизился с редакцией журнала «Москвитянин», поздними славянофилами и «государственниками», который издавал Михаил Погодин. На этой почве, разделяя его идеи славянофильства и твердые устои после-петровской истории государства Российского, Поэт стал верным сторонником М.П. Погодина и М.Н. Каткова.

Активно выступая против влияния западноевропейской культуры, Майков много пишет о красоте русской природы, ее чувственности и беспредельности.

***

Поле зыблется цветами…

В небе льются света волны…

Вешних жаворонков пенья

Голубые бездны полны.

Взор мой тонет в блеске полдня…

Не видать певцов за светом…

Так надежды молодые

Тешат сердце мне приветом…

И откуда раздаются

Голоса их, я не знаю…

Но, им внемля, взоры к небу,

Улыбаясь, обращаю.

Они напевны и легки, и как отмечал публицист М. Бородин, «заучивались наизусть чуть ли не с первыми молитвами», которые вошли в учебники школяров. А многие были положены на музыку Чайковским, Римским-Корсаковым и другими композиторами.

Сам многодетный отец, очень любящий ребятишек, Аполлон Николаевич написал для них огромное число стихотворений, из которых собрался целый сборник (1854 г.), куда вошли короткие, легкие для запоминания, такие, как – «Летний дождь», «Зайчик», «Весна», «Ласточки», «Под дождем», «Осенние листья», «Колыбельная» и др.

Летний дождь

«Золото, золото падает с неба!» –

Дети кричат и бегут за дождем…

– Полноте, дети, его мы сберём,

Только сберём золотистым зерном

В полных амбарах душистого хлеба.

Христос Воскрес!

Повсюду благовест гудит,

Из всех церквей народ валит.

Заря глядит уже с небес…

Христос воскрес! Христос воскрес!

С полей уж снят покров снегов,

И реки рвутся из оков,

И зеленеет ближний лес…

Христос воскрес! Христос воскрес!

Вот просыпается земля,

И одеваются поля,

Весна идет, полна чудес –

Христос воскрес! Христос воскрес!..

IV.

Творчество Аполлона Майкова многогранно, и пристрастия к тем или другим темам и формам, по мере взросления и совершенствования стихосложения, у него менялись. В 70-80-х годах он склонялся в сторону «чистого искусства». Поэт считал, что литература не должна выполнять особых социальных задач, она обязана служить лишь для эстетического наслаждения.

Майков очень увлекался историей Древней Руси и славянским фольклором, и вполне естественно, его чрезвычайно заинтересовало «Слово о полку Игореве», которое он переводил в течение трех лет.

Сама история появления этого уникального произведения была окружена тайной и всевозможными легендами. Текст «Слова», включенный в рукописный сборник XVI века, случайно обнаружил А.И. Мусин-Пушкин в конце XVIII века и впервые опубликовал его в 1800 году. Но… рукопись (подлинник) вскоре таинственным образом исчезла или погибла, что породило массу гипотез о «литературной мистификации».

Кто автор?.. Имя его неизвестно, предполагается, что им мог быть некий военачальник или княжеский певец, или даже сам князь; об этом говорят глубокие знания в области военного дела и межличностных отношений, но автор – патриот, отстаивающий идею единства Руси под началом киевского князя.

Однако «Слово», как памятник древнерусской литературы, само по себе уникально, и возникло множество переводов – в прозе, в ритмизированном и поэтическом варианте. Число их огромно, сейчас их известно более 80!..

В поэтическом жанре «Слово» переводили: В.А. Жуковский (1817 г.), А.Ф. Вельтман (1833 г.), А.Н. Майков (1868 г.), И.И. Шкляревский (1989 г), И. И. Кобзев (1985 г.) и др.

Из всех поэтических переводов, лучший, по общему признанию, – Аполлона Майкова. Предлагается небольшой отрывок, чтобы можно было судить о легкости и стройности перевода:

Слово о полку Игореве

Начать ли нашу песнь, о, братья,

Со сказаний о старинных бранях, –

Песнь о храброй Игоревой рати,

О нем, о сыне Святославле!

И воспеть их, как поется ныне,

Не гоняясь мыслью за Бояном!

Песнь, слагая, он, бывало, вещий,

Быстрой векшей по лесу носился,

Серым волком в чистом поле рыскал,

Что орел, ширял под облаками.

Поведем же, братия, сказанье

От времен Владимировых древних,

Доведем до Игоревой брани,

Как он думу крепкую задумал.

Наострил отвагой храброй сердце,

Распалился славным ратным духом

И за землю Русскую дружины

В степь повел на ханов половецких…

«Слово» было переведено на многие иностранные языки: немецкий, французский, английский, польский, украинский, белорусский и другие языки бывших советских республик.

Аполлон Николаевич делал переводы народного поэтического творчества Белоруссии, Сербии, Испании, Греции, а также – произведений известных поэтов Гейне, Мицкевича, Гете и других; перевел он и IV-X главы «Апокалипсиса».

После 1880 года Майков практически ничего нового не писал, а занимался правкой своих произведений, которые включил в первое Собрание сочинений, которое было издано в 1893 году, в трех томах, и открывалось оно стихотворением «Посвящение», адресованное матери.

В это, прижизненное собрание, были включены: стихи, посвященные русской природе; поэмы: «Две судьбы», «Машенька», «Савонарола» и «Клермонтский собор»; циклы стихов: «Века и народы», «Вечные вопросы», «Неаполитанский альбом», «Новогреческие песни», «Отзывы истории», «Очерки Рима»; драмы в стихах: «Два мира», «Три смерти», «Смерть Люция».

«Полное собрание сочинений» А.Н. Майкова еще много раз переиздавалось после его кончины, но во всех изданиях именно «Посвящение» всегда открывало первый том.

«Каким он был…»

(семья, дети, память)

I.

Все, кто знал Майкова, единодушно утверждают, что был он в быту человеком «легким» – тонкий беззаботный юмор и доброта сердца, присущие ему, располагали каждого, с кем сводила его судьба. И еще – всю жизнь он оставался бессеребренником.

Но с женщинами был робок, с будущей женой познакомился в 1847 году, а женился лишь в 1852. Это была Анна Ивановна Штеммер, русская немка лютеранского вероисповедания, возможно, это смущало его, ибо по тем временам, нужно было венчаться. Но сердцу, как говорится, не прикажешь, роман развивался, Аполлону было проще написать стихи, чем сказать прозой:

***

Помнишь, мы не ждали ни дождя, ни грома,

Вдруг застал нас ливень далеко от дома.

Мы спешили скрыться под мохнатой елью …

Не было конца тут страху и веселью!

Дождик лил сквозь солнце, и под елью мшистой

Мы стояли точно в клетке золотистой;

По земле вокруг нас точно жемчуг прыгал:

Капли дождевые скатывались с игол,

Падали, блистая, на твою головку

Или с плеч катились прямо под шнуровку…

Помнишь, как все тише смех наш становился…

Вдруг над нами прямо гром перекатился –

Ты ко мне прижалась, в страхе очи жмуря.

Благодатный дождик! Золотая буря!

Новостью о женитьбе (Анна Ивановна перешла в православие – ред.)  Майков поделился с Достоевским, написав ему в Семипалатинск, на что тот ответил, что наперед знал, что «у Вас так кончится и что Вы женитесь. Вы пишете, помню ли я Анну Ивановну? Но как же ее забыть! Рад её и Вашему счастью, оно мне и прежде было не чуждо; помните в 1847 году, когда это начиналось?.. Напомните ей обо мне, и уверьте ее в бесконечном моем уважении и преданности».

Возможно, именно Федор Михайлович познакомил этих двух людей. В шестидесятые – семидесятые годы эти две семьи сдружились, но особенно сблизилась с Анной Майковой жена Достоевского Анна Григорьевна.

В семье родилось четверо детей: Николай (1853), Вера (1855), Владимир (1862), Аполлон (1866).  До совершеннолетия, увы, дожили лишь сыновья, поэтов среди них не было, но самый из них известный – младший Аполлон Аполлонович, талантливый публицист, художник, один из создателей Союза Русского Народа (СРН), разработавший проект нагрудного значка, который был подарен Императору Николаю II и цесаревичу Алексею.

II.

В последние годы жизни, когда сыновья, обзавелись семьями, детьми, пожилая чета Майковых жила уединенно, но друзья, гости, издатели не давали скучать.

В последние 25 лет жизни Майкова интересовали вечные вопросы бытия. Он размышлял о развитии цивилизаций. Важное место в размышлениях его занимали судьбы нашей страны, ее настоящее и будущее, ее роль в истории.

«События веков я старался вообразить себя по аналогии с тем, что я прожил и наблюдал на своем веку, а переживаемая нами историческая полоса так богата подъемами и падением человеческого духа, что внимательному взору представляет богатый материал для сравнения с далекими минувшими эпохами. Настоящее поясняет мне минувшее и наоборот».

В 1880 году Аполлон Николаевич создал ряд стихотворений, которые отличались глубокой религиозностью и рассуждением того, что религиозное смирение – отличительная особенность русского человека.

Молитва

Труден в мире, Русь родная,

Был твой путь; но дни прошли –

И, в свой новый век вступая, –

Ты у Господа моли,

Чтоб, в вождях своих сияя

Сил духовных полнотой,

Богоносица святая,

Мир вела бы за собой.

В свет – к свободе бесконечной

Из-под рабства суеты,

На исканье правды вечной

И душевной красоты!..

В апреле 1888 года Русское литературное общество праздновало полувековой юбилей Поэта. На приветствие и пожелание долгих лет жизни и творчества, Майков, с присущем ему юмором, ответил:

***

Устал я жить, устал любить,

И трепетать за все святое!

Любовь – цель жизни, может быть,

Но и ярмо мое земное.

По случаю памятной даты Император Александр III пожаловал Аполлона Николаевича в тайные советники, что повлекло увеличение пенсии, которое предполагалось тратить на помощь молодым литераторам и благотворительность.

…Но сидела, видимо, в сердце Аполлона Николаевича «заноза» – не было духовной близости с сыновьями, хотя для него они были так же дороги, как и детстве, однако не все, что они делали, нравилось ему. Иначе невозможно объяснить его «отчаянный» шаг: Майков опубликовал в «Русском вестнике» 1890 года – стихотворение, с посвящением своим здравствующим сыновьям Аполлону и Владимиру:

***

Мы выросли в суровой школе,

В преданьях рыцарских веков,

И зрели разумом и волей

Среди лишений и трудов.

Поэт той школы и закала

Во всеоружии всегда,

В сей век Астарты и Ваала

Порой смешон, быть может… Да!

Его коня – равняют с клячей

И с Дон-Кихотом – самого,

Но он святой своей задаче

Уж не уступит ничего!

И пусть для всех погаснет небо,

И в тьме приволье все найдут,

И ради похоти и хлеба

На все святое посягнут, –

Один он – с поднятым забралом – 

На площади – пред всей толпой –

Швырнет Астартам и Ваалам

Перчатку с вызовом на бой!..

…В свои 76 лет Майков, как вспоминает Петр Петрович Перцов (литератор, критик, мемуарист, издатель – ред.), был невероятно живым, подвижным и деятельным человеком: «Майков курил, постоянно тушил и зажигал папиросы, вскакивал и бегал вдоль комнаты. Эта живость движений дополнялась молодым огнем прекрасных карих глаз, смотревших поверх очков. По этому впечатлению какой-то вечной юности Майкова, казалось бы, надо дожить до ста лет».

Но в конце февраля 1897 года Аполлон Николаевич вышел на улицу легко одетым, а в Петербурге, как известно, ветра бывают лютые, и он простудился – крупозное воспаление легких, которое вылечить в те времена медицина была бессильна. И 8 (20) марта Майков скончался.

«Россия с почетом похоронила Поэта, доблестного своего сына, на кладбище Воскресенского Новодевичьего монастыря, – писал в некрологе граф А.А. Голенищев-Кутузов. – Государь император принял на себя расходы по последнему воздаянию чести усопшему; члены царской семьи почтили присутствием панихиды по нем, сановники, писатели, ученые, артисты проводили его прах до последнего упокоения».

Русская печать вяло отреагировала на смерть Поэта, а европейская, наоборот, – весьма активно и торжественно, поставив Аполлона Майкова в один ряд с А.С. Пушкиным и М.Ю. Лермонтовым.

Из современников Поэта лишь Федор Михайлович Достоевский сказал:

«Читайте Майкова, глубже вчитывайтесь в него… Это истинный Поэт, и каждое его слово дорого».

***

Мережковский писал в своей книге «Вечные спутники», что Майков – поэт, жизненный путь которого был светлым и ровным: «Ни гонений, ни врагов, ни страстей, ни борьбы не было в нем. Были стихи, книги, путешествия, семейные радости, слава. Не умер на эшафоте, или дуэли, никто не преследовал, не мучили страсти. У него все внешне ушло внутрь. От римлян и греков – путь – к российской действительности, истории народов, поэзии Библии и вечным вопросам бытия».

И смерть – не миг уничтожения

Во мне того, живого, Я,

А новый шаг и восхожденье

Все к высшим сферам бытия.

 А. Майков

Память

  • В советское время стихи Майкова издавались многотысячными тиражами, в том числе, и для детей в рубрике «Мои первые книжки»;

  • К 200-летнему юбилею со дня рождения Аполлона Николаевича Майкова 4 июня 2020 года в Ленинградской области в поселке городского типа Сиверский был открыт первый памятник великому Поэту;

  • Имя А.Н. Майкова носит Сиверская библиотека, рядом с ней – бюст Поэта.

Римма Кошурникова


комментария 2

  1. Лиля

    С огромным удовольствием прочитала о А.Н. Майкове. Я мало что о нем знала.
    А он был таким прекрасным и талантливым человеком! Спасибо большое Римма Викентьевна.

  2. Дмитрий Станиславович Федотов

    Талантливый человек прошел славный жизненный путь и оставил после себя долгую и светлую память! Спасибо за прекрасный — как всегда! — рассказ, Римма Викентьевна!

НАПИСАТЬ КОММЕНТАРИЙ

Ваш email адрес не публикуется. Обязательные поля помечены *

Копирайт

© 2011 - 2016 Журнал Клаузура | 18+
Любое копирование материалов только с письменного разрешения редакции

Регистрация

Зарегистрирован в РОСКОМНАДЗОР
Рег. № Эл ФС 77 — 46276 от 24.08.2011
Рег. № ПИ № ФС 77 — 46506 от 09.09.2011

Связь

Главный редактор - Дмитрий Плынов
e-mail: text@klauzura.ru
тел. (495) 726-25-04

Статистика

Яндекс.Метрика