Суббота, 25.06.2022
Журнал Клаузура

Ничего никому нельзя доказать

Одной из множества дворовых кошек я кидаю кусочки колбасы из окна. Выработал у неё условный рефлекс: как я появляюсь в окне, она бежит под него, готовая кушать. Вне окна я для неё не существую, как и все другие не опасные, обычно взрослые, люди.

Недавно был отдалённо похожий случай с человеком. Он считал Нестерова реалистом. В том смысле, что тот изображал натуроподобно. А я указал в двух картинах («Осенний пейзаж», 1906 и «Святое озеро», 1890), что там отражённое в воде не соответствует отражаемому. Чудо, но второй раз в жизни мне встретился человек, признавший свою неправоту. Насмешка в том, что, убедившись, что не может анализировать просто потому, что не умеет видеть, он стал моим злейшим гонителем.

Неумение видеть происходит из-за холизма (часть для целого) в эпоху ещё не преодолённого редукционизма (сведение сложного к простому), которая наступила с расцветом науки в Новом времени.

Художники как выражаются, создавая экстраординарное? Образно и катартически.  Чем-то выражая что-то (иносказание или можно сказать – второсказание) – это образно. А катартически – так сказать, третьесказанием (например, нецитируемое выражение мудрого невпадания в крайности хвалой красоты, Стрекозы, и хозяйственности, Муравья). И художники лишь как вспомогательное применяют прямое сказание. Например, изображают «святость, будто разлитую особой субстанцией в духовном воздухе, и – концентрирующуюся в определённых людях, остающихся в истории носителями её» (Александр Балтин. https://klauzura.ru/2022/05/religiozno-patriarhalnyj-uklad-mastera-k-160-letiyu-mihaila-nesterova/). Это как одно только превознесение Стрекозы за красоту – вспомогательность одного из противочувствий, лишь вдвоём рождающих нецитируемый катарсис.

Святость для Нестерова была поводом изобразить мёртвый вид одушевлённого существа в противоречии с оживляжем предметов неодушевлённых, что (противоречие это) являлось характерным признаком стиля модерн, которому и был привержен Нестеров.

Тот стиль возник от ужаса стандартизации, который нёс с собой капитализм эпохи индустриализации и выражал в последней глубине ницшеанское бегство из скуки и всяческой плохости Этого мира в принципиально недостижимое метафизическое иномирие.

Но Нестерова  в этот крайний негативизм вогнали личные несчастья. Которые он ещё и мистически предчувствовал. И горе таки случилось. Жена родами умерла. У него было ТАКОЕ счастье с нею, красавицей, что последующее и не могло стать ничем, как наипоследнейшим разочарованием вообще во всём, всём и всём.

Он-то пишет – про накануне – хорошо:

«Всю ночь молился. Рано на рассвете был у Иверской. Быть может, впервые понял все, молился так, как потом уже не молился никогда. И Бог не оставил меня, не отнял у меня веры в Его величие, не ожесточил души моей, а просветил ее Своим Светом…» (https://www.litmir.me/br/?b=204502&p=26).

Так это про накануне. А что потом? Тем паче, что подсознательный идеал сознанию не дан. – Бог оставил его в том неосознаваемом идеале, категорически не принимающем настолько плохого Этого мира.

Это было в 1886 году.

Так и хочется думать, что стиль модерн с этим своим маркером: «Неживое живет активно, живое — мертвеет и застывает» (http://www.trinitas.ru/rus/doc/0001/005a/1241-alx.pdf), — Нестеров породил в своей душе сам, хоть тот тогда  уже несколько лет как возник («Богатыри» Васнецова уже были начаты в Париже и другие былинные вещи – тоже).

Нестеров. Жена художника в подвенечном платье. 1886

Вы видите мёртвое в этом лице? А живое – в цветах и платье? – Я вижу. Вопреки красному губ и одной (!) щеки. Слишком много серого, холодного на этом  лице, и как-то очень уж мерцает платье. Не говоря уж о трагическом взгляде. А может, из-за красного портрет этот был художником уничтожен. Чтоб в следующей работе «Невеста Христова» (1887) уже ничего красного в лице не осталось.

Нестеров. Невеста Христова. 1887

«Нестеров в своих станковых работах [рубежа веков]… придерживается… может быть и бессознательно, живописных приемов модерна» (https://www.litmir.me/br/?b=204502&p=2).

Тут главное слово – «бессознательно» (относительно идеала, относительно художественности). Потому что без подсознательного бывает прикладное искусство (замысленное сознанием). Так я думаю в своём экстремизме искусствоведческом, потом только признавая, что подсознательное участвует и в создании эстетического качества (органической целостности: в каждой капле есть вкус моря).

Чем, как не подсознательным, можно объяснить, что описание, — написанное пусть и много-много лет спустя, — путешествия в Италию заканчивается после моря восторгов от тамошней живописи такими словами:

«Надо было рассчитать свои силы с тем, чтобы по возвращении домой можно было приступить к новой картине, которая все более и более выяснялась в моем воображении. Впереди было «Видение отроку Варфоломею»…» (https://www.litmir.me/br/?b=204502&p=34).

Фонтан внешней жизни никак не влияет на глубину внутренней. Для ницшеанства такая независимость особенно характерна. Тот как бы внеисторичен.

Замечательно, что и много-много лет спустя этот идеал всё ещё не дан созданию Нестерова.

А уж нашему сознанию и подавно (больно необычен для нас, обычных).

Не удивительно, что противоречия зачастую в упор не замечаются как противоречия. Вот кто замечает мёртвость?

«Приглушённый северный свет, никакого экстаза, ни малейшего захлёба: картины М. Нестерова умиротворяюще-спокойны, будь то пейзаж, или «Видение отроку Варфоломею»» (Александр Балтин).

Чуть ближе к истине:

«Для своей картины «Видение отроку Варфоломею» (1889—1890) Нестеров долго искал прообраз отрока, пока не встретил бледную девочку, с большими изумленными глазами и худенькой фигуркой» (https://www.trailart.ru/nesterov-mihail-vasilevich-svjataja-rus.html).

Бледность ближе к мёртвости, чем умиротворяющая спокойность. А что лица монаха там вообще нет и весь он в чёрном, о том вообще молчание. А также о том, что, хоть васильки цветут «с июня-июля до осени» (https://zen.yandex.ru/media/marina_volkova/vasilek-krasivyi-holodostoikii-cvetet-vse-leto-5e217c0fc31e4900addee258), и, следовательно, осенью не цветут, в картине же – цветут, несмотря на то, что уже середина осени. И молчок, что осень-то тут – роскошно золотая, что есть оживляж неодушевлённого.

А некий артистизм (привычка использовать противоречие) всё же не чужд Александру Балтину, и он так биографически приводит к теме святости:

«…но с коммерцией у него явно не задалось.

Есть полюса, в большей степени противоречащие друг другу, нежели торговля и святость?»

Игнорируя не только то, что тема святости у Нестерова – для отталкивания всюду взята, но и то, что вся его предыдущая отроческая и юношеская жизнь была в проказах. Не будь она так бурна, Нестеров, может, не в ницшеанство б ударился (оно всё же активно), а во что-то около нирваны (в пассивное).

Но не всюду Нестеров применял катартическое выражение иномирия. В «Портрете И.П. Павлова» (1935) он сделал образное его выражение.

Тут надо на секунду отвлечься.

Ницшеанство, даже в философской его ипостаси, бездеятельной, аморально с точки зрения обывателей. Отвергать Порядок, сам принцип причинности Этого мира, раз он чем-то тебя лично не устраивает (за то, например, что в нём есть смерть, или, скажем, нет взаимной любви – ну где она для Нестерова, если его Маша была у него отнята через год!?) – это как-то аморально, согласитесь. И где-то  похоже на ницшеанство – по железной трезвости – наука, если она касается людей. И той нет дела до морали, а только – до истины.

Плевать было Павлову на принятое мнение, что душа это высокое и не может исследоваться физиологически.

«…этот верный друг лаборатории обнаружил истинное и глубокое негодование, впервые услыхав о наших планах исследовать душевную деятельность собак в той же лаборатории и теми же средствами, которыми мы пользовались до сих пор для решения различных физиологических вопросов. Никакие наши убеждения не действовали на него, он сулил и желал нам всяческих неудач. И, как можно было понять, все это потому, что в его глазах то высокое и своеобразное, что он полагал в духовном мире человека и высших животных, не только не могло быть плодотворно исследовано, а прямо как бы оскорблялось грубостью действий в наших физиологических лабораториях» (https://bio.wikireading.ru/12231).

Вот в соответствии со своим подсознательным идеалом ницшеанства (сверхчеловеческого) и сформировалась у Нестерова установка Павлова возвысить над всеми обычными людьми, моральными.

Нестеров. Портрет И. П. Павлова. 1935. Холст, масло

Он применил так называемую перспективу из трёх точек.

«Чаще всего этим видом пользуются архитекторы, изображают небоскребы, высокие здания и тому подобное.  Точка схода, которая находится выше линии горизонта, называется зенит, а та, что ниже – надир» (https://sketchbook.store/perspective/).

nesterov7-4.jpg

Нестеров отнёсся к Павлову, как к небоскрёбу, изображённому с точки зрения вообще несусветной.

Вы видите на картине, что точка схода параллельных прямых (жёлтым цветом  они обозначены) в обычной природе, в пейзаже за окном, лежит на горизонте. А для Павлова с его столом и стулом точка схода параллельных (оранжевым обозначены) где-то выше горизонта. (Надо не обращать внимания, что оранжевые линии, собственно, именно в одной точке не сходится; не надо быть педантом; Нестеров рисовал по наитию, и не мерил.) И вы чувствуете, что точка зрения на Павлова такова, что плечи его ближе к нам, чем руки и седалище. Что ещё со времён Врубеля обеспечивает «монументализм» (http://artstudies.sias.ru/upload/Isk_2018_2_8-37_merejnikov.pdf). В данном случае – образ сверхчеловека.

А Александр Балтин лишь с помощью словесного артистизма включает этот портрет, противоположный святости, под эгиду всё того же Нестерова:

«…вот портрет Ивана Павлова: седовласый, лысоватый учёный сидит за столом, откинувшись, кулаки его сжаты: кажется, он запечатлён в момент героической работы мысли, приводящей к открытию; и цветы на столе, гармонируя с цветом волос, словно опровергают напряжение – тишиной и покоем.

Жизнь строится на полюсах…».

Биограф Нестерова, Дурылин, ближе подошёл к выраженной художником внеморальной сути науки в лице Павлова:

«…борьбы за новую истину, трудно дающуюся людям» (https://coollib.net/b/57011-sergey-nikolaevich-duryilin-nesterov-v-zhizni-i-tvorchestve/read).

.

Но когда, когда же, наконец, будет общепризнано, что Нестеров не художник святости?!?

 

Воложин Соломон Исаакович

фото автора

фото обложки взято с сайта mosjour.ru


НАПИСАТЬ КОММЕНТАРИЙ

Ваш email адрес не публикуется. Обязательные поля помечены *

Копирайт

© 2011 - 2016 Журнал Клаузура | 18+
Любое копирование материалов только с письменного разрешения редакции

Регистрация

Зарегистрирован в Федеральной службе по надзору в сфере связи, информационных технологий и массовых коммуникаций (Роскомнадзор).
Электронное периодическое издание "Клаузура". Регистрационный номер Эл ФС 77 — 46276 от 24.08.2011
Печатное издание журнал "Клаузура"
Регистрационный номер ПИ № ФС 77 — 46506 от 09.09.2011

Связь

Главный редактор - Дмитрий Плынов
e-mail: text@klauzura.ru
тел. (495) 726-25-04

Статистика

Яндекс.Метрика