Четверг, 30.05.2024
Журнал Клаузура

Художественный текст

Особенности восприятия «текста» спектакля в сравнении с восприятием драматического текста. Большие возможности интерпретации «текста» спектакля, обусловленные специфическим способом его презентации

Художественный текст, являясь продуктом речемыслительной деятельности индивида, предполагает те же стратегии восприятия, что и любое иное речевое произведение. Вместе с тем, будучи результатом особого способа речепорождения, а именно – эстетического, создающего своеобразную организацию языковых средств в нем, художественный текст требует и дополнительных компонентов при восприятии. Известно, что сколько–нибудь адекватное авторскому содержанию понимание художественного текста возможно лишь при определенной близости картин мира продуцента и реципиента (автора и читателя), а также обусловлено общим уровнем языковой компетентности последнего. Восприятие художественного текста, с одной стороны, затруднено тем, что, воплощая цель представления личностных смыслов, автор художественного текста хотя и фиксирует их в конвенциональных единицах, но единицах, индивидуальным образом связанных в пределах художественного текста, что связано как с уникальностью его картины мира, так и с намерением адекватно представить актуальное для него содержание. При этом понимание художественного текста вызывает затруднения большие, чем при восприятии эстетически не ориентированной речи, так как в данном случае «перед воспринимающим стоит двоякая задача: собственно познание, уяснение… объективных знаний о мире, закрепленных в системе значений… и выражение найденного субъективного значения – личностного смысла» (Пищальникова В. А., Сорокин Ю. А. Введение в психопоэтику. Барнаул, 1993). С другой стороны, поскольку «в художественном тексте осуществляется не индивидуальное представление некоего универсального смысла, а представление смысла в конвенциональных единицах» (Там же), трудности понимания снимаются целенаправленной организацией языковых элементов в нем. Организация языковых элементов, обусловленная целью автора, способствует его пониманию читателем.

Известно, что основой понимания художественного текста, помимо близости картин мира автора и читателя, служит и уровень языковой компетенции читателя. Ведь очевидно, что конвенциональные значения, посредством которых автор художественного текста фиксирует актуальное для него содержание, способны стать основой понимания и собственного смыслопорождения, лишь будучи присвоенными читателем.

Драматический текст, воплощенный в сценическом пространстве, есть результат его интерпретации режиссером, а потому восприятие им драматического текста подчиняется общим закономерностям с той лишь разницей, что как должное предполагается высокий уровень языковой компетенции постановщика. Далее режиссер порождает «новый текст», «текст» спектакля (продукт игровой деятельности, сопровождаемой, как правило, деятельностью речевой).

Специфика игровой (= сценической) деятельности обусловлена своеобразием мотивов, стоящих за ней: не утилитарный эффект и вещный результат, который обычно дает данное действие в практическом неигровом плане, но и «не сама деятельность безотносительно к ее результату, а многообразные переживания, значимые вообще» (Рубинштейн С. Л. Основы общей психологии. СПб., 1998). Игра, преодолевая наличную ситуацию, отвлекаясь от несущественных для нее сторон действительности, стремится глубже проникнуть в другие, значимые для нее стороны, и действенно выявить их. Этапы (действия) игровой деятельности в сценическом пространстве становятся выразительными семантическими актами. Важно и то, «что одни предметы могут в игровой деятельности замещаться другими. Поскольку в игре существен не предметно–вещный, а предметно–человеческий аспект деятельности, не абстрактные свойства предмета, как «вещи в себе», а отношение человека к предмету и, соответственно, предмета к человеку, изменяется роль, функция предмета действия» (Там же).

«Текст» спектакля, будучи обусловленным спецификой своего существования в сценическом пространстве, способствует, как представляется, большим возможностям его понимания в сравнении со своим «прототипом» (драматическим текстом). Такие составляющие сценического действия как жест, мимика, телодвижение (кинетика), музыка, живопись, архитектура (смежные виды искусств), а также такие профессиональные приемы как «ad spectatorem» («обращение к публике») более полно представляют смыслы, создают более широкое поле интерпретации.

                                                                                  Жанна Щукина.

фото из открытых источников

 


НАПИСАТЬ КОММЕНТАРИЙ

Ваш email адрес не публикуется. Обязательные поля помечены *

Копирайт

© 2011 - 2016 Журнал Клаузура | 18+
Любое копирование материалов только с письменного разрешения редакции

Регистрация

Зарегистрирован в Федеральной службе по надзору в сфере связи, информационных технологий и массовых коммуникаций (Роскомнадзор).
Электронное периодическое издание "Клаузура". Регистрационный номер Эл ФС 77 — 46276 от 24.08.2011
Печатное издание журнал "Клаузура"
Регистрационный номер ПИ № ФС 77 — 46506 от 09.09.2011

Связь

Главный редактор - Дмитрий Плынов
e-mail: text@klauzura.ru
тел. (495) 726-25-04

Статистика

Яндекс.Метрика