Воскресенье, 16.06.2024
Журнал Клаузура

Мы там нужны

о киноповести В.А. Иванова-Таганского

Мы там нужны… Это не просто название повести – это первые слова родившегося произведения… Заложенный в них и исторгнутый в мир эмоциональный душевный порыв, как крик появившегося на свет человека.

Каким он будет?..

«Если мы рассматриваем человека таким, какой он есть, мы делаем его хуже, чем он есть. Но если мы рассматриваем его таким, каким он должен быть, мы даем ему шанс стать таким, каким он мог бы стать».

здесь и далее:

из киноповести В.А. Иванова-Таганского «МЫ ТАМ НУЖНЫ»

Повесть сия носит военно-исторический характер. История, политика, социальная жизнь общества ХХ–ХХI века – всё это излюбленные жанры и темы автора, которым он долгие годы отдаёт предпочтение. И можно сказать, посвящает жизнь. По его книгам удаётся проследить ход новейшей истории, смену настроений в обществе, развитие политической мысли в стране и борьбу политических течений.

И кажется, что всевозможные веяния на политической арене изменяют не только содержание книг, вместе с этим меняется и сам автор, меняется его читатель…  как меняется вокруг и вся наша жизнь… И нельзя дважды войти в одну реку.

История теперь развивается стремительно, как никогда. Или это только так кажется?..  Не всегда успеваешь и осмыслить, но на то он и автор, чтобы успевать.

Новая повесть В.А. Иванова-Таганского посвящена событиям на Донбассе, она о современности, о временах сегодняшних и людях нынешних. Но её герои, её образы вышли из российской глубинки, словно из недр народного сознания, из глубин его творчества – русские умельцы, русские искусники, русские богатыри. О них народ слагал былины и сказания, предания и песни, о них – о мастерах своего дела и защитниках земли русской, бесстрашно в час испытаний, встречающих врага лицом к лицу.

И недаром эпиграфом к повести послужила русская пословица «Если по-русски скроен, и один в поле воин».

Такими предстают в повести «Мы там нужны» ребята строительно-ремонтной бригады «ГБУ Гормост» – совестливыми, честными и отчаянными. Друг за друга – горой. Таким предстаёт и их бригадир Николай Фатеев – отважным и чутким. В каждом из них живёт былинный герой, хоть и не подозревают они о том до поры до времени. И вовсе не думают о наградах, а просто по зову души не могут оставить без подмоги того, кто в этом нуждается. Потому, что не могут бездействовать в стороне, когда рядом ходит зло.

«Действительно,  работа по ремонту общежития и  библиотеки  развернулась в кратчайший срок. Люди  отлично работали, не только потому, что знали, что всё будет достойно оплачено, но и  старались по-дружески, всем миром  помочь городу и достойно подготовить здания к новому  учебному году. Добавляло  энергии  еще одно обстоятельство:  приехавшие строители видели, что годы противостояния ЛНР с  официальным Киевом, постоянные обстрелы изрядно потрепали город и нервы жителей. Поэтому коллективу строителей хотелось искренно помочь и порадовать жителей своим участием в жизни города».

 И мотив этой русской былинности, этого русского мира протянулся от начала до конца произведения. Нет, он не броский, он не крикливый, мол, я русский, я лучший. Нет, он сокровенный, он глубинный, он трогательный и лиричный: он в нежной заботливой любви Николая и его жены Татьяны, в их сыне, стремящемся походить на отца; в мужской дружбе и рабочем единении. Он в добрых неравнодушных людях, встречающихся на пути, ведь мир не без добрых людей. Он, в конечном итоге, – в отступающей перед героем смерти.

Недаром говорят, смелого смерть не берёт. Вот и обходит его стороной. И богатырское здоровье хранит героя и помогает выжить от смертельной раны.

Но есть в этом произведении ещё одна строка, которая может выступить эпиграфом наравне с выбранной пословицей. Она несёт важную мысль: «Ненависть усмиряет страх».

Примечательно, что эта фраза, словно сродни сказочной природе и возникла следом за всем известной присказкой «Добро побеждает зло».

Та же самая словесная конструкция, которая недругами может истолковываться как неизвестность, кто кого победит, или кто кого усмирит. Но мы-то знаем, что побеждено будет зло. Вековая мудрая народная сказка не даёт в этом усомниться.

Так и страх будет усмирён ненавистью. Это о той ненависти, которая становится гневом праведным и побеждает страх и смерть во имя жизни. Это о ненависти к тем, кто хочет войны, кто идёт убивать, попирая священный мир и бесценные человеческие жизни.

Но в повести В.А. Иванова-Таганского эта присказка и о другой ненависти – о ненависти, которая подавляет страх забыть, задавить в себе всё человеческое, светлое, всё возвышенное и чистое; забыть свой образ и подобие божие. И оставить место лишь животной ненависти.

Животная ненависть… но может ли она противостоять жизни и любви. Нет, перед законами природы она обречена.

Чтобы исследовать эту мысль, автор выводит новых персонажей (Германа и Лизу).

«Оба представляли собой ту часть врагов ЛНР, которые были закоренелыми националистами и среди разнообразных военных преступников выделялись тем, что свои преступления совершали не за деньги, как наемники из других стран, не будучи подневольными военнослужащими, а за идею. Идею, в основе которой лежат преступления против человечества, в первую очередь, против ненавистных москалей».

Бессмысленная тупая ненависть, которая должна стать основой человеческой сути, переформатированного человеческого сознания, становится сильным оружием в новой войне за переустройство мира. И в рассматриваемой нами повести возникает иной тип героев. Это те, кому слепая ненависть загнана в души: террористы-подрывники, убийцы-диверсанты.

Весь ужас состоит в том, что коверкаются не только людские судьбы, но извращается человеческий «код», словно его разъедает генетическая вирусная инфекция. И женщина, которая по рождению своему призвана любить и давать жизнь, приходит с оружием, чтобы эту жизнь отобрать, коварно и безжалостно, обращая оружие против мирного населения. Здесь ясно одно, если ненависть станет основой человеческой души, человек перестанет быть человеком, а станет образом и подобием дьявола.

«Возлюби ближнего» – доносится сквозь тысячелетия. Для чего рождён человек: для любви или для ненависти?

Но автор показывает нам на примере, что и тупая ненависть – оружие несовершенное, поскольку ненависть способна усмирить страх, но не любовь. А где любовь, там и жизнь.

Возникшая любовь помешала Лизе Петрице, снайперу высшего класса, выполнить задание у Дома правительства города Луганска.

И с этой точки зрения показателен ещё один довольно интересный мотив, который есть в повести – пересечение с произведением Бориса Лавренёва «Сорок первый».

В небольшом эпизоде Лиза открыто сравнивается с Марюткой, персонажем Б. Лавренёва. Напарник ставит Лизе в укор её внезапно возникшую страсть.

«Есть у москалей такой фильм, «Сорок первый» называется. Так та Марютка  могла шлепнуть своего офицера, а наша Лиза нет. Влюбилась, рыбья холера, и говорит мне, красивый парень, пусть еще поживет».

Конечно же, в этом случае ситуация схожа лишь немного чисто внешне, а образы Марютки и Лизы безмерно далеки друг от друга. Хотя у них есть общая ненависть к врагу, но и эта ненависть имеет различную природу и характер.

Марютка, молодая девушка, боец Красной армии, сражается за идеалы революции. У неё есть высокая романтическая мечта – счастье, свобода и равенство людей. Она борется против угнетения и несправедливости. Её враг – это классовый враг, класс богатых, присвоивших себе все права и все блага мира. Марюткой движет её мечта и любовь к человечеству, её светлая и чистая душа, которая несётся к высшим сферам и ищет поэзию в окружающем мире. Именно поэтому Марютка пытается выразить в стихах всё, что любит и во что верит её юная душа. Её душа прошла долгий путь, прежде чем увидеть в классовом враге (в белом офицере) человека достойного, с такой же высокой, родственной ей душой, и полюбить его. Но когда он вновь проявил себя как классовый враг, предательски разрушив духовный мир, который между ними возник, тогда преданность идеалам революции и мечта о светлом будущем человечества заставили выполнить её свой долг бойца и приказ командира, и в минуту выбора поставить законы революционной борьбы выше законов любви и собственной жизни.

Совсем иная Лиза Петрица. Её ненависть к народу, который она считает вражеским, основана на внушённой лжи. У неё нет чёткой картины будущего, и окружающий мир вселяет в неё тоску. Её жизнь заполняют «грязные» отношения, грубые и жестокие люди. Её любовь к Николаю Фатееву, человеку из враждебного лагеря основана не на высоком чувстве, а на животной страсти, пробуждённой случайной встречей. Её любовь – это выраженный собственнический и женский инстинкт. Мечты её неясны и туманны. В них нет полёта, а лишь логический закон природы: дом, муж, дети.

Её «любовь» возникает как нечто спонтанное, хаотичное, что рождает внешние противоречия в её существовании, а постепенно приводит её и к внутренним противоречиям.

«Они бесились, что в то время как Украина сражается до последней капли крови, на подконтрольных России территориях местные девушки пускают в свою постель русских мужиков. Это равняется госизмене, за которую следует жестоко карать, – грозили они приговором. «Эти мужики – «чмо болотное», – считала Лиза. Сейчас, несмотря на войну, убийства, ненависть, она, как никогда чувствовала, что  любовь не имеет национальности и политических взглядов».

Вместе с этими противоречиями в мыслях Лизы начинают появляться и проблески человеческого. Она пускает образ Николая Фатеева в свои воспоминания и ассоциирует с тёплыми картинами детства: родной природой, полем и небом, родным домом, с мамой и с собой. Её «любовь» начинает приобретать человеческие черты и чувства.

Но в момент главного выбора между жизнью и смертью, боясь разоблачения перед начальством за свою привязанность к русскому, Лиза стреляет в свою «любовь».

«Она давно видела в прицеле не людей и не агрессора, а видела  мишень. Но сейчас было другое дело, она целилась в любовь».

И вот тут совершается перелом и перерождение Лизы, вступает в силу тот самый закон, по которому ненависть усмиряет страх, но не любовь.

Лёжа на дощатой кровати, Лиза чувствует тупую пустоту и боль, мир рухнул. В её  жизни больше нет и никогда не будет ни поля с обвивающими толстые стебли цветочками, ни синего неба над головой, ни синего платья, ни венка из ромашек. Не будет подле мускулистой руки Николая, его красивого лица и стучащего сердца.

Мечта не воскреснет, она убита рукой снайпера.

Ища спасения от этой боли и бессмысленности своего существования, Лиза покончила с собой.

Но «Сорок первый» в повести В.А. Иванова-Таганского – не только отсылка к известному произведению Б. Лавренёва, не только застреленный  Марюткой офицер, последний в её короткой жизни классовый враг.

Через это число проходит ещё одна параллель. С этой призрачной параллели и начинается отсчёт времени и событий в произведении. Его первое предложение звучит кратко и точно: Николаю Фатееву шёл сорок первый год.

Слишком глубоко отпечаталось в коллективной памяти нашего народа значение числа сорок один. Невольным эхом долетает военный отзвук 1941 года. Возможно, неслучайно здесь читается такая аллюзия и грезится образ Второй мировой. Вновь воскресла фашистская идея и поражает людские умы. Вот и попадает, в силу сложившихся обстоятельств, главный герой повести Николай Фатеев со строительно-ремонтной площадки прямо на линию фронта, на передовую, туда, где идут бои.

С честью прошёл герой все испытания, получил заслуженный орден Мужества и ответил Донбассу на призыв горячим добровольческим откликом: «Мы там нужны!»

Повесть с начальных строк подкупает своей детальной проработанностью, причём из разных областей. Это и интересные факты из истории военного дела, например, такие, как описание британского танка Mark V времён Первой мировой войны, известного своим делением на две модификации: «самцов» и «самок».

Это и описание современного стрелкового оружия в действии и военные сводки о положении дел на позициях. И будто сделанная словесная фотография обустройства самих позиций, фронтового быта, атмосфера блиндажей, госпиталя, вплоть до мелких подробностей, как названия лекарств и рабочих инструментов, вплоть до описания процесса спасения танка последней российской разработки, его ремонта и отвода на свои позиции.

Как под увеличительным стеклом, предстаёт работа бригады строителей-ремонтников. Их речь пересыпается профессионализмами, а восстановительные работы словно проходят перед глазами со всеми мастеровыми особенностями.

Важную и интересную часть книги составляют описания двух основных городов, которых касается повествование: города Ожерелье и Луганска. Сюда можно отнести факты из истории их возникновения, развития; детали, мелочи, бытовые подробности; погоду, климат, географию. Необычна и красива легенда города Ожерелье, связанная с жемчужным ожерельем, которое императрица Екатерина Великая потеряла во время купания.

Или «неинтересность» Луганска, что развеется как миф, стоит только взяться изучать его историю, которая начинается с постройки первого на Донбассе металлургического завода.

Интересны, к примеру, также и «кухонные» нюансы: что и как едят герои, как готовят, в какой посуде. Обо всём автор рассказывает мимоходом, но тем не менее создаётся убедительная картина быта героев, рисующая их привычки, склонности, повадки и черты характера. То есть вроде бы через незначительные детали автор всё равно выходит на главные линии, раскрывающие содержательные моменты излагаемой истории.

«Дома  ждали к обеду. Пахло жареным мясом, на столе уже красовались осенние засолы огурцов и перца. 

Когда Николай умял борщ, он с опозданием попросил под второе что-нибудь выпить. Выпив, осмелел и, собравшись объявить о предстоящей поездке, вдруг заметил, что и  у жены, и у тещи какие-то напряжённые глаза».

«На электрической плитке, заляпанной обгоревшими  остатками, разогрели мясные консервы, пожарили картошку и сели обедать. Герман выпил водки, а женщины – пива, взятого из старого, дребезжащего холодильника «Саратов». Долго обсуждали, как  работать дальше, что докладывать киевским кураторам».

«Здесь на линии боестолкновения все было, как во время атаки: совсем рядом, как огромные жабы, «чавкали» мины, громыхали гаубицы, шла постоянная канонада и, казалось, что через мгновение в этот обжитой капонир влетит снаряд и освободит его от всех обещаний, данных майору. Киселев, принесший ему еду, то появлялся, то исчезал».

Последний пример, вернее, одна из его строк напомнила, что язык произведения образен и метафоричен «как огромные жабы, «чавкали» мины, громыхали гаубицы». В.А. Иванов-Таганский всегда находит для описания явлений точные речевые характеристики, меткие сравнительные обороты. Его метафоры запоминаются и надолго остаются в памяти живописными образами.

«Многие  улицы  и дома  были разрушены и глазели обожжёнными зенками окон, люди  двигались быстро, проезжали машины, слышна была артиллерийская дуэль, ухали разрывы снарядов и мин».

Все собранные автором факты поданы в художественной проработке, органично вписываются в ткань повествования и не выглядят голой информацией, оторванной от жизни произведения.

Даже современные песни, написанные по следам происходящих событий, нашли своё место в повести, заняли свою творческую нишу и вплелись в содержание как городской фольклор, наподобие того, как звучит своею первой «затухающей» строкой «Не слышно шуму городского», и врезается в память городской романс в поэме Блока «Двенадцать».

Есть во всём этом стиле присущая автору самобытность, как отличительная черта его творчества, его жанровый оттенок.

Можно сказать, что повесть «Мы там нужны» объединяет в себе штрихи и фольклора, и хроники; и художественного вымысла, и достоверности. Неуловимо их взаимодействие. Тесно и тонко связаны они друг с другом. Создают хитроумную интригу, за которой следует читатель, то угадывая развитие сюжета, то удивляясь неожиданным переменам и поворотам судьбы.

Подводя итог вышеизложенного, хочется, отметить, что повесть Валерия Александровича Иванова-Таганского – это небольшое, достаточно сжатое, сконцентрированное произведение, динамичное и компактное. Его объём и насыщенность отражают ход современной жизни, истории. Всё быстрее заставляют они ориентироваться человека в происходящей действительности, всё активнее и стремительнее реагировать на цепи причинно-следственных связей. Одна из главнейших задача современного человека состоит в том, чтобы не ошибиться в своём нравственном, политическом и историческом выборе.

Волей-неволей  своим участием или безучастием народ творит историю. Мы все в ответе за то, что происходит на земле сейчас и за то, что с нами будет завтра. Как никогда, мы должны бороться за всё лучшее, что есть на земле: за поле, за синее небо, за любовь, за радость детства и за всё то, что стоит за понятием «человек».

Светлана Волошина-Андрийчук,

член СТД РФ, член МГО СПР

фото автора

Мишень для стрельбы(фон – композиция Искана № 74)


НАПИСАТЬ КОММЕНТАРИЙ

Ваш email адрес не публикуется. Обязательные поля помечены *

Копирайт

© 2011 - 2016 Журнал Клаузура | 18+
Любое копирование материалов только с письменного разрешения редакции

Регистрация

Зарегистрирован в Федеральной службе по надзору в сфере связи, информационных технологий и массовых коммуникаций (Роскомнадзор).
Электронное периодическое издание "Клаузура". Регистрационный номер Эл ФС 77 — 46276 от 24.08.2011
Печатное издание журнал "Клаузура"
Регистрационный номер ПИ № ФС 77 — 46506 от 09.09.2011

Связь

Главный редактор - Дмитрий Плынов
e-mail: text@klauzura.ru
тел. (495) 726-25-04

Статистика

Яндекс.Метрика