Воскресенье, 21.07.2024
Журнал Клаузура

Есенин. Дар лжепророчества о правде Божьей

От редакции

Уважаемые читатели!

Представляем вашему вниманию статью «ЕСЕНИН. ДАР ЛЖЕПРОРОЧЕСТВА О ПРАВДЕ БОЖЬЕЙ» – неординарное исследование жизни и творчества одного из самых противоречивых поэтов Серебряного века.

Автор этого эссе предлагает нам взглянуть на Сергея Есенина через призму парадоксов: гениальный самородок и жаждущий славы поэт, создатель новой веры и певец революции, пророк «мужицкого рая» и его же разрушитель. Текст изобилует яркими метафорами, литературными аллюзиями и отсылками к современникам Есенина, что делает его не просто анализом, а настоящим литературным произведением.

Особо отметим личный, местами даже исповедальный стиль автора. Не стесняясь в выражениях и суждениях, он предлагает читателю увлекательное путешествие по творческому пути Есенина – от религиозных исканий в «Инонии» до мрачных откровений «Черного человека».

Статья богата на анекдоты и истории из жизни поэта, которые органично вплетаются в канву литературного и исторического анализа. Автор не боится противоречивых суждений, иронии и даже сарказма, что придает тексту особую остроту и провокационность.

Мы уверены, что эта статья не оставит вас равнодушными. Она может вызвать споры, несогласие или, напротив, одобрение – но в любом случае заставит по-новому взглянуть на личность и творчество Сергея Есенина.

Приятного и вдумчивого чтения!

ГлавРед

Дмитрий Плынов

Есенин. Дар лжепророчества о правде Божьей

Его спросили о значении какого-то слова, он ответил. «Но у Даля по-другому написано», – возразил спрашивающий. «Я сам и есть русский язык», – оборвал спор Есенин.

Наверное, самый заслуженно оболганный русский поэт.

Мариенгоф вспоминал о собаке Качалова: «Какое там «дай лапу, Джим!» Злющий был пёс, все боялись, что укусит, никто к нему не подходил».

Страшное, нечеловеческое желание славы. Какое-то жерло, пожирающее всё вокруг и самоё существо поэзии. Болезненно гордый человек готов был унижаться, разыгрывать из себя простачка. Но как же он ненавидел публику! Как он готовился им отомстить. Но стоило его поманить, он всё забывал и готов был кривляться с новой силой.

Мести не получалось, а вот пьяный скандал – это да!

Но славы жаждал не для себя, а для своих стихов. Это поэзия его так корёжила.

Есть гений просто так, а есть гений народный. А что такое гений народный? О, это сама стихийная сила, не стесняемая законами стихосложения, это дух Господень, который дышит, где хочет, и животворит даже самые корявые строчки. Но Есенин понимал, что всякий эпитет перед словом гений означает – ущербность, червоточина, умаление. Всё же не гений, не совсем гений. И зрелый Есенин не любил, чтобы ему припоминали мужицкое происхождение. Принимайте стихи такими, как есть.

«Ключи Марии» – это классическая проза поэта, то есть текст, не имеющий сам по себе никакой ценности, но при соотнесении со стихами становящийся интересным и важным.

В царской семье знали Есенина и любили его стихи. Рассказывали, что Есенина ввёл во дворец Клюев, а Клюева – Распутин. Но потом Распутин стал опасаться, что Клюев его подсидит и постарался прекратить поэтическое нашествие. Жаль! Какие умопомрачительные возможности были утеряны. Если бы Клюев потеснил Распутина, а потом Есенин – Клюева, каким ещё более странным образом могла бы пойти история страны. Народ в лице своего поэта управляет государством. И тут не Габриэль д`Аннунцио с его карликовым Фиуме, нет – тут подлинный размах. Единственное, что успокаивает во всей этой истории, так это её совершенная недостоверность, хотя Клюев и жаловался, что Распутин ему помешал.

Фольклористы конца 19-го – начала 20-го века шли по деревням и ужасались, какую пошлую дрянь поёт русский народ, как всё испортилось, испохабилось: сходили крестьяне в город – вот и нанесли заразы. Там, где должны были быть сокровищницы духа, оказались выгребные ямы.

Что это говорит о русском народе? А ничего не говорит. Это говорит только о наивном интеллигентском народничестве. Народ поёт то, что и должен петь. Что по-настоящему интересует человека? Сентиментальность и похабство.

Это мы культурой свою естественность кой-как позанавесили. Есенину занавесочки были ни к чему.

Есенин изо всех сил старался стать первым крестьянским поэтом, но крестьянству не нужен был свой поэт. И стал Есенин первым мещанским поэтом. И не прогадал, крестьянство большевики уничтожили, пролетариат самоуничтожился, а мещанство (все мы!) читает и любит Есенина.

Крестьянским поэтом не смог стать даже Клюев.

Я люблю этот город вязевый,
Пусть обрюзг он и пусть одрях.
Золотая дремотная Азия
Опочила на куполах.

Есенин не пропил талант, но воспоил, воспитал его алкоголем. В «Москве кабацкой» есть строки и строфы, вплотную приближающиеся к совершенству. Вот кто настоящий «урус дервиш»! Вот он, саморазрушительный путь духа.

Есенин обладал некультурным, необработанным дарованием. Поэт не управлял своим талантом, но и талант не управлял своим поэтом. Иногда они совпадали, и тогда случалось чудо.

Есенин чувствовал, как он убывает, прогнивает от собственной поэзии. Как будто он продал душу, и с каждым полученным в расчёт словом душа истекает в руки покупателя. Чёрт обычно рассчитывается с продавцом глиняными черепками, но тут червонного золота не пожалел.

Время мое приспело,
Не страшен мне лязг кнута.
Тело, Христово тело,
Выплёвываю изо рта.

«Я выплёвываю Причастие (не из кощунства, а не хочу страдания, смирения, сораспятия)», – говорил Есенин Блоку.

«Инония» – мертворождённая риторическая поэма, гальванизировать которую не может даже забубённое кощунство.

«Инония» – живая речь русского сектантства, раскалённое в глубинах сердца гениальное кощунство.

Главное, что все сошлись на кощунстве и вроде как дальше можно и не обсуждать.

Куда там наивному, юношескому богоборчеству Маяковского против могутной есенинской силы. Кощунство атеиста ничего не стоит. Кощунство, которое не содрогается само от себя, не заставит ужаснуться читателя и не пошатнёт основы веры.

Языком вылижу на иконах я
Лики мучеников и святых.
Обещаю вам град Инонию,
Где живёт божество живых.

Руси нужен не бог мёртвых, а Бог живых. Смерть была попрана, но сумела вернуться в мир. Все умирают: люди, звери, растения. И вот ищет пророк Сергей Есенин Христа, но чтоб без распятия. Жизнь после смерти и воскрешения кажется Есенину ущербной, траченной смертью, как заштопанная вещь. Тот, кто был мёртв, не может стать Богом живых. Один раз уже попробовали.

Образ Христа без распятия казался главным кощунством поэмы, но это не кощунство, это любовь к Христу, это желание уберечь его от страданий и смерти, это то, за что Есенину многое простится.

Сораспятие? Россия сама так настрадалась, что не хочет и не может оценить чужое страдание. Бог должен даровать русским людям счастье, так пусть начнёт с самого себя.

Есть кабинетное религиозное творчество, которое пытается реконструировать древние верования, обрести славянское язычество, которое свяжет воедино всё то разрозненное, что мы знаем или предполагаем о русской старине. И зазвучит ансамбль! И омоемся мы гармонией и смыслом. И вернётся на землю золотой век. И будет защищена докторская диссертация.

Есенинское рождение новой веры происходит в поту, гное и матерщине. И мало эта вера похожа на то, что было прежде, на древлее благочестие или языческую праверу. Есенин весь устремлён вперёд. И Бог, как это и бывает в начале религии, страшен, противоречив, дисгармоничен. Никакой теодицеи.

Говорю вам – вы все погибнете,
Всех задушит вас веры мох.
По-иному над нашей выгибью
Вспух незримой коровой бог.

Христианство на Руси ещё по-настоящему не проповедано. А теперь уже, наверное, поздно. Христос всегда был для России чужим, потому и верили больше в привычную троицу: Николу-Угодника, Богородицу да Илью Пророка. Вот уж кто точно свои, русские.

Есенин чувствовал, что христианства не хватает на всю широту русского мира. А поэзии? А вот поэзии должно хватить! Иначе зачем всё это мученичество?

Господи, отелись!

Не бывает крестьянских ересей. Ересь – она либо монастырского происхождения, либо городского. Крестьяне не читали Есенина вообще, а его религиозные поэмы – в особенности.

По большому счёту, искусство ради искусства существует только на самых низах литературы, когда распираемый словесной похотью юноша ищет новых форм. Для поэта, даже для самого умного и трезвого, приготовлены большие искушения. Хочется «вести народы».

А Есенин был умён и нетрезв – страшное сочетание.

В 1917 году России не стало. Вместо нее надо было построить антимир. Владимир Ильич Ленин как главный русский скоморох начал всеобщую пляску на костях. Семья и собственность – две основы самостояния человека – были разрушены. Есенин решил написать тексты для этого представления, светопредставления… Пушкинская Россия должна была смениться есенинской.

Этого не произошло. Антимир всегда логичен и последователен. Диалектика. Марксизм. Классовая борьба. Антимир прост; если у него и есть противоречия, то они какие-то одномерные, вроде греческих апорий. Ни уму, ни сердцу. Ни высот, ни бездн. Нецветущая несложность. А тут – визионерство одного из самых умных и сложных русских поэтов.

Потом семья и собственность, вместе называемые мещанством, разрушили, пожрали антимир. И религиозный период есенинского творчества закончился.

Поэма «Инония» обращена к пророку Иеремии, а это самый, если так можно сказать, политический пророк. Он поощрял и порицал царей, оправдывал или проклинал государственные союзы. Он пророчил на злобу дня.

В самое страшное время России, в конце 17-го года, Есенин обращался именно к этому пророку. Не к Исайе, который говорил о явлении Мессии, не к Даниилу, который описывал грядущее разрушение сильных царств земных. Проект «Инония» должен был стать конкретным делом.

После «Инонии» странно говорить о мессианском самоощущении России.  Мессианство – это завтра и навсегда. Русская вера – это вера в здесь и сейчас, в немедленно и всего сразу: и арбуз, и свиной хрящик. Вульгаризаторы любой русской идеи Стругацкие именно это и имели в виду, когда говорили: «Счастье для всех, даром, и пусть никто не уйдёт обиженным!»

Грозовой расплескались вьюгою
От плечей моих восемь крыл.

Там, где Пушкину являлся шестикрылый серафим, Есенин сам менял свою сущность, обрастал крылами, путался в неловких, шкрябал ими по московскому асфальту.

Поэма «Анна Снегина». Редко случается такое отстраненное отношение автора к своим персонажам, даже к самому себе. Что-то такое потом называли «нулевой градус письма».

И какую-то женщину сорока с лишним лет…

А «Черный человек» у Есенина действительно гениален. Всё банально – испугаться собственного отражения в зеркале – и тем ещё сильнее впечатление. Мемуаристы рассказывают, что поэма была чуть ли не вдвое больше и ещё сильнее.

«Пугачёв» и «Страна Негодяев» могли с ног на голову перевернуть весь советский театр.

Как беспомощно наивна перед ними вся драматургия Маяковского. Даже удачный «Клоп». Но «Страну Негодяев» невозможно было ставить по цензурным соображениям, а «Пугачёв» казался до Любимова совершенно не сценическим. Хотя в XX-м веке, ей богу, странно оценивать пьесы по сценичности-несценичности.

По верному замечанию Ходасевича, Есенина заманили в имажинизм, как пьяницу в кабак.

Если без вранья, то:

Мариенгоф с Есениным охраняли Блюмкина от приговоривших его эсеров. Провожали до дома, уверенные в том, что стрелять не станут, побоятся задеть поэтов.

Мариенгоф с Есениным нанимали толстую девку, чтобы она ложилась в постель и согревала ее. Девка обиделась, что никак по-другому её не использовали. Наверное, она не читала про царя Давида.

Георгий Иванов рассказывал, как стареющая Исидора Дункан подошла к красивому мальчику, нашему Лелю, и ласково потрепала его по щеке. «Пошла на…» – спьяну отбрехнулся Лель.

Вообще этот «Лель» характерен – несуществующий бог любви из русского языческого пантеона, чисто поэтический бог.

Луначарский обещал Дункан, что она будет танцевать в Храме Христа Спасителя. Обманул. Ангелическая внешность Есенина не обманула: светлейший из ангелов пал.

Роман у них получился настолько дурацкий, что даже сплетни о нём распускать не приходилось, лучше (или хуже) того, что было – не придумаешь.

Есть прекрасные мифы о появлении поэзии, а есть – отвратительные. Был у скандинавов такой герой – Квасир. Его убили цверги (гномы) и сделали из его крови мёд поэзии. Одноглазый Один, превратившись в орла, выпил мёда и полетел в Асгард – поделиться добытым богатством с другими богами. Но по пути его прослабило от непривычного питья. То, что полетело на землю, и называется долей поэтов.

Есенин прекрасно понимал низменную природу поэзии.

Отношение к Есенину проходит два этапа: сначала чем больше человек знает русскую поэзию, тем меньше он любит Есенина. Потом привыкший к простоте читатель начинает понимать, насколько глубок и серьёзен Есенин.

Пока поэты жаловались, что уходит пушкинская Россия, ушла и есенинская – вернее, не смогла прийти, воплотиться. Это и к лучшему: чем жить в Инонии, так лучше оставаться на обломках Царского Села.

Очень умный и очень злой человек, Есенин раньше многих понял, что никакого нового мира, мужицкого рая не будет. И смешно винить в этом большевиков, как будто они могли что-то сделать, как будто Ленин был богом! А вот он, Сергей Есенин, может быть, и виноват: пророческого жара не хватило, чтобы спалить всё старое к чертям, чтобы на святом, пустом месте встала Инония.

А раз не справился, раз жизнь, конечно, не новей – так вот тебе, Сережа, смертный приговор!

Дмитрий Аникин


комментария 3

  1. Александр+Иванович+Херсонов

    Сергей Есенин в представлении тайного знания космобиологии.
    ( Из публикации «Поэты Серебряного века», посвященной Александру Блоку, Владимиру Маяковскому и Сергею Есенину ).
    Часть третья. Сергей Есенин.

    Дар поэта — ласкать и карябать, роковая на нём печать. Розу белую с черною жабой я хотел на земле повенчать».

    Сергей Есенин.

    «Читая, Есенин был ещё очаровательнее. Иногда он прямо смотрел мне в глаза и в эти мгновения я чувствовала, что он действительно всё встречает, всё приемлет; Одно тревожило, и эту тревогу за него я так и сохранила, пока он был с нами; тревожила последняя строка : «Я пришёл на эту землю, чтоб скорей её покинуть».

    Анна Ахматова.

    «Короткий земной путь Сергея Есенина, неожиданно оборвавшийся стремительным взлётом к «холодным лучам» звёздного бессмертия, оставил по себе не только уникальную поэзию, но и сопряжённое с не ощущение тайны. Действительно, исследовать поэзию Есенина с применением формального анализа невозможно. Тайна почти органически живой есенинской стоки при всей её простоте остаётся нераскрытой. Это непостижимое, так легко западающее в душу колдовство таится и в самом Есенине во всей противоречивости его творческой стихии, в падениях и взлётах его души, непредсказуемости судьбы».

    Д-р филологических наук А.И. Михайлов.

    «Даже не верилось, что этот маленький человек обладает такой огромной силой чувства, такой совершенной выразительностью. Читая, он побледнел до того, что даже уши стали серыми. Он размахивал руками не в ритм стихов, но это так и следовало, ритм их был неуловим, тяжесть каменных слов капризно разновесна. Казалось, что он мечет их, одно — под ноги себе, другое — далеко, третье — в чьё-то ненавистное ему лицо. И вообще всё: хриплый, надорванный голос, неверные жесты, качающийся корпус, тоской горящие глаза — всё было таким, как и следовало быть всему в обстановке, окружавшей поэта в тот час».

    М. Горький «Сергей Есенин».

    Соберём тайные знания о Есенине, представляемые микрокосмом рождения и разложим по трём пакетам.

    Пакет «Позитив».

    «Указывается на храбрость, любовь и искренность. К этому человеку придет слава, его замыслы и устремления поведут его ввысь. Под предводительством Любви он достойно пройдет сквозь препятствия и преследования. У такого человека чуть-чуть гордый нрав, но он великодушен и благороден. Ему будет сопутствовать признательность и благосклонность. Указывает на ласкового, милосердного и достойного уважения человека, который пожертвует собой и своими желаниями для того, чтобы помочь несчастным и страдающим.

    Комментарий автора.

    В феврале 1924 года в гостях у В.И. Качалова Есенин познакомился с редактором газеты «Бакинский рабочий» и одновременно вторым секретарем ЦК Азербайджана Петром Чагиным, с которым у поэта завязалась настоящая мужская дружба. Показательно, что несколько ранее, 17 декабря 1923 года, Есенин записал: «Работается и пишется мне дьявольски хорошо».

    Комментарий автора.

    Что бы убедиться в милосердии и желании пожертвовать собой для того, чтобы помочь несчастным и страдающим достаточно причитать, ставшее знаменитым стихотворение Сергея Есенина «Письмо матери».

    «Счастливый и жизнерадостный посреди кромешной тьмы — такой человек станет благословением и наградой на вашем жизненном пути. Это талантливая от природы личность, которой будет нелегко добиться популярности, однако интеллектуальная сила этого человека проявит себя более определенно именно вследствие возникших проблем. Это человек, стремящегося к чему-то возвышенному, для него духовное всегда более желанно , чем материальное. Указывается на высокий интеллектуальный уровень».

    Комментарий автора.

    Накануне катаклизма Первой мировой войны, в котором более других пострадала царская Россия, Сергей Есенин написал удивительное стихотворение, начинающееся строкой «Тебе одной плету венок». Тебе – это России, родине. Это понятно, поскольку вполне в духе Есенина. Но вот концовка стихотворения выглядит не традиционно, даже странно, заставляет задуматься. Уж больно удивительно отозвался поэт об Отечестве: «Но вся ты смирна и ливан, волхвов потайственно волхвующих». О чем же идет речь? Согласно библии, атрибуты богослужения «смирну» и «ливан» подарили новорожденному Христу в Вифлиеме волхвы. И как в соответствии с этим понимать заключительные есенинские строчки? А так, что Россия служит богу в качестве «смирны и ливана», а значит страна жертвенная, богоизбранная. Жертвенная в искуплении грехов человечества? Вероятно. Значит Россия страна праведная, устремленная к обновлению, к величию, к победе. Не это ли есенинские пророчество 1915 года россияне переживают днем нынешним? По самому большому счету?

    «Этот человек — прирожденный ученый, добивающийся известности и признания. Он будет способен пролить свет на многие непонятные вопросы современной науки и решить немало сложных проблем, что принесет ему уважение и признание его трудов. Ему доступны высокие уровни духовности, и он будет разделять взгляды одной из эзотерических школ или использовать нетрадиционные знания. Это человек с легкой и свободолюбивой душой, не позволяющий давить на себя. Тонкая, очень чувствительная и религиозная натура, настроенная на самопожертвование. Его цель — накопить знания, усердно стараться ради того, чтобы удовлетворить свои желания и страсти».
    Комментарий автора.

    Но что значит «прирождённый учёный»? Это не тот, у которого имеется диплом о высшем образовании и научная степень. Нет. Это учёный «по природе». Человек, рождённый учёным, знающий, и понимающий природу. Человек-философ. И всё это пришло в Есенина из прошлой жизни. Это Есениным дано определение «Русь-начертательница»? Но что это означает? Русь – воительница народов, страна, наделенная особой миссией, ведущая за собой другие народы? И если это так, то тогда станут понятны такие есенинские определения для Руси, как, « час потаенный» и «реки тайноводные». Есенин был убежден в том, что «пространство будет побеждено» и «мы устремимся от сдвига наземного к сдвигу космоса». Но устремимся – значит, познаем…

    Сергей Есенин: «Что сказать мне вам об этом ужаснейшем царстве мещанства, которое граничит с идиотизмом? Кроме фокстрота, здесь почти ничего нет, здесь жрут и пьют, и опять фокстрот. Человека я пока ещё не встречал и не знаю, где им пахнет. В страшной моде Господин доллар, а на искусство начихать — самое высшее мюзик-холл. Я даже книг не захотел издавать здесь, несмотря на дешевизну бумаги и переводов. Никому здесь это не нужно. Пусть мы нищие, пусть у нас голод, холод, зато у нас есть душа, которую здесь сдали за ненадобностью в аренду под смердяковщину…».

    Сергей Есенин о жизни в США.

    «Его единственной радостью является накопление духовного богатства, но у него тяжелый характер, и он оценивает своих сородичей по собственному образцу. Его девиз таков: «Обращайся с любым человеком как с мошенником до тех пор, пока ты не обнаружишь его нечестность, а обнаружив его нечестность, ты можешь справедливо сомневаться в том, можно ли ему доверять».

    Комментарий автора.

    Как воспринимать утверждение тайного знания о Сергее Есенине, как о человеке, готовым видеть в каждом сородиче мошенника? Не слишком ли? Откуда это? Не наговор ли? Оказывается, чистая правда. И только приходится удивляться, как такое могло отразиться в микрокосме рождения. Тайна. Но ведь отразилось же? Поскольку мной тому обнаружены безусловные свидетельства. Читаю: «У Есенина страх – кажется ему, что всякий или обкрадывает его, или хочет обокрасть. Несколько раз на дню проверяет чемоданные запоры. Когда уходит, таинственно шепчет мне на ухо: «Стереги Толя! В комнату – ни-ни! Никого!…Знаю я их – с гвоздём в кармане ходят».

    Или такой пример. Есенин поучал: «Так с бухты-барахты, не след идти в русскую литературу. Искусно надо вести игру и тончайшую политику. И такая в меня пальцем : «Трудно тебе будет ,Толя , в лаковых ботинках и с пробором волосок к волоску. Как можно без поэтической рассеянности? Разве витают под облаками в брюках из-под утюга? А ещё невредно прикинуться дурачком. Шибко у нас дурачка любят. Каждому надо доставить своё удовольствие. Знаешь, как я на Парнас восходил?»

    Анатолий Мариенгоф, «Роман без вранья».

    Добавим следующее: «Есенина любили — истерически, сусально, безвкусно, — любили за жёлтую голову, …за васильковые глаза, за «русскую душу» — Бог знает, за что не любили. Но он не любил никого. Более того, Есенин не только не отвечал на безудержную любовь к нему взаимностью, но и странным, роковым образом оказывался причастным к гибели многих втягиваемых в его орбиту людей». (2. стр.15).

    Пакет «Негатив».

    «Указывает на любителя приключений — человека, который взявшись за рискованные поручения, будет действовать опрометчиво. Такому человеку угрожает опасность подвергнуться нападению и оказаться в плену и зависимости от могущественных врагов, стремящихся «вывести его из игры», но ему удастся получить поддержку в тот момент, когда он меньше всего ее ожидает. Годы жизни с 27-го по 28-й и с 36-го по 37-й — являются для него переломными. Указывает на человека, который встретится с помехами и преградами, он будет вынужден бороться с неудачами и превосходящими силами врагов. Такой человек никогда не должен рисковать, насколько многообещающим ему бы это ни казалось, Временами неблагоразумный, временами терпеливый — но он всегда владеет собой».

    Комментарий автора.

    В этой части вспоминается связь поэта с органами ОГПУ, приглашение посетить подвалы ЧК, наблюдать расстрелы мучеников…
    Читаем: «В российской столице Блюмкин в компании других сотрудников ГПУ «присматривал» за творческой элитой, называясь начинающим литератором. Подобные Есенину поэты-имажинисты тяготели к левацкому крылу революции. Сам Сергей Александрович симпатизировал анархисту Нестору Махно, поэтому его имя читается в герое поэмы «Страна негодяев» Номахе. Блюмкин, к слову, тоже какое-то время сотрудничал с махновцами, чем, возможно, и заслужил расположение Есенина».

    Пакет « Дополнение».

    «Указывает на любителя путешествий — человека, у которого есть склонность к бродячей жизни. Он, однако, очень четко сознает необходимость работы, разъезжая с караванами, чья торговля не ограничивается лишь каким-то одним районом или страной. Такой человек приобретет прибыль благодаря различным товарам, продавая и покупая их, или с помощью вещей, требующихся повсеместно. Чем дольше будет жить такой человек, тем более чистой и утонченной будет становиться его философия, пока без остатка не растворится в тонких мирах и вместе с душой этого человека, сумевшей так хорошо выразить ее, не покинет земные пределы. Он доложен целиком довольствоваться работой, и, даже в момент столкновения с врагами, всегда памятуя о том, что сильный выбран для сражения в битвах слабого. Когда придет время, его власть будет ощутима. Такой человек обретет признание благодаря практическим навыкам и своей энергии.

    Комментарий автора.

    «1918 год явился годом душевного и духовного подъёма поэта. Из воспоминаний поэта Петра Орешина: «Для Есенина эта весна и этот год были исключительно счастливым временем. О нём говорили на всех литературных перекрёстках». У Есенина рождаются стихи «Капитан земли», «Гуляй-Поле», «Кантата», «1 мая», «Русь советская». Появляется и любимое слово «преображение», которым он называет одно из стихотворений».

    «Он встречает людей благосклонно и сам радуется подаркам. Он наслаждается прекрасными формами и цветами. Ароматы духов приводят такого человека в восторг. Такому человеку будет даровано земное богатство, однако только в середине своей жизни он по-настоящему поймет, как никчемна мирская роскошь и насколько бессильна она удовлетворить томление духа. В отношениях с окружающими он стоит на позициях собственного превосходства и стремится направлять все свои знания и умения в сторону материального мира. Он способен сделать свою работу интересной и заинтересовать ею других. Этот человек может наживаться на смерти и иметь прибыть от определенных видов работ и заказов. Однако он не будет счастлив до тех пор, пока будет видеть материальный мир в ложном свете. Его счастье – в идеальном, подлинном и единственно реальном».

    Комментарий автора.

    В феврале 1924 года в гостях у В.И. Качалова Есенин познакомился с редактором газеты «Бакинский рабочий» и одновременно вторым секретарем ЦК Азербайджана Петром Чагиным, с которым у поэта завязалась настоящая мужская дружба.
    Показательно, что несколько ранее, 17 декабря 1923 года, Есенин записал: «Работается и пишется мне дьявольски хорошо». Это было кратковременное «просветление», похожее на то, что нередко встречается у… смертельно больного человека перед кончиной».

    Сергей Есенин в символах микрокосма рождения.

    Глубинная сущность личности, натура и характер отличаются Ростом, при этом ожидание прибылей и выгод производится Сверхчувственным Восприятием. Способ жизненного самовыражения, сочинения, переписка представляются Попытками. Местожительство, духовное и материальное наследство Светоносны, а естественные желания и дружеские привязанности встречают Преграды. Работа, повседневность, преодоление трудностей отличаются Продуманностью, семейная жизнь, сотрудничество и признание требуют Заботливости. Утраты, депрессии, долги, несчастные случаи, происходят благодаря Обмену и Торговле . Умственные и духовные интересы, печать, религия отличаются Элегантностью. Почести, слава, реализация судьбы требуют Отречения, вхождение в общественные отношения, поведение в кругу соратников, исполнение желаний происходят со Рвением. Лишения и страдания, враждебность, тайные враги происходят по вине Жестокого и Сурового Человека.

    Литература.

    1.«Русь моя, жизнь моя», Москва, издательство «Планета»,1993
    2.В.В.Маяковский , Москва, издательство «Правда», 1987
    3. Сергей Есенин «Шёл Господь пытать людей в любови…», «Глагол», Санкт-Петербург, 1995

  2. Михаил+Александрович+Князев

    Оказывается и о Есенине можно говорить шиворот-навыворот. Есенинская проникновенность превращается в какие-то выдуманные религиозные параноидальные измышления. Как любили Сергея Александровича, так и будут любить от академиков до бомжей.

  3. Константин Николаевич Севостьянов

    ну что сказать? Такое впечатление что злой и больной бешенством Джим укусил автора.Интересно,Аникин сам верит в то что написал или,написанное им, для собственного бахвальства?

НАПИСАТЬ КОММЕНТАРИЙ

Ваш email адрес не публикуется. Обязательные поля помечены *

Копирайт

© 2011 - 2016 Журнал Клаузура | 18+
Любое копирование материалов только с письменного разрешения редакции

Регистрация

Зарегистрирован в Федеральной службе по надзору в сфере связи, информационных технологий и массовых коммуникаций (Роскомнадзор).
Электронное периодическое издание "Клаузура". Регистрационный номер Эл ФС 77 — 46276 от 24.08.2011
Печатное издание журнал "Клаузура"
Регистрационный номер ПИ № ФС 77 — 46506 от 09.09.2011

Связь

Главный редактор - Дмитрий Плынов
e-mail: text@klauzura.ru
тел. (495) 726-25-04

Статистика

Яндекс.Метрика