Вторник, 21.05.2024
Журнал Клаузура

И вот пришла «Бабушка! Весна!» Встречайте, господа…

Эссе — миниатюра про одну весеннюю переписку Льва Толстого со своей тётушкой или моё сочинение на тему весна, которое я так и не написал в детстве

Предисловие

«…Весна долго не открывалась. Последние недели поста стояла ясная, морозная погода. Днём таяло на солнце, а ночью доходило до семи градусов Потом вдруг, на второй день Святой, понесло теплым ветром, надвинулись тучи, и три дня и три ночи лил бурный и тёплый дождь. В четверг ветер затих, и надвинулся густой серый туман, как бы скрывая тайны совершавшихся в природе перемен. В тумане полились воды, затрещали и сдвинулись льдины,с вечера разорвался туман, тучи разбежались барашками, прояснело, и открылась настоящая весна. Наутро поднявшееся яркое солнце быстро съело тонкий ледок, подёрнувший воды, и весь тёплый воздух задрожал от наполнивших его испарений ожившей земли Пришла настоящая весна…», – писал Л. Н. Толстой, глядя в окно из своего кабинета в Ясной Поляне в романе «Анна Каренина» (Часть вторая, глава XII.), которая была написана в 1873 году. Я выглянул утром в окно, там в марте 2024 года во дворе было также, как описано в романе Льва Толстого…

«Пустяшная тема…»

В 5 классе, когда я был пионером и был готов к труду и обороне, т.е. в 60-е годы, — ещё при Советском Союзе, который умирать не собирался, а мечтал построить коммунизм сначала у себя в стране, а потом и во всём мире, главной загвоздкой было то, что я не знал: чего и от кого оборонять, а спросить у кого-то – стеснялся! Как-то в 3-й четверти учебного года я взял томик стихов Фёдора Тютчева с деревянной этажерки, где кроме книг, на ней стояли в ряд ещё семь белых, гладеньких мраморных слоников. Когда отец их купил, он радовался, как маленький, и объяснял маме, что в Индии белый слон считается инкарнацией бога мудрости и счастья Ганеши и символизирует укрощение страстей, силу и долголетие. Поэтому вереница из семи слонов, подобно стеблям бамбука, олицетворяет собой вечность. После этих объяснений отец поставил слоников в ряд на самое почётное место на этажерке. Глядя на них, у меня всегда поднималось настроение на целый день, который в ту детскую пору, мне казался вечностью! Когда я гладил их вожака по голове, он радостно трубил в свой хобот, а когда брал в руки самого маленького слонёнка — он от счастья только молчал…

Открыв наугад первую страницу томика Тютчева, я начал громко читать вслух, сам удивляясь, что попал в самую «точку»: «Весна… Она о вас не знает, о вас, о горе и о зле. Бессмертьем взор её сияет и ни морщины на челе…», слабо понимая о чём этот стих. «Жень, читай прелестнейшего поэта Фёдора Тютчева с выражением и чувством, а не бубни бу-бу-бу… «Весна» — это любимое стихотворение писателя — мирового гения — Льва Толстого, романы которого вы скоро будете изучать в школе. Ох уж начитаешься его досыта, на всю жизнь… Да и Тютчев, сам говорил, что весна – единственная революция на этом свете», – услышал я голос мамы с кухни, откуда доносились и запахи моего любимого хвороста. Он шипел в масле, как змея, а мама, видимо, вдохновлённая Тютчевым мягким голосом говорила то ли мне, то ли сама себе: «Лев Толстой писал в мае 1858 года в письме к своей двоюродной тётушке Александре Андреевне, которая была старейшей придворной дамой при дворе императора Николая II: «Я, должен признаться, что угорел немножко от весны в своём одиночестве. Бывают минуты счастья сильнее этих, но нет полнее, гармоничнее этого счастья. «Весну» Тютчева я всегда забываю зимой и весной невольно твержу его строчки».Жень, эта тётушка стала прообразом одного из персонажей его романа «Воскресение» устроительницей приюта Магдалин. Хотя рано тебе ещё читать «Воскресение», читай пока свой журнал «Пионер»…». Моя мама работала в школе учителем русского языка и литературы.

«Мам, нам в школе задали на дом написать сочинение про весну», – сказал я тихим голосом, хотя тема, как мне казалось, была пустяшная, но мама оживились, бросив все дела на кухне, вместе с моим хворостом, подошла к этажерке и достав томик Толстого с закладкой, начала мне с выражением, как актриса, читать: «Бабушка! Весна! Отлично жить на свете хорошим людям; даже и таким, как я, хорошо бывает. В природе, в воздухе, во всём надежда, будущность и прелестная будущность. Иногда ошибёшься и думаешь, что не одну природу ждёт будущность счастья, а и тебя тоже; и хорошо бывает. Я теперь в таком состоянии и с свойственным мне эгоизмом тороплюсь писать вам о предметах только для меня интересных. Я очень хорошо знаю, когда обсужу здраво, что я — старая, промёрзлая, гнилая и ещё под соусом сваренная картофелина, но весна так действует на меня, что иногда застаю себя в полном разгаре мечтаний о том, что я растение, которое распустится вот только теперь, вместе с другими, и станет просто, спокойно и радостно расти на свете Божьем. По этому случаю к этому времени идёт такая внутренняя переборка, очищение и порядок, какой никто, не испытавший этого чувства, не может себе представить. Всё старое прочь, все условия света, всю лень, весь эгоизм, все пороки, все запутанные, неясные привязанности, все сожаленья, даже раскаянье, — всё прочь! Дайте место необыкновенному цветку, который надувает почки и вырастет вместе с весной!…». Закончив читать, мама потом долго на меня смотрела — какой эффект на меня произвёл этот текст.

Текст оказался для меня сложным и поэтому первым делом я спросил:

– Мам, а почему, автор в рассказе весну назвал бабушкой?

– Жень, – сказала мама с удивлением, видя, что я ничего не понял, – это не рассказ, а письмо, которое 14 апреля 1858 года написал Лев Толстой в Ясной поляне и оправил его Петербург своей двоюродной тётушке, Александре Андреевне Толстой, которую любовно звал бабушка. Ей в ту пору было всего 41 год…

Про себя я подумал, но вслух не сказал, что женщины в 41 год мне тогда уже казались бабушками, поэтому Лев Толстой правильно назвал её бабушкой.

– Мам, а бабушка ему что ответила? – спросил я, чтобы доставить маме приятное.

Хотя, если честно, мне было всё равно, что бабушка ответила Льву Толстому. У меня своих дел сегодня «выше крыши». Мама долго что-то выбирала в тексте письма, а потом его зачитала:

– Тётушка Льву ответила так: «Встречая в нынешнем году весну, я заставила своё сердце молчать; мне не хотелось переживать острого и болезненного волнения, которое вызывает в нас воскресение природы, и я почти радовалась городской жизни, при которой все времена года одинаковы. Словом, я решилась умышленно НЕ ЗАМЕЧАТЬ весны, и вот ваше письмо, разбудившее внезапно всех усыплённых духов юности и восторгов. Все жизненные элементы вдруг стали на дыбы. Ежели бы я могла перелететь к вам по телеграфу, я чувствую, что была бы способна об руку с вами носиться по полям и резвиться, как коза или как шалун… Всё равно, весна может быть в моей душе, как и в вашей, и теперь я её люблю, как прообраз той весны, когда вечно юные, мы вкусим полноту жизни и любви и всё постигнем там, где не будет ни бесплодных стремлений, ни тоски по несбывшимся желаниям…». Ладно, Жень, вижу, что сложен для тебя этот текст…

Я в ответ закивал головой, а мама уже нашла другой текст и говорит: «Вот, Жень, как раз для твоего сочинения подойдёт из рассказа Льва Толстого «Пришла весна»: «Пришла весна. По мокрым улицам журчали торопливые ручьи. Всё стало ярче, чем зимой: и дома, и заборы, и одежда людей, и небо, и солнышко. От солнца майского жмуришь глаза, так оно ярко. И по-особому оно ласково греет, точно гладит всех. В садах пухнули почки деревьев. Ветви деревьев покачивались от свежего ветра и чуть слышно шептали свою весеннюю песню»».

– Мам, ну это же его сочинение…Я напишу своё, – ответил я, не сомневаясь в этом.

– Ну хорошо, пиши своё! Жень, расскажу тебе ещё одну историю… Как-то Лев Толстой помогал сыну Лёве с сочинением о лошади, и вписал туда полстраницы своего текста. Директор гимназии Поливанов, где учился Лёва, вернул ему сочинение, синим карандашом подчеркнув те места, которые сочинил Толстой-старший. Потом спросил Лёву: «Скажите, пожалуйста, то, что я подчеркнул, написали ведь не вы, а ваш отец?». Лёва, конечно, сознался. «Очень хорошо. Я поставил вам четыре. Как приятно поставить четвёрку по словесности самому графу Льву Толстому!», – сказал директор. Так что пиши, Жень, сам, но тогда лучше самого Льва Толстого – с какой-то весёлостью сказала мама и ушла на кухню посмотреть не сгорел ли хворост… Так от мамы я узнал, что кроме вкусняшки хвороста, на свете есть ещё прелестнейший Фёдор Тютчев и гений Лев Толстой!

За окном чирикнул воробей — я выглянул в окно — а там весна капала с крыши слезами уходящей зимушки – зимы! Слёзы зимы отплясывали ритмы весенней капели… И мне было уже не до Тютчева и Толстого, меня ждал бумажный кораблик, сделанный мной из тетрадного листа, который поплывёт сначала по талым юрким ручьям, а потом может, где-то далеко от дома попадёт в океан и, расправив алые паруса, превратится в большой и красивый парусник! Ну, почему бы не помечтать…

Рядом стоял мой друг и одноклассник Сашка и бубнил себе под нос: «Зима недаром злится, прошла её пора — Весна в окно стучится и гонит со двора», – и, глядя, как уплывает мой кораблик, по-братски спросил: «Жень, неплохой эпиграф к домашнему сочинению будет, да?».

– Неплохой, Саня, но простецкий. Придумай лучше что-нибудь своё, – ответил я и побежал догонять свой бумажный кораблик…

Эпилог

«…Весна — время планов и предположений. И, выйдя на двор, Левин, как дерево весною, ещё не знающее, куда и как разрастутся эти молодые побеги и ветви, заключённые в налитых почках, сам не знал хорошенько, за какие предприятия в любимом его хозяйстве он примется теперь, но чувствовал, что он полон планов и предположений самых хороших…», писал Толстой в романе «Анна Каренина», чувствуя в себе силы и громадьё самых хороших планов на будущее… Весна ему поможет в этом.

Евгений Татарников


НАПИСАТЬ КОММЕНТАРИЙ

Ваш email адрес не публикуется. Обязательные поля помечены *

Копирайт

© 2011 - 2016 Журнал Клаузура | 18+
Любое копирование материалов только с письменного разрешения редакции

Регистрация

Зарегистрирован в Федеральной службе по надзору в сфере связи, информационных технологий и массовых коммуникаций (Роскомнадзор).
Электронное периодическое издание "Клаузура". Регистрационный номер Эл ФС 77 — 46276 от 24.08.2011
Печатное издание журнал "Клаузура"
Регистрационный номер ПИ № ФС 77 — 46506 от 09.09.2011

Связь

Главный редактор - Дмитрий Плынов
e-mail: text@klauzura.ru
тел. (495) 726-25-04

Статистика

Яндекс.Метрика