Воскресенье, 21.07.2024
Журнал Клаузура

Александр Ралот. «Загадка кымгута». Навеяно реальными событиями полувековой давности

Все действующие лица их имена и фамилии − придуманы автором

Семидесятые годы прошлого века. Середина осени.

Борт самолёта ИЛ-62 выполняющего рейс по Маршруту Южно-Российск − Красноярск.

Советник юстиции третьего класса Маргарита Крулевская посмотрела на своих попутчиков. Справа, у окна, сидел седовласый мужчина, в роговых очках, по всей видимости, бывший геолог или преподаватель ВУЗа, слева спал спортивного телосложения парень.

Достать папку и приступить к изучению документов, лететь ведь ещё ого-го сколько. Можно всё наизусть выучить, − пронеслось у неё в голове, − вдруг ненароком, начнут подглядывать, а в папке все материалы под грифом «Совершенно секретно».

Марго откинула спинку кресла, закрыла глаза, попыталась заснуть, но события сегодняшнего утра напрочь отгоняли не то что сон, но даже простую дремоту.

***

Крулевская, сколько времени тебе понадобится на сборы, − прокурор области оторвался от чтения бумаг и сняв очки в дорогой импортной оправе, посмотрел на подчинённую.

Не знаю, смотря на сколько дней уезжать, и куда, − Маргарита переминалась с ноги на ногу, осознавая, что намеченный на вечер поход в театр, скорее всего, накрылся медным тазом.

На Север и надолго. Твоя кандидатура одобрена и включена в группу по расследованию массового убийства. Всё как ты любишь. Сплошные загадки.

Надеюсь вылетать не сегодня? − с надеждой в голосе промямлила Маргарита, − и почему именно я? В нашей конторе есть люди и поопытней…

Ты одна у нас, бессемейная, вот как только выйдешь замуж, так я сразу же начну спрашивать разрешения у твоего мужа, можно ли тебя посылать к чёрту на рога или нет, − в голосе хозяина кабинета зазвучали стальные нотки, − а пока, кругом марш, машина внизу уже ждёт, до вылета осталось три часа, материалы изучишь по дороге.

А командировочные? Как же без них? − переборов робость поинтересовалась Марго.

На кой ляд, они тебе в тундре? Там давным-давно коммунизм. Всё общее и бесплатное. Ступай, не теряй время. И не вздумай опоздать на рейс. Следующий, в эту тьму тараканью, только через неделю будет.

Там − прокурор ткнул пальцем в потолок, этого не поймут… и не простят ни тебе, ни тем более, мне!

***

Крулевская открыла глаза и решительно нажала кнопку вызова стюардессы. Марго очень редко пользовалась привилегиями, которая давала ей ярко-красная корочка с золотым тиснением «Прокуратура СССР», но сейчас как раз был такой, исключительный случай.

Найдите мне место в салоне, где я могла бы изучать важные документы без посторонних глаз, − прошептала она, демонстрируя волшебную картонку.

Но самолёт полон, свободных мест нет, рейс-то не ежедневный, прямой и дальний.

В таком случае проводите меня, на откидное кресло, за кабиной пилотов, или в хвост самолёта. И поверьте это не моя прихоть, это моя работа, − перебила её женщина, решительно поднимаясь со своего места.

***

Минуту спустя, расположившись на маленьком откидном сиденье, Крулевская, достав из сумки папку − «Дело», разбиралась с текстом. Перед глазами запрыгали трудно читаемые каракули, объяснительной записки, написанной проводником − ненцем Вадё Вайнутовым.

За две недели до описываемых событий. Полуостров Таймыр. Поздняя осень.

В тот день погода была вполне лётная. Старенький вертолёт, выделенный в распоряжение топографической группы, согласно лётному заданию вылетел в район озера Гобаз.

***

Двое картографов Вениамин Кудрин и Сергей Парамонов работали с картами, наносили объекты и ориентиры, изучали с воздуха и описывали малоизученную местность. Два лётчика, попеременно следили за курсом, проводник ненец, знаток местных земель Вадё Вайнутов пытался что-то говорить, но из-за шума винтов его совсем не было слышно.

День клонился к закату, когда ручка управления осью основного винта вертолёта вышла из строя.

− Отказала гидравлика, − крикнул лётчик и направил непослушную машину вниз.

Посадка получилась жёсткой. Но выжили все, и за исключением многочисленных ссадин, да разбитых носов, не получили каких-либо увечий.

Минут пять все радовались, тому что остались живы.

Кое-как выбрались из покорёженной машины, но вернуться в неё, забрать тёплые вещи и сообщить по рации о постигшей их беде, уже не смоги.

В салоне вертолёта вспыхнул сильный пожар.

Люди растерянно озирались по сторонам. Во все стороны на сотни километров, не было ни одного посёлка или хотя бы стойбища местных оленеводов.

Рация сгорела, тёплая одежда, запас продовольствия − всё сгорело за несколько минут.

Никакого оружия они с собой не брали, да им его никто из руководства и не предлагал.

Лишь один Вайнутов был одет по погоде, ибо ненцы свои кухлянку не снимают ни холодной зимой, ни относительно тёплым летом.

Ноги лётчиков оказались обутыми в унты. На Венеамине и Сергее, кроме лёгкой спецодежды − хлопчатобумажных комбинезонов, никакой другой одежды не было.

Их утеплённые куртки остались в вертолёте и сгорели вместе с НЗ[1].

Прошло несколько дней.

Люди по очереди надевали ненецкую кухлянку друг другу, чтобы согреться. Но это почти не спасало. Костёр из ягеля[2] давал очень мало тепла и дыма, а деревьев, даже самых хилых в этом месте тундры не оказалось. Поэтому на то, что с самолёта кто-то разглядит их дымовой столб, надежды было мало.

Ночевали внутри обгоревшего вертолёта. Но ночные заморозки не давали людям возможности как следует выспаться. Силы людей были на исходе.

С каждым днём погода становилась всё хуже и хуже. Со дня на день должен был выпасть первый снег.

Далеко от вертолёта решили не уходить. Понимали, что заменить его останки с воздуха всё же гораздо легче, чем маленькие фигурки людей, затерявшихся где-то в бескрайней тундре.

С раннего утра и до темноты вся команда была занята сбором местного урожая − кругом было полным-полно брусники, морошки, и грибов. Вадё утверждал, что они вполне съедобные.

Ненец учил лётчиков и картографов ловить леммингов[3]. Получалось плохо. Несколько пойманных за день зверьков не могли утолить голод пятерых мужичин.

Слава Богу, заядлыми курильщиками были все, без исключения, и коробков со спичками было достаточно.

По очереди поддерживали едва тлеющий костёр. В этом участке тундры деревьев не было совсем, даже низкорослых и чахлых, следовательно, не было и дров. С большим трудом удавалось кипятить воду, в большой алюминиевой кастрюле, случайно обнаруженной в сгоревшей машине.

Утром на землю опускался сильный туман. Однажды они услышали доносившийся сверху шум работающих двигателей низко летящего самолёта. Но увидеть его не смогли, понятное дело, из-за плотного тумана не увидел их и лётчик.

Все, кроме проводника, пришли в отчаяние. Предлагали собрать все имеющиеся съестные припасы и, используя компас, двигаться к ближайшему посёлку.

− Однако, много лун идти нада. Завтра снега падать будет, сапсем холодна станет. Костра, в дороге, нет, еды − нет, большой АМБА[4] приходить, всем сразу амба будет, − Вайнутов, сидел на сломанном вертолётном винте и спокойно набивал табаком свою трубку.

И здесь амба и в походе амба! Выходит, везде нам амба! Если ты такой умный подскажи, что в таком случае твои земляки делают? Как выживают? − горячился Парамонов.

Вадё сильно не умный. Он шибко глупый! Зачем сколько дней сидел?! Чего ждал?!

Скоро вон то болото сильно − сильно замерзать будет. Тагда кымгут найти нам нет!

Нада было сразу после вертолёт бум, на болото ходить. Кымгут брать! Сила иметь. Жизнь хороша иметь! С собой его брать, далеко до стойбища уходить. У оленеводов рация брать. Помощь просить. За нами новый − целый вертолёт послать. Шибко много сгущёнки и водки привозить. Все праздновать! Не найдём кымгут − подохнем, сопсем, навсегда!

И не дожидаясь ненужных вопросов, проводник поднялся с места и поспешил в сторону небольшого болота, успевшего уже покрыться тонкой коркой льда.

Четвёрка мужиков, не сговариваясь, поспешила за ним.

Дойдя до берега, Вадё остановился у кромки воды и подождав, когда лётчики и картографы подойдут поближе, продолжил свою «лекцию»:

− Кымгут всегда берегут духи! Иначе никогда не бывает! Потому, что в том болоте, где есть кымгут, стоит хагдун, или по вашему, дом самого Духа Большого Оленя. И он есть главный, кто помогает человеку выжить!

Другие духи тоже помогают. Но плёхо и редка!

Их за эта можно плёткой стегать, и в бальшой костёр бросать!

Духа Большого Оленя никогда нельзя!

Всё! Хватит язык студить! Нада искать кымгут. Как толька болото сильно мёрзнет, дух Большого Оленя ушёл крепко спать, на всю зиму. А мы садиться и смерть ждать!

***

На поиски спасительного чуда ушёл весь день, лишь поздно вечером, уставшие и измученные люди смогли вытащить из болота нечто, не имеющее названия в русском языке.

Борт самолёта ИЛ-62 выполняющего рейс по Маршруту Южно-Российск − Красноярск.

Бортпроводница легонько тронула Крулевскую за плечо:

− Извините, что отрываю вас от чтения, но наш самолёт идёт на посадку. Пожалуйста, вернитесь на своё место и пристегните ремень. Таковы правила. Их должны соблюдать мы и пассажиры, и члены экипажа.

Марго не сразу поднялась с места. За несколько часов полёта затекли ноги. Пошатываясь, пошла по салону, размышляя о том, что через несколько часов ей опять придётся подниматься в небо и лететь на самолёте местных авиалиний на самый край света, к студёному Ледовитому океану.

Прокуратура Долгано-ненецкого автономного округа. Сутки спустя.

− Очень рад вашему приезду, люди с большой земли для нас всегда желанные гости, − руководитель следственной группы Ючи Ябтунэ хотел было обнять Маргариту, но передумал и предложил ей стул:

− Скажу сразу допросить ни Вайнутова ни выжившего Паромонова вам, пока, не удастся.

Почему? − Крулевская от удивления округлила глаза. Ведь, насколько мне известно, проводник жив и здоров.

Всё верно. Но он сейчас в «лапах» наших тюремных медиков. Возят по лучшим больницам города. Берут биопсию его печени, ну и конечно, − полное медицинское обследование. А Сергей всё ещё в реанимации. Очень слаб, но организм молодой, выкарабкается. На всю жизнь запомнит, что такое кымгут и с чем его едят, − Ючи улыбнулся собственной шутке.

И чем же вы прикажете мне заниматься? Зря я что ли, из одного конца страны в другой добиралась? − с вызовом в голосе произнесла Марго.

Ну, посылать вас в чумы, допрашивать земляков Вадё бессмысленно. Во-первых, они очень плохо говорят по-русски, да и ничего вам не расскажут. Потому как во-вторых − вы для них чужая, пришлая.

Поезжайте в авиаотряд, пообщайтесь с ними. Хотя, если честно, после пожара на борту вертолёта, найти причину его падения совершенно невозможно. Или, вот что, отправляйтесь в медицину, то есть к врачам. Мне кажется, это как раз по вашей части. Яды, там всякие, которые на одних действуют, а на других − нет.

***

Покинув местную прокуратуру, Крулевская отправилась в городскую библиотеку, перерыла там кучу литературы, делала пометки, но точного ответа на мучащий её вопрос так и не нашла.

Уже вечером добралась до криминалистического отдела. И к своей радости, обнаружила, что, несмотря на, поздний час там кипела работа.

Ознакомившись с предварительными результатами, с трудом добрела до своей гостиницы, благо она находилась всего в двух кварталах от окружной прокуратуры.

Не раздеваясь, но всё же успев, из последних сил завести будильник, рухнула на кровать и провалилась в царство Морфея.[5]

Ей снились низкорослые и проворные жители Севера, с лассо в руках, гоняющиеся за огромном, огненно-красным, оленем.

Из протокола допроса Вадё Вайнутова.

Проводник: − я сильна виноват. Ошень. Забыл пообещать Духу Большого Оленя на место, взятого кымгута, новый нести, больша прежнего. Я забыл. Ошень кушать хочется, било. Ночь пришла. Ветер, снег. Я быстрее с болота ухадить. Важное слово не гаварить. За это дух сильно серчать. Хароших людей наказал! А нада меня!

Крулевская: − откуда на болоте появился этот кымгут. Кто его туда принёс и когда.

Проводник: − ненэй ненэч, по вашему будет − настоящие люди. Оленеводы. Они харашо знать, что вожака в оленьей стае надо иногда менять, пока не сопсем старый стал. Хароший ненэй видит, что главному оленю стаи уже пора. Тогда его за рога ловить и отдельно помещать. Несколька дней ничем не кормить. Никакой корм нэ давать. Что бы у зверя в животе никакой остаток пища не бил. Затем к болоту ведут и там душить, но так, чтобы его шкура не повредить. Целая должна бить. Потом тушу топить в болота. Сверха торф класть и мох. Что би никакой хищник запах оленя не учуял.

Если галодный ненэй или другой человек по тундре ходить и находить кымгут, то, канешна, может его есть, но по наш обычай должен скоро готовить заготовить новый и на прежнее место положить. Для других − галодных.

Крулевская: − вы в болоте это нашли, вытащили, что было дальше?

Проводник: − вай, я столька раз это тваим друзям в пагонах гаварил, язык балит. У них бери и спрашивай.

Крулевская: − поймите меня правильно. Я сюда с берегов тёплого Чёрного моря прилетела, чтобы разобраться во всём. Ведь сейчас получается, что вы, каким-то образом подсыпали лётчикам и картографам яд. Трое из них умерли, один в реанимации, между жизнью и смертью находится. По закону нашей страны вы совершили чрезвычайно тяжкое преступление…

Проводник: − какой такой преступлений? Зачем Вадё хароших лудэй жизня лишать? Один в тундра оставаться?

Крулевская: − вот и вспомните, во всех подробностях, что произошло после того, как вы съели кымгут?

Проводник: − русские сначала нос воротить. Запах для них плёхо. Но потом, нос зажимать и кушать. ели, ели, ели − многа. Потом все − спать.

Утром солнце вставать. Мои друзья − сознания, нет. Начали сапсем помирать.

У меня бубна нет, как духов задобрить? Кастрюля хватал! В неё бил. Сильна. Я же не шаман! Как умел, так и камлал. Духа Большого Оленя на помощь звал. Он не приходить, а вертолёт военный слышать и прилетать! Меня и Сергея, мало-мало живого, спасать, остальных уже − нет![6]

Неделю спустя. Кабинет руководителя следственной группы Ючи Ябтунэ.

Итак, уважаемые товарищи, давайте подводить итоги. Мне Москва уже раз пять звонила. Интересуются, что да как. С кого начнём.

Марго словно ученица подняла руку:

Прежде всего я предлагаю переквалифицировать обвинение Вадё Вайнутова со статьи сто третьей[7], в сто шестую[8]. Он ведь не знал, как на организм европейцев подействует этот болотный «деликатес».

Нам с раннего детства старики твердят, что нашей оленьей консервацией угощать пришлых нельзя. Духи за это сильно карают, − буркнул Ючи, но тем не менее, я с товарищем Крулевской полностью согласен. Никакого умысла в действиях обвиняемого − не усматриваю.

С места поднялся пожилой человек, в хорошем импортном костюме:

Позвольте, я вам зачитаю телеграмму, час назад с Лубянки[9] получил. Надеюсь, подписку о неразглашении гостайны, все присутствующие, подписывали?

«Проведёнными исследованиями установлено, что у любого представителя северного народа в печени содержится фермент, разрушающий трупный яд. Он выработался эволюционным путём и формируется в ходе онтогенеза. Новорождённым дают вместо соски кусок мяса, зачастую тухлого. Потом приучают к оленьей крови, следующий этап привыкания к ядам — кымгут. Постепенно в организме формируется устойчивость к птомаинам[10].

Дело об отравлении передать в центральные органы КГБ. Подследственного Вадё Вайнутова незамедлительно этапировать в Москву.

***

Через полгода проводника потом осудили − за «случайное убийство путём отравления». Условно!

А ещё через несколько месяцев судимость сняли с формулировкой «За оказанную помощь советской науке.»

***

«Совершенно очевидно, что копальхен (кымгут) обладал огромной энергетической силой и массой нужных для организма микроэлементов. Иначе трудно объяснить, почему одного небольшого куска копальхена хватало на то, чтобы морской охотник целый день мог провести на морозе в дрейфующих льдах Ледовитого океана, не испытывая голода, упадка сил».

Юрий Рытхэу. «Эссе о Чукотке[11]».

Александр Ралот 

____________

[1]      − неприкосновенный запас продовольствия. На случай непредвиденных ситуаций.

[2]      − Олений мох – симбиоз грибков и одноклеточных водорослей. Он растёт на скалах или на земле и выглядит как губчатая сероватая масса.

[3]      − группа из нескольких родов подсемейства полёвковых, семейства хомяков, отряда грызунов.

[4]      − В нанайском фольклёре − злой дух.

[5]      − бог добрых (пророческих, или лживых) сновидений в греческой мифологии.

[6]      − Случай этот был описан в «Рассказах судмедэксперта» военного врача Андрея Ломачинского
Источник: https://m.fishki.net/3919927-jeto-bljudo-smertelyno-dlja-vseh-krome-severjan.html?ysclid=lm3kvsbm5o710208147 © M.fishki.net

[7]      − Умышленное убийство. Законом РСФСР от 25 июля 1962 года.

[8]      − Случайное убийство по неосторожности.

[9]      − на этой улице находился КГБ СССР.

[10]     − цитата взята с сайта:https://life.ru/p/1454397?ysclid=lm3krwuh8y795976251

[11]     − Источник: https://m.fishki.net/3919927-jeto-bljudo-smertelyno-dlja-vseh-krome-severjan.html?ysclid=lm3kvsbm5o710208147 © M.fishki.net


НАПИСАТЬ КОММЕНТАРИЙ

Ваш email адрес не публикуется. Обязательные поля помечены *

Копирайт

© 2011 - 2016 Журнал Клаузура | 18+
Любое копирование материалов только с письменного разрешения редакции

Регистрация

Зарегистрирован в Федеральной службе по надзору в сфере связи, информационных технологий и массовых коммуникаций (Роскомнадзор).
Электронное периодическое издание "Клаузура". Регистрационный номер Эл ФС 77 — 46276 от 24.08.2011
Печатное издание журнал "Клаузура"
Регистрационный номер ПИ № ФС 77 — 46506 от 09.09.2011

Связь

Главный редактор - Дмитрий Плынов
e-mail: text@klauzura.ru
тел. (495) 726-25-04

Статистика

Яндекс.Метрика