Вторник, 23.07.2024
Журнал Клаузура

Александр Ралот. «Эвакуировать − не представляется возможным!». Навеяно реальными событиями

Все действующие лица их имена и фамилии − придуманы автором

«Пожалуйста, не оставляйте меня», – таковы были последние слова альпинистки, которые она сказала британскому спортсмену, отказавшемуся от попытки вынести женщину со склона Эвереста[1].

***

«Всего около 4000 альпинистов со всего мира достигли вершины. Но есть те, кому не повезло — примерно две сотни тел до сих пор «спят» где-то среди холодных камней Эвереста. Из-за сложный природных условий спасатели даже не могут вытащить их тела»[2]

1991 год. 26 декабря.

Недавно открытый коммерческий альпинистский клуб «Эдельвейс».

В этот вечер завсегдатаи элитного заведения спорили не только о горах,фирменном снаряжении и недоступных вершинах, каждый из присутствующих считал своим долгом донести до остальных личное мнение по поводу подписанных вчера «Беловежских соглашениях»[3].

− Да пойми вы, олухи царя небесного − горячился мастер спорта Колька Зитиков, − теперь пик Победы, пик Коммунизма и даже пик Ленина это всё − за-гра-ни-ца! И туда просто так не приедешь и не прилетишь! Вот помяните моё слово, через год, другой эти независимые государства визовый режим введут и такую мзду с нашего брата альпиниста брать станут, что голова пойдёт кругом, и не от кислородного голодания.

− За то теперь мы запросто можем взять и смотаться в китайский Тибет, покорять тамошние вершины, − оппонировал ему Стас Вихарев, самый титулованный альпинист, из всех присутствующих, − и для этого нам не придётся обивать пороги партийных комитетов, собирать кучу справок и «блеять» на заседаниях выездной комиссии. Подкопил деньжат и вперёд, к штурму Джамалунгмы.[4]

− Ага, как же, подкопил, скажешь тоже, − не унимался Зитиков, − тамошние чиновники, как и везде, мимо рта не проносят. Разрешение на восхождение за красивые глазки не выдают, деньги требуют, причём в свободно конвертируемой валюте! Это раз. А два − экипировочка. Одно дело на наш Эльбрус сбегать, и совсем другое − на восьмитысячник карабкаться. Я как-то подсчитал, что на всё, про всё тысяч пятьдесят полновесных долларов понадобиться. И это ещё при соблюдении строжайшей экономии.

− Бородачи, − вмешался в разговор владелец клуба, послушайте мой совет − ищите спонсоров. Они вам бабки, а вы им рекламу, фото с вершины горы, в куртках и капюшонах сплошь утыканные эмблемами их фирм. И в интервью, через слово − сердечно благодарю такую-то контору и лично её руководителя за оказанное содействие, ну и так далее. Капитализм, ребята, это новое мышление, как утверждает, наш «горячо любимый» бывший генеральный секретарь.

− Полностью согласна и поддерживаю, − к спорщикам спешила девушка, только что вошедшая в помещение, облачённая в добротный комбинезон фирмы «HIMALAYAN SUIT»[5].

Спорщики разом замолчали, беззастенчиво разглядывая гостью. Первым пришёл в себя Вихарев:

− Горная фея, кажется, я вас раньше видел, то ли на вершине камчатской Ключевской Сопки, то ли на Хан-Тенгри.

− Увы, на этих небольших холмиках я не бывала, − съязвила девушка, Жанна Демес, то есть я, в основном, по тибетским горам шатаюсь…

− И на Эвересте побывала? − бесцеремонно и восхищённо перебил её Стас.

− Увы, нет. Только во сне, ну и в мечтах тоже. Напарник надёжный нужен, чтобы в одной связке. Не согласитесь? С таким молодцом, я бы в гору пошла, а то у нас во Франции, местные парни даже на Монблан[6] бояться ходить.

***

Деревянную свадьбу — пятилетие семейной жизни Жанна и Стас решили отметить, на вершине Джамалунгмы. Зря, что ли они откладывали каждый цент, каждый еврик, на поездку в далёкий Непал.

***

− Вихарев! Не смей меня отговаривать! Я так решила и я это сделаю. Пойду на вершину без кислородного баллона и стану первой женщиной в мире, совершившей это. Попаду во все альпинистские справочники и энциклопедии.

Может быть моим именем назовут, какой-нибудь доселе безымянный пик или скалу.

− Посмертно, − буркнул Стас, позволю тебе напомнить, что каждый шестой мужик, после такого подвига, уже не спускается. Остаётся там навсегда. А у нас, у самцов лёгкие всё же значительно больше, по объёму, чем у вас, самочек.

Природа специально сделала так, чтобы вы не лезли куда попало, а рожали и воспитывали потомство, продолжая на Земле род человеческий!

Но «Если я скажу тебе: «Не ходи», то однажды ты будешь старушкой в кресле-качалке и будешь сожалеть о том, что не сделала. Я не хочу быть тем, кто отговорил тебя от этого».[7]

Три месяца спустя

− Ура!Ура! И ещё раз, ура! − Стас поднял и закружил супругу по комнате.

− Немедленно опусти меня на место! − Женщина стучала кулачками по его плечам, − ты купил лотерейный билет и на него выпал выигрыш в миллион евро?

− Лучше! Я получил письмо от друзей из России. Нас с тобой включили в список команды, отправляющейся в Непал. Представляешь, нам не надо будет платить ни за перелёт, ни за услуги местных носильщиков − шерпов[8].

19 мая. Гора Джамалунгма. (Эверест) Высота 8 200 метров.

Супруги решили именно на этой высоте расположить свой штурмовой лагерь и отсюда стартовать к вершине.

Радиограмма вниз, в промежуточный лагерь, руководителю команды россиян, только готовящимся к восхождению и проходящих многодневную акклиматизацию.

«Погода нормальная. Прогноз благоприятный. Связь устойчивая, без помех. На гору идём завтра, в час ночи. Пожелайте удачи. Стас Вихарев».

***

Лёжа в палатке и дожидаясь темноты, супруг, в последний раз, попробовал уговорить Жанну взять с собой кислородные баллоны и подниматься на вершину с их помощью.

− Высота на которой мы с тобой сейчас находимся уже почти на километр выше самой высокой точки бывшего СССР. Международно признанная зона смерти. Воздуха в наши с тобой лёгкие поступает крайне мало. Даже лёжа, в тёплом спальнике, и ничего не делая, мы хоть и медленно, но всё же умираем.

Ведь восстановить нормальную работу лёгких способны лишь баллоны с кислородом. Повторю то, что ты и так не один раз слышала, всё, что выше восьми тысяч метров − зона смерти.

Демес не отвечала, она под монотонные увещевания мужа, уснула, жадно глотая ртом разряжённый воздух.

Стас не стал её будить ночью, посчитав, что утром, при свете солнца подниматься на вершину будет всё же легче, чем с помощью китайских карманных фонариков.

Однако пройдя сотню метров и, дойдя до отвесной скалы, альпинисты поняли, что сегодня им на вершину не подняться и надо вернуться в лагерь и продолжить акклиматизацию. А затем, после обеда, или уже завтра повторить.

Радиограмма в российский лагерь.

«Предприняли попытку восхождения. Дошли до скал первой ступени. Вынуждены вернуться. Завтра повторим. Состояние здоровья нормальное. Помощь не требуется. Вихарев»

О том, что Жанна на обратном пути сильно отстала, и пришла к палатке на полчаса позже, Стас не сообщил, побоялся, что прочитав это руководитель команды, пришлёт людей и их принудительно спустят вниз.

***

На второй день история повторилась почти в точности. Разница заключалось лишь в том, что на этот раз, женщина не смогла пройти даже половину вчерашнего маршрута.

Поддерживая её, и помогая добрести до палатки, Вихарев предпринял отчаянную попытку уговорить жену оставить смертельно опасную затею и отдохнув, спуститься в лагерь российской команды.

Но Жанна стояла на своём:

− И что мы скажем вот этим господам? − женщина ткнула рукавицей в пришитый к куртке лейбл известной французской парфюмерной фирмы, − мы с тобой целых пять лет мечтали о покорении Эвереста. Спали и видели себя стоящими на вершине. И теперь ты предлагаешь мне, всё бросить и спуститься. Нет, дорогой. Ты можешь отправляться на все четыре стороны, хоть в русский лагерь, хоть к чёрту, а я всё равно заберусь туда и усядусь на самом пике. Сказала, что буду первой, взошедшей без маски, и буду!

22 мая. Третья попытка.

− Ви-жу ва-шу двойка на высота пер-вой ступеня, − передал в русский лагерь руководитель корейской группы И-Чон-Ли, рассматривая супружескую пару в мощную подзорную трубу.

Несколько часов спустя он снова связался с русскими и сообщил:

− Лу-ди уже на вы-со-та вта-рой сту-пеня. Соб-сэм от-чая-нные лу-ди. Но дэ-вуш-ка оше-нь силь-на от-стаёт. Час-то си-дыт, от-ды-хает. Это сап-сем плё-хо дэ-ла!

***

Несколько часов спустя, хорошо подготовленные корейцы, поднимаясь вверх, нагнали супружескую чету. И-Чон-Ли предложил помощь, даже хотел выделить пару человек, чтобы те помогли женщине спуститься, но Стас и Жанна, только отрицательно кивали и упорно двигались вперёд.

Прошло ещё три часа.

Корейцы взошли на Эверест и, исполнив обязательный ритуал, начали спускаться обратно.

Увидев изнеможённую парочку стали предлагать им кислородные баллоны, горячий чай из термосов и шоколадные батончики.

На русском, английском и французском языках убеждая отказаться от безумной идеи и срочно возвращаться.

Поняв, что переубедить супругов не удаётся И-Чон-Ли, отправив своих земляков вниз, спускаться самостоятельно, остаётся с Жанной и Стасом и даже поднимается с ними вверх, метров на пятьдесят.

Но поняв, что второй раз за день ему вершину ни за что не покорить, оставляет измученных людей и в наступивших сумерках, включив фонарик, уходит в сторону к своему лагерю, бормоча себе под нос, что никто и никогда не поймёт этих русских, кроме них самих.

***

Уже совсем стемнело, когда супруги Вихаревы покорили Эверест. Но запечатлеть это знаменательное событие им не удалось. Батарейки в обоих фотоаппаратах отказались работать на морозе и сильном ветре. Заменить их на запасные не получилось, ибо пальцы двух измождённых людей напрочь отказывались выполнять на такой высоте простенькую и обыденную операцию.

В наступившей темноте отправились в обратный путь. Решили дойти до своей палатки на высоте 8200, там заночевать и уже утром продолжить спуск.

Всю дорогу Жанна шептала одно и то же:

− Я, смогла. Сделала. Взошла без кислородной маски. Пусть теперь все знают, на это способны не только мужчины, но и мы − женщины. Стас я вижу, вон там внизу, пальмы. Давай дойдём до них и повесим гамаки.

Мужчина ничего не ответил, берёг остаток сил, он прекрасно осознавал, что постоянный недостаток кислорода вызывает галлюцинации.

***

До спасительной палатки они так и не дошли. Совершенно обессиленные, опустились на какой-то плоский камень и мгновенно заснули.

Утром, когда Стас, с трудом разлепил глаза. Жанны рядом не было! Бросился на поиски, кричал, звал, но ему отвечало лишь горное эхо.

Наконец, он понял, что если, прямо сейчас, не начнёт спускаться вниз, то уже останется здесь навсегда.

Через каждый десяток шагов останавливался и, оглядевшись по сторонам, звал супругу, в надежде, что она всё же смогла ночью продолжить движение вниз.

Дойдя до палатки, связался по рации с российским базовым лагерем и узнал, что Демес видели участники узбекской экспедиции.

Женщина жива, но в очень плохом состоянии. Передали по рации, что она серьёзно обморожена и дышит с большим трудом. Попробовали её усадить, но безрезультатно.

Сообщили, что эта попытка отняла у них много сил, ибо на такой высоте даже небольшое усилие отнимает у альпинистов значительное количество драгоценного кислорода.

Проконсультировавшись по рации с врачом, постоянно находящимся в базовом лагере, они дали ей баллон с кислородом, Поставили вентиль на максимальный расход, и продолжили восхождение.

Получив эту информацию, Вихарев, схватил два оставшихся кислородных баллона, вылез из палатки и начал очередной путь наверх.

Но не пройдя и сотни метров, упал обессиленный и потерял сознание….

***

Наверное, святой Николай[9] долго размышлял, кого в этот день спасти мужа или жену и остановил свой выбор на русском альпинисте.

Умирающего Стаса заметили трое шерпов возвращающиеся с Джамалунгмы. С огромным трудом они смогли донести его до базового лагеря.

У каждого из них было в запасе большое количество кислородных баллонов, но не подходили к маске российского производства. Тогда самый выносливый из них − Гампо, снял её с себя и надел на русского.

Много лет спустя.

Владелец «заводов, газет, пароходов», седовласый олигарх Станислав Иванович Вихарев хмурил брови, слушая доклад одного из своих доверенных людей.

− Мы наняли самых лучших местных проводников. Денег не жалели. Облазили все тропики. И, в конце концов, отыскали её тело. Но спустить его вниз не согласился никто. Даже за очень большие деньги. А выкопать, вернее, вырубить могилу в скальной породе, не используя динамит, практически невозможно.

Тогда, я сам, завернул Жанну Демес в два флага, русский и французский. После чего, прочитав подобающую молитву, столкнули её тело в пропасть. Чтобы она своим видом больше никогда не пугала альпинистов, совершающих восхождение. Теперь она, целую вечность, будет покоиться, с миром…

− Записку мою не забыли ей положить? − перебил его олигарх.

− Конечно, как только нашли.

− Ну, тогда я спокоен. Всё что мог, я для неё сделал!

Александр Ралот

____________________

[1]      − https://4sport.ua/articles?id=22498&ysclid=llx96l1t6p265256235.

[2]      − https://www.thevoicemag.ru/lifestyle/travel/spyashchaya-krasavica-v-snegah-tragicheskaya-istoriya-frensis-arsentev/?ysclid=llxb2545eh913960350.

[3]      − неофициальное наименование «Соглашения о создании Содружества Независимых Государств» (СНГ).

[4]      − Гора Эверест, другие названия Джомолунгма (Чомолунгма) или Сагарматха, высочайшая вершина мира.

[5]      − комбинезон для высокогорных восхождений из внешнего материала Pertex Endurance, стоимостью 1000 долларов.

[6]      − самая высокая точка Альп, достигает высоты 4810 м над уровнем моря.

[7]      − прямая цитата, взята с сайта: https://vk.com/wall-154967225_5422?ysclid=llxaqyv74u478834085.

[8]      − коренной народ Востока, живущий в восточной части Непала.

[9]      − покровитель всех путешественников и чудотворец.

Иллюстрация с сайта CGTN


1 комментарий

  1. леонид исаенко

    Каждому свой Эверест

НАПИСАТЬ КОММЕНТАРИЙ

Ваш email адрес не публикуется. Обязательные поля помечены *

Копирайт

© 2011 - 2016 Журнал Клаузура | 18+
Любое копирование материалов только с письменного разрешения редакции

Регистрация

Зарегистрирован в Федеральной службе по надзору в сфере связи, информационных технологий и массовых коммуникаций (Роскомнадзор).
Электронное периодическое издание "Клаузура". Регистрационный номер Эл ФС 77 — 46276 от 24.08.2011
Печатное издание журнал "Клаузура"
Регистрационный номер ПИ № ФС 77 — 46506 от 09.09.2011

Связь

Главный редактор - Дмитрий Плынов
e-mail: text@klauzura.ru
тел. (495) 726-25-04

Статистика

Яндекс.Метрика