Суббота, 26.11.2022
Журнал Клаузура

Роберт Рождественский: «И будет вечной связь времён…» Из цикла: «Листая страницы эпохи»

 

Каждый человек наделён поэтической силой чувств, но только ставший совестью своей эпохи понимает всю ответственность перед временем, в котором он живёт, перед грядущими переменами. Сила откровения поэтического таланта обладает магнетизмом истины, её нравственной и духовной красотой в служении человеку, его будущей судьбе. Роберт Иванович Рождественский, один из многих замечательных отечественных поэтов, кем дорожит наш современник. Это признание его как поэта-Гражданина и любовь народа не только нашего Отечества, это память его удивительного   таланта поэта-песенника, одаривающего нас щедро радостью Жизни.  

Роберту Ивановичу Рождественскому (имя при рождении — Роберт Станиславович Петкевич) (1932- 1994) отмечено 90 лет со дня рождения 20-го июня. Отечественный поэт и переводчик, автор любимых популярных в народе стихов для песен. За время учёбы в литинституте выпустил в свет сборники стихов «Флаги весны» (1955) и «Испытание» (1956), напечатал поэму «Моя любовь» (1955). Он стал одним из ярких представителей эпохи «шестидесятников». Роберт Рождественский вошёл в литературу вместе с группой талантливых сверстников, среди которых выделялись Андрей Вознесенский, Евгений Евтушенко, Белла Ахмадулина. Молодой поэзии 1950-х, начинающей с броских манифестов, помогала эстрада: сам стих этих лет не мог существовать без звучания. Но прежде всего, подкупали гражданский и нравственный пафос этой внутренне разнообразной лирики, поэтический взгляд, который утверждал личность творящего человека.

Проявилось характерное свойство поэзии Роберта Рождественского — постоянно пульсирующая современность, живая актуальность вопросов, которые он ставит перед самим собой и перед своей аудиторией. Лирическая исповедь поэта отражала существенные черты свойственные нашей общественной жизни, её движение, возмужание, духовные обретения и потери.

7 марта 1963 года участвуя во встрече главы правительства Н.С. Хрущёва с творческой интеллигенцией, Роберт подвергся разносу за стихотворение «Да, мальчики». Хрущёв в бешенстве закричал: „Товарищ Рождественский, пора вам встать под знамёна ваших отцов!“  Последовало наказание, о Р. Рождественском многие старались забыть. Его не издавали, не приглашали на встречи. Роберт вынужден был вообще уехать в Киргизию, подрабатывал там, переводами стихов местных поэтов на русский язык.

Он в многочисленных сборниках проявил себя как один из представителей «молодой поэзии» 1950—1960-х годов, творчество которого отличали не только искренность и свежесть поэтического языка, но и ярко выраженная гражданственность, высокая патетика, масштабность и контрастность изображения.

Учился он не столько благодаря литинститутским семинарам, сколько у Владимира Маяковского. В Роберте жила потребность к жанру поэмы, где эпос в этой системе ценностей – нечто главное, ключевое. Обращаясь к актуальным поэтическим темам (борьба за мир, преодоление социальной несправедливости и национальной вражды, уроки Второй мировой войны), проблемам освоения космоса, красоты человеческих отношений, морально-этических обязательств, трудностей и радостей повседневной жизни, зарубежным впечатлениям, Рождественский со своим энергичным, пафосным, «боевым» письмом выступил продолжателем традиций В. В. Маяковского.

Он начинал как бунтарь, как поэт, который возрождал революционный дух после поздне-сталинского классицизма. В то время он возможно, слишком поверил в оттепель, придумал для себя её идеалы, от которых несколько лет старался не отступать. Он в то время воевал с державностью. На вечерах, которые в то время собирали тысячи людей, несмотря на дефект речи(заикание) он не терялся, был ожидаем и любим.

Большое место в творчестве Роберта Рождественского занимала любовная лирика. Путь к любимой для поэта всегда непростой путь — это, по существу, поиск смысла жизни, единственного и неповторимого счастья, путь к себе.

 Биография Рождественского — это биография целого поколения, родившегося в тридцатые годы. Война, заставшая Роберта ребенком, не ушла для него бесследно. В стихи Р. Рождественского врывается публицистика, а вместе с ней, и горькая память о военном детстве. Фрагмент его поразительного «Реквиема» («Помните! Через века, через года, – помните!») используется телевидением современной России в художественном оформлении минуты молчания, торжественно-траурного ритуала Дня Победы в Великой Отечественной войне.

Достаточно негромкого голоса самого Роберта Рождественского, для которого это и семейная трагедия, и история великого народа его страны, жестокой Великой Отечественной войны (1941-1945), ушедшего века:

«…Помните!

Через века, через года, —

помните!

О тех,

кто уже не приёт никогда, —

помните!

Не плачьте!

В горле сдержите стоны,

горькие стоны.

Памяти павших будьте достойны!»

В 1966 году Роберт Рождественский получил премию «Золотой венец» Стружских вечеров поэзии на международном поэтическом фестивале в городе Струга (Македония).

Он был удостоен премии Московского комсомола (1970), а вскоре  был отмечен премией Ленинского комсомола.

На новом повороте, уже без Н. Хрущева, стало ясно, что Р. Рождественский и читателям, и слушателям, и государству просто необходим. Роберт Иванович воспевал мужание страны, от которой не отделял себя. Иногда мощно, афористично — по его словам: «…Наступит время – сам поймёшь, наверное…». Но с державностью он уже не воевал, находил в ней достоинства. Даже вольнолюбиво настроенные друзья верили ему, когда Р. Рождественский рассказывал, что многое в стране достойно восхищения. И даже тогда, когда он с эстрады, читал на удивление «правоверные» стихи о коммунизме, о великих стройках – в идею верили далеко не все. Но в искренности поэта сомневались совсем немногие. Казалось, он был готов сражаться за свою правду.

С годами, Рождественский в органичном сплаве публицистической экспрессивности и лиризма создал много текстов для популярных песен («Мир», «Стань таким, как я хочу», «Погоня» из кинофильма «Новые приключения неуловимых» (режиссёр Э. Г. Кеосаян, 1968),  «Неоткрытые острова», «Огромное небо», «Сладка ягода», «Желаю вам» и др.. Это были песни к спектаклям и опереттам: «Голый король» (муз. Т.  Хренникова), «Тётушка Чарли» (муз. О.  Фельцмана), «Путешествие Нильса с дикими гусями» (муз. В. Шаинского). На слова поэмы «Реквием» написал музыку Д. Б. Кабалевский. Поэт оставил книгу литературно-критических записок «Разговор пойдёт о песне».

В 1970-е Рождественский стал ведущим телепередачи «Документальный экран», шедшей на Центральном телевидении. Он член КПСС с 1977 года. В 1979 году за поэму «210 шагов» ему была присуждена Государственная премия СССР. С 1976 года он—секретарь Союза писателей СССР.

Переводил зарубежных и советских поэтов. В 1980 году на церемонии открытия Олимпийских игр в Москве прозвучал Олимпийский гимн на русском языке, перевод его выполнил Роберт Рождественский.

Как председатель Комиссии по литературному наследию Владимира Высоцкого, стал составителем первой изданной в СССР книги стихов В. Высоцкого «Нерв» (1981). А по наследию Осипа Мандельштама (1986), принимал непосредственное участие в деле о реабилитации О. Э. Мандельштама. Он был председателем Комиссии по литературному наследию Марины Цветаевой и добился открытия Дома-музея Цветаевой в Москве. Роберт Рождественский трижды был в жюри Каннского кинофестиваля.

В поэте видели   главного продолжателя революционного стиля. Через его удивительную судьбу пронеслись тревоги и трагедии тридцатых, Великая Отечественная война, когда он читал стихи бойцам в госпиталях. Он стал летописцем эпохи романтиков, приравнявший перо к штыку по В. Маяковскому и перенявшего его правило откликаться стихами по вескому социальному поводу, а вскоре ищущего истину в надломе перестроечных лет.

Даже узнав о смертельной болезни Роберт Иванович писал, писал по обыкновению много. Впервые в его сборнике – последний, опубликованный уже после ухода – не было ни грана оптимизма, ни личного, ни гражданского. Сам о себе он теперь писал с грустной иронией:

«…С юности зачитанный до дыр,

Он потом ушел в разряд: «И др…».

Он отказывался от своих прежних воззрений, которые теперь считал иллюзиями.. Но это для него было всё больнее и сложнее.

А его поздние стихи всё-таки оказались высокого полёта. Их высоко ценят нынешние поклонники поэта. Он стал искреннее, не потеряв мастерства. Без колебаний и суеверий писал о себе в прошедшем времени. Чего стоит такое завещание:

«Тихо летят паутинные нити.

Солнце горит на оконном стекле…

«Что-то я делал не так?

Извините:

Жил я впервые

На этой Земле.

Я её только теперь ощущаю.

К ней припадаю.

И ею клянусь.

И по-другому прожить обещаю,

Если вернусь…

Но ведь я

Не вернусь…».

Произведения Роберта Рождественского, написанные в середине XX века, – ясная и суровая иллюстрация того, что происходило в веке XXI. Как секретарь Союза писателей, неустанно помогал своим коллегам по перу. У поэта был дар быть естественным. Была своя разговорная интонация. Он предпочитал полемику, иронию, сатирические реплики. Не боялся простых истин, утверждая в поэзии добро, совесть, любовь, патриотизм.

Он автор многих поэтических книг, изданных в стране и за рубежом. Песни на его стихи звучат и поныне. Его поэзия —  радостная, трепетная, добрая. Поэт стал автором потрясающих по чистоте и глубине проникновения в душу стихов. Эти стихи сегодня любят и читают– Роберт Рождественский не забыт.

Роберт родился в алтайской деревушке Косихе Алтайского края. При рождении мальчика назвали иначе – Роберт Станиславович Петкевич. Его родной отец Станислав Петкевич по национальности поляк, офицер НКВД. Мама Вера Федорова до войны работала директором местной школы и параллельно училась в медицинском вузе.

Свое имя, сын получил в честь революционера Роберта Эйхе. Когда ребенку исполнилось 5 лет, родители развелись. Вскоре началась война. Его маму, Веру Павловну, мобилизовали как медика на фронт. Отец погиб в 1945-м в Латвии, где и похоронен в братской могиле. 9-летний Роберт посвятил своё первое стихотворение, под названием «С винтовкой мoй папа уходит в поход…» и оно было опубликовано в газете «Омская правда» в июле 1941 года.

После мобилизации родителей, Роберт жил с бабушкой, а после её смерти был определён в детский дом.  Забрать его Вера Павловна смогла только после окончания войны в 1945-м уже с новым супругом, однополчанином Иваном Рождественским.

   Роберт получил отчество и фамилию отчима, а вскоре у него появился брат Иван. Семья по окончании войны некоторое время жила в Кенигсберге, но потом в Ленинграде, а в 1948 году перебралась в Петрозаводск.

Творческая биография Роберта Рождественского началась с публикации нескольких его «взрослых» стихов в Петрозаводском журнале «На рубеже» в 1950-м. О себе он писал так:

«…Родился я в селе Косиха

Дождливым летом.

На Алтае.

А за селом синело поле

и пахло ливнем переспелым…

Нет!

Я родился много позже.

Потом.

В июне.

В сорок первом.

И жесткий голос Левитана

был колыбельною моею.

Меня война в себя впитала.

Я — сын ее.

Я полон ею…»

В этом же году он сделал попытку поступить в Московский литературный институт, но она оказалась неудачной, он признавался: «…Решил махнуть рукой на поэзию. Поступил учиться в университет города Петрозаводска. Почти с головой ушел в спорт— по волейболу и баскетболу. Ездил на соревнования, полностью ощутил накал спортивной борьбы. Это мне нравилось. И казалось, что всё идет прекрасно, но… Махнуть рукой на стихи не удалось…».

На следующий год попытка Роберта оказалась удачной, и в 1956 году он окончил Лит вуз. Ещё за год до получения диплома, у поэта набрался такой объем произведений, что он издал дебютный сборник стихов под названием «Флаги весны». В том же 1955-м написана первая песня Роберта Ивановича «Твое окно». Это случилось после знакомства поэта с музыкантом Александром Флярковским. Молодые люди встретились на Алтае, где проходили практику. Впоследствии творческое наследие Рождественского как поэта-песенника в большинстве своём стали известными и любимыми в стране.

В 1963 году Никиту Сергеевича Хрущева стала раздражать самоуверенная молодежь, а с 1950-е отмахнуться от молодежной темы в СССР было невозможно. И поэты, которых позже назовут «шестидесятниками», обращались к своим ровесникам и к тем, кто младше, с программными стихами-проповедями.

И вновь о «шестидесятниках» (слева направо: Б. Окуджава, А. Вознесенский, Р. Рождественский, Е.Евтушенко )

На встрече с творческой интеллигенцией Р. Рождественский попал под «горячую руку» руководителя страны Никиты Сергеевича Хрущёва: «Здесь выступал поэт Рождественский. Он полемизировал со стихотворением Николая Грибачева «Нет, мальчики!». В выступлении товарища Рождественского сквозила мысль о том, что будто бы только группа молодых литераторов выражает настроения всей нашей молодежи, что они являются наставниками молодежи. Это совсем не так. Наша советская молодежь воспитана партией, она идет за партией, видит в ней своего воспитателя и вождя».

Н.С. Хрущев буквально бушевал, услышав выступление Р. Рождественского «Да, мальчики». Поэту гневно ответил Николай Грибачев, противопоставив молодой самоуверенности гордость фронтового поколения:

«…Они в атаках не пахали носом,

Не маялись по тюрьмам и в плену

И не решали

тот вопрос вопросов —

Как накормить,

во что одеть страну…».

Конфликт был, на самом деле, вымученный. Не было у «шестидесятников» никакого презрения к фронтовикам. Эгоцентризм, свойственный всем поэтам-трибунам, был, но без него про них был никто и не услышал. Не могут трибуны «молчать в тряпочку». Но Н.С. Хрущев и Н. Грибачев представили дело в самом оскорбительном для «молодых» ракурсе. И досталось на орехи, прежде всего, Р. Рождественскому.

Никита Сергеевич покрикивал на молодых поэтов, одергивал их. Но по большому счету, ничего антисоветского в стихотворении Р. Рождественского не прозвучало:

«…А нам смешны

пророки

неуклюжие.

Ведь им ответить сможем мы сполна.

В любом из нас клокочет революция

Единственная.

Верная.

Одна.

Да, мальчики!

Со мною рядом встаньте

над немощью

придуманной

возни.

Да, мальчики!

Работайте, мечтайте.

И ошибайтесь, —

Дьявол вас возьми!

Да, мальчики,

выходим в путь негладкий!

Боритесь

с ложью!

Стойте на своем!

Ведь вы не ошибетесь

в самом главном.

В том флаге, под которым мы живем!»

Не смотря на то, что Р. Рождественского стали игнорировать как поэта, этот эпизод только помог Роберту утвердиться в умах в качестве одного из наследников Владимира Маяковского. Не самое жестокое было время, надо признать. И такие, как Р. Рождественский, помогали сделать эпоху добрее. Хотя ему очень помогали поездки, на этот раз – в Киргизию. Почти ссылка. Но недолгая и достаточно комфортная. После этого он не разучился всегда иметь в виду многомиллионную аудиторию. Но стал немного другим. Стал дипломатом.

Проблему межличностных отношений автор поднимал в «Байкальской балладе», о трудностях повседневной жизни повествовал в своём— «Зал ожидания», А к теме освоения космоса он не смог остаться равнодушным, осветив её в «Вопросе». Радость бытия прозвучала и в его «Человеку надо мало»:

«…Человеку надо мало:

чтоб искал

и находил.

Чтоб имелись для начала

Друг —

     один

и враг —

         один…

Человеку надо мало:

чтоб тропинка вдаль вела.

Чтоб жила на свете

мама.

Сколько нужно ей —

                  жила…»

        Во многом поэзия Роберта Рождественского продолжала перекликаться с творчеством Владимира Маяковского, столько же энергии и боевой бравады. Особенно это касалось строк о войне, ставших песнями: «Баллада о бессмертии», «Даль великая», «Если мы войну забудем», «Мгновения» (из кинофильма «Семнадцать мгновений весны») – эти песни в исполнении Иосифа Кобзона проникали прямо в сердце, всей душой взывая к лучшим патриотическим чувствам и порывам.

Рождественский не боялся писать стихи о войне наравне с писателями — фронтовиками. Писал искренно и честно. «Баллада о красках», «Мамаев курган», «Я сегодня до зари встану» и др. В его «Концерте» звучала боль и надежда на завтрашний мирный день:

«…Сорок трудный год. Омский госпиталь.

Коридоры сухие и маркие.

Шепчет старая нянечка: «Господи,

До чего же артисты маленькие! »

Мы поем.. . Только голос летчика

Раздается, а в нем укор:

«Погодите, постойте, хлопчики.. .

Погодите.. . Умер майор… »

Балалайка всплакнула горестно,

Торопливо, будто в бреду.. .

Вот и все о концерте в госпитале

В том далеком военном году…».

Поэмой «Реквием» автор особенно дорожил. А строки его «Реквиема» в последние годы звучали каждый год перед минутой молчания 9 мая. Он написал эту поэму-поступок в 1962 году, когда День Победы ещё не был красным днём календаря. Многоголосый, похожий на фольклорные заклинания, реквием по миллионам павших и не мог быть иным. Несколько композиторов – из лучших – сочиняли песни и кантаты по «Реквиему». Но они не затмили поэмы. Она существует в нашей памяти как литературное, а не музыкальное произведение. Получилась формула, составленная из восклицаний, не требующая оркестров.

На создание поэмы Роберта подтолкнуло в том числе и фото на рабочем столе с изображением 6-ти молодых братьев матери. Пятеро из них погибли в боях Великой Отечественной войны. Никого из них Роберт не помнил, но из сердца рвались слова горечи и боли: «Кем бы они стали? Инженерами? Моряками? Поэтами? Не знаю. Они успели только стать солдатами. И погибнуть. Я писал и для этих шестерых. Писал и чувствовал свой долг перед ними. И еще что-то: может быть, вину. Хотя, конечно, виноваты мы только в том, что поздно родились и не успели участвовать в войне. А значит, должны жить. Должны. За себя и за них». Его «Реквием» с посвящением «Памяти наших отцов и братьев» потрясал до глубины души.

Одним из ряда пронзительных произведений стала «Баллада о зенитчицах», в которой показаны боль, страх и решительная целеустремленность женщин, попавших на фронт. А «Баллада о красках», посвященная тем, кому повезло вернуться с поля боя живым и невредимым, пронизана была грустью, надеждой и верой в лучший исход— она продолжила серию баллад о войне.

Начиная с 1970-х, Роберт Иванович вообще предпочитал литературным компаниям музыкальные. Работал он много, а дружба с коллегами не давала даже краткой передышки: просто он не мог тратить время на профессиональные склоки.

А сколько песен сочинил Р. Рождественский с А. Бабаджаняном, с А. Флярковским, с М. Таривердиевым, с Г. Мовсесяном и еще с десятками композиторов… И среди них – десятки шлягеров, включая добрую половину советского репертуара невероятно популярного М. Магомаева. А кинорежиссёры вообще, считали Р. Рождественского талисманом, гарантом успеха. Многие фильмы и песни из его послужного списка до сих пор на виду и на слуху – «Еще раз про любовь»,», «Вариант «Омега», «Судьба» и др. Он был талантливым пародистом и стилизатором, потому в некоторых песнях его трудно узнать – это и «Кораблик» в стиле Новеллы Матвеевой, и почти фольклорная «Сладка ягода». Его хватало на многое. К тому же Р. Рождественский успевал дружить, пировать, хлопотать за своих коллеги вести телепередачу «Документальный экран».

Он не был милитаристом. Но –– воспел силу советской армии До сих пор на каждом армейском параде звучит:

«…Но если враг рискнет проверить нашу силу –

Его мы навсегда отучим проверять…»

Произведения первой половины его жизни были патетическими, но со временем в поэзии Рождественского стали доминировать лирика и душевность. Любовная тематика особенно ярко была выражена в стихах «Монолог женщины» и «Будь, пожалуйста, послабее». Роберт Иванович умел видеть в обыденных, привычных событиях их философскую составляющую. Его герой вступая в зону чувства, не испытывал драматических противоречий, конфликты. Напротив, все стихи Р. Рождественского о любви были наполнены тревожным сердечным движением. У него был свой голос, свой поэтический мир, свой творческий ориентир. Он оставался верен себе.  Всегда: остро современный и не терпящий полутонов, а в творчестве поэта всё чаще звучала любовная лирика. Не случайно его сборник так и назывался «Все начинается с любви».

 «Все начинается с любви…

Твердят:

«Вначале

было

слово…»

А я провозглашаю снова:

Все начинается

с любви!..

Все начинается с любви:

и озаренье,

и работа,

глаза цветов,

глаза ребенка —

все начинается с любви…».

  Песни на стихи Роберта Рождественского любимы не только за высокую нравственность, но и за душевность и сердечность. «Огромное небо», «Моей стране», «За того парня» – прозвучали из уст Муслима Магомаева. Певец и автор не раз сотрудничали и восхищались друг другом. Роберт Иванович отмечал, что любая песня в исполнении Магомаева – это всегда ожидаемое чудо.

Автор написал тексты, которые превратились в хиты и принесли исполнителям особую популярность, такой стала легендарная песня «Мои года» в исполнении Вахтанга Кикабидзе. «Вся жизнь впереди» исполненная ВИА «Самоцветы» и другие.

Загадка его песенного таланта может быть, в том, что он по праву считался лучшим семьянином среди поэтов, быть может и всех времён. Личная жизнь Роберта Рождественского связана с Аллой Борисовной Киреевой, литературным критиком и художником по профессии, любовь к которой он пронёс через всю жизнь. У супругов выросли две дочери – Екатерина и Ксения. Первая, родившаяся в 1957 году, – переводчица, писательница и знаменитая фотохудожница, бывшая жена владельца холдинга «Семь дней» и мать троих детей. Младшая – работала журналисткой, кинокритиком и, закрепив писательское мастерство, стала автором нескольких литературных произведений в прозе. В 2019 году на 49-м году жизни Ксения впервые стала матерью, родив дочь.

В первую очередь поэт посвящал стихи о любви своей супруге, второй половинке, которую считал по праву соавтором своего уникального творчества. Его «Эхо любви» в исполнении Анны Герман и Льва Лещенко стали не только популярными эстрадными шлягерами, но и символами эпохи:

«Мы эхо, мы эхо

Мы долгое эхо друг друга…

Мы память, мы память,

Мы звездная память друг друга…».

Прозвучавшая в фильме «Карнавал» в 1981 году песня на стихи Роберта Ивановича «Позвони мне, позвони» ушла в народ, став всесоюзным хитом. Песни на слова Роберта Рождественского пели и продолжают петь едва ли не все звезды советской и российской эстрады. То же можно сказать и о композиторах. Легче назвать тех, кто не писал музыку к стихам поэта. Среди самых известных Арно Бабаджанян, Давид Тухманов, Микаэл Таривердиев, Александра Пахмутова, Раймонд Паулс и десятки других.

В 1993 году Роберт Рождественский подписал нашумевшее «Письмо сорока двух», под которым стоят подписи Алеся Адамовича, Беллы Ахмадулиной, Даниила Гранина, Юрия Нагибина и других представителей либеральной интеллигенции России.

Брежневский СССР и впрямь был достоин восторженного поэта-летописца, современники подчас удивляясь оптимизму Р. Рождественского. А молодые поэты уже не воспринимали его всерьёз – впрочем, как и почти всех из его поколения. Его часто пародировали –что даже легкая критика поэзии Р. Рождественского воспринималась как некий оппозиционный жест. Как у Леонида Филатова, который начал создавать шаржи на известного поэта в разгар семидесятых:

«…В мире нет еще такой

Стройки,

В мире нет еще такой

Плавки,

Чтоб я не посвятил

Строчки,

Чтоб я ей не уделил

Главки…»

Привычные для Р. Рождественского ритмы Л. Филатов здесь уловил точно. Но – может быть, всё-таки стоит писать и про стройки, и про сталелитейные плавки Производственная лирика – совсем уж позабытый жанр—трудовой. А тогда всё шло по заветам М. Горького. Творческие командировки на какой-нибудь строящийся или уже прочно вставший на ноги объект. И – результат командировок, книги, рифмованные отчеты о впечатлениях и планах. Иногда – точные, яркие, оптимистичные: «Но останется жить наша правда», –утверждал Р. Рождественский. Он написал стихи, которые отразили  историю Советского Союза:

«…Мне Земля для жизни

более пригодна

после Октября

семнадцатого года!

Я в Державу верую —

вечную!

Эту.

Красную по смыслу.

По флагу.

По цвету.

Никогда не спрячусь

за кондовой завесой…

По национальности

я —

советский».

Такая лояльность нравилась не всем. Евтушенко – друг литинститутской молодости – однажды назвал его кем-то вроде барабанщика при джазе ЦК ВЛКСМ. Тогда давние приятели надолго поссорились.

 В перестройку Роберт Иванович   стал тише, он участвовал в литературных и общественных делах, но уже можно было понять– разглядеть скепсис по отношению к перестройке. Он поддерживал перемены, но не так энергично, как, например, тот же Евгений Евтушенко или Андрей Вознесенский.

Казалось, что Р. Рождественский к концу 1980-х устал. Но, он  по-прежнему продолжал писать, неустанно много писать.  В 1990-м врачи поставили Роберту Ивановичу страшный диагноз – «рак (злокачественная опухоль головного мозга)». Однако удачно сделанная во Франции операция продлила жизнь поэту на 4 года, позволивших ему продолжал творить.

Не стало Роберта Ивановича в августе 1994 года— поэту было только 62 года. Причина смерти – инфаркт. Автора строк, цитируемых и поныне: «Все меньше – окружающей природы. Все больше – окружающей среды», «Мудрость этого года вполне может оказаться глупостью в следующем», похоронили неподалеку от любимого Переделкино, в литературном некрополе. В том же году в Москве вышел сборник «Последние стихи Роберта Рождественского». Вдова поэта, его муза, Алла Борисовна, прожившая с ним в браке более 40 лет, скончалась в 2015-м на 83 году жизни.

В память о знаменитом жителе одной из улиц поселка Переделкино присвоено имя Р. Рождественского.

Наследием автора стали сборники его стихов, которые продолжали выходить большими тиражами и после его смерти. В Алтайском крае ежегодно в июне проводится литературный фестиваль Роберта Рождественского, где местные жители вспоминают своего земляка.

«Балладу о маленьком человеке» читал юный 4-летний актер Валентин Карманов на пробах к кинофильму Ролана Быкова «Автомобиль, скрипка и собака Клякса». Это же стихотворение прозвучало в мелодраме «Возврата нет» с Нонной Мордюковой и Владиславом Дворжецким в главных ролях.

20 июня 1997 года в честь Роберта Рождественского астероиду, открытому 8 ноября 1975 года Н. С. Черных в Крымской астрофизической обсерватории, присвоено наименование «5360 Rozhdestvenskij».

О Роберте Рождественском в 2007 году был снят документальный фильм «Жил я впервые на этой Земле».

 Галина Ергазина-Галеррос,

Болат Шакипов

фото автора

.

 

 


НАПИСАТЬ КОММЕНТАРИЙ

Ваш email адрес не публикуется. Обязательные поля помечены *

Копирайт

© 2011 - 2016 Журнал Клаузура | 18+
Любое копирование материалов только с письменного разрешения редакции

Регистрация

Зарегистрирован в Федеральной службе по надзору в сфере связи, информационных технологий и массовых коммуникаций (Роскомнадзор).
Электронное периодическое издание "Клаузура". Регистрационный номер Эл ФС 77 — 46276 от 24.08.2011
Печатное издание журнал "Клаузура"
Регистрационный номер ПИ № ФС 77 — 46506 от 09.09.2011

Связь

Главный редактор - Дмитрий Плынов
e-mail: text@klauzura.ru
тел. (495) 726-25-04

Статистика

Яндекс.Метрика