Четверг, 06.08.2020
Журнал Клаузура

Людмила Зымалева. «Некоторые актуальные проблемы современной детско-юношеской иллюстрации. (Частное мнение художника, не претендующее на объективное видение действительности)»

Книжная иллюстрация как самостоятельная область искусства имеет богатую и неповторимую историю. На многовековом пути перед этим направлением стояли разные задачи, зависящие от идей времени, культурного развития, преобладающего художественного стиля и других подобных аспектов. На протяжении столетий, в разных странах виднейшие мастера живописи обращались к работе над иллюстрацией. Достаточно привести такие имена,  как  Сандро Боттичелли в Италии, Дюрер в Германии, Рубенс во Фландрии, Хогарт в Англии, Фрагонар во Франции.

Образы литературных героев вдохновляли лучших художников 20 века:  Домье, Дега, Эдуарда Мане,  именно как иллюстратор приобрел всемирную известность Доре.

   В России иллюстрация увлекала больших мастеров 19века, таких как П.П. Соколов и А. А. Агин (первые иллюстраторы «Мертвых душ»), как И.Е. Репин, который работал над иллюстрациями к произведениям Л. Н. Толстого, как В. А. Серов, создавший серию работ  к басням И. А. Крылова.

М. А. Врубель постоянно возвращался к персонажам Михаила Лермонтова, Б. М. Кустодиев проиллюстрировал многие произведения Н. С. Лескова, а Е. Е. Лансере создал в традициях русского реалистического искусства иллюстрации к «Хаджи Мурату».

   Наследие, оставленное мастерами прошлого свидетельствует, о том, что, хотя иллюстрация и должна соответствовать содержанию, форме, стилю литературного произведения, это отнюдь не делает ее «ремесленнической» и второстепенной, (уступающей, например живописи), формой творчества. Напротив, истинная иллюстрация призвана, оставаясь полноправным видом изобразительного искусства,  дополнять и обогащать литературное произведение. В высшем своем проявлении она, сливаясь с ним воедино, создает новую художественную  форму,   которая  становится отдельным  памятником  культуры

Такое осмысление иллюстрации стало особенно важным в начале и середине 20 века, когда книга прочно вошла в повседневную жизнь общества, как средство воспитания и проводник культуры, и не меньше, в качестве популязатора искусства. В  начале же двадцать первого столетия отсутствие подобного видения иллюстрации становится болезненной и актуальной проблемой.

«Хорошо иллюстрированная книга необходима и полезна взрослым людям,  значение  ее для детей невыразимо важнее. Здесь художник зачастую является воспитателем вкуса, первооткрывателем мира, ведь рисунки, виденные в детстве порой запоминаются на всю жизнь»  – эта цитата из классического учебно-просветительского пособия «Школа изобразительного искусства» еще раз напоминает нам важность ниже приведенных моментов.

Говоря о художественной  иллюстрации необходимо подразумевать не просто рисунки в книге, сопровождающие авторский текст (доступный пример – научные работы, учебники и энциклопедии), а иллюстрацию как произведение искусства, призванную дополнять и обогащать литературное произведение. К величайшему сожалению, об этом в наше время практически забыто.

Обедненность иллюстративным рядом – первая  актуальная проблема современного книгопроизводства. Здесь сказывается, как экономия материальных средств, затраченных на издание, так и общая культурная неразвитость издателей, предполагающих, что современное общество, чрезмерно насыщенное визуальными образами телевидения, не нуждается в книжных «картинках». Но эта проблема, ведущая к несомненному ухудшению эстетического уровня жизни населения, меркнет перед следующим пунктом. Народная мудрость гласит, что лучше вовсе не сделать дело, чем сделать его плохо. В случае с иллюстрацией во многих современных изданиях, «сделать плохо» – означает извратить само это понятие. Превратить находящиеся в книге изображения не просто в отвлеченные рисунки (что само по себе – грубое нарушение), а в ужасающие своей безвкусностью, нарушающие все устои и законы изобразительного искусства и элементарного эстетического представления, уродливые лубки. Почти все «художники-иллюстраторы» нового поколения допускают в своих работах ошибки такого масштаба, что постоянно возникает вопрос  о наличии у них соответствующего образования, хотя бы на уровне детской художественной школы. Речь же о таланте, способностях, должных прилагаться к выше означенному пункту, здесь  вообще  не ведется.

Самой первой и частой ошибкой авторов, видной глазу любого непрофессионала становится видимое и убедительное ощущение того, что художник никогда не читал иллюстрируемую книгу. Вероятно, иногда такой эффект порождается непростительной небрежностью автора, но во многих случаях это может быть реальным фактом. Далее следуют неверные и откровенно слабые, неумелые попытки композиционного, цветового, пространственного решения и пр. На них не имеет смысла останавливаться подробно, так  как ошибки в  перечисленных понятиях, допущены в самом зачатке, еще не приобретя специфических свойств, присущих  иллюстративному направлению. Но  некоторые грубейшие нарушения,  характерных именно для законов и основ иллюстрации, именно эти моменты и  рассмотрены ниже.

Пожалуй, самая главная из проблем иллюстрации – проблема создания целостного и узнаваемого образа персонажа (будь  то человек, зверь или неодушевленный предмет) и  в первую очередь, его портрета. Казалось бы, что портрет – жанр более свойственный, например живописи. Художники-иллюстраторы же прибегают в основном, к  изображению сцен, в которых задействовано несколько персонажей, к развернутым многофигурным композициям. Ведь такого рода рисунки, насыщенные множеством деталей, как бы вводят читателя в круг описываемых событий. Однако, почти в  каждом литературном произведении, автор стремится раскрыть характер своих персонажей,  рассказать об их взаимоотношениях и судьбах. Поэтому такое художественное решение иллюстрации, как композиционный портрет персонажа, серия портретов, может помочь читателю лучше понять образы героев, представить их живыми людьми. К такому приему прибегали многие выдающиеся художники. Достаточно вспомнить об иллюстрациях К. И. Рудакова к роману И. С. Тургенева «Отцы и дети» и  Е. А. Кибрика к произведению Р. Роллана «Кола Брюньон» (известный «Портрет Ласочки»), И.С. Глазунова к  «Идиоту» Ф.М. Достоевского.

 Создавая  портрет человека, живописец все-таки избегает постоянного анализа, неотрывного сравнивания с первоисточником, может допускать сугубо личностные моменты в работе, тогда как иллюстратор должен постоянно думать о доступности образа читателю. Ведь первоисточник – книга – постоянно рядом, она безжалостно разоблачает любые оплошности и небрежности в изображении  своих героев. Огромная трудность работы иллюстратора,  как над образом персонажа, в целом, так и над его портретом, в частности, заключается в том, что читатель зачастую уже имеет сформировавшееся представление о герое, видит его по-своему. Особенно это относится к литературным персонажам, вошедшим в жизнь человека, как знакомые, близкие люди, известным с детства, иногда даже до прочтения книги, со слов окружающих. Предлагая читателю свой образ, свое видение, художник рискует разочаровать, не суметь убедить его в правильности своей визуальной трактовки. И тем трудней задача художника, чем убедительней герой, созданный писателем. Ведь талантливый «настоящий» мастер слова почти никогда не дает подробного «шаблонного» описания (волосы – такого-то, цвета, глаза такого-то, рост – столько-то сантиметров…).  Иногда  образ даже главного героя может основываться на коротких фразах, изящных штрихах (упоминание характерного жеста, позы; мелькнувшая улыбка). Поэтому в воображении разных людей в результате прочитанного возникают различные визуальные образы – у каждого свой. Задача художника создать такой визуальный облик, который наиболее полно и точно будет соответствовать  герою,   который убедит каждого читателя-зрителя,  заставит принять именно эти внешние особенности персонажа, даже если раньше герой представлялся по-другому. При этом надо помнить, что литературный герой живет в книге, он меняется, взрослеет или стареет, подвержены переменам его психология, облик, одежда. И вместе с тем это один и тот же человек, характерные признаки которого, «узнаваемость»  должны  всегда присутствовать в его изображении, как в групповых сценах, так и в портрете.

   Для достижения наибольшей выразительности, более полного раскрытия  образа героя в иллюстративном портрете используются  такие же  приемы, как и в портрете живописном. Характерные жесты, позы, одежда и личные вещи, интерьеры, пейзажи, как-то связанные или подходящие по каким-либо причинам данному человеку, позволяющие дополнить и лучше раскрыть его суть и т.п.

   Выбор технических средств при создании иллюстративного портрета (как и иллюстрации, вообще), практически неограничен: от гравюр на дереве и офортов до всех видов рисунка, могущих быть выполненными как отдельно карандашом, тушью, углем, акварелью, гуашью…, так и в смешанной технике.  Разумеется, для каждого иллюстрируемого произведения должно подбирать  свой стиль,  технику исполнения и соответствующий материал.

Но, не смотря на  ясность и  систематичность всех выше приведенных требований к иллюстративному портрету, в частности, и иллюстрации, в целом, в наше время наблюдается поистине плачевная картина. Как уже было сказано выше,  открывая  каждую (если не первую, то уж вторую – без сомнения), книгу, проиллюстрированную современными художниками, с печалью осознается, что автор рисунков, не только глубоко не вчитывался в произведение, но и вообще вряд ли его читал. Кажется вполне реальным, что заказчик-издатель к пакету основных требований (количество, размер работ и т.д.) прилагает краткое описание персонажей, зачастую, видимо, далекое от авторского текста. Но даже один раз, исковеркав образ героя, современный художник не придерживается созданного типажа.

  Подобные факты нуждаются хотя бы в одном, двух конкретных примерах.  Массово иллюстрируемыми произведениями сейчас,  в основном, являются только детские книжки для младшего возраста и романы в стиле «фэнтази». Но и последние, зачастую, ограничиваются только ярким,  далеким от текста, изображением на   обложке. Поэтому, в качестве первого примера, рассмотрим  по современным понятиям «богатое» издание всемирно известного английского писателя  Дж. Р. Р. Толкиена  «Властелин Колец», проиллюстрированное художником Л. Х. Вторым же –  будут графические рисунки художницы Я. А. к литературно-энциклопедическому сборнику «Толкиен и его мир» (видимо, только популярное ныне имя  писателя позволяет выделять средства для полной иллюстрации его многочисленных произведений). Перед анализом этих работ, необходимо заметить, что Лео Х. и Яна А. – одни из самых заметных фигур в сегодняшнем мире печатаемой книжной иллюстрации (здесь не говорится о мастерах, которые, не смотря на образование, почетные звания и  талант  вынуждены работать «в стол»  – это тема для отдельного долгого печального разговора). Творения названных художников  встречаются почти в каждом третьем издании фантастической и «фэнтезийной» литературы, поэтому они, без сомнения, могут быть  ярким примером современного иллюстратора.

Не останавливаясь на грубых ошибках в самых азах законов изобразительного искусства (неграмотное цветовое, композиционное, пространственное  решение, анатомически неверно изображенные фигуры людей и т.д., и т.п.), допущенных во всех иллюстрациях Лео Х. к «Властелину Колец»,  сразу же перейдем к специфическим нарушениям законов иллюстрации. В своей работе над книгой  Лео Х. преимущественно использовал именно иллюстрационный портрет. Судя по другим работам автора, он практически не мог изобразить ни обширной многофигурной композиции, ни персонажа в движении, поэтому и отдавал предпочтение статичным поясным портретам героев. Эти портреты, в первую очередь по всем параметрам (если не брать половой признак) не соответствуют описанию в  литературном первоисточнике: (т.е. в книге «Властелин Колец») не совпадают  ни общие черты  лица (цвет глаз, волос…), ни  возраст,  ни одежда героев. Так один из главных персонажей, описанный, как   зрелый сероглазый воитель с темными волосами,  одетый в скромное дорожное платье, изображен на поясном портрете юным блондином в грубых кожаных доспехах. Этот же персонаж (как, впрочем, и другие), не зависимо от сюжета,  полностью противореча  ему, постоянно меняет  на протяжении всей книги цвет волос и глаз (от блондина до пепельных седин), возраст, одежду и пр.

   О каком же  раскрытии духовного образа может идти  речь, при столь явных визуальных несоответствиях?! Остается только заметить, что в исходных данных  рассмотренное издание означено как «литературно-художественное»…

    В работах Яны А. к сборнику «Толкиен и его мир» не наблюдаются такие грубые обще художественные ошибки, как у Лео Х., но специфических, присущих именно области иллюстрации нарушений, ничуть не меньше. «Деревянные», откровенно безжизненные лица созданных ею типажей, кажутся нарисованными по одному лекалу. Нечего уж и говорить, о том, что художница, скорее всего не затруднила себя прочтением описаний персонажей. Иначе все можно объяснить только «особым видением» любимых героинь Толкиена (об одной из которых сказано: «Краса ее столь велика, что не описать ее словами … ибо свет сияет на ее челе…»), сильно отличающимся от принятых понятий о красоте. Но  даже наличие такого «особого видения»  не могло бы послужить оправданием иллюстративным портретам Яны А. так как художник-иллюстратор, в первую очередь, должен думать о массовости и доступности  созданного им образа, о его соответствии общечеловеческим  представлениям.

Материалов, поверхностно затронутых и освещенных в этой статье, хватило бы для нескольких независимых и более подробных исследований. Означив  некоторые серьезные проблемы современной иллюстрации, не было найдено и приведено многих ответов на, к сожалению,   актуальные вопросы: Почему сохраняется тяжелая ситуация с современной школой иллюстрирования?  Что требуется для скорейшего выхода из кризиса? Поэтому остается только робко надеяться, что в дальнейшем современные художники-иллюстраторы будут способны создавать, не только  грамотные и качественные рисунки, сопровождающие текст, но истинные иллюстрации, в полном смысле этого слова. Что  в будущем должность художника-иллюстратора будут занимать те талантливые люди, которые, существуя и сейчас,  все еще остаются в тени и не имеют доступа к индустрии книгопроизводста. И что им удастся, как  раньше не раз удавалось их талантливым предшественникам, воплотить все требования к этому направлению изобразительного искусства. Что бы и о них, в качестве яркого подтверждения  таланта и мастерства, сказали когда-нибудь слова, подобные признанию выдающегося писателя Ромена Ролана об иллюстрациях  к его роману «Кола Брюньон», выполненных знаменитым художником Е. А. Кибриком:

   «Мой герой вновь приходит ко мне отрешенный от меня, радостный и сильный. Он завоевал себе полную независимость. Он живет теперь вне автора…»

P.S. Основная часть статьи была написана в 2002 году, сейчас, через восемь лет постоянного наблюдения за состоянием культурного книгопроизводства стоит отметить многие положительные изменения. В частности, гораздо более высокий уровень современной полиграфии и культуре оформления книги, а так же уверенного заявления о себе талантливых художников-иллюстраторов, например  Денис Г.  Автор данной статьи искренне надеется, что в обозримом будущем материалы, представленные в ней, полностью утратят актуальность и появится возможность писать не о проблемах, а о достижениях и успехах мира книжной иллюстрации.


комментариев 7

  1. Salvitri

    Все правда. Общий уровень рисовательных способностей современных иллюстраторов печален + не уместность на мой взгляд явного применения компьютерных программ в иллюстрировании бумажной книги. Это моя мечта чтоб электронные книги и оформлялись при помощи компьютера а бумажные руками они тогда живее и душевнее.

    И еще один на мой взгляд ощутимый недостаток что иллюстраторы в наше время почти никогда сами не подбирают гарнитуры шрифтов для книг. Люди которые занимаются шрифтами абсолютно не смотрят как они сочетаются ни с иллюстрацией ни со смыслом произведения. И это при то что всяческие госты по шрифту насколько я понимаю отменили еще в прошлом веке, твори не хочу…
    купила Итальянские народные сказки с иллюстрациями Монина..только ради иллюстраций, гарнитура Helios там максимально не в тему, а сделали бы что-нибудь псевдоготическое допустим…и была бы не книга а сокровище

  2. Лев Кропин

    С Автором статьи полностью согласен. Но шелкоперы-бумагомараки эту статью и читать не будут. Их этим не проймешь. А где президент? Почему не гонит в шею соответствующих министров? Ах, ему некогда? Не успевает? Так надо избирать такого, чтобы успевал. Воспитание детей и взрослых — это важнейшая задача для страны и ее руководителя.

  3. anna-maria

    Один из самых известных и не названых в этой теме иллюстраторов остается Рембранд, который за всю жизнь по мимо писания портретов, проиллюстрировал, чуть ли не всю библию. Согласитесь книга стоящая, но все таки книга. Всё же что до художников. Я считаю что художник иллюстратор — это призвание. С одной стороны жесткие рамки, а с другой невероятная сила погружения в образ. Здесь играет роль духовной близости автора и художника — кто -то хорошо проиллюстрирует сказку, а кто-то Достоевского. Причем если сделать наоборот получится ужасно.

  4. Надежда

    Вполне разделяю мнение автора! Наш лозунг: «Числом поболее, ценою подешевле», поэтому если где и появляются иллюстрации, их часто делают непрофессионалы, которые, как «таджики» берутся за всё, надеясь приобрести навыки в процессе работы. 🙁
    Ну и кумовство, как водится, процветает.
    — О!Моя племянница хорошо рисует, нигде не училась, так красиво получается!
    🙁

  5. Андрей

    Книжная иллюстрация для слишком многих (к счастью, не для всех!) художников стала простым средством заработка. Особых требований издатель не выдвигает (кстати, почему бы нет?), до автора (тем более, если он покойный…) — далеко. Можно «лепить горбатого», и ничего — кроме гонорара, — тебе не грозит. Утеря добросовестности и ответственности называется.
    А ведь надо рисующему — если он хочет сделать в е щ ь, взять на вооружение принцип работы талантливого актера над ролью. Про то, что книгу прочитать — я уж не говорю, это само собой, но перечитать ее, как это делал, напр. Тихонов с «Войной и миром» — несколько раз, вживаться, всматриваться, погружаться в образ. Тогда он начнет ж и т ь этой придуманной жизнью, и в душе его — если он настоящий, творческий человек, начнут рождаться образы — подобно воплощению актера в роль в спектакле или кино. И вот, сначала смутные, на уровне подсознания, чувства в нем будет кристаллизоваться тот единственный, который присущ только его личности.
    Остается только запечатлеть это на бумаге (полотне, салфетке, манжетах) — образ всегда приходит как озарение, как огненная вспышка.
    Вот тогда родится произведение, единственное в своем решении. Как разный актер по-разному играет кн. Андрея, старшего Болконского или Пьера, — так и созданный и поглощенный одним творцом-художником герой, сцена, сюжет будут разительно отличаться от выпестованного другим.
    Вот тогда рождается и с к у с с т в о книжной иллюстрации, и пропущенное через горнило своей души, оно становится достоянием читателя.
    По другому — быстро и абсолютно точно — может только гений.
    А их сегодня… по крайней мере, пока не видно. В книжных иллюстрациях.
    Ну нет пока у нас ни Дега, ни Кибрика, ни Глазунова с Диодоровым, иллюстрировавших Блока.
    Или они, наши современные иллюстраторы, еще не почувствовали себя такими же талантливыми и непохожими?
    Проснитесь; оглянитесь: поймите.
    Загляните в душу своему искусству рисовальщиков, и превращайтесь в художников…

    «Если бы мы сделали все то, что в наших силах, мы бы сами себе поразились.» Томас Эдисон

  6. Исаак Райх

    C автором статьи невозможно не согласиться. Какие книги иллюстрировались тогда и какие сейчас: как говорят в Одессе это две большие разницы.
    Во-первых, совершенно разная литература по содержанию и качеству. Многие современные книги просто не получится иллюстрировать хорошо — содержание не то.
    Во-вторых, книги иллюстрировали настоящие мастера, от одних имён сердце замирает.
    В-третьих, издатели ищут иллюстраторов подешевле и попроще; о детях и подростках точно никто не думает.

НАПИСАТЬ КОММЕНТАРИЙ

Ваш email адрес не публикуется. Обязательные поля помечены *

Копирайт

© 2011 - 2016 Журнал Клаузура | 18+
Любое копирование материалов только с письменного разрешения редакции

Регистрация

Зарегистрирован в РОСКОМНАДЗОР
Рег. № Эл ФС 77 — 46276 от 24.08.2011
Рег. № ПИ № ФС 77 — 46506 от 09.09.2011

Связь

Главный редактор - Дмитрий Плынов
e-mail: text@klauzura.ru
тел. (495) 726-25-04

Статистика

Яндекс.Метрика