Суббота, 14.05.2022
Журнал Клаузура

Константин Георгиевич Паустовский. Светлой памяти

130-летию со дня рождения

Константина Георгиевича Паустовского

посвящается

Константин Георгиевич Паустовский,

русский, советский писатель, сценарист, журналист, педагог, переводчик

(1892-1968)

«Родина – это все!.. Родная земля – самое великолепное, что дано для жизни. Её мы должны возделывать, беречь и охранять всеми силами своего существа».

К.Г. Паустовский

Родовое древо. Семья. Образование.

Будущий писатель появился на свет Божий в Москве, в семье железнодорожного статиста Георгия Максимовича Паустовского, который имел украино-польско-турецкие корни. Между тем младенец был крещен в церкви святого Георгия на Всполье, где сохранилась метрическая запись о его родителях.

Родословная отца по мужской линии восходит к гетману П.К. Сагайдачному. Но, как вспоминает Константин Георгиевич, «отец посмеивался над своим «гетманским происхождением» и любил говорить, что наши деды и прадеды пахали землю и были самыми обыкновенными, терпеливыми хлеборобами».

Дед (со стороны отца) Максим Григорьевич Паустовский, бывший солдат, участник русско-турецкой войны при Николае I, попавший в плен, привез оттуда жену-турчанку Фатьму, которую в соответствии с традицией, крестили в православие с именем Гонората.

Отец изображен в повести «Далекие годы» свободолюбивым человеком, не практичным, романтического склада, атеистом, что сильно раздражало его тещу, другую бабушку писателя.

Мать – Мария Григорьевна (урожденная Высочанская), младше супруга на 15 лет, подарила ему трех сыновей – Бориса, Вадима, Константина и дочь Галину.

Дед (со стороны матери) Григорий Моисеевич Высочанский, нотариус в Черкассах, и жена его Викентия Ивановна – польские шляхтичи, имеющие многочисленную родню, были истыми католиками. Внуками занималась, в большей степени – польская бабушка, особенно она любила младшего Костеньку, которого таскала (вопреки запрета супруга) на богомолье и запрещала ему говорить по-русски, поскольку сторонники польского «освобождения» испытывали острую неприязнь к «угнетателям». А поскольку мальчик практически не говорил по-польски, следовательно, мало что понимал, поэтому молчал и обрядов не исполнял, что Викентия Ивановна любопытным своим товаркам объясняла «дурным влиянием отца-безбожника». Костю вообще пугала религиозная исступлённость паломников, и он старался находить различные причины и отговорки, чтобы остаться дома.

Эта бабушка, как вспоминал писатель, – после разгрома польского восстания 1863 года всегда носила траур:

«Мы были уверены, что во время восстания у бабушки убили жениха, какого-нибудь гордого польского мятежника, совсем не похожего на угрюмого и больного мужа, моего деда».

Из всей этой родни Костя выделял только красивую, веселую и щедро музыкально-одаренную тетю Надю, к сожалению, рано умершую, и ее старшего брата, искателя приключений, непоседу и авантюриста дядю Юзю (Иосиф Григорьевич Высочанский). Именно от него Константин унаследовал страсть к путешествиям и бесстрашие к познанию   мира и возможных неожиданных ситуаций.

В 1898 году семья Паустовских вернулась из Москвы в родной Киев, где двенадцатилетний Константин поступил в Киевскую классическую гимназию. Круг его интересов был обширен, но более всего он любил географию, и далекие путешествия совершал прежде всего по картам, насыщая их удивительными событиями и приключениями.

После распада осенью 1908 года семьи, причиной чего, предположительно, явилась измена мужа, что гордая пани простить решительно не могла, Константин жил у дяди Николая Григорьевича Высочанского в Брянске, где и учился в местной гимназии.

Но через год он вернулся в Киев, восстановился в Александровской гимназии (при содействии преподавателей, которые помнили способного, подающего большие надежды ученика); на жизнь юноша зарабатывал репетиторством. А через некоторое время в Киев, узнав о бедственном положении любимого внука, из Черкасс приехала Викентия Ивановна Высочанская, у которой он и поселился. Здесь, в маленьком флигеле, гимназист Паустовский написал первые рассказы, которые были опубликованы в местных журналах.

Гимназию молодой человек окончил в 1912 году и сразу же поступил в Киевский Императорский университет святого Владимира на историко-филологический факультет, где проучился два года.

Подводя впоследствии итог своей деятельности, Константин Георгиевич, писал, что «более 20 лет москвич по рождению и киевлянин по душе, прожил на Украине». Именно здесь он состоялся, как журналист и писатель, о чем в предисловии к украинскому изданию «Золотая роза» признавался:

«В книгах почти каждого писателя просачивается, как сквозь легкую солнечную дымку, образ родного края, с его бескрайным небом и тишиной полей, с его задумчивыми лесами и языком народа. Мне в общем-то повезло. Я вырос на Украине. Её лиризму я благодарен многими сторонами своей прозы. Образ Украины я носил в своем сердце на протяжении многих лет».

Первая Мировая война. Революции. Гражданская война

С началом Первой Мировой войны Константин Паустовский перебрался в Москву, к матери, где жили и его старшие братья, и сестра; перевелся в Московский университет, но продолжить учебу не смог, поскольку бедственное материальное положение семьи вынудили его устроиться на работу. Эта школа жизни дала будущему писателю огромный опыт и богатый человеческий материал – кондуктор, вожатый на московском трамвае, санитар в тыловых и полевых поездах, когда пришлось отступать в 1915 году вместе с русской армией от Люблина в Польше до Несвижа в Белоруссии, и так далее.

Первая Мировая унесла его старших братьев, – в один год оба геройски погибли на разных фронтах. Паустовский вернулся в Москву к матери и сестре, которым требовалась и моральная, и материальная его поддержка. Но в столице не удалось найти приличный заработок, и он был вынужден искать работу в местах более знакомых – в Брянске, Екатеринославле, Юзовке, Таганроге, где трудился на металлургических и котельном заводах, а с осени 1916 года вместе с рыбачьей артелью промышлял на Азовском море.

Революционные события в России – Февральская, а затем Октябрьская революции позвали Константина Паустовского в Москву, где он стал свидетелем этих судьбоносных перемен, о чем писал яркие и острые репортажи и очерки для столичных газет и журналов.

Но полыхнула Гражданская война, и Паустовский был вынужден вернуться на Украину, куда перебрались мать и сестра. В Киеве в декабре 1918 года он был призван в украинскую армию гетмана Скоропадского, но вскоре, после очередной смены власти, – в Красную армию, в караульный полк, набранный из бывших махновцев. Но пробыл он там недолго: один из караульных солдат застрелил полкового командира, после чего полк был расформирован.

После этого начался новый этап жизни Паустовского – журналистика, поездки по югу России, знакомство с писательским миром, очень неоднородным, противоречивым, а порой и враждебным. Два года Паустовский жил в Одессе, сотрудничая с газетами «Станок» и «Моряк»; в этот период подружился с И. Ильфом, И. Бабелем, с Э. Багрицким и Л. Славиным. Из Одессы уехал в Крым, а затем – на Кавказ; жил в Сухуми, Батуми, Тбилиси, Ереване, Баку, сотрудничая с местными газетами этих городов.

Мирные тридцатые годы, отданные творчеству

В 1923 году Паустовский вернулся в Москву и несколько лет работал редактором РОСТА (Российское телеграфное агентство, позже переименованное в телеграфное агентство Советского Союза – ТАСС – ред.).

Активно работал в правительственных газетах и журналах «Правда», «Наши достижения», «З0 дней», что предполагало его многочисленные поездки по стране.

По заданию РОСТА в 1931 году он едет в Березники на строительство Березовского химкомбината, где продолжает работу над повестью «Кара-Бугаз», которая стала для него «ключевой»: выдержала много переизданий, была переведена на многие языки не только советских республик, но и на иностранные, в т.ч., немецкий, английский, итальянский, а также была неоднократно экранизирована.

Успех был оглушительный, после чего Константин Георгиевич оставил службу и перешел на творческую работу, став профессиональным писателем.

В следующем году он посещает Петрозаводск, итогом поездки стали повести «Судьба Шарля Лонсевиля» и «Озерный фронт», а также очерки «Страна за Онегой» и «Мурманск».

Поездки по Волге и Каспию подарили читателям «Подводные ветры» и «Новые тропики», – поэтические и художественно яркие картины.

Посетив Новгород, Старую Рузу, Псков, Михайловское, Паустовский создает «Михайловские рощи», лирический очерк о русской природе и памятных местах этих краев.

Правительство по достоинству оценило труд писателя: Указом Президиума Верховного Совета СССР от 31 января 1939 года К.Г. Паустовский был награжден Орденом Трудового Красного Знамени «За выдающиеся успехи и достижения в развитии советской художественной литературы».

Великая Отечественная Война

Как только началась Великая Отечественная война Паустовский немедленно отправился военным корреспондентом на южный фронт. В письме Рувиму Фраерману (детский писатель, журналист, участник Гражданской и Великой Отечественной войны, военный корреспондент – ред.) от 9 октября 1941 года он сообщал: «Полтора месяца я пробыл на южном фронте, почти все время, не считая четырех дней, на линии огня».

В середине августа того же года Константин Георгиевич был отозван в Москву для работы в аппарате ТАСС. Вскоре по требованию Комитета по делам искусств снова был освобожден от службы для работы над пьесой «Пока не остановится сердце», посвященную борьбе с фашизмом, для чего был эвакуирован вместе с семьей в Алма-Ату. Там же был написан роман «Дым Отечества» и ряд рассказов, посвященных событиям на войне и в тылу.

Премьера спектакля состоялась 4 апреля 1943 года в Барнауле, куда был эвакуирован Московский Камерный театр. Забегая вперед, следует заметить, что многие рассказы и повести писателя были экранизированы, а пьесы увидели свет в разных театрах страны.

Творчество

«Моя писательская жизнь, – писал Паустовский, – началась с желания все знать, все видеть и путешествовать. И очевидно, на этом и окончится. Поэзия странствий, слившись с неприкрытой реальностью, образовала наилучший сплав для создания книг».

Первые произведения «На воде» и «Четверо» были написаны еще во время учебы в последнем классе гимназии, и опубликованы в альманахе «Огни» и в журнале «Рыцарь».

Первый очерк «Письма с фронта» появился в газете «Вятская речь» (1915 г.).

Первый роман «Романтики», над которым Паустовский работал в общей сложности семь лет, увидел свет в Одессе (1916-1923 гг.), а затем был переиздан в Москве в издательстве «Художественная литература» (1935 г.).

«Мне кажется, что одной из характеристик моей прозы является её романтическая настроенность. Однако романтическая настроенность не противоречит интересу к «грубой» жизни и любви к ней. Во всех областях действительности, за редким исключением, заложены зёрна романтики. Их можно не заметить и растоптать или, наоборот, дать им возможность разрастись, украсить и облагородить своим цветением внутренний мир человека».

Справедливости ради, необходимо заметить, что Советская власть очень уважительно относилась к писателям, всячески их поощряла и поддерживала. И у Паустовского с публикациями своих произведений проблем не было. В 1928 году вышел из печати его первый сборник рассказов, о котором он говорил, что «Первой моей настоящей книгой был сборник рассказов».

В короткое время был создан второй роман «Блистающие облака», с детективо-авантюрной интригой, написанный образным языком, куда вошли впечатления писателя от поездок по Черноморью и Кавказу, и был немедленно опубликован в Харькове, в издательстве «Пролетарий».

Но большую известность все-таки получила, уже упомянутая ранее, первая повесть «Кара-Бугаз», написанная на основе подлинных фактов, изданная в «Молодой Гвардии», которая сразу выдвинула Константина Паустовского в первые ряды советских писателей. Однако снятый по этой повести в 1935 году фильм проката не получил, якобы, по «политическим мотивам».

В благословенные тридцатые годы Паустовским были созданы разные по тематике произведения: повести «Судьба Шарля Лонсеваля», «Колхида», «Черное море», «Созвездие гончих псов», «Северная повесть», Исаак Левитан», «Орест Кипренский», «Тарас Шевченко».

Особое место в творчестве писателя занимает «Мещерский край», о котором он говорил:

«Самое большое, простое и бесхитростное счастье я нашел в лесном Мещерском краю. Счастье близости к своей земле, сосредоточенности и внутренней свободы, любимых дум и напряженного труда. Средней России – и только ей – я обязан большинством написанных мной вещей».

Повесть «Золотая роза» (1935 г.) посвящена сущности писательского труда.

Но самый главный свой труд «Повесть о жизни» Паустовский писал в течение восемнадцати лет (1945-1963 гг.). Она состоит из шести книг: «Далекие годы» (1946), «Беспокойная юность» (1954), «Начало неведомого века» (1956), «Время больших ожиданий» (1958), «Бросок на юг» (1959), «Книга скитаний» (1962). По мере написания различные части публиковались в журналах, но полностью книга была опубликована в 2 томах в издательстве Госполитиздат» только в 1962 году. А полное собрание сочинений в 6 томах издательство «Художественная литература» выпустила в 1958 году тиражом 225 тысяч экземпляров.

Личная жизнь писателя

1.

Константин Георгиевич был женат трижды. С первой женой Екатериной Степановной Загорской он встретился на фронте в первую Мировую войну, когда был санитаром, а она – медсестрой в военном госпитале на колесах. Отец ее был священником, а мать – сельской учительницей. Но венчались они только в конце лета 1916 года в сельской церкви Введения во храм Пресвятой Богородицы, в родной для Екатерины Подлесной Слободе, близ Рязани, где служил когда-то ее отец.

«Люблю её, – писал Паустовский,больше мамы, больше себяХотидже (так прозвали ее жители татарской деревушки, когда она жила в Крыму, имя понравилось Константину, и поэтому оно стало «домашним» – ред.) – это порыв, грань божественного, радость, тоска, болезнь, небывалые достижения и мучения».

По материнской линии Екатерина Загорская – родственница знаменитого археолога Василия Алексеевича Городцова, открывателя уникальных древностей старой Рязани, которому она как художница часто помогала при оформлении и сортировке экспонатов.

Жила чета дружно, беда была одна – детей Бог не давал; Екатерина была старше мужа на семь лет, и это сильно омрачало обстановку. Молитвы ли помогли, или Господь смилостивился, но в 1925 году, появился на свет долгожданный сын Вадим!.. Однако «червоточина» в девять лет не исчезла, Екатерина нервничала, ревновала, часто, не владея собой, устраивала «сцены», подозревая, что муж-писатель имеет «на стороне» восторженных почитательниц своего таланта и растущей популярности.

И, наконец, гром грянул, – в 1936 году Константин ушел из семьи, Екатерина не смогла простить мужу, что он «связался с полькой». Мальчик, которому исполнилось 11 лет, очень переживал, поскольку очень любил и гордился отцом. Виделись они редко – мать запрещала сыну свидания с отцом, однако Паустовский продолжал заботиться о нем и всячески поддерживал сына и после развода. Вадим Константинович был очень интересным человеком и самозабвенным рассказчиком. Его публикации об отце – статьи, очерки, комментарии, а также послесловия к произведениям отца, от которого унаследовал он несомненный литературный дар.  (1925-2000)

До конца жизни Вадим Константинович собирал письма родителей, документы, фотографии и многое другое, что затем передал в Музей Паустовского в Москве.

Екатерина Степановна скончалась в 1969 году, пережив мужа лишь на год. Урну с прахом матери Вадим хранил в московской квартире 30 лет, до самой своей кончины (2000 г.); он намеревался захоронить ее на Скорбященском кладбище в Рязани, где покоятся все родственники Загорские, но… не успел.

2.

Вторая жена Валерия Владимировна Валишевская-Навашина (1896-1975), сестра известного в двадцатые годы польского художника Зигмунта (Сигизмунда) Валишевского. Валерия стала вдохновительницей многих произведений Паустовского, в том числе, «Мещёрская сторона», «Бросок на юг», где прообразом Марии, героини повествования, была она, любимая жена. Это был ее третий брак; предыдущие супруги Кирилл Зданевич, художник, друг и соратник Зигмунта, и Михаил Сергеевич Навашин, ученый-цитолог и цитогенетик, директор Ботанического сада МГУ, от которого родился в 1930 году сын Сергей, ставший впоследствии ученым-микробиологом, академиком РАМН.

Когда мальчику исполнилось 6 лет, родители разошлись, и его, по просьбе матери, Валерии Владимировны, Константин Георгиевич принял в семью, дав ему и свою фамилию.

Сергей Михайлович Навашин (Паустовский) тоже очень интересовался творчеством отчима, благодаря ему были сохранены и затем опубликованы некоторые письма писателя к его матери (1936-1948 гг.) уже после их кончины. Судя по всему, Валерия Владимировна, не слишком дорожила этим браком, поскольку могла позволить себе не отвечать на письма мужа, когда тот находился либо в командировках, либо в Доме творчества писателей, где только и мог спокойно заниматься любимым делом.

Константин Георгиевич Паустовский с Татьяной и сыном Алешей.

3.

Третья жена Татьяна Алексеевна Евтеева-Арбузова (1903-1978), актриса театра им. Мейерхольда. Они встретились, когда Татьяна была супругой драматурга А. Арбузова, которой посвящена его пьеса «Таня», а Паустовский был еще женат. Их познакомил на одном из приемов в театре сам Арбузов: «Эй, Танюха, иди сюда, познакомлю тебя с удивительным человеком, каких свет еще не видел!».

И вдруг появляется «довольно чопорный, – как потом рассказывала Татьяна, – небольшого роста пожилой мужчина, застегнутый на все пуговицы». Он очень не понравился ей своей самодостаточностью и даже некой надменностью. К слову сказать, Паустовский на всех производил вначале такое впечатление, хотя был полной противоположностью этому мнению. Всегда при галстуке, сосредоточенный взгляд, никаких посторонних эмоций на лице, – это была своего рода защита от слишком назойливых и лезущих в душу типов.

Но… увидев Татьяну Алексеевну, Паустовский ощутил удар, в сердце, в душу – так была прекрасна, солнечна и неповторима эта женщина! Яркая блондинка, с прекрасным очертанием лица и с глубокими, умными, искрящимися внутренним светом голубыми глазами. Влюбился Константин Георгиевич сразу и – навсегда!..

Паустовский стал бывать у Арбузовых, где всегда собиралось общество интересных людей, имеющих отношение к театру, – режиссеры, драматурги, критики, актеры и композиторы. Все они были моложе, и почитали Паустовского старичком, хотя было ему в ту пору всего 48 лет. Брак Арбузова, судя по всему, распадался, и Константин Георгиевич забрасывал комнату и театральную уборную Татьяны цветами, что вызывало у них тоже снисходительную улыбку.

Но цветы «не сработали». После того, как драматург Арбузов покинул в 1936 году семью, Татьяна Алексеевна вышла замуж за киноведа Михаила Яковлевича Шнейдера (1891-1945), автора критических статей о сценариях, театральных постановках и прочих, касающихся внутренней жизни театра проблемах.

Чем он ее привлек, – остается лишь гадать, но овдовев в 1945 году (Михаил Шнейдер умер от чахотки – ред.), Татьяна Алексеевна лишь через пять лет приняла предложенные ей «руку и сердце» Паустовского, поняв и оценив глубину и размах его личности.

Вмешалась война. Из Москвы театр, где играла Татьяна Алексеевна, эвакуировали в Чистополь, но Паустовский взял семью Арбузовых в Алма-Ату, куда его отправили писать пьесу «Пока не остановится сердце». Именно там, в 1943 году Константин Георгиевич признался Татьяне Алексеевне в любви.

Из эвакуации Паустовский вернулся один, а семья Арбузовых осталась в Алма-Ате, и для того, чтобы вернуть их в Москву (шла война!), необходим был вызов, и Константин Георгиевич вынудил это сделать Арбузова. Но у него, как рассказывает старшая дочь Арбузова Галина, открылась язва, драматург буквально умирал, и тогда его жена позвонила Татьяне Алексеевне, попросив о помощи, а Паустовский, подключив все свои связи, нашел хирурга, который сделал операцию, чем спас жизнь Арбузову.

«Роман» Константина Паустовского и Татьяны Арбузовой начался после возвращения её семьи в Москву. В день Победы 9 мая они были вместе на Красной площади, куда пропускали только по пригласительным билетам.

Развивались события неспешно, и длился роман десять лет; все эти годы Паустовский писал Татьяне письма, полные любви, обожания и восхищения, но сделать решительный шаг – уйти из семьи – не хватало смелости, поэтому Татьяна Алексеевна уехала в Кизляр, потом в Гродно, предоставляя выбор сделать Паустовскому. Ничего не менялось до лета 1949 года, когда Константин Георгиевич, наконец, приехал в Ялту, к любимой, где в то время жила в 15-метровой комнате Татьяна Алексеевна с бабушкой и дочерью Галиной, которая спала под столом, свернувшись «калачиком», а Паустовский, примостившись на подоконнике, писал, поскольку другого места просто не было.

Ранней весной 1950-го они все вместе перебрались в Солотчу, Мещерский край, где прожили три года тоже в очень стесненных условиях. Но даже когда Паустовский получил двухкомнатную квартиру в Москве, рабочего кабинета у него так и не было, поскольку дом был полон народа. Распорядок дня его был таков: просыпался в четыре утра от приступа астмы, пил чай; в шесть, не смотря на погоду, уходил работать в беседку, где было холодно и сыро, что явно не прибавляло здоровья. Все крупные вещи Паустовский создавал в Домах творчества писателей (Дубулты, Коктебель, Ялта).

Развод со второй женой длился сложно и долго, и любимый, долгожданный сын Алеша родился в 1950 году вне брака. С малых лет Константин Георгиевич пытался привить ему чувство юмора, развить фантазию, учил «искусству видеть мир». Уезжая надолго из дома, Паустовский писал сыну письма, похожие на маленькие сказки. Это был очень талантливый ребенок, очень самостоятельный и решительный. Иногда он исчезал на два-три дня из дома, бродя с художниками по окрестностям Тарусы. Алексей стал оригинальным художником, и его полотна, полные сомнений, поисков и страданий, неизменно вызывали у посетителей выставок пристальное внимание. К огромному сожалению, срок его жизни был недолог: в 26 лет Алексей умер от передозировки наркотиков.

Но вопреки бытовым трудностям и массы сложных проблем, судя по всему, этот союз был счастливым:

«Нежность, единственно мой человек, клянусь жизнью, что такой любви (без хвастовства) не было еще на свете. Не было и не будет, вся остальная любовь – чепуха и бред. Пусть спокойно и счастливо бьется твое сердце, мое сердце! Мы все будем счастливы! Я знаю и верую!..»писал Паустовский любимой своей Хотидже.

Мировое признание

В пятидесятые – шестидесятые годы Паустовский жил то в Москве, то в Тарусе на Оке, занимаясь составлением сборников «Литературная Москва» и «Тарусские страницы». Одновременно вел семинар прозы в Литературном институте им. М. Горького, и был Заведующим кафедрой литературного мастерства. Среди участников семинара были ставшие впоследствии известными писатели: Инна Гофф, Григорий Бакланов, Юрий Бондарев, Борис Балтер, Иван Пантелеев, Юрий Трифонов, Владимир Тендряков и другие, некоторые из них оставили воспоминания.

«Я часто о нем думаю, – писала Инна Гофф. –  Он обладал редкостным талантом Учителя. Неслучайно среди его страстных поклонников много учителей. Он умел создать особую, таинственно-прекрасную атмосферу творчества, – именно это высокое слово хочется здесь употребить».

В середине пятидесятых годов ХХ века Паустовский был одним из самых «читаемых» и известных за рубежом советских писателей. Получив разрешение и поддержку властей путешествовать по Европе, он побывал в Болгарии, Чехословакии, Польше, Турции, Греции, Швеции, Италии и др. В круизе вокруг Европы, Паустовский посетил Стамбул, Афины, Неаполь и Рим, а также Париж, Роттердам и Стокгольм.

Очень добрые и восторженные воспоминания оставила о Паустовском Марлен Дитрих:

«Однажды я прочитала рассказ «Телеграмма» Паустовского. Он произвел на меня такое впечатление, что ни рассказ, ни имя писателя, о котором никогда не слышала, я уже не могла забыть… Когда я приехала на гастроли в Россию, то в Московском аэропорту спросила о Паустовском у встречающего нас человека. Наша беседа продлилась более часа. Писатель в то время был болен, лежал в больнице. Позже я прочла оба тома «Повесть о жизни» и была опьянена его прозой. Мы выступали для артистов, художников, писателей, часто – по четыре представления в день. И вот однажды я находилась за кулисами, и к нам пришла переводчица Нора, и сказала, что Паустовский в зале (ЦДЛ – ред.). Я возразила: «Это невозможно!» Нора уверяла, что он здесь со своей женой. Представление прошло хорошо. По окончании шоу меня попросили остаться на сцене. И вдруг по ступенькам поднялся Паустовский!.. Я так была потрясена его присутствием, что не в состоянии была вымолвить ни слова по-русски, – опустилась на колени перед ним. Волнуясь о его здоровье, я хотела, чтобы он тотчас же вернулся в больницу. Но его жена успокоила меня: «Так будет лучше для него». Больших усилий стоило ему прийти, чтобы увидеть меня… Он вскоре умер. У меня остались его книги и воспоминания о нем. Он писал романтично, но просто, без прикрас. Я не уверена, что он известен в Америке, но однажды его «откроют». Он – лучший из тех русских писателей, кого я знаю. Я встретила его слишком поздно».

…Астма мучила Паустовского с юности, но к зрелым годам стала настоящим «бичом». По совету докторов, в 1965 году некоторое время он жил, как и М. Горький, на Капри, морской воздух был целителен, однако долгое время быть оторванным от семьи, от общения с друзьями, читателями и любимой работы он был не в состоянии; – Константин Георгиевич вернулся в Москву.

В том же году Паустовский был номинирован на Нобелевскую премию в области литературы, вместе с М. Шолоховым, который ее и получил. В связи с этим, известный славист Вольфанг Казак так объяснил этот факт: «Внутреннее решение о присуждении ему (Паустовскому) Нобелевской премии не воплотилось в жизнь по политическим причинам», но что это были за «причины», Комитет не счел возможным озвучить.

Вторично Константин Георгиевич был выдвинут на Нобелевскую премию в 1967 году членом Шведской академии Эйвиндом Юнсоном, однако кандидатура была отклонена, причина этого решения была изложена так же весьма туманно: «Комитет хотел подчеркнуть свой интерес к этому предложению русского писателя, однако по естественным причинам оно должно быть пока отложено в сторону».

«Ложку дёгтя» внес и литературный шведский критик Эрик Местертон:

«В советской русской литературе Паустовский, бесспорно, занимает выдающееся место. Но он не является большим писателем насколько я понимаю. Паустовский – писатель с большими заслугами, но также и с большими недостатками. Я не нахожу, что его заслуги могут перевесить недостатки настолько, чтобы можно было мотивировать присуждение ему Нобелевской премии».

В 1968 году история повторилась, – Паустовский снова был номинирован на эту престижную премию, но… умер до выборов лауреата.

Константин Паустовский в саду своего дома в Тарусе, 1965 год
© ГБУК г. Москвы «Музей К.Г. Паустовского»

Последние годы жизни

Константин Георгиевич, не занимая никаких «высоких» постов ни в Правительстве, ни в Союзе Писателей, пользовался большим уважением, и к нему постоянно обращались за поддержкой и помощью страждущие собраты по перу, и он всегда откликался и помогал, чем мог.

В 1965 году Паустовский подписал письмо с ходатайством о предоставлении А.И. Солженицыну квартиры в Москве; в 1967 – поддержал его, адресовав Письмо IV Съезду советских писателей с требованием отменить цензуру литературных произведений.

В следующем году поставил свою подпись под Письмом двадцати деятелей культуры и науки Генеральному секретарю ЦК КПСС Л.И. Брежневу против реабилитации Сталина.

Журналист Валерий Дружбинский (литературный секретарь Константина Георгиевича – ред.) вспоминал:

«Паустовский, каким я его помню, ухитрился прожить время безумного восхваления Сталина и ни слова не написать о вожде всех времен и народов.  Ухитрился не вступить в партию, не подписать ни единого письма или обращения, клеймящего кого-нибудь. Он изо всех сил пытался остаться поэтом и поэтому остался самим собой».

Во время судебного процесса над писателями А.Д. Синявским и Ю.М. Даниэлем Паустовский вместе с К. Чуковским выступил в их поддержку, предоставив суду положительные отзывы о их творчестве.

Незадолго до кончины Паустовский, перенесший несколько инфарктов, направил письмо А.Н. Косыгину с просьбой не увольнять главного режиссера театра на Таганке Ю.П. Любимова. За письмом – последовал телефонный звонок: «С Вами говорит умирающий Паустовский. Я умоляю Вас не губить культурные ценности нашей страны. Если Вы снимете Любимого, распадется театр, погибнет большое дело». В результате, приказ об увольнении не был подписан.

…Константин Георгиевич умер 14 июля 1968 года в Москве. По его завещанию, похоронен он на местном кладбище в Тарусе, над крутым берегом реки Таруски.

***

За два месяца до смерти К.Г. Паустовский продиктовал письмо, адресованное близким людям:

«Когда выйдет собрание сочинений, купите для Тани-мамы маленький домик около ее родного моря – в родном её городе, и пусть там живет с ней кто-нибудь из настоящих друзей… Не давайте ей отчаиваться, – жизнь оборвалась у меня чуточку раньше, чем могла бы, но это пустяк в сравнении с той огромной, неизъяснимой любовью, какая была и навеки останется между нами и никогда не умрет.

Золотое сердце мое, прелесть моя, я не сумел дать тебе ту счастливую жизнь, какой ты заслуживаешь, может быть, одна из тысяч людей. Но Бог дал мне счастье встретить тебя, этим оправдана и моя жизнь, и моя работа, – в общем, незаметная перед лицом моей любви.

Благодарю тебя, я был счастлив в этой земной жизни. И поверил в чудо…

Да святится имя твое, Танюша!».

Благодарная Память потомков

Награды:

1939 – Орден Трудового Красного Знамени.

1962 – Орден Трудового Красного Знамени.

1967 – Орден Ленина.

1995 – Медаль за оборону Одессы (посмертно).

1997 – Медаль «За отвагу» (посмертно).

2010 – Юбилейная медаль «65 лет Победы в великой Отечественной войне»

(1941-1945) – (посмертно).

1959 – Польская национальная премия за литературные труды, содействующие

укреплению дружбы между народами СССР и Польши.

1967 – Премия им. Влодзимежа Петшака (Польша).

1967 – Присвоено звание «Почетного гражданина» Тарусы.

Именем Константина Георгиевича Паустовского названы:

– Одесская массовая библиотека №2, старейшая в городе; библиотека №5

в Севастополе;

– Малая планета в Крымской Астрономической обсерватории № 5269;

Улицы в городах: Москва, Петрозаводск, Одесса, Киев, Днепр, Таруса, Таганрог,

Ростов-на-Дону, Горловка;

– Теплоход прогулочный в Крыму и сухогруз «Константин Паустовский».

Дома-музеи, посвященные К.Г. Паустовскому:

– Москва (Кузьминки), Старый Крым, Одесса, Таруса, Киев (школа №135),

село Пилипча Киевской области, поселок Солотча Рязанской области.

Памятники в городах:

–  Москва, Одесса, Таруса, Санжейка (село в Одесской области).

По произведениям К.Г. Паустовского созданы:

Экранизации (полнометражные): «Кара-Бугаз», «Северная повесть», «Телеграмма» и «Начало неведомого века»; «Остров без любви» и «Вас буду ждать» (телесериалы). «Обещание счастья» (фильм-спектакль);

Мультфильмы: «Растрепанный воробей», Теплый хлеб», «Стальное колечко», «Корзина с еловыми шишками», «Жильцы старого дома», «Квакша».

Оперы: «Снег», «Поручик Лермонтов», «Карельский пленник».

Балет: «Поручик Лермонтов».

***

В Доме-музее в Тарусе, которым бессменно руководит Галина Арбузова, падчерица К.Г. Паустовского, постоянно работает выставка «Неизвестный Паустовский»; проходят международные конференции, посвященные литературному наследию Писателя; литературно-музыкальные фестивали «Тарусские грозы», куда съезжаются писатели из многих регионов России. В национальном парке «Мещерский» разработан маршрут «Тропа Паустовского». В Российском государственном архиве литературы и искусства (РГАЛИ) желающим предоставляется возможность увидеть подлинные рукописи писателя.

***

В заключение позвольте привести одно, очень на мой взгляд, важное пожелание Константина Георгиевича Паустовского:

«Истинное счастье – прежде всего удел знающих, а не невежд. Невежество делает человека равнодушным к миру, а равнодушие растет медленно, но необратимо…Нет великих и малых дел, если человек всем сердцем стремится к великому и справедливому, ибо в этом случае все дела имеют великие вес и последствия.

Берегите любовь, как драгоценнейшую вещь!».

Римма Кошурникова

 


комментария 2

  1. Дмитрий Станиславович Федотов

    Весьма интересный материал! В юности читал рассказы Паустовского о природе, но почти ничего не знал о его жизни, творчестве и переживаниях. Очень незаурядный человек — талантливый писатель и журналист, отважный путешественник, любящий отец и муж, учитель и наставник многих молодых авторов. Он прожил жизнь, которой можно только по-хорошему позавидовать!
    Огромное спасибо автору!!!

  2. Лиля

    Очень полно и интересно изложена жизнь и творчество Константина Паустовского. Многого я не знала. Захотелось снова перечитывать и перечитывать его.

НАПИСАТЬ КОММЕНТАРИЙ

Ваш email адрес не публикуется. Обязательные поля помечены *

Копирайт

© 2011 - 2016 Журнал Клаузура | 18+
Любое копирование материалов только с письменного разрешения редакции

Регистрация

Зарегистрирован в Федеральной службе по надзору в сфере связи, информационных технологий и массовых коммуникаций (Роскомнадзор).
Электронное периодическое издание "Клаузура". Регистрационный номер Эл ФС 77 — 46276 от 24.08.2011
Печатное издание журнал "Клаузура"
Регистрационный номер ПИ № ФС 77 — 46506 от 09.09.2011

Связь

Главный редактор - Дмитрий Плынов
e-mail: text@klauzura.ru
тел. (495) 726-25-04

Статистика

Яндекс.Метрика