Воскресенье, 31.05.2020
Журнал Клаузура

Эдуард Флеминский. «Обращение к мыслящим художникам».

Как известно основное отличие искусства от естества, в наличии условности в произведениях искусства. Искусство воспринимается человеком через элементы этой условности – культурные коды. С течением времени развитие культуры производит всё новые и новые формы условности в искусстве, а значит и растёт количество культурных кодов. Для того чтобы успеть за геометрической прогрессией, с которой за последний век расширяется информационная среда, а вместе с ней и количество культурных кодов, нужно иметь серьёзные намерения, время и возможности ознакомления с мировой культурой в различных её проявлениях.

Современное искусство изобилует различными культурными кодами. Собственно с одной стороны, чем больше культурных кодов, тем больше культурное богатство. Но есть и другая сторона: если зритель не знаком с кодами, используемыми художником, то он не способен понять художественного произведения. Во многом из-за этого феномена, современное экспериментальное искусство стало замкнутой областью, открытой только для немногочисленных «посвящённых».

Художники и люди эстетически развитые, усвоившие множество культурных кодов, эстетизируя своё восприятие, создают культурную среду, состоящую из  ценностной иерархии культурных кодов. Часто использование культурных кодов является своеобразным допуском в  «элитарный» круг «прогрессивного» и «ценного» искусства. Но вместе с этой продвинутой эстетизацией происходит серьёзная потеря. Потеря и немотивированных функций искусства, таких как гармония, загадочность, воображение, обращение к целому миру, космология, и вместе с тем убийственный удар по мотивированным функциям искусства:  передачи настроения, чувств, эмоций, гедонистических и психотерапевтических его свойств. А так же в процессе эстетизации, произведения искусства лишаются важного аспекта — темы.

Происходит парадоксальное явление: хотя эстетика есть философский стержень искусства, но, впадая в излишнюю эстетизацию, искусство теряет свои основные свойства и перестаёт, строго говоря, быть искусством, превращаясь в особый вид творческого самовыражения. Самозамкнутость на узкой эстетской среде в конечном итоге должна была привести такое самовыражение к быстрой видовой деградации и смерти. Однако чтобы избежать этой участи для своего творческого самовыражения, художники компенсировали потери, пропитав своё искусство смертью в различных её аспектах и формах. Здесь понятие «смерти» не стоит понимать как тему, потому что тема смерти может быть трактована художником в пользу жизни. Тут «смерть» надо понимать как антитезу живому, развивающемуся, приносящему радость. Эстетизация смерти, в этом понимании, вызвала отрицательный отклик  у неэстетствующей публики, выражающейся в  виде шокового восприятия и протеста здорового человеческого  сознания. И если традиционное искусство всегда тяготело по большей части к различным аспектам жизни, то в этом случае была избрана негативная противоположность.

Таким образом, негативное современное искусство на пути эстетизма, дистанцируясь от проведения через себя любых общечеловеческих идей, ухитрилось идеологически противопоставить себя традиционной эстетике, традиционной морали, традиционной духовности.  Получилось естественное вживание в миссионерскую роль несогласных, протестующих и встряхивающих сознание обывателей. Здесь поначалу прослеживались мотивы мести обывателю-неэстету, который не понимает этого искусства, а значит должен быть наказан за это. Парадокс, в том, что избежать смерти негативному искусству помогла сама смерть. Можно сказать, что художниками был заключён договор со смертью: они «воспевают» смерть, а смерть за это щадит их искусство.

Образовался целый пласт различного по стилям и формам современного искусства, объединённый смертоносностью их эстетских творений. Их мир это теневой мир, где как в негативе меняется суть вещей на противоположную, производя подмену общечеловеческого масштаба. Проблема из узко-специальной переросла в онтологическую. С точки зрения света, эстетического и духовного развития, то есть позитивной, такая ситуация завела современное негативное искусство, претендующее на актуальность и ценность для человечества, в тупик. Совершенно очевидно, что проблема лежит в области духовной, и суть её лишь в борьбе света и тьмы. Понимание этой проблемы позволяет найти единственный возможный выход для художника, внутри которого бессознательно борется свет и тьма в форме эстетской программы. Единственный выход — есть сознательный отказ от «элитарного» кодового доступа, псевдоутончённости, отказ от намеренно переусложнённого творческого мышления через приближение творца к просветлению, чистой простоте восприятия.


комментариев 10

  1. Ольга Несмеянова

    «Ольга, Вы не согласны с Пьером Бурдье, который говорит о том, что наше восприятие – это “форма культурной дешифровки”? — нет, не согласна. П.Бурдье социолог, там свои категории, понятия, точки отсчета. В этом смысое почему бы из медицины(допустим) или спорта понятия к искусству не приплести? Кстати, есть точки соприкосновения и вполне неплохо получится. Могу подкрепить авторитетом Адорно, он все-таки автор «Эстетической теории», а не социологической

  2. Ольга Несмеянова

    Я сообщила в своем коменте что не поняла текст. Вы вместо того чтобы задуматься, а как он у вас написан? понятно ли? доходчиво ли? какие слова вы используете(в любой науке и об искусстве тоже есть договор о понятиях — в каком смысле какие слова употряблять, без этого невозможно)? намекнули что я дура и лучше бы мне вашу мудрость не читать? постараюсь сдержаться и перед тем как покинуть журнал спрошу по поводу текста конкретно снова:
    «искусство -это “форма культурной дешифровки”? — надо же… не преполагала. Никогда этим не занималась и другим не советую. Со времен Аристотеля искусство это иррациональный способ познания мира(в отличие от научного, рационального) через узнавание, ассоциации,т.е. катарсис

    «современное экспериментальное искусство» — это что? впервые слышу. Прошу примеры, имена авторов, ссылки. Когда вы мне советуете идти и куда-то смотреть, то хочу уточнить — все подряд смотреть? оно ведь очень разное — китч, салон, традиционное, нетрадиционное, актуальное. А ВЫ ЧТО ИМЕЛИ ВВИДУ?

    «А так же в процессе эстетизации, произведения искусства лишаются важного аспекта – темы» — что за тема такая? может быть речь о содержании?

    «для своего творческого самовыражения, художники компенсировали потери, пропитав своё искусство смертью в различных её аспектах и формах. Здесь понятие «смерти» не стоит понимать как тему, потому что тема смерти может быть трактована художником в пользу жизни. Тут «смерть» надо понимать как антитезу живому, развивающемуся, приносящему радость. Эстетизация смерти, в этом понимании, вызвала отрицательный отклик у неэстетствующей публики, выражающейся в виде шокового восприятия и протеста здорового человеческого сознания. И если традиционное искусство всегда тяготело по большей части к различным аспектам жизни, то в этом случае была избрана негативная противоположность» = это вобще про что? кто ясно мыслит тот ясно излагает

    . Тут конечно есть дамы, кто понял и такой же мути в ответ нагородил. Их можно поздравить, а мне видимо посочувствовать

  3. Тамара

    Художник всегда думающий… Как только он перестает вкладывать в своё творение ум, душу и профессинализм мгновенно становится ремесленником. Ремесленник идет в ногу со временем, даже слегка отстает, боясь jcnegbnmcz, а художник всегда впереди времени… И потому создает на века…

  4. Сергей Михайлов

    Интересно почитать умные мысли.Мыслящий художник всегда будет находиться в поиске и стремиться создать что-то Особенное.Остальные будут плодить пейзажики и натюрмортики, хотя и думающий это делает, но, пока не появится финансовая свобода.Зачем пишу? У всех так все индивидуально…))

  5. Наталья

    красота и суть рисунка главное для преображения художника , а преображение это переход из жизни в смерть и наоборот из смерти в жизнь, это искусство которое может жить и в жизни и в смерти. можно создать таким образом жизнь в картине и смерть в жизни. мне статья понравилась…. спасибо.

  6. Эдуард

    Ольга, Вы не согласны с Пьером Бурдье, который говорит о том, что наше восприятие — это «форма культурной дешифровки»? …А если согласны, то как же тогда можно заявлять, что человеческое восприятие искусства не имеет ничего общего с искусством? Ведь, извините, искусство и существует благодаря нашему восприятию! Вы сами себе противоречите в конце поста, говоря о том, что приоритет остаётся за зрителем. Так значит всё-таки зрительская дешифровка, по-Вашему и есть главная в понимании произведения искусства.

    А за примерами далеко ходить не надо, я не буду утруждать себя ссылками, а посоветую посмотреть содержание самых известных современных галерей. Там этого добра хватает. Но если Вы с самого начала не поняли о чём речь, значит это Вас и никогда и не трогало, не задевало за живое, оставаясь на умозрительном уровне? О чём тогда говорить? Зачем писать комментарии, если Вы не понимаете о чём речь?

  7. Ольга Несмеянова

    Что за пласт загадочный такой?
    Можно хотя бы несколько примеров авторов назвать. Желательно известных или со ссылками

    «Образовался целый пласт различного по стилям и формам современного искусства, объединённый смертоносностью их эстетских творений. Их мир это теневой мир, где как в негативе меняется суть вещей на противоположную, производя подмену общечеловеческого масштаба»

    Вобще в целом не поняла и не согласна. Коды, «прочтения» изобразительного искусства к САМОМУ ИСКУССТВУ как таковому не имеют отношения вобще. Их наличие или отсутствие в произведении(или неумение зрителя «прочесть») никаким образом произведение не может ни украсить, ни опорочить. Это должно заботить герменевтику, семиотику и домохозяек которые считают, что «читая» искусство, приобщаются к нему. Сколько угодно в истории искусства примеров когда автор вкладывал одно, а зрители видели и «читали» другое. Приоритет тут как правило за зрителем, через короткое время никто не вспоминает что автор туда пытался вложить

  8. Аркадий Паранский

    В общем, всё, с моей точки зрения, правильно.
    Единственное, что бы я хотел уточнить, что «искусство теряет свои основные свойства и перестаёт, строго говоря, быть искусством, превращаясь в особый вид» не творческого самовыражения, а формотворчества в инженерном смысле этого слово.
    Само-выражение подразумевает разговор, обращение к другому. Тут-то разговора нет, а есть «инженерное кукареку», которое потом поясняется известной фразой: «Я (или мы) своим произведением хотел (хотели) сказать…» и т.д. Нелепо пояснять то, что «хотел сказать». Беспомощная форма.
    И что важно, ушло понятие души и красоты.
    Следовательно, это всё — не искусство, в том понимании, о котором я говорил в своей статье, а что-то другое. Не важно, есть тут культурные «коды» или нет.

НАПИСАТЬ КОММЕНТАРИЙ

Ваш email адрес не публикуется. Обязательные поля помечены *

Копирайт

© 2011 - 2016 Журнал Клаузура | 18+
Любое копирование материалов только с письменного разрешения редакции

Регистрация

Зарегистрирован в РОСКОМНАДЗОР
Рег. № Эл ФС 77 — 46276 от 24.08.2011
Рег. № ПИ № ФС 77 — 46506 от 09.09.2011

Связь

Главный редактор - Дмитрий Плынов
e-mail: text@klauzura.ru
тел. (495) 726-25-04

Статистика

Яндекс.Метрика