Понедельник, 08.08.2022
Журнал Клаузура

Необходимая достаточность. Смысл и значение события 24 февраля 2022 года. Кровное дело российских воинов

24 февраля 2022 года мир столкнулся с фактом чрезвычайной важности: пучину сладкоречивого сиропа либеральной болтовни и демократического суесловия вдруг, словно ядерным зарядом, взорвало Дело, брызгами разметавшее вокруг себя осколки мирового сообщества. Этим делом стало внезапное явление из небытия, подобно мифической богине Афродите из морской пены, новой России — России твёрдой, решительной и непокорной, бросившей дерзкий вызов потерявшим страх и совесть властелинам мира. Этот факт — не просто исторический, но революционный и судьбоносный для всего мира.

 Сравнивая спецоперацию ДНР, ЛНР и России с майским (2014 года) воссоединением Республики Крым с Российской Федерацией, можно найти определённое сходство, но имеются и серьёзные отличия. Сходство состоит в преемстве этих двух событий, в их сущностном родстве. В обоих случаях Россией решался вопрос восстановления исторической справедливости и вызволения народов этих территорий из-под давящего гнёта диктаторского киевского режима. Однако способы решения назревших проблем были разными, да и соотношение сил противников России там и здесь оказалось несопоставимым.

Крым США просто проморгали. Окрылённые успехом государственного переворота на Украине, Штаты не ожидали столь быстрого и дерзкого выпада России в Крыму и, соответственно, не были готовы к ответным практическим шагам. К тому же Республика Крым являлась единственной автономией на Украине, и, хотя её «суверенность» была под вопросом, но де юре она таковой числилась. Севастополь же вообще оставался «городом русских моряков» не только в песне, но и по своему духу. Киев же продолжал считать Крым дармовой территорией и больше выкачивал из неё средства, чем вкладывал в неё.

Всё это облегчило быстрое установление контроля «зелёными человечками» над ключевыми объектами в Севастополе и Крыму и мирный переход этих территориальных структур в режим реальной автономии под руководством местной администрации и при активном содействии влиятельной Русской общины. Своевременно проведённый референдум выявил твёрдое желание подавляющего большинства крымчан к воссоединению с Россией. Итоги референдума были восприняты населением Крыма с ликованием и сопровождались праздничным салютом.

Мир наблюдал за этой феерией с изумлением, а Штаты – с оторопью и досадой. Будь у руководства США больше разума, оно могло бы объявить о своеобразной ничьей и не осталось бы при этом в накладе. Уступка России, по сути, российского Крыма при фактическом овладении всей остальной Украиной могла бы означать показное «великодушие» и даже намёк на некую «справедливость». То есть это была бы облагораживающая США фиксация одержанной ими подлым путём победы. Но Штаты губила, губит и окончательно погубит жадность: им всегда мало большего, им обязательно надо ВСЁ! На Россию посыпался град санкций за её «агрессию», хотя фактическим агрессором на Украине были именно США.

С ДНР и ЛНР всё было от начала до конца совершенно по-другому. За 8 лет своего беспрепятственного и безответственного хозяйничанья в стране Штаты полностью «оприходовали» территорию Украины в качестве своего вассального «партнёра». В помощь американскому посольству как всеукраинскому штабу по выработке стратегии общего развития страны была придана мобильная группа американских «специалистов», работающая в здании СБУ и в тесном контакте с сотрудниками украинской службы безопасности. На неё была возложена функция оперативного руководства всеми жизненно важными сферами, в первую очередь – военной.

Штаты не просто активно поддержали унитарно-националистическую направленность внутренней политики порошенковско-зеленского киевского режима. Они буквально выпестовали и вымуштровали радикальное ядро украинских националистов, превратив его в хорошо обученные, организационно управляемые нацистские боевые формирования. Нацисты были превращены США в свою военно-политическую опору в порабощённой стране. Всеми силами препятствуя прогрессу в минских договорённостях, Штаты сосредоточили внимание руководства ВСУ и нацистских батальонов на разгроме сил самообороны ДНР и ЛНР и превращении территории Донецкой и Луганской областей в выжженное поле. Это должно было стать, подобно варварской бомбардировке Белграда, новым актом устрашения всех непокорных – от Крыма до Тайваня, но в первую очередь — России.

Спецоперация вооружённых сил России в союзе с силами самообороны ДНР и ЛНР, нацеленная на решение локальных задач денацификации и демилитаризации Украины, уже самим своим фактом ломала далеко идущие планы США. Она жирным крестом перечёркивала многолетние политические расклады Штатов и Евросоюза в подконтрольной стране, делала бессмысленными огромные финансовые вливания, обнуляя их, и наносила чувствительный удар по престижу США как сверхдержавы. СВО своим сущностным подтекстом обнажила стратегический просчёт США и грозила крахом всему американскому миропорядку, рассчитанному, подобно Третьему рейху, на тысячелетия.

Что касается России, то её вооружённое противостояние мировой сверхдержаве даже на относительно малом участке и на рубежах не американских, а наших собственных границ(!) волей или неволей превращало нашу страну в потенциальную сверхдержаву, оттесняя на второй план не только Евросоюз, но также Китай и Индию. Не удивительно поэтому, что Штаты весьма болезненно отнеслись к российскому вооружённому демаршу. Разъяренные нанесённой им пощёчиной США объявили тотальную мобилизацию Западного и Восточного полушарий на бескомпромиссную борьбу с «агрессором», обязывая не только своих союзников, но и весь мир к беспрецедентной обструкции России.

И это был второй стратегический просчёт США, в разы усугубляющий их промах с украинской авантюрой. Ограничься Штаты призывом к своим союзникам по НАТО, — этого было бы вполне достаточно для «урезонивания» России и сохранения своего лица. Но и здесь США захотелось абсолютного максимума – того, чтобы весь мир подчинился американскому диктату и признал безапелляционное право Америки на жестокую расправу с любым бунтовщиком. Это было уже слишком. Даже в рядах жёстко подконтрольных США членов НАТО раздавался не только глухой ропот, но и некоторыми из них было выражено прямое несогласие с отдельными санкционными мерами США в отношении России. А со всем миром получился уже настоящий облом.

Не только «миллиардеры» Китай и Индия, призвав США и Россию к мирному переговорному процессу, напрочь отказались разрывать экономические связи с нашей страной. Взбунтовался арабский мир, — в первую очередь Саудовская Аравия. Проигнорировали табу США африканские страны. А ряд стран Латинской Америки (вековая вотчина Штатов!) заявили о поддержке России. Более того, руководство Республики Никарагуа предложило разместить на своей территории российские вооружённые силы для обеспечения безопасности страны. Всё это должно было отрезвить одурманенные воинственным угаром головы в США и настроить их руководство на реализм в подходе к миру и самим себе.

Но не тут-то было. США в буквальном смысле закусили удила и с запретами на импорт российских нефти и газа (это их третий просчёт!) явно перегнули палку. Капиталистический мир Запада затрясло, экономическая ситуация вышла из-под контроля, инфляция ударила по населению, и Запад вступил на порог глубокого экономического кризиса. И это при том, что Россия, переведя расчёты за нефть и газ на рубли, не только избежала уготованной ей смертельной экономической ловушки, но, наоборот, серьёзно поправила свои финансовые дела. В итоге США и Евросоюз, реально проигрывая России в военном плане на Украине, терпят вполне очевидное поражение и на экономическом фронте. Фактически борьба России с Западом пошла на равных, но с учётом того, что россияне привыкли к трудностям, а Запад явно к ним не готов, моральное преимущество оказывается на нашей стороне.

Таким выглядит сейчас баланс сил России и Запада на внешнеполитическом фронте. Но в любой войне (а в её реалиях сомневаться не приходится) победа куётся единством фронта и тыла. Более того, в затяжной войне тыл имеет решающее значение. Крепость тыла, в свою очередь, определяется двумя основными факторами – экономическим и морально-волевым. В том и другом — у нас с ельцинских времён имеются серьёзные проблемы, крайности которых руководство России ныне вынуждено устранять в рамках ведущихся боевых действий. В экономике главной задачей стало преодоление её разбалансировки рваческими, частнособственническими отношениями. В моральном же плане возникло жёсткое противостояние российских патриотов с прозападными, пацифистскими и шкурническими настроениями «бомонда».

Подобно тому, как на Украине вооружённые силы решают публично заявленные задачи демилитаризации и денацификации страны, внутри России на первый план ныне выходят официально не объявленные, но реально существующие проблемы делиберализации экономики и деамериканизации российского общества. При этом проблема делиберализации экономики вроде бы ни у кого не вызывает сомнений, ибо её решение вполне укладывается в формулу «обеспечения экономического суверенитета страны» (Михаил Мишустин, 15 июня 2022 года). А вот с задачей деамериканизации общества дело обстоит намного сложнее.

1 июня 2022 года политолог Илья Гращенков заявил, что Владимир Путин «отправил Россию на дембель». То есть «выключил» народ и общество из политической жизни. По его логике, в России произошло окончательное размежевание силовиков и либералов в их отношении к украинским событиям: силовики встали под ружьё, жертвуя жизнями при проведении СВО на Украине, а российское общество, как ни в чём не бывало, «продолжает покупать машины и ездить в отпуска». По Гращенкову получается, что российской общественности вообще нет дела до того, что кто-то проливает кровь в некогда братской стране, отстаивая добро, мир и справедливость. Она, эта общественность, по-обывательски рассевшись на диванах, якобы попивает пиво и смакует телевизионные картинки.

Так ли это на самом деле? Конечно, не так, но поразмышлять на эту тему всё же следует. В 1990-е годы наша прозападная общественность (проамериканская, по существу) много внимания уделяла созданию в России некоего «гражданского общества», нацеленного на утверждение в стране «правового государства». При этом под гражданским обществом либералы подразумевали образование в России воинствующе наглого отряда правозащитников, лоббирующих установление в нашей стране американской политической системы и внедрение американских ценностей. Жалкую копию США из России тогда сделать не удалось, но могучее российское государство либералы серьёзно подорвали и существенно ослабили.

Но даже подорванное и ослабленное российское государство сохранило своё боевое ядро, и именно оно, это пассионарное ядро, подобно некогда «полку игореву», отстаивает сегодня кровные интересы России на русской земле, позорно уступленной врагу и превращённой ныне во враждебное «поле половецкое». Сложат ли российские воины свои головы, подобно Игорю и его ратникам, на этой ставшей нам чуждой земле или принесут новую славу России зависит во многом не только от воинов, но и от всех нас, россиян, находящихся в тылу, кующих победное оружие в заводских цехах и взращивающих хлеб насущный на наших мирных полях.

Кто бы и что ни говорил сегодня об СВО, военная операция на Украине имеет судьбоносное, переломное значение и для внутриполитической жизни страны. Спецоперация не только взорвала мир и обрушила на нашу страну неслыханные гонения, но и всколыхнула российское общество, вырвала его из спячки и побудила к подлинному гражданскому самоопределению. Да, в отличие от Украины, в России не объявлено военное положение, и подавляющее большинство наших граждан продолжают жить в привычном режиме мирного существования. Но изменения есть, и они существенные.

В российском обществе сейчас происходит перегруппировка элиты, и на первый план выходят ранее загнанные в подполье народно-патриотические силы. Вчерашние господа-либералы либо панически покинули страну, убоявшись кары, либо прикусили язык, не решаясь в условиях войны впрямую восхвалять американские ценности, либо, сделав пируэт на 180 градусов и не моргнув глазом, начинают изображать из себя великих патриотов. Прекратилось очернение русского народа, и наметилась тенденция его полной реабилитации. В СМИ на первое место выходят темы войны, причём не только нынешней, на Украине, но и минувшей, Великой Отечественной. Привлекает внимание отставка с поста главы Отдела внешних церковных связей РПЦ западнически настроенного митрополита Иллариона. Душу греют призывы к сплочённости и солидарности.

Но всё это происходит в стране пока спонтанно и самопроизвольно. Да, в законодательном плане ограничена прямая критика спецоперации, устранена дезорганизующая роль «Эха Москвы» и поставлена под контроль государства деятельность НКО, признанных агентами враждебного влияния. Но это минимум того, что правительство могло и должно было сделать в условиях ведущейся против нас тотальной войны. В какой-то мере эта мягкость оправдывается тем, что при войне на внешнем фронте не следует открывать «второй фронт», фронт борьбы с проамериканской частью элиты. Однако создаётся впечатление, что на внутреннем фронте мы больше обороняемся, чем наступаем, и что мы больше хотим сохранить статус-кво, чем стремимся к перелому ситуации.

Не подлежит сомнению то, что на Украине российские воины, в первую очередь, проливают свою кровь и отдают свои жизни ради принуждения к миру украинской военщины, терроризировавшей в течение 8 лет население Донецкой и Луганской республик. Разумеется, также то, что путём спецоперации Россия обеспечивает безопасность своих южных границ от угрозы вторжения врага с украинского плацдарма. Как Божий свет, ясно и то, что кровным делом российских воинов является борьба насмерть с рецидивом фашизма, нагло поднявшим голову на Украине и по-тихому возрождающимся в Германии и по всему миру.

Но и это ещё не всё. Пожалуй, самым главным в спецоперации является то, что Россия ввязалась на Украине в начальный этап генерального сражения за мир, добро и справедливость, попираемые ныне на земле очередным претендентом на мировое господство – американским гегемоном. Одной Украиной битва вознегодовавшей России с провоцирующим мировую войну Западом не ограничится и не кончится. На Украине мы, конечно, победим: у нас просто нет другого выхода. Формула «необходимая достаточность» подразумевает то, что начатая в силу крайней необходимости спецоперация должна завершиться результатами, вполне достаточными для установления мира в этом регионе и гарантированного обеспечения безопасности России на южных рубежах.

Но по завершении украинской кампании начнётся новый этап борьбы России с США и их союзниками: сначала по периметру наших границ (Прибалтика, Молдавия, Казахстан, Грузия), а затем и по всему миру. И в этом случае на первый план в России неизбежно выйдет фронт внутренний. Применительно к нему принцип необходимой достаточности будет означать нетерпимость к прозападным двурушникам и достаточность крепкой опоры властей и элиты на народно-патриотические силы, традиционалистски приверженные здравому смыслу и нравственным ценностям. И здесь решающим фактором станет позиция российской, русской в первую очередь, творческой интеллигенции: примкнёт она к России и народу – победим, отвернётся от них — проиграем.

166 лет назад, примерно в точно такой же ситуации, как нынешняя, Николай Некрасов в стихотворении «Поэт и гражданин» (1856) воззвал:

«Пора вставать! Ты знаешь сам,

Какое время наступило;

В ком чувство долга не остыло,

Кто сердцем неподкупно прям,

В ком дарованье, сила, меткость,

Тому теперь не должно спать».

Мне нечего к этому добавить: наше время тоже настоятельно требует гражданского самоопределения и личностного самопреодоления. На Украине хемингуэевский колокол «прозвенел», и очень важно, чтобы каждым из нас он был услышан и нашёл адекватный отклик в нашем разуме и нашей душе.

Александр  АФАНАСЬЕВ

   фото взято из открытых источников


НАПИСАТЬ КОММЕНТАРИЙ

Ваш email адрес не публикуется. Обязательные поля помечены *

Копирайт

© 2011 - 2016 Журнал Клаузура | 18+
Любое копирование материалов только с письменного разрешения редакции

Регистрация

Зарегистрирован в Федеральной службе по надзору в сфере связи, информационных технологий и массовых коммуникаций (Роскомнадзор).
Электронное периодическое издание "Клаузура". Регистрационный номер Эл ФС 77 — 46276 от 24.08.2011
Печатное издание журнал "Клаузура"
Регистрационный номер ПИ № ФС 77 — 46506 от 09.09.2011

Связь

Главный редактор - Дмитрий Плынов
e-mail: text@klauzura.ru
тел. (495) 726-25-04

Статистика

Яндекс.Метрика