Понедельник, 04.03.2024
Журнал Клаузура

Сон золотой

«Жизнь моя! иль ты приснилась мне?»

Сергей Есенин

Тому, что в каждом человеке, даже в самом грубом материалисте, живёт нечто мистическое, мы обязаны сну. Да, мистика обитает даже в материалистах. Вряд ли в русской литературе был и есть писатель более наблюдательный, чем Николай Гоголь, он видел каждую значимую деталь окружающего мира, каждую значимую черту в облике и характере человека, соединив которые, мог на нескольких страницах вскрыть до дна душу описываемого героя. Вспомним заядлых материалистов из «Мёртвых душ». Вспомним, помещицу Коробочку, которая с утреннего просыпания до вечернего засыпания погружена в чисто материальные заботы,  но как только Чичиков заводит разговор о мёртвых душах, она впадает в вопросительно-мистический страх. Вспомним похожего на медведя помещика Собакевича, который и в губернских чиновниках, и в окружающих помещиках насквозь видит их отрицательные черты, будто он ангел безгрешный, — в этом тоже есть  какая-то дьявольская мистика.

Но вернёмся ко сну. С одной стороны, сон — полное отключение нашего сознания, в результате которого мы проваливаемся в ничто, в никуда, в отсутствие пространства и  времени, а с другой стороны, во время сна из этого отключения, наше сознание и наша душа, которую Карл Юнг определял как единство сознания и бессознательного в человеке, улетает в неведомые для нас наяву дали, в просторы сознания и бессознательного, как своего индивидуального, так и коллективного, порой обретая предвидение будущего. Вспомним хотя бы сон Татьяны Лариной об Евгении Онегине в стихотворном романе Александра Пушкина, где наивная деревенская барышня наполняется предвидением Сивиллы.

Нет, пожалуй, на земле человека, который, хотя бы в детстве и в юности, не летал во сне. Я, к примеру, и сейчас в свои шестьдесят шесть лет иногда летаю. И что меня поразило в семнадцать лет, когда пришлось впервые прыгнуть с парашютом, так то, что все те ощущения, которые я испытал при прыжке наяву, совпали с испытанными в полётах во сне, только последние куда полнее, потому что полёты во сне были свободными — хоть вниз лети, хоть вверх, хоть наискосок…  То есть в недрах моего бессознательного, в сегментах генетической памяти хранятся те ощущения, что испытывали какие-то мои неведомые предки, умевшие летать.

Мистика, вообще-то, — штука странная. Одни из самых ярых борцов с ней, а, может, и самые ярые, — священнослужители христианских церквей. Но в чём смысл их борьбы? В том, что, по мнению священников, никакой мистики, никаких таинственных сил нет, а всё совершается по воле Бога и его слуг — ангелов или по козням дьявола и его слуг — бесов. То есть для верующих ангелы и бесы — такие же реальности, как облако и табуретка. Но для неверующих, для атеистов ангелы и бесы — такие же мистические фантазии, как явление душ из загробного мира к вертящемуся на столе блюдечку на сеансе спиритизма.

Но атеист, хоть в лепёшку он расшибись, никогда не докажет верующему, что тот тоже мистик. Самое  же смешное здесь то, что вера  атеиста  в саморазвитие материи, тоже не более, чем мистика. Иммануил Кант в в трактате «Единственное возможное доказательство бытия Бога» (1763 г.) показал, что все приводимые церковью доказательства бытия божьего, опровергаются диалектической логикой, то есть, грубо говоря, просто-напросто лживы. Но в той же работе он показал, что и все доказательства отсутствия Бога в мире, лживы. То есть и существование Бога, и отрицание Его существования — продукт мистической веры или мистического неверия конкретного человека, ибо доказательств-то нет.

Иначе говоря, наше сознание всегда опутано снами того или иного характера, опутано даже тогда, когда мы бодрствуем. Будущий академик Алексей Лосев в своей работе «Диалектика мифа» (1930 г.) , которую в 1934 году с трибуны ХVII съезда ВКП(б) громил секретарь ЦК партии и член её Политбюро Лазарь Каганович, утверждал, что всё человеческое знание есть миф. Но это тоже явное впадение в мистику, опровергаемое широко известным утверждением Фридриха Энгельса:

«Критерий истинности теории есть практика»

И на самом деле, есть теория атомного строения вещества и человек, согласуясь с ней, на практике может из элементарных частиц создавать атомы, может разбивать атомы на элементарные частицы и кванты энергии, может создавать новые физические элементы, которые по причине их быстрого распада в природе не находит. То есть знание об атоме явно не миф и применяется для практических целей так же, как знание о том, что огонь нагревает, а лёд охлаждает, что вода утоляет жажду, а хлеб — голод. Но вот с середины 1960-х годов, согласуясь с гипотезой происхождения жизни, в лабораториях из органических соединений пытаются получить биологический объект — живую клетку. Уже почти шестьдесят лет пытаются, а получить не могут. Некоторые физики и химики предполагают, что для образования клетки органических соединения мало, что необходимы ещё какие-то байты информации из космического пространства или, если учёный верующий, от Бога через космическое пространство.

Конечно, для всякого думающего человека предлагаемая Библией и продвигаемая церковными катехизаторами гипотеза создания человека Богом посредством лепки из глины и последующего вдыхания духа в эту скульптуру не более, чем наивная фантазия, но само-то начало жизни, а, значит, и биологическое начало вида homo sapiens  остаётся загадкой, то есть  только гипотезой, только мифом.

Да, даже в естественных науках, как и в индивидуальном сознании, в этих строгих науках, являющихся частью общественного сознания, действительность сосуществует с мистикой, то и есть и сознание общества в целом всегда мешает  явь со сном. Примером глубокого погружения в сон служит религиозное сознание. Фантазии иудеев, христиан, мусульман, индуистов, буддистов, последователей различных языческих религий, в которых каждая из конфессий только свои фантазии считает сущей правдой, яркий пример сна наяву. Реальны ли эти фантазии, как утверждают верующие? Конечно, реальны, потому что живут в людях. Мираж, который видит путник, заплутавший в пустыне, вполне реален, но имеет лишь косвенное отношение к действительной или непосредственно действующей жизни. Мираж впереди реален для сознания путника, но не для того участка пустыни, где его видит путник. Так реальны образы ещё не написанной картины для художника, религиозные фантазии для верующего. Но коренное различие между воображением художника и воображением идущего на мираж путника или верующего в том, что художник оденет свои образы на холсте или картоне в материю красок, введёт в мир практической жизни, а мираж, зримый путником, и фантастические образы верующего так и останутся иллюзией воображающего сознания.

Не только религиозная иллюзия может быть массовой, к примеру, сейчас некоторые страны охватила эпидемия психоза Коро или панический страх утраты пенисов, похищаемых живущими рядом колдунами и ведьмами. С последними толпы охваченных психозом обывателей даже пытаются расправиться. Здесь во всём своём великолепии демонстрирует свою силу захватившая сознание мистика: человек мужского пола, у которого на самом деле пенис на месте, вдруг не ощущает и не видит его, то есть воображение оказывается сильнее данности плоти. Невольно вспоминается:

«Дух животворит; плоть не пользует нимало.»

(Иоан. 6:63),

— насколько же дух может быть сильней плоти!

Впрочем, для христиан похищение пенисов не представляется трагедией, ибо «И не бойтесь убивающих тело, души же не могущих убить; а бойтесь более того, кто может и душу и тело погубить в геенне.» (Матф. 10:28). Судя по житиям некоторых христианских святых, они благодарили бы Бога, если бы у них по Его воле пенис исчез, а свойственное античной религии членовредительство в христианстве является грехом. Вот пример того, когда одни религиозные фантазии могут спасти от других религиозных фантазий, более диких, то есть и новая религия на определённом этапе является двигателем прогресса человеческого общества.

«Честь безумцу, который навеет человечеству сон золотой», — вещал великий французский поэт Пьер-Жан Беранже. «Свету ли провалиться, иль вот мне чаю не пить? Я скажу, что свету провалиться, а чтоб у меня чай всегда пить», — сказал подпольный человек великого русского писателя Фёдора Достоевского.

Но сон золотой без чаю и чай без человечества (если провалиться мир, провалиться и человечество), — одинаково губительны и для конкретного человека, и для его сна, и для вкуснейшего представителя мира растений — чая, который выродится,   если за ним не будут ухаживать люди. Но, увы, рано или поздно любые фантазии, любая мистика разбиваются о действительность, о становление во времени и пространстве не знающего покоя мира энергии, открывающегося сознанию и в виде материи, и в виде самого сознания, рождающего отражающиеся в самом себе ощущения, образы, мысли, которые то являют нам цельную совокупность мира, то погружают в иллюзии. «Что же делать, если обманула та мечта, как всякая мечта…», — горько и жёстко заметил великий русский поэт  Александр Блок. Да, как бы это ни было печально, будущая действительность никогда полностью не совпадает с мечтой…

Впрочем, если судить по книжной статистике, которая давно самым популярным у читателей жанром называет фэнтези, то нынешнее человечество более движимо фантастическими мечтами, чем действительностью. А если припомнить, что с начала 1950-х годов самым привлекательным жанром последовательно выступали научная фантастика, магический реализм,  литература ужасов, постмодернизм с его разнообразными фантазмами, то надо признать, что сытая часть человечества для раскраски своей скучной жизни, уходя от иллюзий религиозных, жаждет иллюзий, даруемых искусством. Увлечение компьютерным играми — явление того же порядка. Так что «сон разума» человечества, который, по словам Франсиско Гойи, «порождает чудовищ», не только продолжается, но и развивается, чем умело  пользуются не спящие люди для приращения своих капиталов.

Затеял разговор о сне, а ничего почти о нём и не сказал. Впрочем, если вас интересует физиология сна, о ней вам много и хорошо расскажут врачи-сомнологи. Если же больше занимает психология сна, обращайтесь к психоаналитикам.  А для того, чтобы ощутить масштабы сна, читайте «Илиаду» Гомера, «Божественную комедию» Данте Алигьери, «Потерянный Рай» Джона Мильтона… А если не хочется читать, созерцайте живописные полотна Сальвадора Дали или смотрите кинофильмы Альфреда Хичкока… Но никогда не забывайте, что ваша жизнь всегда в большей или в меньшей мере погружена в сон, от которого вас окончательно уведет лишь смерть.

Анатолий Смирнов

Иллюстрации изготовлены с применением искусственного интеллекта

по промту «Образное изображение Золотого сна»


комментария 2

  1. Михаил Александрович Князев

    Бессмысленный спор — есть Бог или нет. Бог — есть вера, что он есть. Не буду приводить привычных слов, что боги рождены страхом, использовались сильными, чтоб порабощать слабых Живут на свете люди, для которых Бог — лишняя ипостась и бытия, и сознания. Например, для меня.Да, говорят на грани смерти люди обращаются к Богу за спасением. Наверное, так и есть. Например, на поле боя. Но в обычной жизни Бог мне не нужен. Вообще, все религии, кроме конфуцианства, безответственны. Верующий обращается за помощью к всевышней силе за помощью, отдает ответственность ей, а не старается сам преодолевать трудности.

    • Михаил Александрович Князев

      Добавлю, что мистика и есть вера во всевышнюю силу.

НАПИСАТЬ КОММЕНТАРИЙ

Ваш email адрес не публикуется. Обязательные поля помечены *

Копирайт

© 2011 - 2016 Журнал Клаузура | 18+
Любое копирование материалов только с письменного разрешения редакции

Регистрация

Зарегистрирован в Федеральной службе по надзору в сфере связи, информационных технологий и массовых коммуникаций (Роскомнадзор).
Электронное периодическое издание "Клаузура". Регистрационный номер Эл ФС 77 — 46276 от 24.08.2011
Печатное издание журнал "Клаузура"
Регистрационный номер ПИ № ФС 77 — 46506 от 09.09.2011

Связь

Главный редактор - Дмитрий Плынов
e-mail: text@klauzura.ru
тел. (495) 726-25-04

Статистика

Яндекс.Метрика