Вторник, 16.04.2024
Журнал Клаузура

Новый год «Последнего пути». Фельетон

Морозное ноябрьское утро не предвещало никаких неожиданностей. Народ привычно спешил на работу или по делам.  Мелкий дождь, временами переходящий в снег,  красноречиво намекал, что скоро зима, а значит, и Новый год не за горами. Праздник этот Сан Саныч, владелец ритуальной лавки  «Последний путь», не любил. Не повод идти на кладбище. Разве преставится кто неожиданно или день памяти кого-нибудь случится. Зайдут за венком, букетом или лампадкой со свечами. Было почти девять, он катастрофически не успевал открыть лавку в обозначенное на вывеске время, но не спешил торопиться. В отличие от других торговых точек, в его обители скорби и печали столпотворения в эти дни не наблюдалось. Другое дело — на Радоницу! А пока в ожидании нечастых посетителей он коротал рабочие будни, разгадывая кроссворды и ребусы, и мог бы обыграть всех знатоков и любителей этих интеллектуальных игр, если бы такие соревнования проводились. Тренировал смекалку, словно  догадывался, что судьба уже приготовила для него необычное испытание на сообразительность.

Свернув в переулочек, где находилась его лавка, он увидел молодого человека с прозрачной папкой в руках. Решив, что это покупатель, Сан Саныч прибавил шаг.

— Здравствуйте. Чем могу помочь? Умер-то кто — мужчина, женщина? Сколько лет? Или просто день памяти? – буднично поинтересовался он, открывая ролл-ставни, за которыми обнаружилась деревянная дверь.

Молодой человек поежился и тряхнул головой, как будто стряхивая плевок в его сторону:

— К счастью, все живы-здоровы.

Во взгляде Сан Саныча читался немой вопрос «какого черта тогда спозаранку сюда припёрся?». Гость ответил на него, не дожидаясь, пока собеседник его озвучит:

— Вам письмо из городской администрации. Адрес электронной почты вы не потрудились предоставить в мэрию, вот и пришлось доставлять его лично. Распоряжение украсить витрину торговой точки и фасад к Новому году, — пояснил курьер, доставая из папки листы формата А4, скрепленные степлером, и протягивая их адресату.

Удивление во взгляде Сан Саныча сменилось недоумением:

— Интересно, как вы себе это представляете? В мой магазин люди приходят не веселиться…

— Ну, вот вы их и развеселите… Праздник всё-таки!

— Может, еще карнавальные наряды для почивших под Новый год прикупить? – съязвил владелец лавки.

— Вам лучше знать. К распоряжению мэра прилагается инструкция с рекомендациями. Только учтите, украсить витрины нужно до завтра. Иначе штраф за невыполнение требований администрации города, — строго подчеркнул нежданный гость и, пожелав застывшему в прострации хозяину лавки удачи, скрылся за дверью.

Оставшись один, Сан Саныч принялся изучать инструкцию, которая гласила, что украшения витрин, вывесок и фасадов должны быть исключительно в золотых, серебристых, красных и синих тонах. То есть, к примеру, зелёное или фиолетовое – ни-ни! Допускалось мастерить новогодние инсталляции, используя гирлянды, большие декоративные игрушки, надувные фигуры сказочных персонажей… Сан Саныч тяжело вздохнул, закрыл лавку и отправился в располагавшийся неподалеку супермаркет за новогодними украшениями.

Выбор был более чем богат – обвитые светящимися проводами огромные ёлочные шары, фигуры животных, надувные снеговики… Всё это великолепно смотрелось бы на витрине любого магазина, но катастрофически не подходило для его лавки. Он представил широко улыбающегося Санту с мешком подарков за плечами, как бы влезающего в окно витрины его «Последнего пути» меж образцами надгробных плит и памятников…

«Аха, Санта Зомби… Бррр… Это не Новый год, это Хэллоуин какой-то получается…», — отчаялся Сан Саныч.

— Вам помочь выбрать что-нибудь? – заметив замешательство покупателя и понимая, что этот без покупки отсюда не уйдёт, к нему подошла девушка-консультант.

— Буду признателен, — выдохнул Сан Саныч.

— Окей. Выбираете украшение для дома или для сада?

— Витрину нужно украсить… — пояснил он и поспешил добавить, — украшения должны быть обязательно серебристого цвета, красные и синие.

Продавщица указала жестом на огромные часы с застывшими стрелками на цифрах 11 и 55:

— Думаю, это то, что вам нужно. Они как раз серебристые. И украшение, и фотозона. Уверяю вас, покупатели около них в очередь выстраиваться будут, чтобы сфотографироваться.

— Аха… На фоне венков с обещаниями «помнить вечно» — намек, мол, недолго вам осталось… — скептически пробубнил Сан Саныч и произнёс погромче, — Идея хорошая, конечно, но уверяю вас, моих покупателей  она, скорее, возмутит, нежели вдохновит на фотосессию.

— Ну, хорошо. А что бы вы сами хотели?

— Что-нибудь нейтральное, неброское…

Девушка взглядом указала на светящихся оленей из проволоки, но  странный покупатель тут же отверг и это предложение

— Аха, намек на реинкарнацию… Нет, нет, не подходит. Что-нибудь менее броское, почти незаметное.

Предпочтения этого покупателя удивили продавщицу. Как правило, выбирали самое большое и яркое. Сан Саныч остановил свой выбор на обычных электрических гирляндах и ёлочных игрушках. Итак, первый ребус решён. Но оказалось, это лишь разминка перед ещё более сложной задачей.

Согласно инструкции, обязательно должна быть украшена вывеска. Пластиковую чёрную доску над витринами можно было украсить только гирляндой. Цеплять ёлочные шары было не к чему: ни гвоздей, ни люверсов, ни объемных букв. Справившись с задачей, Сан Саныч спустился с лестницы, чтобы внимательнее рассмотреть результат своих стараний. Некогда мрачный пластик с большими белыми буквами «П О С Л Е Д Н И Й   П У Т Ь»  и  чуть ниже шрифтом помельче «м а г а з и н  р и т у а л ь н ы х   т о в а р о в» празднично переливался всеми цветами радуги.

«Мол, наконец-то мы тебя провожаем в последний путь. Дождались!», — художник сплюнул и полез снимать неуместную здесь неземную красоту.

Решил натянуть гирлянды по периметру витрин, и вскоре они засияли порталами в потусторонний мир, бросая тусклый свет маленьких лампочек на весьма специфические товары за стеклом. Разозлившись, Сан Саныч вынужден был вернуть витринам прежний скорбный вид.

Однако фасад нужно было обязательно украсить. Иначе штрафа не избежать. А дела под Новый год итак всегда идут ни шатко, ни валко. Сан Саныч присел на ступеньки крыльца, практически опустив руки и не зная, как решить дилемму с украшением ритуальной лавки.

— Мама, смотри, какие ёлки! – радостно сообщила родительнице проходившая мимо магазина девочка. — Давай купим!

Маму передёрнуло, когда она увидела ряд похоронных венков, выставленных у дверей «Последнего пути» в качестве наглядной рекламы, на которые указывала малышка.

— Это уже украшенные ёлки. Значит, их уже кто-то купил и украсил. А мы же с тобой сами хотели елку нарядить, да? Пошли, пошли, — женщина поспешила поскорее увести от этих «ёлок» принявшуюся недовольно хныкать дочку.

«Точно! И как я сам не догадался! Венки же тоже из еловых веток! Да и по форме похожи. Воистину, устами младенца глаголет истина…» — обрадовался Сан Саныч. Решение дилеммы пришло неожиданно, как бы само собой.

Вскоре у фасада ритуальной лавки с траурной вывеской «Последний путь» стояли похоронные венки, увитые не только лентами с обещаниями «помнить вечно» и украшенные не только соцветиями гвоздик и роз. По еловым веткам шустро и весело бегали разноцветные огоньки электрических гирлянд, а сдержанное однообразие соцветий разбавили яркие ёлочные шары…

Лариса Есина

 


1 комментарий

  1. Константин Николаевич Севостьянов

    Весело!

НАПИСАТЬ КОММЕНТАРИЙ

Ваш email адрес не публикуется. Обязательные поля помечены *

Копирайт

© 2011 - 2016 Журнал Клаузура | 18+
Любое копирование материалов только с письменного разрешения редакции

Регистрация

Зарегистрирован в Федеральной службе по надзору в сфере связи, информационных технологий и массовых коммуникаций (Роскомнадзор).
Электронное периодическое издание "Клаузура". Регистрационный номер Эл ФС 77 — 46276 от 24.08.2011
Печатное издание журнал "Клаузура"
Регистрационный номер ПИ № ФС 77 — 46506 от 09.09.2011

Связь

Главный редактор - Дмитрий Плынов
e-mail: text@klauzura.ru
тел. (495) 726-25-04

Статистика

Яндекс.Метрика