Среда, 26.01.2022
Журнал Клаузура

Римма Кошурникова. «Я подарю тебе тачку». Пьеса по мотивам сказки Оскара Уайльда «Преданный друг»

Действующие лица:

ГАНС

МЕЛЬНИК

ЖЕНА Мельника

СЫН Мельника

ДОКТОР

КОНОПЛЯНКА

ВОДЯНАЯ КРЫСА

УТКА,

а также утята, и соседи Ганса.

Сцена первая.

Утро. В пруду, что на окраине села, УТКА учит плавать своих детей. Утята, как все дети на свете, играют, плюхаются и совсем не слушают мать. За этой трудной работой наблюдает ВОДЯНАЯ КРЫСА. На берегу пруда растёт ива, где обитает КОНОПЛЯНКА. Она чистит перышки и прислушивается к разговору.

УТКА. Дети, в который раз повторяю: если вы не научитесь стоять на голове, вас никогда! – слышите – никогда не примут в приличное общество!..  Последний раз показываю… (Она опустила голову в воду и захлопала крыльями).

Но утята – ноль внимания.

КРЫСА. Какие непослушные дети!.. Право, их стоит утопить!

УТКА (защищая детей). Сразу видно, что у вас нет детей, иначе бы вы не говорили подобные глупости! Просто они слишком малы, чтобы понять, насколько важно быть принятым в обществе. А родители должны быть терпеливы, ибо всякое начало трудно.

КРЫСА. Мне родительские чувства неведомы, это вы подметили верно. Замуж не выходила и не собираюсь. А к этим… продуктам так называемой любви, отношусь с великим презрением, если не сказать… с отвращением.

УТКА. Мне искренне вас жаль. Любовь… любовь – это неземное чувство! Самый великий дар, которым Господь наградил живые существа.

КРЫСА. Значит, меня на раздаче подобных даров не было. Дружба – вот самый бесценный дар! Нет на свете ничего прекраснее и возвышеннее преданной дружбы!

КОНОПЛЯНКА. Очень интересная точка зрения. Уважаемая, но почему вы ставите Дружбу выше Любви?

КРЫСА (посмотрела наверх). Это вы – мне?.. Да потому, что любовь изменчива, преступна, эгоистична! А дружба – бескорыстна, верна и вечна!

КОНОПЛЯНКА. А что, по-вашему, можно ждать от преданного друга?

УТКА. Вот именно, что?

КРЫСА. Глупый вопрос! Конечно же, преданный друг должен быть предан мне!

КОНОПЛЯНКА. Ну, а вы, что предложили бы ему взамен?

КРЫСА. Не понимаю, чего вы ко мне привязались! И вообще, кто вы такая, чтобы устраивать мне допрос?!..

УТКА. Это птичка Божия – Коноплянка. Всюду летает и забот, как говорится, не знает. В отличие от нас с вами.

КРЫСА (ворчит). Вот именно, ни забот, ни хлопот, как и воспитания, иначе бы знала, что вмешиваться в разговор старших просто неприлично.

КОНОПЛЯНКА. Простите, если помешала, но очень уж тема беседы вашей любопытна. Позвольте рассказать вам одну историю. Она имеет отношение к данной дискуссии.

КРЫСА. Ну, ежели так, охотно послушаю, ибо люблю изящную словесность.

Коноплянка спустилась с ветки ивы и устроилась на старом пне.

КОНОПЛЯНКА. Итак, жил когда-то в этих краях славный паренёк по имени Ганс.

УТКА (живо). Он был человек выдающийся?

КОНОПЛЯНКА. Насколько я помню, нет. Ничем особенным он не отличался, разве что добрым сердцем и весёлым нравом. Жил Ганс в маленькой избушке один-одинёшенек. И день-деньской копался у себя в саду. Во всей округе не было такого прелестного садика. Месяцы сменяли один другой, и одни цветы сменялись другими, поэтому сад всегда радовал взор и был напоен сладкими ароматами…

УТКА (потеряла интерес). Пожалуй, я ещё поплаваю, поучу своих деток стоять на голове… (Удаляется).

КРЫСА. Начало истории не слишком впечатляет. Как это один-одинёшенек?.. Но друзья-то у него, по крайней мере, были?..

КОНОПЛЯНКА. Естественно были, и много, но самым преданным он считал Мельника, Большого Гью, который был богат и знатен…

КРЫСА. Очень богат?

КОНОПЛЯНКА. У Мельника было шесть дойных коров, целое стадо овец, а на мельнице сотни мешков с мукой.

КРЫСА. У Ганса губа не дура – иметь такого друга!

КОНОПЛЯНКА. Большой Гью был настолько предан Маленькому Гансу, что всякий раз, проходя мимо, перевешивался через забор и набирал охапку душистых трав или плодов, если дело было осенью.

КРЫСА. У настоящих друзей всё должно быть общее!.. Но продолжай, я – вся внимание!..

Сцена вторая.

Появляется МЕЛЬНИК с большой корзиной, перевешивается через забор, огораживающий сад ГАНСА, который собирает яблоки.

МЕЛЬНИК. Приветствую тебя, Маленький Ганс!

ГАНС (улыбается). О, как я рад вас видеть!..

МЕЛЬНИК. Похоже, нынче у тебя урожай хороший! Тароватому Бог даёт, а у скупого чёрт таскает?

ГАНС. Слава Господи, не жалуюсь.

МЕЛЬНИК. Набери-ка мне яблочек (подаёт корзину). Сам понимаешь, «дома-то и не голод, да подарок дорог».

ГАНС. С превеликим удовольствием. (Наполняет корзину). Я уж волноваться стал: утрами заморозки начались, а вас нет да нет. Подумал, вдруг забыли ко мне дорогу?

МЕЛЬНИК. Господь с тобою!.. Как я могу забыть лучшего своего друга?!

ГАНС. Истинно так!.. Я горжусь, что вы мой друг, самый лучший и мудрый! Не ведаю большего счастья, чем слушать ваши речи замечательные!

МЕЛЬНИК (зорко следит, какие яблоки Ганс кладёт в корзину). Скоро уж и морозы грянут, надолго расстаёмся. Как зимовать-то думаешь?..

ГАНС. Как обычно: бывает порой и холодно, и голодно. Иногда ложиться приходится без ужина.

МЕЛЬНИК. Ничего, прежде смерти не умрёшь. А счастье придёт, то и на печи найдёт!.. Подай сюда корзинку.  (Ганс отдаёт). Ох, и тяжела ноша…

ГАНС. Я провожу вас!.. (Перемахнул через забор, взял корзину. Вместе уходят).

Сцена третья.

Пришла зима, ветер воет, бураны, снегопады – сад Ганса весь покрыло белое покрывало. Неуютно Маленькому Гансу в избушке, ветер гуляет, во все щели дует, огонь в очаге чуть тлеет – вот-вот погаснет. Лежит ГАНС на скамье, натянул до самых ушей шубейку на «рыбьем меху» и забылся тревожным сном.

А в доме у Мельника – другая картина. В камине огонь пылает, чистота, уют, вся семья за столом сидит, сытно ужинает: ЖЕНА, СЫН и сам БОЛЬШОЙ ГЬЮ.

ЖЕНА (подаёт яблочный пирог). Вот, дорогие мои, пирог к чаю. Испекла из тех последних яблок, что ты, Гью, от Маленького Ганса по осени принёс.

СЫНИШКА. Мне самый большой кусок!.. (Пробует). Как вкусно!.. Люблю яблочки больше всего на свете!.. Папа, пойдём к Маленькому Гансу, скажем ему «спасибо», а он ещё нам даст.

ЖЕНА. В самом деле, Гью, не навестить ли тебе друга?.. Зима нынче очень уж суровая.

МЕЛЬНИК (раздражённо). Сколько раз повторять: когда человеку приходится туго, его лучше оставить в покое, не докучать ему своими посещениями!.. Так я понимаю настоящую дружбу. И уверен, что прав!.. Вот придёт весна, тогда и загляну к Гансу. Он наполнит мою корзину первоцветом, и это доставит ему такую радость, о которой он, уверен, мечтает с нашей последней встречи!

ЖЕНА (перебралась в кресло у камина). Милый муженёк, ты всегда думаешь о других!.. Просто наслаждение слушать, как ты рассуждаешь о дружбе. Наш священник и тот, по-моему, не умеет так красно говорить, хоть и живёт в трёхэтажном доме и носит на мизинце золотое кольцо.

СЫНИШКА. Мама, папа, давайте пригласим Маленького Ганса сюда?.. Если ему так плохо, я поделюсь с ним кашей и покажу своих белых кроликов.

МЕЛЬНИК. До чего же ты ещё глуп!.. Право не знаю, посылать ли тебя в школу. Всё равно ничему путному не научишься. Сам посуди (идёт к камину, садится рядом с женой), если бы Ганс пришёл сюда, увидел бы тёплый очаг, добрый ужин да бочонок вина, он бы непременно позавидовал нам! А ведь на свете нет ничего хуже зависти, она любого испортит. А я не хочу, чтобы Ганс стал хуже. (Повышает голос). Я несу за него моральную ответственность! И поэтому буду всегда о нём заботиться и следить, чтобы он не подвергался соблазнам.

СЫНИШКА. А если Гансу послать немного муки?.. В долг?..

МЕЛЬНИК (сердито). Ты опять за своё?! Он же сразу догадается, от кого гостинец!.. Никогда не смешивай: мука – одно, а дружба – другое, эти слова даже пишутся по-разному!

ЖЕНА. До чего же ты хорошо говоришь!.. (Наливает себе большую кружку подогретого эля). Я даже чуть не задремала. Ну, точно, как в церкви!.. Милый, ну, что ты сердишься?.. Вот и малого ребёнка до слёз довёл. Тебе налить?.. Подогретый эль столь хорош, так и разносит тепло по венам, сердце размягчает… Дитятко, иди к маме, папа больше не будет тебя допекать…

Мельник, нахмурившись, сидит, тянет эль. Сынишка – на коленях у матери. Огонь в камине трещит и веселится. Полная идиллия.

Сцена четвёртая.

У пруда. КОНОПЛЯНКА и КРЫСА.

КРЫСА. Тут и конец вашей истории?

КОНОПЛЯНКА. Что вы!.. Это лишь начало.

КРЫСА. Должна заметить, вы совсем отстали от века. Нынче каждый порядочный рассказчик начинает с конца, потом переходит к началу и кончает серединой. Это – новая метода!.. На днях тут гулял один критик с молодым автором. У него была лысая голова и синие очки на носу. Но стоило юноше возразить, как лысый кричал: «Гиль! Ростом с Ивана, а умом с болвана!»

КОНОПЛЯНКА. Так продолжать?

КРЫСА. Да, да непременно! Мне ужасно нравится Мельник. Я сама преисполнена возвышенных чувств и прекрасно его понимаю.

КОНОПЛЯНКА. Что ж… Едва миновала зима, и первоцвет раскрыл свои бледно-жёлтые звёздочки, Мельник объявил жене, что идёт проведать Маленького Ганса. «У тебя золотое сердце!» – воскликнула Жена. – Ты всегда думаешь о других. Не забудь, кстати, захватить корзину для цветов». И Мельник отправился…

МЕЛЬНИК с пустой корзиной спустился с холма и подошёл к знакомой избушке. ГАНСА он нашёл в саду, с лопатой в руках.

МЕЛЬНИК. Здравствуй, Маленький Ганс!

ГАНС (радостно). Здравствуйте!

МЕЛЬНИК. Ну, как ты провёл зиму?

ГАНС. До чего же любезно, что вы меня об этом спрашиваете. Признаться, мне подчас приходилось туго. Но весна наступила. Теперь и мне хорошо, и моим цветочкам.

МЕЛЬНИК. Мы зимой частенько вспоминали о тебе. Всё думали: как ты там?..

ГАНС. Это очень мило с вашей стороны. Я уж боялся, что вы меня забыли.

МЕЛЬНИК. Ты удивляешь меня каждый раз. Засеки у себя на носу: друзей не забывают! Тем и замечательна дружба. Но ты, боюсь, не способен оценить всю поэзию жизни. Кстати, как хороши твои первоцветы!

ГАНС. Они и в самом деле удивительно хороши. Мне повезло, что их столько уродилось. Я отнесу их на базар, продам дочери бургомистра и на вырученные деньги выкуплю свою тачку.

МЕЛЬНИК. Выкупишь тачку?.. Уж не хочешь ли сказать, что заложил её?.. Вот глупо!

ГАНС. Что поделаешь, нужда. Зимой, признаться, не на что было даже хлеба купить. Вот я и заложил, сперва серебряные пуговицы с воскресной куртки, потом серебряную цепочку, потом свою большую трубку и, наконец, тачку. Но теперь я всё это выкуплю.

МЕЛЬНИК. И не вздумай!.. Я подарю тебе тачку!

ГАНС. О, благодарю вас, Большой Гью! Ваша доброта беспредельна!

МЕЛЬНИК. Ну, ну, друзья познаются в беде. Правда, она немного не в порядке. У неё, к сожалению, не хватает одного борта и со спицами что-то неладно. Но я всё-таки подарю её тебе. Понимаю, многие осудят, что делаю ужасную глупость, но я не такой, как все. Да и чего не сделаешь ради настоящей дружбы!.. Тем более, что я купил себе новую. Поэтому больше не беспокойся: тачка – твоя.

ГАНС (сияя от радости). Как вы щедры!.. У меня есть доска, и я без труда починю тачку.

МЕЛЬНИК. У тебя есть доска?.. А я как раз ищу подходящую, чтобы починить крышу на амбаре. Там дыра, и, если её не заделать, зерно отсыреет. Просто удивительно, как одно доброе дело порождает другое. Я подарил тебе тачку, а ты решил подарить мне доску! Конечно, тачка много дороже, но настоящие друзья на это не смотрят. Достань её поскорее, и я сегодня же примусь за работу.

ГАНС. Сию минуту!.. (Побежал и принёс доску).

МЕЛЬНИК (рассматривает). Да, маловата доска, боюсь, когда я закрою дыру, то на тачку уже ничего не останется. Впрочем, это – не моя вина. А теперь, поскольку я подарил тебе тачку, ты, наверное, захочешь подарить мне побольше цветов. Вот корзина, наполни-ка её до самого верха.

ГАНС (растерялся). Но в эту корзину поместятся все первоцветы, что есть в саду. Нечего будет отнести на рынок, и пуговицы серебряные я не смогу выкупить…

МЕЛЬНИК. А я думал, что настоящая дружба свободна от мелочных расчётов. Значит, я ошибся (делает вид, что хочет уйти).

ГАНС (испуганно). Дорогой друг, мой лучший друг! Забирайте все цветы из моего сада! Ваше мнение для меня гораздо важнее каких-то там серебряных пуговиц!..

И Ганс наполнил до краёв корзину цветами, и довольный Мельник с доской на плече и с корзиной в руках отправился восвояси.

Сцена пятая.

На следующее утро, когда ГАНС прибивал побеги жимолости над своим крылечком, явился МЕЛЬНИК с большим мешком муки на спине.

МЕЛЬНИК. Доброе утро, Маленький Ганс!

ГАНС. Доброе утро, Гью!

МЕЛЬНИК. Не слезешь ли ты с лестницы и не поможешь ли мне?

ГАНС. Что случилось?

МЕЛЬНИК. Милый друг, не снесёшь ли ты на базар этот мешок муки?

ГАНС. Мне очень жаль, но сегодня, право, я очень занят. Мне нужно поднять все вьюнки, полить цветы и подстричь траву.

МЕЛЬНИК. Вот, значит, как? Я подарил тебе тачку, а ты отказываешься мне помочь?

ГАНС. Не говорите так!.. Ни за что на свете не хотел бы я лишиться вашей дружбы!

МЕЛЬНИК. Вот и хорошо. Цени: я тебе полностью доверяю!.. Завтра вернусь за деньгами. А ты будь осторожен: грабителей и разбойников развелось слишком много – и ограбить могут, и жизни лишить… (Уходит).

А Маленький Ганс взвалил мешок на плечи и отправился на базар…

Сцена шестая.

Вернулся ГАНС слишком поздно, и так устал, что, не раздеваясь, упал на скамью и заснул. Чуть свет явился МЕЛЬНИК.

МЕЛЬНИК (растолкал Ганса). До чего ж ты, однако, ленив! Я ведь собираюсь отдать тебе свою тачку, и ты, думаю, мог бы работать поусерднее. Нерадивость – большой порок, и мне не хотелось бы иметь другом бездельника и лентяя.

ГАНС (сел, протирая глаза). Это вы?.. Простите, но вчера я вернулся слишком поздно и очень устал. И мне захотелось понежиться в постели, послушать пение птиц. Право же, я лучше после этого работаю. Словно душ ласковый на душу льётся. (Встал).

МЕЛЬНИК. Что ж, если так, я рад.

ГАНС (отдаёт кошелёк). Вот деньги за муку.

МЕЛЬНИК (заглядывает в кошель). Я не буду пересчитывать, надеюсь всё точно?

ГАНС. До копеечки!

МЕЛЬНИК (прячет кошелёк). Я ведь пришёл сказать, что как встанешь, отправляйся на мельницу – чинить крышу на моём амбаре.

ГАНС. Разве вы её не починили ещё? Мне помнится, вы сами…

МЕЛЬНИК. Да, собирался, а потом подумал: Маленький Ганс это сделает лучше меня.

ГАНС (робко). А это будет не очень по-дружески, если я скажу, что мне некогда?.. Я уж третий день не поливал цветов и газон нужно постричь.

МЕЛЬНИК. Разумеется, можешь. Но кажется мне, прошу я у тебя не слишком много. Особенно, если вспомнить, что я намерен подарить тебе свою тачку! Но если тебе некогда, мешать не буду. Придётся самому помучиться: зерно дороже (намеревается уйти).

ГАНС (поспешно). Что вы, как можно!.. Я сейчас, только умоюсь и возьму инструмент!..

МЕЛЬНИК. Не обижайся, что я с тобой так откровенен. Что проку в дружбе, если нельзя сказать всё, что думаешь? Болтать глупости, льстить, поддакивать может всякий, а истинный друг говорит даже самое неприятное. Он всегда предпочтёт досадить другу, ибо знает, что тем самым творит добро. (Уходят вместе).

Сцена седьмая.

У Мельника на подворье. Вечер, косые лучи солнца скользят по верхушкам деревьев. ГАНС чинит крышу. К амбару приставлена лестница. Появляется МЕЛЬНИК с СЫНОМ.

МЕЛЬНИК (весело). Эй, Маленький Ганс! Как моя крыша?

ГАНС. Готова!..

МЕЛЬНИК. Так слезай вниз. Хочу познакомить тебя с моим сыном. (Ганс спускается, Мельник придерживает лестницу). Осторожнее, друг, давай сюда сумку с инструментами, ещё навернёшься, а ты мне нужен живым и здоровым.

Ганс присел на чурбачок, отирает пот со лба.

ГАНС (виновато). Устал…

МЕЛЬНИК. Вот, сын, посмотри на этого примерного во всех смыслах человека. Это и есть Маленький Ганс, о котором мы всегда вспоминаем, когда его нет с нами. Который дарит нам цветы, спелые плоды, который счастлив, если может помочь своему другу.

СЫНИШКА. Я могу подарить ему белого кролика.

МЕЛЬНИК. Конечно, конечно, мы сделаем Гансу общий подарок: ты – кролика, а я –  свою тачку.

ГАНС. Благодарю, мальчик. Приходи в гости, мы вместе сделаем для твоего любимца кормушку и угостим вкусной капустой. Согласен?.. (Мальчик шумно радуется).

МЕЛЬНИК. Ах, всё-таки нет работы приятнее той, которую мы делаем для других.

ГАНС. Что за наслаждение слушать вас! Только, боюсь, у меня никогда не будет таких возвышенных мыслей, как у вас.

МЕЛЬНИК. О, это придёт! Нужно лишь постараться. До сих пор ты знал только практику дружбы, теперь тебе предстоит овладеть теорией.

ГАНС. Вы думаете, это мне по силам?

МЕЛЬНИК. Не сомневаюсь!.. А чтобы облегчить постижение сей важной науки, мы решили с сыном подарить тетрадь и карандаш, чтобы ты мог записывать умные и красивые слова о дружбе и взаимопомощи.

СЫНИШКА (протягивает Гансу тетрадь и карандаш). Возьмите. Это моя тетрадка, «прописи», где я учился писать буквы. Правда, она немного в пятнах, но там ещё много совсем чистых страничек.

ГАНС. Удивительная щедрость! Спасибо, мальчик. Однако солнце село, пора домой.

МЕЛЬНИК. Да, иди, друг. Выспись хорошенько: завтра у тебя будет хлопотный день. Тебе предстоит отвести моих овец в горы.

ГАНС. Овец, в горы?..

МЕЛЬНИК. Видишь ли, пастух-овчар, такой шельмец, – потерял вчера овцу, самую лучшую, с которой шерсти получал я столько же, как с трёх. Прогнал вора, и теперь некому пасти стадо.

ГАНС. Но…

МЕЛЬНИК. Никаких «но»! Я тебе доверяю, и знаю, что ты меня не подведёшь. Отдыхай, а завтра, чуть свет, отара будет возле твоего дома.

ГАНС (потянулся за своей сумкой). Что ж, прощайте.

МЕЛЬНИК (не отдаёт сумку). Оставь инструменты. Чего их таскать туда-сюда. Ещё здесь пригодятся: забор покосился, насест для несушек следует обновить, лавку возле скотного двора сколотить, не ставить же в самом деле вёдра с молоком на землю!.. А сын рядом постоит, да посмотрит, как работает настоящий мастер.

ГАНС. Вы, как всегда, правы. До свиданья. (Уходит).

МЕЛЬНИК. До скорого. Иди с Богом.

СЫНИШКА. Папа, Ганс, правда, научит меня молотком стучать?

МЕЛЬНИК. Да куда он денется. (Уходит вместе с сыном).

КРЫСА. Какая увлекательная повесть!.. И как же мне нравится Большой Гью! Вот у кого нужно учиться уму-разуму. Ну, а что Маленький Ганс?..

КОНОПЛЯНКА. А бедный Ганс безропотно помогал своему другу. Мельник то и дело являлся к нему и отсылал куда-нибудь с поручением или уводил с собой работать на мельнице. Ведь Ганс помогал по-дружески, и ему не нужно было за это платить. Сокрушался Ганс лишь об одном: ему никак не удавалось заняться своими цветами. И он боялся, что цветочки обидятся, решат, что он совсем позабыл о них – и это приводило Ганса в отчаяние. Успокаивал он себя тем, что скоро Мельник подарит ему свою тачку и тогда…

КРЫСА. Чем же кончилась эта история?

КОНОПЛЯНКА. Терпение: конец близок…

Сцена восьмая.

ГАНС сидит за столом, и при свете лампы записывает в тетрадку красивые слова о дружбе, которые слышал от Мельника. Он был прилежный ученик.

ГАНС (заглядывая в тетрадь, повторяет). «Друзей-то много, да друга нет». «Старый друг, лучше новых двух». Истинная правда… «Друзьям и в одной могилке не тесно». «Больше той любви не бывает, как друг за друга умирают»… Какая мудрая мысль, какая глубокая. Интересно, смог бы я…(задумался).

Раздался громкий стук в дверь. За окном разразилась настоящая буря: ветер так страшно завывал и ревел вокруг, что Ганс поначалу принял этот стук за шум бури. Но в дверь снова постучали.

ГАНС. Верно, какой-то несчастный путник, заблудился: такая за окном буря – не видно ни зги. (Открыл дверь, на пороге стоял МЕЛЬНИК с фонарём в одной руке и толстой палкой в другой).

Вы?!.. Что случилось?..

МЕЛЬНИК. Милый Ганс!.. Беда, у меня большая беда!.. Сынишка упал с лестницы и расшибся. Нужен доктор. Но Доктор живёт так далеко, а ночь такая непогожая, что я подумал, что за ним лучше сходить тебе. Я боюсь оставить жену и сына одних.

ГАНС (горячо). Конечно! Это такая честь, что вы обратились прямо ко мне! Я тотчас побегу за доктором. Только одолжите мне фонарь. На дворе темно, и я боюсь свалиться в канаву.

МЕЛЬНИК. Я бы с удовольствием, но фонарь у меня новый, вдруг с ним что-то случится?.. Как тогда осматривать сынишку?

ГАНС. Ничего, обойдусь без фонаря. Идите домой, Большой Гью, я непременно приведу доктора, даже если мне придётся тащить его на горбушке. Часа за три управлюсь.

МЕЛЬНИК. Я был уверен, что ты не откажешь. Ведь я собираюсь подарить тебе тачку, и по справедливости, ты должен отплатить мне услугой за услугу.

ГАНС. Больше той любви не бывает, как друг за друга умирает. (Он надел тёплую красную шапочку, повязал шею шарфом, закутался в большую шубу и двинулся в путь).

МЕЛЬНИК. К чему эта пословица?.. Чего это он о могилке заговорил?.. (Уходит).

Сцена девятая.

На улице бушевала ужасная буря. Темень стояла такая, что Маленький ГАНС шёл, ничего не видя перед собой. Ветер налетал с такой силой, что Ганс едва держался на ногах. Но мужество не покидало его, и через три часа он добрался до дома, где жил ДОКТОР.

ГАНС (стучит в дверь). Доктор, умоляю, откройте!.. Случилась беда!..

ДОКТОР. Кто там?..

ГАНС. Это я, Маленький Ганс.

ДОКТОР (приоткрыл дверь, он в ночной рубахе и колпаке). Что у тебя за дело, Маленький Ганс?

ГАНС. Сынишка Мельника упал с лестницы и расшибся. Мельник просит вас приехать поскорее.

ДОКТОР. А сам-то почему не пришёл?.. Ночь, темень, льёт, как из ведра…

ГАНС. Мы с ним друзья, так что – «сам помирай, а товарища выручай».

ДОКТОР. Хорошо устроился этот Большой Гью. Ладно, сейчас велю оседлать лошадь, возьму фонарь да инструменты и поскачу… А ты, парень, не жди, отправляйся обратно: в седло я тебя взять всё равно не смогу. (Закрывает дверь).

КОНОПЛЯНКА. И Ганс потащился обратно. Ветер крепчал, ливень был такой, словно разверзлись небеса, и Ганс брёл наугад. Он сбился с дороги, и попал в болото, где на каждом шагу подстерегали глубокие топи. И случилось то, что должно было случиться: там бедный Ганс и утонул. Нашли его на другой день пастухи. Отнесли тело в сад, который Маленький Ганс с такой любовью пестовал. Там же и похоронили. Кузнец выковал прекрасный крест, которым и отметили место погребения. На похороны пришли все соседи, потому что его все любили. Но больше всех горевал Мельник. Он шёл во главе погребальной процессии в длинном чёрном плаще и время от времени вытирал глаза большим платком.

КУЗНЕЦ (ставит ажурный крест). Смерть Маленького Ганса – большая утрата для всех нас. Это был самый добрый, самый отзывчивый малый.

СОСЕДКА (принесла пирожки). Вот сладкие пирожки с яблоками, которые всегда пекла по его просьбе и которые он очень любил.

ВИНОГРАДАРЬ. А я принёс душистое вино, с той лозы, за которой ухаживал Маленький Ганс.

ПЧЕЛОВОД. Отведайте, соседи, свежий мёд, который мои пчёлки собирали в этом саду.

ДЕВОЧКА (вешает на крест венок). Я сплела веночек Гансу, мы с ним вместе собирали в поле лечебные травы для моей больной бабушки.

МАЛЬЧИК (пристраивает скворечник к оградке). А я принёс скворечник, который мы с ним сделали, пусть птички сюда по-прежнему прилетают. Он так любил слушать их щебет.

МЕЛЬНИК. Да, смерть Маленького Ганса подкосила меня под корень! Я ведь уже, можно считать, подарил ему свою тачку. А теперь ума не приложу, что мне с ней делать: дома она только место занимает, а продать – так ничего не дадут, до того она изломана. Впредь буду осмотрительнее. Теперь у меня никто ничего не получит! Щедрость всегда человеку во вред!..

Соседи, которые пришли отдать последний поклон Маленькому Гансу, испытующе на него смотрят, окружили Мельника.

МЕЛЬНИК. Чего уставились?.. Он был самым преданным моим другом!.. И по справедливости я тут главный!..

КУЗНЕЦ. Шёл бы ты отсюда, Гью, по-хорошему. Не вводи нас во грех!.. (Соседи обступают Мельника)

МЕЛЬНИК. Да идите вы все подальше! (Спешно ретируется).

КУЗНЕЦ. Давайте соседи, пойдём в трактир, посидим, помянем светлую душу Ганса. (Уходят).

КРЫСА. Ну, а дальше?

КОНОПЛЯНКА. Это всё.

КРЫСА. А что сталось с Мельником?

КОНОПЛЯНКА. Понятия не имею. Да мне, признаться, и неинтересно.

КРЫСА. Оно и видно, что вы существо чёрствое. Где уж вам до высоких чувств!

КОНОПЛЯНКА. Боюсь, мораль моего рассказа вам не доступна.

КРЫСА. Что будет не доступно?

КОНОПЛЯНКА. Мораль.

КРЫСА. Так у этой истории есть мораль?

КОНОПЛЯНКА. Разумеется.

КРЫСА (раздражённо). Однако вам следовало сказать мне об этом заранее. Тогда я просто не стала бы вас слушать! Крикнула бы: «Гиль!», как тот критик, и всё. Впрочем, и теперь не поздно. (Завопила во всю глотку). ГИЛЬ!.. (Взмахнула хвостом и спряталась в нору).

Появляется УТКА, ведёт за собой утят.

УТКА. Закончили?.. Ну и как вам понравилась Водяная Крыса?.. У неё, возможно, много хороших качеств, но во мне так сильно материнское чувство, что стоит мне увидеть убеждённую старую деву, как у меня слёзы навёртываются на глаза. Посмотрите: какие у меня детки! Красивые, умные, послушные, талантливые! Ведь научились, шалуны, стоять-таки на голове!..

КОНОПЛЯНКА. Мне кажется, она обиделась на меня.

УТКА. Обиделась?.. Почему?

КОНОПЛЯНКА. Я рассказала ей историю с моралью.

УТКА. Что вы! Это очень опасное дело!.. Как хорошо, что я уплыла и не слышала вашего рассказа. Дети, дети, по росту становись!.. Быстро, быстро!.. Мы уходим!.. (И Утка со всем своим выводком поспешно покидают место действия).

КОНОПЛЯНКА. Вот так всегда. (Вздохнула). Не берегут детей: ведь учат их «полезному» для жизни временной, а надо бы «спасительному» – для души бессмертной. (Взмахнув крыльями, улетает).

Конец.

Римма Кошурникова


1 комментарий

  1. Станислав Федотов

    Пьеса очень правильная. Правда немного дидактична. Наверно, как и сама сказка (не читал). Как минимум, один из эпизодов бессовестности Мельника можно убрать — пьеса, по-моему, от этого выиграла бы, стала динамичнее.

НАПИСАТЬ КОММЕНТАРИЙ

Ваш email адрес не публикуется. Обязательные поля помечены *

Копирайт

© 2011 - 2016 Журнал Клаузура | 18+
Любое копирование материалов только с письменного разрешения редакции

Регистрация

Зарегистрирован в Федеральной службе по надзору в сфере связи, информационных технологий и массовых коммуникаций (Роскомнадзор).
Электронное периодическое издание "Клаузура". Регистрационный номер Эл ФС 77 — 46276 от 24.08.2011
Печатное издание журнал "Клаузура"
Регистрационный номер ПИ № ФС 77 — 46506 от 09.09.2011

Связь

Главный редактор - Дмитрий Плынов
e-mail: text@klauzura.ru
тел. (495) 726-25-04

Статистика

Яндекс.Метрика