Понедельник, 08.08.2022
Журнал Клаузура

Эволюция есть развитие культуры

Развитие сознаний людей

будет происходить вплоть до

Сознания Христа.

♦ Когда мы говорим о прошлом нашей страны, то должны вспомнить и о блистательной, высокоразвитой, в одно и то же время и самобытной, и гуманистической, общечеловеческой советской культуре. «Советская  культура,  советская  литература,  советская  музыка,  советская живопись и архитектура, советский балет и советский театр, советская  песня  —  могут  рассматриваться  как  часть  истории  русской культуры, как вершина ее развития в ХХ веке. По мере того, как советская  эпоха  все  больше  и  больше  становится  достоянием  истории, тем все больше приходит осознание величия и уникальности советской литературы, советской культуры, ядром и носителем которой была русская культура, в ее советско-социалистической форме воплощения»*. Корни её глубокого этического консерватизма выросли из традиционного, древнего русского православия, а серьёзная устремлённость и максимальная открытость грядущему — из подлинного коммунистического учения. Потому-то наш современный российский, в основе благонравный, народ в глубине души не признаёт ни барышничества, ни какого-либо распутства. И главное в нём — многострадальный русский народ может вынести любые напасти, но тогда, если перед ним будет стоять не двусмысленная, а чёткая и высокая общенародная цель. Народы и народности, в своё время вступившие в Русское царство, а затем и в Российскую империю, манил, в том числе, и более высоко духовный образ жизни, предложенный им русской цивилизацией. То же произошло и в СССР, когда беспримерное по справедливости в давешнем «цивилизованном» мире общество и светлое будущее сцементировали все национальности в единый многомиллионный советский народ. Поэтому они вместе с русскими дружно защищали свою социалистическую страну, свою родную землю. В наше время эти братские народы отброшены в далёкое прошлое, а среднеазиатские — вообще в феодальное — на современный лад — средневековье, даже можно сказать в мрачновековье. Из всех жизненных национальных устремлений у них осталось только одно — уцелеть.

♦ Россия всегда, независимо от общественно-политического устройства,  была, есть и будет истинным носителем мессианских целей по отношению ко всему роду людскому на нашей грешной планете. Потому-то она и должна представлять собой центральное, руководящее ядро в непримиримом противостоянии глобальному интеллектуальному, нравственному и духовному вырождению, быть императивом в этом.

Однако, как закономерное и неизбежное следствие безусловного количественного и качественного преобладания антикультуры, в сегодняшнем мире складывается общечеловеческая потребительская цивилизация инстинкта. Принятая ныне господствующая концепция всеобщего бездумного потребления — владеть бóльшим, проживать больше — становится главной, приоритетной целью подавляющего количества людей, посему, несомненно, представляет огромную потенциальную угрозу для состояния российского народа. Там, где нет чётких и устойчивых представлений о добре и зле, о нравственной жизни и грехе, о совести, где не знакомы со стыдом, где боготворят одни деньги и всё, что с ними связано, где приносят в жертву этому идолу Родину, там предают её историю, её культуру, её смыслы — в общем, своих предков, а значит, духовно калечат души нашего молодого поколения. И «…всегда найдутся и сатанинские твари, которые на все духовное, на все прекрасное прошипят: “К черту культуру, деньги на стол”. Но не завидна мрачная участь таких сатанистов. По счастью, “Свет побеждает тьму”»*.

В субъективном восприятии подобных людей крупной выгоды от культуры и искусства нет, ну, разве если они доставляют какие-то барыши. Преобладает чистый, лишённый всякой души интеллект, доведённое до высоких степеней утончённой и откровенной чувственности самообожание и самолюбование, принципиальное неприятие всего чистого, светлого, духовного и кастовая замкнутость на себя. Эти неприглядные, по своей сути нездоровые и далеко не радующие массовые явления заполонили сегодняшнее общество во всём мире и, соответственно, в нынешней России.

Если говорить о российской культуре как отражении состояния общества, то следует обратить внимание на ряд, представляется, важных моментов. Вот, например, взялись сокращать количество публичных городских и сельских библиотек, или, каким образом ныне принято выражаться, оптимизировать их. И драматические театры с киностудиями стали пространством бесконечного и безмерного самовыражения художественных руководителей, в том числе и ничем не ограниченного, вольного обращения с русскими и зарубежными классиками, когда последние, по естественным причинам, не в силах ответить на такое «деликатное» обхождение. И родной великорусский литературный язык загоняют на территорию, на которой с одной стороны — нецензурная, циничная и грязная лексика, а с другой — слова, заимствованные из иностранных языков, в основном из американского диалекта английского, при наличии хороших местных, русских аналогов. А к переформатированию менталитета российского народа, к его направленному кардинальному и качественному изменению в соответствии с новыми негласными, но обязательными «правилами», изменившимися «условиями», предпринятому Западом, с нешуточным азартом подключилась и часть ведущих отечественных «деятелей культуры». И, что вполне естественно, именно они и выступили активно против специальной военной операции, проводимой Россией с целью освобождения братского украинского народа от новоявленного нацизма…

Эфир полнится теле- и радиопередачами, а также «документальными» и художественными кино- и телефильмами, несущими дух вопиющей безнравственности, неприкрытого откровенного и жестокого насилия, физического, морального и духовного растления, кровопролития, секса, чудовищной и злонамеренной клеветы на наше великое прошлое. Кроме того, следует сказать и о широком внедрении энергично рекламируемого сознательного отказа от умственного усердия и явного пренебрежения к фундаментальному школьному, средне-специальному и высшему образованию. Данные явления чужды нашей ранее высокообразованной стране и нашему трудолюбивому народу и ведут к стремительной и полной деградации. И всё это тем более опасно, что подавляющее большинство людей буквально спят у телевизоров, или иначе говоря — у зомбоящиков. Россия изнемогает под бурным водопадом звучных, напыщенных и глупых  слов, бедные российские головы страдают от них и страждут исцеления.

И ещё — историческая и социальная неправда. Лозунг «жить не по лжи» очень быстро показал свою истинную сущность — как раз по лжи и жить. Утрата стыда за неправду, за воровство, ставшее обычным и широко распространённым явлением, без которого ничего уже и не делается, за повальное взяточничество. И необузданное стремление к обогащению. Происходит декультуризация — потеря укоренившейся ранее отечественной  высокоразвитой культуры, потеря её первоначальных глубинных аспектов в связи с тем, что произошло насильственное приобщение к худшим западным, так называемым, ценностям. Экраны телевизоров и кинотеатров, мониторы компьютеров заполонили похожие друг на друга персонажи с патологической склонностью к откровенному насилию, получающие явное удовольствие от унижения и мучения людей, профессиональные наёмные убийцы и продажные люди всех мастей. И так ad infinitum. Случайно ли это? — Или есть проявление губительной сути либерализма?

В связи с чем следует сказать и о патологической дегероизации, неутомимо происходящей все последние десятилетия. Тому множество наглядных и убедительных примеров, в данном нескончаемом ряду можно привести повесть Вячеслава Кондратьева «Сашка»*, фильм современный о Зое Космодемьянской, которая якобы из-за булочки… и так далее**. Лев Айзерман, педагог, учитель русской словесности, заслуженный учитель России, кандидат педагогических наук, пишет: «… Когда я прочел повесть Кондратьева, я тут же отдал журнал с ней нашему военруку, прошедшему всю войну. Через некоторое время он мне вернул журнал, сказав неодобрительно: “Дегероизация”»***. Но «цинизм есть форма разложения. <…> Циники справедливо приравнивались к воронам — между тем как почитание героя подобно расцвету в жизни народа»****.

Всем мыслящим людям уже давно ясно, что активный антисоветизм в сегодняшней России эквивалентен по своему принципиальному значению настоящей русофобии.

Фактически основной определяющей причиной современных внутренних неустроений в нашей стране представляется состояние духа народа. А он удалился от всего от греха подальше и занимается элементарным выживанием. Имеет место некая повальная — на фоне отдельных, всё же положительных примеров,— сплошная каша в головах. Многие люди сейчас, похожи на симпатичные снаружи, однако некачественные пирожки,— не обладают самостоянием, духовными интересами, собственными мыслями. Изменились смыслы коренных понятий, изменились представления о добре и зле, моральные и ценностные установки стали более расплывчатыми. Потому имеем беспомощных духовных инвалидов — от духовного, культурного, народного или семейного достояния отрекутся, а мерзость чужеземную, всякую прочую, сделают собственной ценностью. Умные без дальнего ума, предприниматели разной величины без дальновидной предприимчивости, без рачительности.

Серьёзной и насущной трудностью, стоящей перед нашим современным российским обществом, является духовная, нравственная, интеллектуальная и физическая деградация людей, отсюда, видимо, и деградация, распространившаяся ныне на различные сферы, рост всего низкого, грубого и умаление любви, долгое и победное шествие прозападных псевдоценностей. Но Россия внутренне отвергает иноземную, чуждую ей прививку, а здоровой прививки нет. И неизбежные естественные следствия данного мы наблюдаем последние годы. Причём происходит это с помощью внутренних, по сути враждебных, сил. Так нынешнее телевидение растлевает сознание людей, как либо иррациональная, либо злоумышленная  структура, словно подвластная некоей более высокой инстанции и действующая в её антироссийских интересах. Не Ленин заложил ядерную бомбу под Россию, а вот такие особы и структуры на протяжении недавних тридцати лет — под будущее России и народа, извращая и уродуя сознание детей, подростков и юношества, делая из них или особей безо всякого стыда и совести, нравственных инвалидов, или нервнобольных.

Народное достоинство съёжилось до невидимых невооружённым глазом размеров. Мы смирились с отсутствием своего гимна, своего флага и даже формы на международных спортивных соревнованиях, мы идём по Земле с низко опущенной головой, приходя в смущение, тушуясь от упоминания о прежних великих советских достижениях в экономике, социальной и культурной сферах, в науке и здравоохранении, в образовании и воспитании детей. Мы утеряли собственные, в прошлом привычные, личностные, семейные, социальные и культурные ценности в жизни — стойкие и сознательные убеждения и представления о наиболее важных вещах и явлениях, утеряли коренную разницу между очевидными мотивами для самоуважения и стыда. Может ли всё это summa summarum иметь место, когда ныне весь так называемый цивилизованный мир считает всё русское, в том числе и великую русскую культуру, чем-то непотребным…

В СССР юноши и девушки желали стать профессиональными космонавтами и первоклассными лётчиками, талантливыми поэтами и кинорежиссёрами, выдающимися физиками и геологами. Но никак не фарцовщиками, валютчиками и спекулянтами, которых в советском обществе было очень немного. В тогдашнем трудолюбивом народе к ним относились презрительно, правоохранительные органы их ловили, а судебные сажали. Ныне же эти люди, в то время последние, худшие, оказались «первыми» и «лучшими», а молодёжь, имеющая возможность получить соответствующее образование, презирает ранее престижные профессии. Ну, а молодые люди, имеющие низкий уровень материального обеспечения, мечтают, прежде всего, как заработать деньги и побыстрее… Таким образом, мы располагаем человеческим материалом очень невысокого качества, неспособным выстоять при яростной буре.

В России при большом обилии храмов и молитвенных домов любых конфессий, религиозных теле- и радиопередач, сайтов в Интернете, издающихся на религиозную тематику книг и так далее, происходит длительное и непрерывное отступление от Божьих законов. То есть, говоря простым, но литературным языком, царит фактическое безбожие, бесспорное, порой скрытое глумление над людским достоинством и над самим смысловым значением и несомненной ценностью жизни. И, из-за существенного ослабления в социуме защищающих от разложения морально-этических установок и традиционных норм, всё это дошло до опасного, угрожающего уровня.

Людей отучают от коллективного и индивидуального созидания в различных сферах, от самостоятельной, критической мысли, отсекают от высоких образцов деятельного  добра, общественной правды и самоотверженной любви. Обрабатывают умы постоянной искусной ложью. Над усталым, измученным сознанием человека колдуют либеральные, прозападные писатели, присяжные, так называемые, эксперты на всех телеканалах, радиочастотах и печатных полосах газет и журналов. Одни не выдерживают этого мощного ментального приступа и, подвергнутые психологической лейкотомии, сделавшиеся беспамятными и бессмысленными, становятся покорными, безропотными невольниками. Другие стремятся сопротивляться, однако не выдерживают, будучи неуравновешенными,— сходят с ума и погибают как личности либо в стенах психлечебниц, либо под воздействием лекарств. Третьи, обессилев, убегают с помощью алкоголя или наркотиков в изменённое психофизическое состояние; или, в лучшем случае,  бегут в дачи-огороды, в бесконечные утомительные, чаще ненужные хлопоты и так далее. Четвёртые сгибаются от тяжких потрясений и, находясь в хронической крайне тягостной угнетённости, подавленности, безнадёжности, сами делаются в свою очередь для людей прямыми или дополнительными источниками всевозможной нравственной боли и духовного бессилия. Пятые ненавидят и хотят уничтожить данный порядок вещей. Этой лютой, непримиримой враждой они уничтожают себя и становятся явными и скрытыми, прямыми и косвенными субъективными поводами для малых и крупных общественных и личных бедствий. Бездумное отношение к действительности, к собственному существованию, эгоистическое, порой подспудное стремление жить только одним настоящим днём, являющимся результатом более ранней жизни, ведёт, таким образом, к рабству от своего прошлого. К поиску любым путём полного или частичного, хотя бы на часы, забытья, стремление к достижения суррогатного, сомнительного подкрепления с помощью «костылей» в виде  денег.

Часть средств массовой информации (в лучшем случае порой их следует называть средствами недостоверной информации, а в худшем — средствами дезинформации) часто работают на общество стадных стремлений и побуждений, выражающихся как автоматическое поведение в тех или иных случаях. А не на общество нравственной необходимости, которая закрепляется в качестве субъективного принципа поведения и которая должна быть высочайшим побуждением к деятельности. Во время советского периода нашей отечественной истории был присущий ему архетип человека и общества. В текущем периоде его нет. А поскольку людей больше увеселяют и забавляют, чем собственно в основном и занимается телевидение в промежутках между показом лжеисторических и лжепатриотических  фильмов, детективов, эротики, фильмов всевозможных ужасов и новостными сообщениями о постоянных  убийствах, изнасилованиях и того или иного вида катастрофах, постольку люди могут менее адекватно понимать наше общее прошлое и планировать будущее.

Неуклонное прогрессивное развитие и совершенствование технологий ограничилось всё возрастающим и возрастающим потреблением. Безудержное массовое, почти маниакальное стремление бесконечно и непрерывно потреблять (в том числе и приятно и беззаботно проводить время) — ну, хоть на копейку, а куплю,— привитое людям, в хладнокровном расчёте на здоровые и нездоровые пристрастия и склонности, и ставшее во всех значениях этаким монстром, соединившем в себе потворство малым и большим приобретённым и наследственным порокам, удовлетворение личного эгоизма в различных направлениях жизни и деятельности и иные далёкие от духовности наслаждения. И это конечный итог социально-экономического прогресса и многотысячелетнего духовного пути человечества?

Россия ныне напоминает тяжело раненного в жарком бою солдата, которому очень нужен доктор с медсестрой, а ему предоставляют то, что можно было бы оставить на потом, например, пусть и неплохого психолога.

Наша окружающая жизненная реальность, пострадавшая ныне от агрессивного либерального мышления, слова и действия и от внутренней нравственной запущенности, возможно, не раз и навсегда бедственна. Однако для стойкого действенного сопротивления необходимо осознавать скрытые, глубинные духовные причины данной реальности.

 ♦ Истоки и корни сего положения нужно искать на временнóм расстоянии примерно в сто лет. В то время неодолимый ужас будущего сокрушительного и беспощадного разгрома страны объединённым капиталистическим Западом (а на тот момент, в начале 30-х годов, даже Польша с Румынией по тогдашнему состоянию вооружённых сил и экономического потенциала могли победить СССР в случае войны), а также панический страх личного, неминуемого в этом случае, бесславного конца через неотвратимую насильственную и унизительную смерть, повлекли инстинктивное в своей неуклонности стремление всё сдать и превратиться в жалкий сырьевой придаток Запада. Причём важно помнить, что данные политические позиции в то время занимало большинство в руководстве партии и  страны… Такие инстинктивные и эгоистические стремления в немалой мере передались давешней творческой интеллигенции, в том числе, естественно, и писателям, и это проявилось во всей неприглядной красе в 1941-м году.

В какой значительной степени в катастрофически угрожающем ситуации требуются стойкие убеждения и непреклонная, твёрдая вера! Так в то грозное время, когда отборные германские войска с верными сателлитами,  в совокупной сокрушительной мощи стояли уже в нескольких километрах от Москвы, многие «инженеры человеческих душ», долженствующие по однозначному определению являться литературным авангардом культуры страны и всего общества (повторюсь, особенно в те дни!) проявлялись, мягко выражаясь, неадекватно — одни впадали в форменные истерики, другие беспробудно пили. Полгода практически полностью тогдашнее руководство Союза писателей советской страны больше ничего не делали, кроме «героического» спасения  себя и семей, и пришли в себя лишь в начале 1942-г года после того, как фашисты были отбиты от Москвы. Но тут начались  разного рода закулисные интриги, буквальная фанаберия: стремление разными средствами чрезмерно преувеличить исключительную важность своей подлинной писательской роли в военное время и бесконечное и ненасытное желание почестей, наград, льгот…

♦ Во время же пресловутой «катастройки» и прямые, и идейные их потомки поход на отдельные серьёзные недостатки в различных общественно-экономических сферах превратили в преднамеренное, злодейское и, к сожалению, удавшееся покушение на пусть и несовершенный, но социализм. И это представляло собой далеко не латентный процесс, а откровенное действо. С нескрываемым жёлчным сарказмом и неприкрытой издевательской иронией говорилось в новых учебниках и о классовых, сословных и групповых интересах, и о подлинном советском интернационализме, и об индустриализации. Пещерная устойчивая система оценочных взглядов, направленных против самой сути советской власти, против собирательного советского образа жизни или против собственно Советского Союза во всех его смысловых значениях.

«Потомки» представляли доверчивым советским людям творцов социализма и генералов-фронтовиков серийными убийцами. «Подкупали» неимоверным множеством аккуратно возлежащих на обширных прилавках промышленных товаров и продовольственных продуктов для покупателей на Западе — сколько, мол, видов колбасы с сыром, сколько алкоголя можно купить на среднюю зарплату. И, мол, капиталистический рынок и есть та подлинно разумная, универсальная основа, которая всё может поправить и исправить, и так далее и тому подобное. Однако ставить рынок на первое, неподобающее ему место — это аналогично размещению пищеварения, опять же расстроенного, в человеческом организме впереди головного мозга. Вот и получили мы в итоге не искусное управление Духа, Души и Сердца — а по определению неискусное управление дремучего пищеварения.

В 90-е годы прошлого века преобладающее большинство людей простодушно ждали волшебных положительных изменений в стране, что всё по некоему предначертанному светлому будущему вдруг трансформируется, расцветёт и житиё-бытиё будет добропорядочнее, разумнее, благополучнее и благороднее.

Но такое не могло произойти в капиталистическом обществе, где главенствует откровенный групповой и личный эгоцентризм. Человек, желающий потворствовать своему эгоизму, вынужден всячески потворствовать эгоизму и другого. Возникает молчаливая взаимная поддержка в этом плане, не исключая полной готовности при первой удобной возможности морально и материально пожрать собственного, в том или ином смысле, конкурента. Мировая «религия» ощутимого материального успеха и благополучия не заповедует сострадать тем, кто не способен сопротивляться и над кем можно безнаказанно издеваться, несчастным, называемым лузерами. Получается, чтобы у кого-то денег куры не клевали, несчётное множество людей принуждены быть малоимущими и нищими. Последователи подобных взглядов подбирают сходных с собой, подобного же рода личностей, а также доверчивых и наивных «буратино» через ненасытную жадность и всевозможные навязанные страхи обучают выгодному «промыслу». Особенно опасно наглое ментальное похищение молодых членов общества.

И такие люди будут преподавать нынешней молодёжи? И молодые люди современной России пойдут за считающими народ покорным рабочим скотом, безвольно исполняющим понукания пастуха, подкрепляемые порой и кнутом; скотом, не знающим ни совести, ни стыда? «Все прогрессы реакционны, если рушится человек»,— писал Андрей Вознесенский*.

Происходит искусственное и целенаправленное заражение людей и в целом современного российского социума мозаично-шизоидным типом индивидуального человеческого мышления, наиболее предрасположенного к свободным посторонним управляющим воздействиям и полностью распахнутого для всего неразумного и неадекватного. Причинение существенного повреждения телу карается уголовным и административным законом, а в случае причинения очевидного крупного вреда пусть несовершенному, пусть утомлённому, но всё же разуму человека, его и без того неуравновешенной психике,  что творится ныне на каждом шагу, это не вызывает никакой,— ни юридической, ни морально-этической,— ответственности.

♦ Противостоять нынешнему состоянию может только новый духовный гуманный разумный ноосферный социоприродный экологический социализм, неотъемлемой и важной частью которого является Культура, Культ Света — живое, гармоничное соединение прекрасного, доброго и всеобъемлющей высокой любви, собственно, и представляющее собой Свет. А в нашей сегодняшней либеральной, дико капиталистической действительности культура и её составляющая — литература рассматриваются в качестве малозначащего товара. «Тот, кто решается сказать: “К черту культуру”, — есть величайший преступник. Он есть растлитель грядущего поколения, он есть убийца, он есть сеятель мрака, он есть самоубийца…» — писал Николай Константинович Рерих**.

Одну из неотъемлемых частей культуры представляет собой красота, рождающая радость и дающая человеку счастье. Кем предстаёт человек без любви к  красоте, к родной природе, к родному языку, без любви и добра к другим людям, без любви к Богу? Как говорил Н. К. Рерих: «Культура есть почитание Света, есть любовь к человеку. … Культура есть синтез возвышенных и утончённых достижений… Культура есть спасение»*** … «Мы должны

собрать всю нашу твёрдость духа, чтобы защитить»**** Культуру.

Торжество культуры неосуществимо без надлежащего воспитания и просвещения. «…Издавна сказано, что в основе всякого ужаса и разрушения лежит невежество. Потому-то ближайшим долгом человечества есть внесение усиленного Просвещения»*. Воспитание есть активная деятельность, в результате которой должно постепенно происходить гармоничное и устойчивое развитие личности, самоопределение её и приобретение полезных навыков, необходимых для полноценной жизни в обществе. Данное дóлжно совершать на основе культурных и духовно-нравственных ценностей, принципов и норм поведения в интересах человека, семьи, социума и страны — таких, какими им подобает быть. Воспитание является и формированием любви к Отечеству — виды государств рождаются и исчезают, а Отечество остаётся,— формирование гражданского чувства, почтения к памяти защитников Отечества и подвигам его Героев, к старшему поколению. Это и формирование уважения к закону и правовому порядку в обществе, уважения к трудящемуся человеку и взаимоуважения, а также формирование заботы о культурном достоянии и традициях, об окружающей среде и природе. Вся атмосфера совершающегося воспитания и профессионального обучения нынешнего подрастающего поколения, к сожалению, инфицирована микробами нигилизма, вследствие чего и развивается человек слабый, несамостоятельный, жалкий, без духовных и моральных ориентиров, легкоуправляемый различными инструментами влияния, в том числе и нейролингвистическим программированием.

С начала 90-х потерявшей ориентиры молодёжи исподволь стали прививать мысли, что быть бандитом — это хорошо. И начали издалека, с убеждения, будто и наши деды и прадеды воровали. Потому должна явиться целостная духовная система идей, взглядов и понятий, в пределах которой надлежит проводить воспитание. И  обязательна целевая направленность на норму, с основными параметрами её — целесообразностью и соизмеримостью, «золотой серединой» и «срединным путём», иначе будет неуравновесие, неминуемо приводящее к плачевным результатам.

Всегда происходящее внутри человека вызывало немалый живой, познавательный и практический интерес. Ныне же сиё превратилось в острую, актуальную проблему, ибо творящееся в душе в полной мере обусловлено подлинной, глубинной сущностью данного индивидуума. Праведный гнев и неправедная ярость, нескрываемое беспокойство и затаённый страх, бессильная злоба и лютая ненависть, сильный недуг и крайняя нужда могут приглушить или вовсе заглушить в человеке осознанное восприятие прекрасного и его сотворение, а могут и усилить.

♦ Воспитание детей — не берём крайний случай: детдомовских и беспризорных — совершается в семье (полной или неполной), в школе и на улице. Ранее можно было сказать — и через чтение, место которого теперь уверенно занял Интернет. Мы не забываем ту пору, когда в бедных русских избах имелись одна-две книжные полки с грошовыми книгами избранной классики, затёртые до дыр. Сейчас мы наблюдаем значительное, если не сказать больше, и далее увеличивающееся сокращение читающего населения. Ныне неимущие в плане литературы,— что часто совпадает и с материальной бедностью,— отец с матерью (а иногда и бабушки с дедушками) растят не читающих потомков, обучаемых в школе мало или совсем не читающими учителями.

Почему ещё имеет неоценимое значение, кроме воспитательного, доброкачественное художественное чтение? Школьник, обучившийся, благодаря ему, пробуждать в своих воспоминаниях соответствующий значимому, волнующему событию, обстоятельству или необходимости, адекватный образ, научится и самостоятельно создавать сложные образные ассоциации. Но в нынешнее, постсоветское, время в педагогике превалируют методы, близкие к методам дефектологии, применяемым для воспитания, обучения и социальной реабилитации умственно отсталых людей, то есть имеет место, так сказать, «олигофренопедагогика»… ЕГЭ, в частности, всё сводит к готовым шаблонам, второстепенным мелочам и тому подобному, а это — верная дорога к фактическому прекращению мыслительного труда, к отмиранию способности рассуждать, являющиеся очевидным оглуплением. Вот и получается — заниматься литературным чтением любому теперешнему школьнику неинтересно, излагать содержание принудительно прочитанного и объяснять заложенный писателем в произведение смысл — невозможно тяжело.

Вообще же, роль школы в воспитании очень велика. «<…> Школа готовит к жизни. Школа не может давать только специальные предметы, не утвердив сознание учащегося. Потому школа должна быть оборудована всевозможными полезными пособиями, избранными предметами творчества, обдуманно составленными книгохранилищами и даже кооперативами. Последнее обстоятельство чрезвычайно важно в осознании современного общественного строя. От юных лет легче воспринять условия разумного обмена; легче не погрузиться в корысть, в утаивание и самость…»*

Влияет ли окружающая природа на культурное воспитание? С одной стороны, природа есть материальная субстанция, а культура — духовная. А с другой, ведь культура человека складывается и из уважительного отношения к природе, из любви к ней. Иоанн Кронштадский, к примеру, говорил, что весь мир, включая, естественно, и природу, является творением Божьим, добавим — дивным. И, поскольку жизнь человека обязана стать радостным и трепетным хождением перед лицом Его, как человек должен относиться к природе? Известно, в советской общеобразовательной школе были обязательные уроки труда, в том числе ученики трудились и на приусадебных земельных делянках, одновременно усваивая правильную сопричастность природе. Принято считать — это верное, передовое направление в воспитании возникло в школе С. А. Рачинского ещё в царской России и позже, будучи полезным явлением, в 20-е годы прошлого века перешло в советские школы-интернаты. Изъяв из художественной литературы природу, мы мгновенно сделаем её серой, скудной, убогой. Потому признанные русские прозаики и поэты всегда уделяли и уделяют столь значительное внимание отображению природы во всех многообразных проявлениях и в разные времена года, её одушевлению в своих произведениях. Не может человек, нелюбящий природу, любить малую родину, родной край.

♦ Выше говорилось, что литература есть важнейшая составляющая культуры. Она как вид искусства с отличительной особенностью — созданием с помощью верного слова, выразительного языка художественных образов и суждений должна изначально осуществлять воспитательную функцию не только в личностном становлении, но и в становлении духовного облика всего народа, и двойную насущную и ответственную задачу: определение современного положения в нравственной сфере социума и неуклонное возрастание нравственности в нём. Есть исключительная роль, которую никто не сможет отнять у настоящей литературы — это настоятельный призыв к человеку подниматься до образа и подобия Божьего. Потому что только истинная литература помогает человеку познавать себя, отделять в себе плохое от хорошего, не делаться безвольным рабом необузданных эгоистических желаний и материальных потребностей.

Всеобщая и повсеместная обскурация накладывает свой неизгладимый след и на текущее состояние словесности. Известный либеральный девиз: «Художник имеет право на всё. Потомки разберутся…» разрушителен для культуры и приведёт к непредвиденным и могущим очень далеко завести последствиям. Ни для кого не секрет — в современной литературе главными показателями являются преимущественно динамика повествования, личностное психологическое влияние героя, деловой и прочий успех в жизни, деньги, секс и прочие удовольствия,— только не то, что всегда отличало и отличает словесность высокого уровня…

Ожидания массового сознания с каждым годом становятся более и более невзыскательными и неприхотливыми,— вот это и руководит нынешним издателем, потому-то он и требует от авторов удовлетворяющего данным ожиданиям творчества. Оттого издающаяся литература постепенно и неумолимо деградирует, представляя собой, вместо отечественной и мировой классики, хороших детских книг, качественной современной прозы и поэзии, откровенное «чтиво». И окололитературная жизнь в течение многих лет последнего, постсоветского времени представляла собой череду следующих друг за другом бесконечных мелочных дрязг и шумных публичных скандалов. Причём происходят они не ради тех или иных идей, а в упорной и ожесточённой борьбе за значительные остатки прежнего писательского имущества, наследия с советских времён, за неоспоримое никем преимущество их не спеша и тайно растаскивать. Наряду с этим «инженеры человеческих душ» по старинке пытаются предъявлять власти требования в плане отеческой заботы и неустанного внимания (как было в СССР). Но такое неразумно и даже наивно, ибо теперешняя власть не ставит ни перед современным обществом, ни перед современными писателями в частности каких-либо значимых целей…

Море разливанное бледной и тусклой литературы затопило журнальные страницы и книжный рынок. Настало время создать надёжную преграду этим водам, построив объединёнными стараниями мощную дамбу. Ибо в переломные времена на словесности — огромная ответственность. Однако она, не желающая наставлять и обучать, не желает и сама учиться.

♦ Всё, что сказано о литературе, можно адресовать и к поэзии. Однако поэзия изначально и во все времена влияла и влияет более сильно на человека, чем проза. Конечно, речь идёт о хорошей, о настоящей поэзии. Продолжительное общение с поэзией производит в ребёнке постепенное накопление до определённого срока дремлющих, глубинных массивов основных понятий и лексики, которые в свой час под благотворным воздействием незначительного импульса могут неведомым образом прийти в невольное движение, а благодаря небольшой пояснительной информации дать определённый результат. Чёткий, устойчивый ритм традиционного стиха дисциплинирует и организует подвижный ум, способствует развитию оперативной памяти,— это существенно в наше время, когда даже развитой ребёнок по любому незначительному вопросу обращается к Интернету. Потому-то мнемотехника — определённая совокупность испытанных приёмов, увеличивающих объём памяти и облегчающих запоминание ценной информации — основана на законченных поэтических формах. Стихи из заданной учебной программы обязаны взращивать в детях достойные и глубокие чувства, оттого они должны быть утончёнными, изящными и красивыми, то есть нравиться самому школьнику и являться соответствующими тому, чтобы не забывать их, хранить не только в детской, но и в долговременной памяти, и нести в благодарном сердце в течение всей жизни.

Однако сейчас из нашего житейского быта, из уклада, из окружающих нас теперешних реалий поэзия абсолютно исчезла. Поэтому стихи современных поэтов интересны лишь таким же поэтам. Однако замечено, что потеря сердечной склонности к поэзии влечёт за собой потерю Любви в обществе. «Любовь открывает <…> Врата прекрасные. Как всякий настоящий ключ, и любовь эта должна быть подлинная, самоотверженная, отважная, горячая»*.

♦ Аморальное состояние социума — истинная подоплёка нынешних человеческих и общественных невзгод и напастей, в свою очередь усиливающих данное состояние. Получается замкнутый, порочный круг. И родина для нынешних людей начинается с личной собственности, с любви к тому, кто даёт необходимые средства жизнеобеспечения, с владельца бизнеса, в котором они работают, со своей девушки, с дружбанов-подельников, если это не совсем законное дело. Но только не с того, с чего она начиналась ранее…

Посему нужны перемены! Палеативной помощью здесь не обойтись. Владимир Маяковский писал: «Рваться в завтра, вперёд!» В наши нелёгкие дни тот праведный и благочестивый человек, кто в немыслимом, а порой и в чрезвычайном напряжении души и ума, в глухом подполье духовном сохраняет безусловную, неизменную верность первообразам, непревзойдённым образцам (по научному — архетипам) России и её действительным прославленным героям всех веков, а не тот, кто в сытом довольстве многословно просит Бога за держащих в собственных руках бразды правления. «Царство Божие внутрь вас есть»*. Владычества Духа можно достичь в течение длительной работы над собой в материальном мире. Нужно выдержать, выстоять духовно, морально, нужно сохранить возвышенные, благородные понятия о Родине и о многонациональном народе.

В современном российском обществе отмечается существенный и досадный  недостаток новых и притягательных замыслов. Страна находится в промежуточном состоянии некоторого постепенного перехода, потому невозможен идеологический вакуум, необходима свежая эволюционная концепция, глубинные смыслы и долгосрочные созидательные цели. Обитающий на громадных площадях земли российский народ не может существовать без сплачивающей, консолидирующей идеи. Особое, глубокое почитание многострадального русского народа и добросовестного творческого труда являются основными, очень важными, определяющими общественную жизнь страны идеями. «…Праздник труда и созидания. Звать на праздник этот — значит лишь напомнить о нескончаемом труде и о радости ответственности как о достоинстве человеческом»**. Однако русский народ не обычный народ, он, воистину, граничит с Богом. В осознании своего наднационального, всемирного статуса русскими — грядущее спасение России и культуры, ибо такой нравственный выбор заложен в архетипе народа и совпадает с ценностными критериями вселенского добра и блага. Посему и социализм свойственен русским, так как истинный духовный социализм не означает отобрать у богатых и разделить между бедными, это, вернее, присущее нашему народу сердечное влечение к справедливости, заветное желание всё устроить по-божески.

Новая благословенная Страна и Новый Мир планеты будут основаны на самостоянии свободного человека и одновременной добровольной ответственности его перед Законами Космоса. А не только ответственность без свободы или только свобода без ответственности. Для эволюции в данном направлении должно идти постоянное культурное, этическое воспитание народа, людей, постепенно увеличивая зону свободы при одновременном постепенном увеличении зоны личной ответственности.

Небывалая Эпоха идёт! И насколько убедительны и насущны слова: «Если вас спросят, в какой стране вы хотели бы жить и о каком будущем государственном устройстве вы мечтаете? С достоинством вы можете ответить: “Мы хотели бы жить в стране великой Культуры”. Страна великой Культуры будет вашим благородным девизом: вы будете знать, что в этой стране будет мир, который бывает там, где почитаемы истинная Красота и Знание. <…> Ничто не может быть чище и возвышеннее, нежели стремиться к грядущей стране Великой Культуры»*.

Посему пора уже открывать, образно выражаясь, поступательное одностороннее движение от станции «Дно» до станции «Подъём». Подобно тому, как солнце рассеивает мрак ночи, и Вселенский Свет победит земной мрак. И никакого modus vivendi здесь быть не может. Да исчезнет тьма!

* Субетто Александр Иванович. «Слово о русском народе и русском человеке»:  Научное  издание /  Под  научн.  ред.  проф.,  д. ф. н.  А. В. Воронцова.— СПб.: Астерион, 2013.— 280 с. С. 141

* Н. К. Рерих. «Качество» в книге «Твердыня Пламенная».— Париж: Всемирная Лига Культуры, [1933] — 386 с.

* Кондратьев Вячеслав Леонидович. «Сашка». Повести и рассказы. Издательство: Речь, 2018 г., 512 с. ISBN: 978-5-9268-2914-0. Впервые рассказ опубликован в журнале Дружба народов в 1979 г. Далее — в 1981 г. вышел однотомник повестей и рассказов и в 1989 г. также сборник повестей и рассказов в изд-ве «Правда» в серии Библиотека журнала «Знамя».

** «Зoя / Cтpacти пo Зoe». Poccия. 2020 г. Жaнp: Boeнныe, Дpaмы, Биoгpaфия:105 мин. Peжиccёp: Лeoнид Пляcкин Пpeмьepa: 28 янвapя 2021 г.

*** Лев Айзерман. «На пути к Великой Отечественной войне. О настоящем подвиге рассказывают тихо». «Учительская газета» №40 от 6 октября 2015 г

**** Н. К. Рерих. «Роботы» в книге «Священный Дозор».— Харбин, 1934.—156 с.

* Андрей Андреевич Вознесенский. «Ахиллесово сердце. Стихи». Москва:  «Художественная литература».— 1966. 285 с.

** Н. К. Рерих. «Canimus surdis» — «Поем глухим» (Гималаи. 1 июля 1932 г.) в книге Твердыня Пламенная.— Париж: Всемирная Лига Культуры, [1933] — 386 с.

*** Н. К. Рерих. «Культура — почитание Света». Там же..

**** Н. К. Рерих. «Вехи Культуры. Германскому Обществу имени Рериха в Берлине» (Гималаи. Декабрь, 1930 г.) в книге Держава Света.— Southbury, Conn., USA: Alatas, 1931.— 280 с.

* Н. К. Рерих. «Врата в Будущее». «Дума о Культуре есть Врата в Будущее» — Rīgā: Uguns, 1936.— 322 с.

* Н. К. Рерих. «Врата в Будущее». «Дума о Культуре есть Врата в Будущее» — Rīgā: Uguns, 1936.— 322 с.

* Н. К. Рерих. «Культура — почитание Света» в книге Твердыня Пламенная.— Париж: Всемирная Лига Культуры, [1933] — 386 с.

* Евангелие от Луки 17:20—21

** Н. К. Рерих. «Культура — почитание Света» в книге Твердыня Пламенная.— Париж: Всемирная Лига Культуры, [1933] — 386 с.

* Н. К.Рерих «Сожжение тьмы. Привет Молодым» (Гималаи. Март, 1930 г.) в книге «Держава Света».— Southbury, Conn., USA: Alatas, 1931.— 280 с.

Шафран Яков Наумович

фото автора

 


1 комментарий

  1. Боровский

    Прочел и со всем согласен. Это просто крик души..

НАПИСАТЬ КОММЕНТАРИЙ

Ваш email адрес не публикуется. Обязательные поля помечены *

Копирайт

© 2011 - 2016 Журнал Клаузура | 18+
Любое копирование материалов только с письменного разрешения редакции

Регистрация

Зарегистрирован в Федеральной службе по надзору в сфере связи, информационных технологий и массовых коммуникаций (Роскомнадзор).
Электронное периодическое издание "Клаузура". Регистрационный номер Эл ФС 77 — 46276 от 24.08.2011
Печатное издание журнал "Клаузура"
Регистрационный номер ПИ № ФС 77 — 46506 от 09.09.2011

Связь

Главный редактор - Дмитрий Плынов
e-mail: text@klauzura.ru
тел. (495) 726-25-04

Статистика

Яндекс.Метрика