Четверг, 08.12.2022
Журнал Клаузура

Дмитрий Наркисович Мамин-Сибиряк

Светлой памяти, 170-летию со дня рождения и 110-летию со дня упокоения

Дмитрия Наркисовича Мамина-Сибиряка посвящается

Дмитрий Наркисович Мамин-Сибиряк,

русский писатель, прозаик, драматург

(1852-1912)

 «Гордился краем, в котором жил.

Ценил красоту родной природы.

Призывал охранять богатства Сибири и Урала.

Умел видеть в обычных вещах необычное».

Д.Н. Мамин-Сибиряк

 

Семья. Образование. Личная жизнь. Начало творчества.

I.

Родился герой данного очерка 25 октября (6 ноября) 1852 года в поселке Висимо-Шайтанского завода Верхотурского уезда Пермской губернии, что в 40 км от Нижнего Тагила, в простой семье заводского священника Наркиса Матвеевича Мамина, который служил в местной церкви, человека высоко морального и бескорыстного, занимался он просвещением вверенного ему народа и безвозмездно учил грамоте в школе их ребятишек.

«Как сейчас вижу отца, одетого в черную осеннюю рясу из тяжелого драпа, с широкополой черной шляпой на голове, – вспоминал Дмитрий Наркисович. – Он был высок ростом, широк в плечах, а костюм делал его еще массивнее. Как сейчас вижу его бледное лицо, строгое и доброе, с серыми, добрыми глазами и большой, окладистой русой бородой, придававшей ему какой-то особенно патриархальный вид. Для меня лично именно слово «отец» связано с представлением именно такого отца, сильного, ласкового, доброго и всегда серьезного».

Мать писателя, Анна Семеновна, родилась в семье сельского дьякона, жившего в Горном Щите. Она рано потеряла свою матушку и воспитывалась отцом и бабушкой.

«Моя мать была такого же типа, но казалась она мне более строгой, чем отец, – говорил писатель, – на ее долю выпадало слишком много мелких будничных забот, и к вечеру, управившись с дневной работой, она была «рада месту», то есть, отдыхала за новой работой, как бесконечное шитье. Без работы я не видел ни отца, ни матери».

В семье было четверо детей: Николай (1850), Дмитрий (1852), Владимир (1863), Елизавета (1866).

В свободное от работы время в семье много читали, благо, домашняя библиотека была обширна, собранная и тщательно сформированная отцом Наркисом Матвеевичем, поэтому интерес детей к литературе был не удивителен. Очень много книг было посвящено природе, места в этих краях были живописнейшие, и неудивительно, что у будущего писателя возникла глубокая любовь к уральской природе.

…Первоначальное образование Дмитрий, как и все дети Маминых, получил дома, а затем учился в Висимской школе для детей рабочих. Отец очень хотел и надеялся, что старший сын пойдет по его стезе, но, к сожалению, Николай не оправдал его ожиданий: из духовного училища он был изгнан за пьянство. По этой причине все взоры Наркиса Матвеевича обратились на Дмитрия, и тот, двенадцатилетний, по воле отца, поступил в бурсу, – Екатеринбургское духовное училище, но проучился там недолго, поскольку заболел (легкие) и два года просидел дома. Позже, в автобиографическом очерке, Мамин описал все ужасы, которые творились в этом церковном заведении, где ломались судьбы молодых людей:

«Все новички проходят через строй горьких и тяжелых испытаний, но alma mater возвела их в настоящую систему, которая установилась, как свидетельствуют старинные учебники истории, с незапамятных времен. Отдельные лица теряли всякое значение сами по себе, ибо действовала именно система, безжалостная, все подавляющая, обезличивающая и неистребимая, как скрытая болезнь».

Окончил училище Мамин лишь в 1868 году, но церковное образование его уже не интересовало. Годы, потраченные на духовное обучение, он называл «потерянными и вредными». В это время юноша серьезно увлекся трудами Н.Г. Чернышевского и А. И. Герцена, все более погружаясь в мир литературы, и сам пытается писать. Первые его рассказы посвящены любимой, окружающей природе и быту уральских людей, которых он хорошо знал и глубоко уважал.

В конце августа 1868 года Дмитрий отправился по реке Чусовой в Пермь, надеясь там обосноваться и всерьёз заняться любимым делом. Следует сказать, что на Чусовой он бывал неоднократно, путешествуя по ней в 1868, 1869 и в 1870-х годах, и позже – в 1878-1882 годы. Эта Уральская река присутствует во многих его произведениях, и первый его напечатанный рассказ «В камнях» (1882) был подписан «Д. Сибиряк».

Однако его планам сбыться было не суждено: опять, по настоянию отца, в сентябре того же года Дмитрий был вынужден поступить в духовную семинарию, но полный курс не окончил: в июле 1872 года покинул ее, решив приобрести специальность, которая бы его кормила, для чего отправился в Санкт-Петербург, где после сдачи вступительных экзаменов был зачислен на ветеринарное отделение, однако денег, что присылал отец, явно не хватало, по этой причине Дмитрий не мог позволить себе даже съездить домой, чтобы навестить родителей. Он подрабатывал репортером в газетах, благо их было множество; писал отчеты о заседаниях научных обществ; пытался публиковать в журналах остросюжетные истории о разбойниках, уральских старообрядцах, а также о различных «загадочных» происшествиях в городе и его окрестностях. Но все это поглощало время, и посещать лекции удавалось лишь изредка.

В результате, студента Мамина из-за неуспеваемости в 1876 году отчислили из академии. Но из северной столицы он уезжать даже не мыслил, поэтому в том же году поступил на юридическое отделение Санкт-Петербургского университета. За учебу опять нужно было платить, и все повторилось: денег вновь не хватало, литературные заработки были минимальными, а ректор отказался пойти навстречу Мамину – освободить от оплаты, как представителя многодетной семьи. Ко всему прочему, у Дмитрия сильно обострилась болезнь легких (туберкулез), и в начале лета 1877 года он оставил университет и вернулся в родные пенаты, в Нижнюю Салду за Уралом поправлять здоровье, куда перебрались к тому времени родители. Здесь он работал над «Уральскими рассказами» и романом «Семья Бахаревых», а позже написал повесть «Сестры», посвятив ее Нижней Салде.

Но итог был печален: за всю жизнь Дмитрий Наркисович Мамин так и не получил высшего образования…

II.

Дмитрий Наркисович (в центре) и его коллеги-«думцы» Источник: oblgazeta.ru

Летом 1876 года в журнале «Сын Отечества» увидели свет его рассказы «В горах», «Не задалось», а также роман «В водовороте страстей». Дмитрий очень рассчитывал на гонорар, которого должно было бы хватить на оплату учебы, однако издатели его обманули, не выплатив ничего!..

После того, как Дмитрий вернулся домой, в следующем году в январе произошла трагедия: Наркис Матвеевич после выезда на требу в отдаленный район простудился и тяжело заболел. Через 10 дней скоропостижно скончался, и было ему в ту пору всего 50 лет. После смерти главного кормилица вся тяжесть забот о семье легла на плечи Дмитрия. Нужно было дать образование младшему брату и сестре, на все это нужны были деньги и достойные условия существования. И «глава семьи» принимает единственно правильное решение – переехать в крупный культурный центр – Екатеринбург, где, как он надеялся, сможет найти приличную работу и дать хорошее образование Владимиру и Елизавете.

Однако устроиться на службу с достойной зарплатой без высшего образования было невозможно, поэтому Дмитрий занялся репетиторством. Вскоре он нашел семью, где было трое детей, и стал их учителем и наставником. Мария Якимовна Алексеева (урожденная Колногорова) происходила из семьи старообрядцев, но отданная на воспитание в «приличный дом» получила прекрасное образование: знала несколько иностранных языков, занималась редакторской работой, прекрасно играла на рояле.

Постоянное тесное общение вскоре привело к естественному финалу, они стали близки: Мария Якимовна ушла с детьми от мужа-варвара, который по любому поводу распускал руки, при этом доставалось и детям, и супруге. Следует заметить, что развод в дореволюционной России фактически был невозможен. Это сожительство осуждало и общество, и близкие люди. Анна Семеновна на приняла невестку, и жить с сыном под одной крышей из-за невенчанного брака отказалась.

Мария Якимовна была старше Дмитрия на 6 лет, но узнав о том, что он пишет и мечтает стать известным писателем, Мария Алексеева стала для него всем: не только верной гражданской женой, но и другом, и прекрасным советчиком в его литературных делах. Очень часто он, экономя время для творчества, доверял ей и редактуру своих произведений. В письме к матери он признавался, что многие его произведения «наполовину написаны Марией».

Но свою мечту стать знаменитым писателем Мамин не оставил, и первый роман «В водовороте страстей», подписанный псевдонимом «Е. Томский», отправил в солидное издательство Екатеринбурга. Но, увы, роман, на который он возлагал свои, в том числе и финансовые надежды, не был принят в литературных кругах, и был возвращен автору без объяснений.

Такая же судьба постигла и другие произведения Мамина, которые он писал ночами, издательства, его «творения», увы, по-прежнему не брали…

Мария Якимовна, имея небольшой капитал, купила дом в Екатеринбурге, чтобы дорогой ее сердцу человек имел возможность лично общаться с другими издателями и писателями, чтобы стал «своим» в литературном кругу. Здесь Дмитрий Наркисович закончил роман «Семья Бахаревых», посвятив его Марии Алексеевой.

В эти годы были написаны многие очень важные произведения Мамина-Сибиряка. Но имя ему сделал роман «Приваловские миллионы». На рукописи автор сделал надпись: «Роман закончен в доме Алексеевой, а на последней странице: «Кончена эта рукопись в Екатеринбурге, Колобовалой улице, в доме Алексеевой в 1883 году, 2 сентября, в 1 час 30 минут пополудни».

Самые крупные романы «Приваловские миллионы», «Горное гнездо» и «Три конца» были созданы при непосредственном участии Марии Якимовны. Любовь к талантливой женщине, обладавшей незаурядной культурой, вдохновила писателя и на роман-биографию «Омут».

Кстати, фамилия Мамин-Сибиряк родилась в результате присоединения к фамилии псевдонима «Сибиряк», которым он подписал свой первый роман.

Десять лет потребовалось М. Я. Алексеевой сделать из «неудачника» Писателя. Свой первый приличный гонорар Мамин-Сибиряк получил именно за «Приваловские миллионы», что позволило ему купить для мамы и сестры собственный дом в Екатеринбурге, где они прожили более 30 лет, где и скончалась Анна Семеновна.

В 1890 году супруги расстались. Причина банальна: Дмитрий Наркисович начал сожительствовать с театральной актрисой Марией Морицовной Абрамовой, которая была замужем, но с мужем не жила.

Мария Алексеевна очень тяжело переживала разрыв с Дмитрием. Посвятив Марии Алексеевой роман «Три конца», где речь шла о раскольниках на Урале, их образе жизни, обычаях и верованиях, он ушел, и более они никогда не виделись.

III.

В эти годы Мамин-Сибиряк совершал много поездок по Уралу, изучая литературу по истории, экономике, этнографии края; знакомился с жизнью простого народа, его заботами и проблемами. Все это в дальнейшем стало темой его рассказов, повестей и романов.

Судьбоносная встреча произошла в начале сентября 1890 года, когда в Екатеринбург приехал на гастроли театр, где служила Мария Абрамова. Познакомил их Галактион Короленко, расхвалив роман «Приваловские миллионы»; актриса заинтересовалась и захотела познакомиться с автором.

Позже Дмитрий Наркисович так описал эту встречу, круто изменившую его жизнь:

«Она мне не казалась красавицей, а затем в ней не было ничего такого, что присвоено по штату даже маленьким знаменитостям: не ломается, не представляет из себя ничего, а просто такая, какая есть в действительности. Есть такие особенные люди, которые при первой встрече производят впечатление, как будто знаешь их хорошо и давно».

Мария Морицовна родилась в 1865 году в Перми. Отец ее Мориц Гейнрих Ротони был венгром, участвовал в восстании мадьяров (1848), был ранен и остался в России. Сначала жил в Оренбурге, женился на сибирячке, переменив фамилию на Гейнрих. Переехав в Пермь, открыл собственное фотоателье. В его семье было 12 детей!.. Однажды Мария, свободолюбивая и независимая, после первой же порки сбежала из дома в Казань, где поступила на фельдшерские курсы, но вскоре забросила их, увлекшись театром. Пыталась организовать собственный театр, но дела она вести не умела, поэтому проект этот потерпел фиаско. Мария Морицовна играла в разных провинциальных театрах, иногда брала с собой младшую сестренку Лизу. Но отец ее был суров и всячески пытался вернуть дочь, но, чтобы этого не случилось, Мария срочно вышла замуж за актера местного театра Абрамова. По сути, это был фиктивный брак, поскольку «супруги» вместе не жили.

В 1890 году Мария, подписав договор с антрепренером П. Медведевым, оказалась на гастролях в Екатеринбурге…

Мамин-Сибиряк ходил на все спектакли, где играла Мария Абрамова, он буквально потерял голову, – цветы, дорогие подарки, балы, катание на тройках, – Дмитрий Наркисович был не в силах скрыть свои чувства, и Мария ответила взаимностью.

Роман многие осуждали, отказывая ей от дома, а в театре – притесняли, лишая ролей. В конце концов, влюбленные, по настойчивому желанию Абрамовой сменили место жительства, – 8 марта 1891 года уехали из Екатеринбурга в Санкт-Петербург.

V.

Новая гражданская жена, которая была на 13 лет моложе, ввела Мамина-Сибиряка в интеллектуальный мир столицы: в их доме, где писатель снял квартиру, каждый вечер собиралась местная знать – известные актеры и режиссеры, писатели и композиторы, ученые и журналисты.

Эти 1891–1893 годы, проведенные с Марией Абрамовой, стали самыми счастливыми в его жизни. Дмитрий Наркисович писал своей сестре Елизавете: «Мария – молодец и прелесть, я с каждым днем открываю в ней новые достоинства, наши взаимные чувства в лучшем виде, так что я себя чувствую счастливым до несправедливости».

Мамин-Сибиряк усердно работает над романами «Хлеб» и «Золото». Мария «хлопочет «по домашности», пишет стихи, посещает литературные салоны, вдохновенно играет и в Питере, и на летних театральных подмостках в Павловске, Лесном, Озерках.

Вскоре выяснилось, что Мария Морицова ждет ребенка, это было неожиданное и радостное известие для сорокалетнего писателя!..

Однако у будущей 27-летней матери это событие вызвало тревогу, все чаще Мария жаловалась на тяжелые предчувствия, все чаще заводила разговор о смерти.

Роды оказались очень трудными и продолжались 65 часов!.. Наконец, в 3 часа утра 21 марта 1892 года родилась дочь. Мария Морицовна, увидев ребенка, сказала мужу: «Митя, посмотри на нашу девочку…».  Это были ее последние осознанные слова. На следующий день она впала в забытье и умерла, отдав Богу душу…

Дмитрий Наркисович, убитый горем, оказался один с малышкой на руках. Он был в отчаянии, был на грани помешательства. От самоубийства его спасла дочурка, которая родилась с родовой травмой, очень слабой и больной, с детским церебральным параличом. Кроме того, как выяснилось в дальнейшем, девочка была больна хореей.

Назвали новорожденную Еленой, Аленушкой, как звал ее всегда отец.

Ухаживать за девочкой помогали друзья: Александра Аркадьевна Давыдова, издатель журнала «Мир Божий», и ее близкий друг писатель Николай Константинович Михайловский.

В семье Давыдовой все хлопоты взяла на себя Ольга Францевна Гувале, приемная дочь Александры Аркадьевны, одна из лучших гувернанток Петрограда. Именно она помогала Дмитрию Наркисовичу оформить документы на усыновление дочери. Постепенно, ухаживая за Аленушкой, Ольга Францевна, очень привязалась к ней и стала членом его семьи. Во всем доме она навела порядок на свой лад. Дмитрий Наркисович, который так и не оправился от невосполнимой потери, не сопротивлялся, просто, как говорится, «плыл по течению». Кроме того, именно этой женщине он был обязан, что доченька жива, без которой он уже не мыслил своей жизни. И поэтому финал был предсказуем: в 1900 году состоялась его свадьба с Ольгой Францевной Гувале.

Надо отдать должное, благодаря ее стараниям девочка была прекрасно образована, изучала иностранные языки и философию, сочиняла стихи, великолепно рисовала, играла на рояле.

Мамин-Сибиряк очень скучал по Уралу, своей малой родине, но поехать туда не мог из-за болезни дочери. Лишь единственный раз в 1903 году, оставив Аленушку с Ольгой, он посетил Екатеринбург, последний раз в жизни.

Ольга Францевна пережила супруга на 20 с лишним лет, к чести её сказать, именно она заботилась об издании собрания его сочинений, а впоследствии передала в Музей Уральского Общества любителей естествознания личные вещи писателя.

Новая жизнь. Желанная известность.

I.

Оказавшись в Санкт-Петербурге, Дмитрий Наркисович обрел большой круг единомышленников-писателей. Он близко сошелся с Н.К. Михайловским, И.А. Буниным, А.П. Чеховым и А.И. Куприным, которые высоко оценили то, что выходило из-под пера Мамина-Сибиряка. Этот псевдоним появился в 1882 году, когда в журнале «Дело» начал печататься роман «Приваловские миллионы», над которым он работал 10 лет, и принес автору желанный успех и известность.

За первым романом последовали: «Золото» (1892) «Горное гнездо» и «Дикое счастье» (оба в 1884 году); «Хлеб» (1895) и повесть «Братья Гордеевы»; этими произведениями он заканчивал серию произведений, всесторонне рисующих Урал и Приуралье, их нравы, обычаи, общественную жизнь, дореформенный и после-реформенный быт. Множество мелких рассказов посвящены все тому же краю, но самое объемное и цельное произведение «Уральские рассказы» представляло собой цикл, где писатель раскрывал особенности сибирского характера, описывая нелегкую жизнь крепостных и рабочих. Именно это произведение Мамин-Сибиряк называл лучшим из того, что написал.

Но когда в журнале «Отечественные записки» был опубликован роман «Горное гнездо», Мамин-Сибиряк выдвинулся, по общему мнению, в число выдающихся писателей-реалистов.

Продолжительные и частые выезды в столицу (1881-82 и 1885-86 гг.) упрочили его литературные связи с В.Г. Короленко, Н.Н. Златовратским, В.А. Гольцевым и другими писателями. В эти годы Мамин-Сибиряк написал и опубликовал много рассказов и очерков.

В своих произведениях он отображал жизнь Урала и Сибири в пореформенные годы, капитализацию России и связанную с этим процессом ломку общественного сознания, норм права и морали. Кроме того, Мамин-Сибиряк, как и ряд других известных писателей (А.П. Чехов, В.Г. Короленко, Д.В. Григорович), рассказывает о горькой судьбе детей из бедных семей, а также сирот. Детям, лишенных детства, учебы, заботы со стороны взрослых, обреченных на тяжелый труд, постоянный голод, а нередко и на раннюю смерть, посвящены, в частности, его рассказы «Кормилец», «В ученье», «Вертел».

Мамин-Сибиряк с дочкой Аленушкой.
Источник: sochinyshka.ru

Но самой любимой и дорогой сердцу книгой Дмитрий Наркисович считал «Аленушкины сказки», «потому как, – признавался он, – её писала сама любовь, и поэтому она переживет все остальное».

И это была правда: любовь и привязанность с Аленушкой была взаимной, девочка не могла заснуть, пока отец не придет к ней в комнату и не расскажет сказку. Вначале он пересказывал дочке народные сказки, какие помнил, а позже, когда все рассказал, стал импровизировать, что-то беря из народных, что-то придумывая на ходу сам.

Так что каждый вечер перед сном – новая сказка. Аленушка, обладая прекрасной памятью, иногда останавливала отца: «Папа, ты уже это рассказывал», и приходилось ему выдумывать новые сюжеты. А после того, как дочурка засыпала, уходил к себе в кабинет и записывал, чтобы не забыть рассказанное.

В 1884 году сказки начали печатать в журнале «Детское чтение», а в 1896 они вышли отдельным изданием. Кстати, в изданную впоследствии книгу «Аленушкины сказки» попали лишь те, которые очень нравились дочке.

Сказки были тепло встречены критикой, литературной общественностью, но более всего – родителями, у которых были маленькие дети.

Мамин-Сибиряк очень серьезно относился к детской литературе, и был глубоко уверен, что человека с самого раннего детства необходимо учить честности и справедливости. Поэтому герои его детских книг – птицы и звери, наделенные человеческим характером, будучи маленькими и слабыми, вопреки всем бедствиям мужественно боролись за жизнь.

Наиболее любимая писателем и правдивая история была «Серая шейка», поскольку прообразом которой стала больная доченька. Изданная отдельной книжкой, «Серая шейка» пользовалась особой популярностью у детей, однако и другие рассказы, входящие в «Аленушкины сказки», такие как «Богач и Еремка», «Емеля-охотник», «Вертел» и прочие были не менее увлекательны. Герои этих произведений тонко чувствовали природу, заботились о ней, правдиво рассказывая о животных, их привычках и образе жизни.

Дмитрий Наркисович призывал современников, пишущих для детей, показывать им реалистическую картину жизни и быта народа, не искажая и не приукрашивая её. Юные герои рассказов внимательно слушают рабочих, уральских охотников, в чьих историях открывался разнообразнейший мир, жизнь человека и природы; именно в этом писатель видел преемственность поколений, их согласие и единство.

Когда отмечалось 40-летие творческой деятельности Мамина-Сибиряка, друзья-писатели в своем поздравлении особенно отмечали его успехи в произведениях для детей: «Вы открыли свою душу нашим детям. Вы поняли и полюбили их, и они поняли и полюбили Вас… «Аленушкины сказки» будут читать, пока на Руси не переведется «сибирский кот Васька, лохматый деревенский пес Постойко и серая мышка Норушка, и сверчок запечный, и пестрый скворец, и забияка-петух».

Мысль о том, что «Аленушкины сказки» будут читать долго, подтверждается Временем…

II.

Прошло более 120 лет со дня издания «Аленушкиных сказок», однако их читают и ныне, современные «продвинутые» дети.

В советские времена в СССР они издавались 55 раз тиражом более, чем 2,5 миллионов экземпляров. Они выходили на 26 языках народов СССР, а также были переведены на многие иностранные языки.

Чем же они были так привлекательны для издателей и читателей?..

Прежде всего – простота, занимательность изложения, а также познавательные сведения о героях произведений, поданные образно и увлекательно. У Мамина-Сибиряка, как отмечали критики, «звери и птицы, насекомые и даже растения разговаривают, что создает в воображении ребенка особый живой мир – мир природы, населенный «героями», которые знакомы детям с самого раннего возраста, когда они только начинают говорить.

Из его сказок дети узнают много нового из жизни мира природы, но одновременно учатся понимать, как нехорошо быть зазнайкой, хвастуном, трусом, обманщиком и воришкой, и насколько важно быть честным, добрым, смелым и великодушным.

В сказках в ненавязчивой форме на жизненных, доступных детям примерах, говорится о несправедливой власти сильных над слабыми, о социальном неравенстве, о любви к тем, кто честно трудится. Сказки учат детей честности, добру, любви к природе, людям, животным».

Читали сказки во многих странах, и почта у писателя была обширная. Вот, к примеру, что отвечал Мамин-Сибиряк своей почитательнице-чешке, педагогу А.А. Теска:

«Для меня до сих пор каждая детская книжка является чем-то живым, потому что она пробуждает детскую душу, направляет детские мысли по определенному руслу и заставляет биться детское сердце вместе с миллионами других детских сердец. Детская книга – это весенний, солнечный луч, который заставляет пробуждаться дремлющие силы детской души и вызывать рост брошенных в эту благодатную почву семян».

Всем сердцем любя детей, Мамин-Сибиряк мечтал написать для них русскую историю в простой, увлекательной форме в виде путешествия по разным весям и городам родной страны.

«Вначале напишу новгородскую историю, потом киевский период, потом татарщину, собрание Москвы и закончу Петром», – писал он матери.

К сожалению, замысел осуществить в полном объеме не удалось. Были созданы и опубликованы лишь исторические рассказы: «Сударь Пантелей – Свет Иванович», «Славен город Великий Новгород», начаты были и другие, но… помешала кончина Дмитрия Наркисовича.

Однако, по общему мнению, то, что было создано Маминым-Сибиряком в области детской литературы (рассказы и сказки) являются бесспорно классикой, выдвинув его имя в первый ряд детских писателей России.

III.

Творческое наследие Д.Н. Мамина-Сибиряка довольно обширно и разнообразно, его печатали, но при жизни он не был известен и почитаем так, как, например, Лев Толстой или Антон Чехов, и надо полагать, это его огорчало.

Работал Дмитрий Наркисович в самых различных жанрах: статьи, очерки, рассказы, сказки, повести, романы, пьесы.

За 40 лет писателем было создано: более 100 очерков, 13 статей, более 300 рассказов, входящих в 40 сборников; 32 сказки; 26 повестей, 15 романов и 2 пьесы.

Вот краткий перечень его произведений:

Очерки: «От Урала до Москвы» (1881-1882); «Золотуха» и «Старатели», позже переименован «В горах» (1883); «Последняя клейма» (1899).

Рассказы: «Зимовье на Студеной» и «Кормилец» (1885), «Гнездо пауков» (1886), «Последняя треба» и «В ученье» (1892), «Приемыш» (1893), «Сибирские рассказы» (сборник, 1889), «Уральские рассказы» (сборник, 1895), «Зарницы» и «Вертел» (1897), «По Уралу» (1899), «Погибельный Кавказ» (1902).

Сказки: «Серая шейка» (1893), «Аленушкины сказки» (1894-1896), куда вошли: «Лиса Патрикеевна», «Кто всех умнее», «Емеля-охотник», Сказка про славного царя Гороха», Сказка про козявочку», «Медведко», «Сказка про комара-комаровича» и многие другие.

Повести: «Кисейная барышня» (1889), «Братья Гордеевы» (1891), «Охонины брови» (1892), «Белое золото» (1897).

Романы: «В водовороте страстей» (1876), «Приваловские миллионы», «Горное гнездо» и «Дикое счастье» (1884), «Дурной поток» (1886), «Именинник» (1888), «Три конца» (1890), «Золото» (1892), «Весенние грозы» и «Без названия» (1893), «Черты из жизни Пепко» (1894), «Хлеб» (1895), «Ранние всходы» (1896), «Общий любимец публики» (1898), «Падающие звезды» (1899), «Омут» (не завершен).

Пьесы: «Золотопромышленники», «На золотом дне».

   Последние годы жизни.

Последние годы были полны утрат, что очень сильно подкосило здоровье Дмитрия Наркисовича.

В конце декабря 1909 года скончался от нефрита Владимир, любимый брат, его гордость. Он был блестяще образован, имел два высших образования (историко-филологическое и юридическое), работал в адвокатуре, защищая в судах рабочих; автор многих научных трудов по юриспруденции; депутат II-ой Государственной Думы Российской империи, кадет, присяжный поверенный; один из создателей золотодобывающей промышленности на Урале, а также талантливый журналист и театральный критик – Председатель литературного отдела Общества любителей изящных искусств в Екатеринбурге.

21 марта 1910 года умерла Анна Семеновна на 79 году, его незабвенная матушка, его доверенный и близкий друг, с кем он делился самыми сокровенными своими делами и мечтами. Похоронили ее рядом с сыном Володей. Но место их упокоения не сохранилось: кладбище в советское время было уничтожено.

В последние годы Мамин-Сибиряк очень часто и тяжело болел, 4 августа 1911 года произошло кровоизлияние в мозг, что привело к параличу руки и ноги, а летом 1912 года обострилась старая болезнь легких – плеврит.

Между тем приближалась знаменательная дата – 40-летие творческой деятельности писателя. Литературная общественность готовилась к чествованию Мамина-Сибиряка.

Вот как о том вспоминал критик Измайлов: «Мысль о чествовании писателя потом прозвучало печальным сарказмом над ним, так мало вкусившим меда славы при жизни и увидевшим почет тогда, когда мозг его уже не осмысливал зрительных впечатлений».

В адрес Мамина-Сибиряка московские литераторы отправили поздравление, подписанное 39 участниками, в т.ч., Николаем Телешовым, Иваном Буниным, Владимиром Гиляровским и другими; отправил приветствие и Максим Горький с острова Капри, а также пришло множество телеграмм:

«Уважаемый Дмитрий Наркисович!

В день сорокалетия великого труда Вашего, люди, которым Ваши книги помогли понять и полюбить русский народный язык, – почтительно и благодарно кланяются Вам, писателю воистину русскому. Когда писатель глубоко чувствует свою кровную связь с народом, – это дает красоту и силу ему.

Вы всю жизнь чувствовали творческую связь эту и прекрасно показали Вашими книгами, открыв нам целую область русской жизни, до Вас незнакомую нам.

Земле родной есть за что благодарить Вас, друг и учитель наш!» — (подписи 16 писателей).

Когда 26 октября в Санкт-Петербурге отмечали 40-летие творческой деятельности писателя, Дмитрий Наркисович уже плохо воспринимал пришедших поздравить его коллег, а через неделю, в ночь на 2 ноября того же года писатель скончался. 4 ноября его похоронили на Никольском кладбище Александро-Невской Лавры, согласно его желания, рядом с любимой Марией Абрамовой.

Гранитный памятник работы известного скульптора Ильи Гинсбурга, который был установлен в 1915 году Ольгой Францевной, на постаменте которого приведена цитата Мамина-Сибиряка: «Жить тысячью жизней, страдать и радоваться тысячью сердец – вот где настоящая жизнь и настоящее счастье».

…Аленушка осталась, по сути, круглой сиротой, жила с Ольгой Францевной и очень тосковала. После смерти отца прожила менее двух лет, скончалась от скоротечной чахотки, было ей в ту пору всего 22 года.

В завещании она написала: «Все недвижимое имущество – имение, состоящее из дома с землею и пристройками в г. Екатеринбурге по Пушкинской улице № 27, завещаю городу Екатеринбургу. Настоящим прошу устроить в этом городе и по возможности в завещанном доме музей Мамина-Сибиряка».

Похоронена Аннушка была рядом с отцом и матерью на кладбище в Лавре, а впоследствии их прах в связи со строительством моста был перенесен на Литературные мостки Волковского кладбища Санкт-Петербурга.

…Прямых наследников Мамина-Сибиряка, носивших его фамилию, не осталось. У сестры Елены были дети (сын Борис и дочери – Анна, Наталья, Ольга и Татьяна), но все они были Удинцевы, по фамилии ее мужа.

Память

Как говорится, чтобы стать известным и великим, нужно умереть. Так и случилось, настоящее признание Дмитрия Наркисовича Мамина-Сибиряка пришло уже в Советское время. В его честь были названы улицы во многих городах страны, перечислить все невозможно; открыты музеи, много и большими тиражами издавались его произведения. Вот краткий перечень этих знаков внимания:

– в Екатеринбурге одна из улиц носит имя писателя, а на улице А. Пушкина в 1946 году открылся Дом-музей Д.Н. Мамина-Сибиряка;

– в поселке Висим (Свердловская область), на исторической родине писателя, на улице его имени также находится Дом-музей;

– в 1954 году детской библиотеке г. Нижняя Салда присвоено имя Д.Н. Мамина-Сибиряка, а в 1972 году в ней открылся Музей писателя;

– 31 июля 1963 года Постановлением Совета Министров РСФСР Нижнетагильскому драматическому театру присвоено имя Д.Н. Мамина-Сибиряка;

– к 150-летию со дня рождения Мамина-Сибиряка в 2002 году Союз писателей России и Ассоциация писателей Урала учредила премию его имени ежегодно вручаемую авторам, чьи работы связаны с Уралом; первая премия вручена в ноябре 2002 года в поселке Висим;

– Екатеринбургский гражданский Сенат в 2014 году предложил присвоить писателю Д. Н. Мамину–Сибиряку звание «Почетный гражданин Екатеринбурга»;

– в Свердловской области специальной библиотеке для незрячих и слабовидящих детей в 2022 году в честь 70-летия данного учреждения и 170-летия со дня рождения Д.Н. Мамина-Сибиряка присвоено имя писателя;

– о жизни и творчестве Мамина-Сибиряка было написано различными авторами более 20 книг, в т.ч., в серии «Жизнь замечательных людей»;

– многие произведения Мамина-Сибиряка в течение ряда лет были экранизированы: полнометражные, а также телефильмы («Во власти золота», «Приваловские миллионы», «На золотом дне», «Под липой»); в жанре мультипликации сняты фактически все «Аленушкины сказки»;

– в столичных театрах страны с успехом идут пьесы Мамина-Сибиряка «Золотопромышленники» и «На Золотом дне»; созданы также по этим пьесам и радио-спектакли.

***

Закончить очерк хочется на «светлой» ноте, рассказав о любопытном факте из жизни Дмитрия Наркисовича, который случился 8 марта 1891 года, когда он приехал в Петербург.

О нем он подробно рассказ в письме любимой матушке Анне Семеновне:

«Из лиц познакомился со следующими: Альбов, Потапенко, Луговой, Эмиль Пуп (псев. П.А. Сергиенко), Григ, Градовский, Нотович, поэт Минский, Фруг, художник Репин. Интереснее всего мое знакомство с Репиным; у него я был в мастерской, и он рисовал с меня для своей будущей картины «Запорожцы», и целых 2 часа: ему нужно было позаимствовать мои глаза для одного, а для другого – веко глаз и для третьего запорожца поправить нос. Опишу как-нибудь этот любопытный сеанс подробнее».

Имеется в виду известная картина И. Репина «Запорожцы пишут письмо турецкому султану», в 1892 году ее купил за 35 тыс. руб. император Александр III; до революции она хранилась в царском собрании картин; сейчас картина находится в собрании Русского музея Санкт-Петербурга.

Римма Кошурникова

фото взяты из открытых источников


комментария 3

  1. Лиля

    Как всегда, очень подробная биография и творческая жизнь замечательного писателя. Благодаря Римме Викентьевне узнала много нового и интересного о писателях, которых раньше мало читала, и которых теперь захотелось почитать или перечитать. Большое спасибо.

  2. Дмитрий Станиславович Федотов

    С удовольствием прочитал новое чудесное творение Риммы Викентьевны. Сколько же замечательных и талантливых людей родила и еще родит наша Русская Земля! Сказки Мамина-Сибиряка любил с детства. Потом, конечно, читал и смотрел фильмы по его произведениям. А в 2013 году удостоился чести стать лауреатом Всероссийской премии имени Дмитрий Наркисовича Мамина-Сибиряка. Низкий ему поклон за его бессмертное наследие! И большое спасибо автору!!!

  3. Станислав Федотов

    И снова здравствуйте! С удовольствием познания прочитал очерк о Мамине-Сибиряке. К стыду своему, ничего не знал о его жизни и творчестве, хотя читал и «Аленушкины сказки», и «Приваловские миллионы», видел фильмы по его произведениям. Так бывает довольно часто и довольно у многих. Тем большая благодарность Римме Кошурниковой, неутомимо ищущей жемчужные зерна биографий известных людей.

НАПИСАТЬ КОММЕНТАРИЙ

Ваш email адрес не публикуется. Обязательные поля помечены *

Копирайт

© 2011 - 2016 Журнал Клаузура | 18+
Любое копирование материалов только с письменного разрешения редакции

Регистрация

Зарегистрирован в Федеральной службе по надзору в сфере связи, информационных технологий и массовых коммуникаций (Роскомнадзор).
Электронное периодическое издание "Клаузура". Регистрационный номер Эл ФС 77 — 46276 от 24.08.2011
Печатное издание журнал "Клаузура"
Регистрационный номер ПИ № ФС 77 — 46506 от 09.09.2011

Связь

Главный редактор - Дмитрий Плынов
e-mail: text@klauzura.ru
тел. (495) 726-25-04

Статистика

Яндекс.Метрика