Вторник, 23.04.2024
Журнал Клаузура

Евгений Чебалин. «До плинтуса и ниже»

Русский дуэт баянистов, зачем-то названный «MIX»: Войтенко и Храмков — чемпионы мира . Два  упоительно накаченных, кочующих по   сценам  мужских экземпляра — с виртуозной   исполнительской техникой. Оба в свое время, закончив консерватории, сражались между собой и с остальными  претендентами за  мировое  первенство на конкурсах , сражались неистовой работоспособностью, неимоверной выносливостью организма, обостренным чувством  классического репертуара, где русский баян  вознесён их талантами до  мирового статуса скрипки и фортепиано.

Хорошо знаю Войтенко в период  его Самарского  ученичества, затем исполнительского возмужания. Парень тяжкими трудами зарабатывал  свое имя, еще будучи  концертным попутчиком всемирно известного  самарского ансамбля  Ларисы Демченко «Классик-домра». Имя  добывалось в  нищете, в изнуряющих  поисках собственного репертуара.  Но капкан беззвестности и нищеты не отпускал. В шоу-среде  диктовали и диктуют до сих пор  свои правила  сукачево-шафутниский блатняк, рок  и смехо-ржачка. Этот обильно посеянный сценический пырей  свирепо оккупировал   все  мало-мальски значительные концертные площадки страны.  Над бешеным прорастанием его  и  финансовым поливом маячит  волосатая лапа  властьимущего садовника.

«Классик-домра», не пожелавший расстаться с классическим  репертуаром, был  раздавлен   в лепешку перестроечным катком  и  местечковой  интеллектуёвостью   Самарского губернатора Титова  и мэра Лиманского, питавших необъяснимую тягу к  Главному анусу России —  Б. Моисееву.

Классический и, особенно национальный, русский репертуар, агрессивно и  целенаправленно выдавливается со сценических площадок России. Театр превратился из сеятеля Духа и гармонии в «пошло–спермную мейерхольдятину».

Намертво перекрыт  доступ на TV-экран одному из лучших басов СНГ  Владияру ( Владимиру Яровицыну), чарующему питерцу Сергею Захарову, уникальному  русскому сопрано Петровой, Кубанскому казачьему хору, ансамблю  танца Моисеева. Мы  совсем  не слышим  в последнее двадцатилетие добротных  дуэтов, трио, квартетов, хотя бы   отдаленно напоминающих «Ореро», «Абба», «Ялла»,  «Песняры». Вместо них тотально насаждается компашка хрипунов и   беспросветная, вульгарная сукачево- серятина. Она закрепляется в мозгах и памяти «пипла»  агрессивной  раскруткой  на  TV-экранах. Раскрученным трем-четырем десяткам шоу-попрыгунчиков уже давно тесно не только на экране, но во всей   загаженной России, как обезумевшей в инстинкте размножения горбуше , прущей на нерест в узкое русло.

Большой  театр до сих пор  благоухает экскриментально-оперным  испражнением  от Сорокина.

Более месяца ввинчивали в российские мозги гешехтную кончину и интимные пикантности  американского джексон-дрыгунка,  надувая  из него эстрадного мамонта  всех времен и народов.

А с баянистами  и с их  соперником —  аккордеонистом Дрангой  ныне все в порядке: они хорошо запомнили судьбу  «Классик-домры». Неподражаемые, блестящие виртуозы ввинтились, встроились в  шоу-эстрадный шабаш и обреченно играют там «Цыпленок жареный» и прочее подобное — на уровне  трех-четырех аккордов,   в  мажорном сочетании «уп-ца, уп-ца» и «тындыр-пиндыр». Их можно понять: другой репертуар, более сложный, требующий наличие вкуса, культуры и души – ныне не востребуется и , главное, не оплачивается.

Войтенко и Храмкова, это  — два уникальных музыкально-электронных микроскопа , способных  приблизить и вскрыть молекулярные глубины и  величие мировой классики. Но они превращены в два гвоздевых молотка, коими   забиваются в  серые мозги шоу-гвозди. «Пиплу», ревущему в залах и опущенному  мафиозно-волосатой лапой до уровня плинтуса, от этого забивания  прикольно, круто и кайфово.

Остервенело спихивался с русских высот в «крутую», космополитическую трясину лучший баритон мира Хворостовский. Ныне ему  там комфортно.  Давно растворился в смехуечках  натурально-блондинистый тенор,  ныне  пустозвонный  соболтун  двух новорусских  осточертевших бабок. Заплесневело под бюстом  «Мадам Брошкиной» дарование   «женщины, которая когда — то пела». Её  стащили с  европейской, гуманоидной  гармонии   Раймонда Паулса и  поставили на два дрябло-заголенных окорока  среди  всероссийской тусовки.

Любопытно узнать: что заказывают   всем им на   интимных междусобойчиках   наши   правящие    воротилы —  « Гоп со смыком»  или  «Мурку»?

При Франко в Испании был  расстрелян и зарыт в общей могиле  гений  испанской поэзии Гарсиа Лорка.    Кажется Геринг сказал :  «При слове «интеллигент» моя рука тянется к кобуре с  пистолетом». Что-то аналогичное  застряло пока в  верховных глотках  и братковой  кобуре у наших  слепых кремлевских  поводырей… Надолго ли застряло?  .

Евгений Чебалин


комментариев 8

  1. Николай

    Кто то из древних сказал «Хотите поработить народ — отнимите у него его культуру», по злому наитию или по тупому недомыслию этот эксперимент сейчас и проводится в нашей стране, с нашим народом.

  2. Нина Н.

    Статья острая и злая. В основном, по моему мнению, отражающая реальное положение не только в музыкальной культуре, но и культуре в целом. Автор во многом прав, но, наверное, не надо терять надежду на возрождение истинных ценностей, в том числе и национальной культуры. Ведь «Голос»-то прорвался! И народ жив и чуток.

  3. Павел Альтмарк

    Талантами не обеднела Россия. В этом можно было убедиться, кто смотрел по телевизору конкурсную программу «Голос».А с автором статьи полностью согласен.

  4. Мануйленко Виктор

    И ещё:

    Тебе, моя Русь, не Богу, не зверю —
    молиться молюсь, а верить — не верю.
    Я сын твой, я сон твоего бездорожья,
    я сызмала Разину струги смолил.
    Россия русалочья, Русь скоморошья,
    почто не добра еси к чадам своим?
    От плахи до плахи по бунтам, по гульбам
    задор пропивала, порядок кляла, —
    и кто из достойных тобой не погублен,
    о гулкие кручи ломая крыла.
    Нет меры жестокости и бескорыстью,
    и зря о твоём ли добре лепетал
    дождём и ветвями, губами и кистью
    влюблённо и злыдно еврей Левитан.
    Скучая трудом, лютовала во блуде,
    шептала арапу: кровцой полечи.
    Уж как тебя славили добрые люди
    бахвалы, опричники и палачи.
    А я тебя славить не буду вовеки,
    под горло подступит — и то не смогу.
    Мне кровь заливает морозные веки.
    Я Пушкина вижу на жжёном снегу.
    Наточен топор, и наставлена плаха.
    Не мой ли, не мой ли приходит черёд?
    Но нет во мне грусти и нет во мне страха.
    Прими, моя Русь, от сыновних щедрот.
    Я вмёрз в твою шкуру дыханьем и сердцем,
    и мне в этой жизни не будет защит,
    и я не уйду в заграницы, как Герцен,
    судьба Аввакумова в лоб мой стучит.

  5. Мануйленко Виктор

    Об этом хорошо сказано в стихотворении:Памяти А. Твардовского
    Поэт: Чичибабин Б. А.
    Вошло в закон, что на Руси
    при жизни нет житья поэтам,
    о чём другом, но не об этом
    у чёрта за душу проси.
    Но чуть взлетит на волю дух,
    нислягут рученьки в черниле,
    уж их по-царски хоронили,
    за исключеньем первых двух.
    Из вьюг, из терний, из оков,
    из рук недобрых, мук немалых
    народ над миром поднимал их
    и бережно, и высоко.
    Из лучших лучшие слова
    он находил про опочивших,
    чтоб у девчонок и мальчишек
    сто лет кружилась голова.
    На что был загнан Пастернак —
    тихоня, бука, нечестивец,
    а всё ж бессмертью причастились
    и на его похоронах…
    Иной венец, иную честь,
    Твардовский, сам себе избрал ты,
    затем чтоб нам хоть слово правды
    по-русски выпало прочесть.
    Узнал, сердечный, каковы
    плоды, что муза пожинала.
    Ещё лады, что без журнала.
    Другой уйдёт без головы.
    Ты слёг, о чуде не моля,
    за всё свершённое в ответе…
    О, есть ли где-нибудь на свете
    Россия — родина моя?
    И если жив ещё народ,
    то почему его не слышно
    и почему во лжи облыжной
    молчит, дерьма набравши в рот?
    Ведь одного его любя,
    превыше всяких мер и правил,
    ты в рифмы Тёркина оправил,
    как сердце вынул из себя.
    И в зимний пасмурный денёк,
    устав от жизни многотрудной,
    лежишь на тризне малолюдной,
    как жил при жизни одинок.
    Бесстыдство смотрит с торжеством.
    Земля твой прах сыновний примет,
    а там Маршак тебя обнимет,
    «Голубчик, — скажет, — с Рождеством!..»
    До кома в горле жаль того нам,
    кто был эпохи эталоном —
    и вот, унижен, слеп и наг,
    лежал в гробу при орденах,
    но с голодом неутолённым, —
    на отпеванье потаённом,
    куда пускали по талонам
    на воровских похоронах.

  6. ВЛАДИМИР

    ПРОТИВОСТОЯТЬ ВРАГАМ РУССКОЙ КУЛЬТУРЫ ТРУДНО,НО ДРУГОГО ВЫХОДА НЕТ

  7. Владимир

    Целиком разделяю настроение автора! Спасибо!
    Кстати, заставка к журналу очень интересная.

НАПИСАТЬ КОММЕНТАРИЙ

Ваш email адрес не публикуется. Обязательные поля помечены *

Копирайт

© 2011 - 2016 Журнал Клаузура | 18+
Любое копирование материалов только с письменного разрешения редакции

Регистрация

Зарегистрирован в Федеральной службе по надзору в сфере связи, информационных технологий и массовых коммуникаций (Роскомнадзор).
Электронное периодическое издание "Клаузура". Регистрационный номер Эл ФС 77 — 46276 от 24.08.2011
Печатное издание журнал "Клаузура"
Регистрационный номер ПИ № ФС 77 — 46506 от 09.09.2011

Связь

Главный редактор - Дмитрий Плынов
e-mail: text@klauzura.ru
тел. (495) 726-25-04

Статистика

Яндекс.Метрика