Пятница, 16.11.2018
Журнал Клаузура

Дмитрий Плынов. «Усатый нянь-NEXT». Интервью с художественным руководителем «Театра ЛУНЫ» Сергеем Борисовичем Прохановым.


На стыке 2012 и 2013 годов, творческий коллектив «Тетра Луны» привлек к себе особое внимание всевозможных СМИ, коллег «по цеху», театральное сообщество и поклонников. Поводом к этому послужили два юбилея. 14 февраля 2013 года театру исполнилось 20 лет, а несколькими месяцами позже, практически перед самым новым годом, 29 декабря 2012 года, художественному руководителю «лунной сцены», народному артисту Российской Федерации Сергею Борисовичу Проханову – 60 лет!

Серьезные даты! Как говорится — «Дай бог каждому»!

Отделаться сухим новостным абзацем, а тем более пройти мимо, мы, как вы понимаете, не могли.

Надо ли говорить о плотном графике, текущих делах, юбилейных заботах? Предположив самый худший вариант, вы попадете в точку. Однако надо отдать должное руководителю PR службы театра Александру Ондару, все было организованно в одночасье.

К моему большому стыду я не видел ни одной постановки этого коллектива, но прочел огромное количество рецензий, отзывов, мнений. Все эти тексты не дают полноты впечатлений. Поэтому, перед тем как посетить театр мы запланировали извлечь максимум пользы – познакомиться с труппой, заглянуть в «закулисье», а если повезет и поприсутствовать на репетиции. Забегая вперед, скажу, что нам это удалось.

Но сейчас, в первую очередь, о «виновнике» всего того, что нам предстояло увидеть.

В назначенное время, я и собственный корреспондент нашего журнала, фотохудодник Ксения Риклес подошли к служебному входу в театр. Нас встречал все тот же Александр Ондар. Без лишних хлопот с пропускной системой мы вошли в здание театра.

— Здравствуйте, Дмитрий. Добрый день, Ксения. Сергей Борисович уже ждет, пройдемте прямо к нему, — Александр повел нас по коридорам театра.

Вот что такое, «Театр живет»! Путь к кабинету худрука лежал через гримерные, подсобные помещение, цеха художников и костюмеров. Каждый уголок коридора, холла, лестничной площадки был наполнен, как говорится, творческим процессом. Актеры разных возрастов – от 7 лет и далее, что-то обсуждали, экспрессивно жестикулируя и цитируя выдержки из ролей. Художники бегали из кабинета в кабинет, демонстрируя друг другу какие-то эскизы, о чем-то спорили. Тут же, в небольшом проеме между лестницей и входом на малую сцену, «девушка в трико» повторяла замысловатые па. Все кипело, бурлило. Как любила повторять героиня одного художественного фильма по рассказам Михаила Зощенко: «Феерично!».

В конце концов, мы добрались до первой точки, где нас встретила помощник руководителя театра Надежда Амосова и тут же проводила в кабинет Сергея Борисовича Проханова.

— Здравствуйте! – поздоровался я, — Мы к вам, Сергей Борисович, по поводу интервью. Представляем сразу два электронных издания – журнал «КЛАУЗУРА» и Афишу «ПроАртИнфо».

Пока Ксения Риклес настраивала свою фотоаппаратуру, у нас начал завязываться разговор.

Сергей Борисович встал из-за стола и, улыбаясь, протянул руку для приветствия:

— Как настроение… Дела?

— Замечательно, — коротко ответил я

Настроение действительно было замечательным, а улыбка худрука и прежний озорной взгляд, который мы помним у «Усатого няня», в несколько раз его повысил.

— Сергей Борисович, цель визита, рассказать нашим читателям о сегодняшнем «Театре Луны», о вас, о коллективе, — начало этому интервью было положено.

Дмитрий Плынов (Д.П.): Две даты – 20 и 60. Сергей Борисович, глядя на вас, ни как не пойму, какая из них определяет ваш возраст. Так сколь ж вам лет, 20 или 60?

Сергей Проханов (С.П.): (Рассмеялся и указал на разложенные, на столе фотографии молодых актеров и актрис) Судя по этим фотографиям, мне двадцать. А если серьезно, как говорится, на сколько себя чувствуешь, столько тебе и лет. Этому есть хороший пример. Как-то так получилось, что перед самым новым годом я сломал себе ногу. И где вы думаете? Прыгал с трамплина на лыжах… (смеется, видно что шутит) Только сейчас начал понемногу расхаживаться… А с другой стороны, я немного суеверен. В этом смысле нельзя себя нахваливать. Скажешь, что все замечательно, обязательно что-то случится. Какой-нибудь кирпич тебя найдет. А что касается творчества, спектаклей, то, по-моему, еще есть время сделать то, что ты хотел сделать. И это самое главное! Когда появились мышцы, есть опыт былых наработок, можно вовсю экспериментировать. К примеру, мы сейчас ставим «Дали и Испанская королева из Казани». Это такое сказание, которое скомбинировано из восьми произведений. Спектакль на подходе. 28 февраля читка и репетиционный старт. Я думаю, к концу сезона или к открытию следующего состоится премьера.

В этом спектакле вся сложность в декорациях. Представьте себе, какие у Дали могут быть декорации! Чумовые! Поэтому приходится нам самим быть немного изобретателями и постараться сделать так, как сделал бы это Дали. Вот задача! В этом спектакле мы будем использовать новые технологии, новые подходы, а руководить художественной, изобразительной частью будет известный всем Никас Сафронов. Планируется использовать в спектакле все самое необычное. Всё, что можно отнести к понятию «сюр».

Я это все говорю к тому, что за 20 лет работы театра мы кое-чему научились. Мы научились ставить спектакли, мы научились брать от творчества, всё, что нужно брать. Мы научились делать выводы из ошибок, как говорится, на ходу, учитывая интересы зрителей их ожидания. Этому мы научились.

Когда театр пустеет, то это вина, в первую очередь, главного режиссера. Если у нас начнет пустеть, то это будет только моя вина! Нужен нюх. Если его нет – пропал!

Д.П.: Понятно… Сергей Борисович, а кто ваш зритель?

С.П.: Зритель у нас очень разный… Вы знаете, есть такая наука физиономистика. Вот вы пришли, и я уже могу примерно сказать, что вы собой представляете, что вам может быть интересно. Так же мы и со зрителями. Т.е. мы не определяем зрителя по возрасту или социальному положению. Мы стараемся уловить зрителя по духу. Когда человек совпадает с тобой по ощущениям, то с ним можно жить. Это может быть твоя жена, твой друг, и это может быть твой зритель. В общем, для нас не важен возрастной фактор или иной… Хотя, в последнее время я становлюсь сторонником семейного спектакля. Мне кажется, что семейный спектакль, это то, что мы не додали детям. Начиная с перестроечных времен, когда мы были все заняты сами собой, зарабатывали деньги, места, забывали о семье. В этой атмосфере выросло целых два поколения детей. Только сейчас, совсем недавно, когда культуру и наш театр в частности стали финансировать мало-мальски прилично, появилась возможность давать правильное воспитание детям. Я говорю о нашей части этого процесса.

В театре появилась детская студия «Маленькая Луна». Это 70 детей, из разных, по социальному положению, семей, но объединенные общим интересом, творчеством. И уже сейчас, глядя на них, трудно определить кто откуда. Все ухоженные, грамотные, воспитанные с широким кругозором. И самое главное творчески эмоциональные!

Д.П.: …А сколько уже у вас в театре существует детское направление?

С.П.: Понимаете, она у нас несколько раз преобразовывалась. Начиналось с танцевальной студии, потом все перешло в актерское мастерство. Теперь у нас целая академия. Там все — и танец, и сцена речи, и пластика, и пение…

Д.П.: Т.е. детский коллектив с историей? У вас есть те, кто начинал в «Маленькой Луне», а теперь достиг актерской популярности во взрослой жизни?

С.П.: Конечно! К примеру, Анастасия Стоцкая, Дмитрий Бикбаев и т.д. Я думаю, с десяток точно наберется. Сейчас восходит звезда Вероники Лысаковой. Кроме нашего театра, она была ведущей передачи «Есть такая профессия» на телеканале «Бибигон», ведущей шоу «Все по-взрослому» на телеканале «СТС» и членом детского жюри конкурса «Кинотаврик» (г. Сочи). С 2010 года Ника Лысакова является президентом международного фестиваля кино- и телепрограмм для семейного просмотра им. В. Леонтьевой «От всей души». Очень талантливая, поющая актриса. Она с пяти лет с микрофоном…

Д.П.: … Это, наверное, талант. Природные задатки…

С.П.: Ну, еще и терпение родителей, которые поддерживали и поддерживают ее. Не ленились «таскать» ребенка по различным кружкам, студиям… Вот и к нам пришли…

Д.П.: Очень интересно! Мне становится ясно – у театра перспектива есть! Сергей Борисович, а что прочно закрепилось в театре? Кто составляет некий костяк труппы? Может быть, появились какие-то традиции?

С.П.: Ну, конечно! И у нас есть свои «Чайки»…

Д.П.: … «Нетленки»

С.П.: Точно – «нетленки»! У нас это спектакль «Ночь нежна», прежде всего. Это «Таис сияющая». Еще, я бы назвал «Путешествие дилетантов», но он временно, к сожалению, не идет…

Д.П.: …А спектакль  «Путешествие дилетантов» на чем основан? Это случайно не по роману Булата Шалвовича Окуджавы «Путешествие дилетантов (Из записок отставного поручика Амирана Амилахвари)»?

С.П.: Да, да! Именно так! Замечательное произведение и спектакль получился прекрасный! Сожалеем, что он сейчас не идет… Некоторые актеры, задействованные в этой постановке, стали уходить в разные антрепризы… В частности, актриса Ольга Понизова, стала активно сниматься в кино, ушла из театра… Пока у нас некому играть ее роль в этом спектакле. А роль основная. Главный герой, по замыслу, должен быть похож на Игоря Костолевского… Как оказалось у нас мало подобных актеров

Д.П.: … нет героя-любовника?

С.П.: Здесь не совсем герой-любовник. Это образ интеллигентного, немного ироничного, ранимого человека, в то же время обладающего хорошей, статной фигурой и т.д. … Олег Даль, подошел бы в полной мере.

Д.П.: Сергей Борисович, напрашивается вопрос, труппа, в целом, уже состоялась, коллектив сложился? Или все же есть, так сказать, элементы «текучки кадров»?

С.П.: Сейчас практически нет! Был момент, когда мы переходили с малой сцены на большую… Прошел «ледоход»… Отток… Потому что люди уже перерастали маленькую сцену, многие были популярны… Надо сказать, что наш театр делал их популярными. К примеру, Чулпан Хаматову… Она впервые сыграла у меня на 2 курсе института. После этого, как закончила учебу, играла еще 2 года. Евгений Стычкин, который тоже пришел в наш театр неизвестным актером. Его порекомендовала Лариса Ивановна Удовиченко. И после того, как он сыграл «Чарли Ча», вместе с Дмитрием Певцовым, к нему пришла известность, приглашения в кино, съемки и т.д.

Д.П.: Сергей Борисович, ну а сейчас, отношения с этими людьми сохранились? Или расставание, это момент «без возврата» отношений?

С.П.: Нет, конфликтов никаких нет. Просто жизнь не стоит на месте. На смену приходят другие. Нужно идти вперед, не оглядываясь.

Д.П.: … То есть открытия все равно происходят.

С.П.: Абсолютно так! Главное чтобы музы посещала!

Д.П.: Кого? Руководителя или…?

С.П.: (Сергей Борисович рассмеялся) Без музы, оно всем плохо! Без нее ничего не рождается толкового. Вот появилась у нас «снегурочка» — актриса талантливая, молоденькая Оля Кузьмина… Как ребенок… Настоящая Снегурочка… И все очень хорошо у нее стало получаться. Молодец.

Д.П.: Да, мне известна эта актриса… В популярных сериалах стала сниматься…

С.П.: Совершенно верно, ее в «Кухне» можно увидеть. Только сейчас она ждет ребенка. Вот, надеемся, в скором времени родит нам еще одно молодое дарование. Нам, в смысле театру.

Д.П.: Кто у вас еще в труппе? Кого вы особенно бы выделили?

С.П.: Про Ольгу уже сказал… У нас Максим Щеголев, тоже молодой, талантливый актер. Отличная физическая форма, спортивная фигура. Он у нас бандитов играет… Полно прекрасных актеров. Та же Анна Терехова, Елена Кондулайнен, Людмила Светлова… В свое время играли Соколов Андрей, Дмитрий Певцов. В общем очень много у нас звезд переиграло, играет… И, как я уже говорил, появляются через наш театр новые звезды.

А потом, сохранять их в труппе, очень трудно. Заканчивается спектакль, сыграют раз 100… Это хорошая цифра… У нас один спектакль, по моему 400 раз сыгран – «Ночь нежна». У меня есть спектакли долгожители, по 1500 раз сыграны… Наверное мы хорошо «замешиваем» творческое тесто.

Д.П.: Замечательно! Сергей Борисович, вы в этом деле наверное не один? Я предполагаю, что в театре есть еще режиссеры, постановщики – те кто вам помогают. Расскажите о них.

С.П.: У нас, как считается, в основном авторский театр. Сам пою, сам билеты продаю. Но тем не менее, у меня конечно есть талантливые режиссеры. Наталья Когут, к примеру, которая поставила «Гамлета», где играют одни девушки. Спектакль крайне авангардный. «Жаворонок», о Жанне д`Арк, в ее постановке. Тоже, очень не простая история получилась. Болгарская режиссер поставила спектакль, где играли одни мужчины, под названием «Ромео и Джульетта». Там на сцене актеры 40 минут купаются под дождем. Заметьте,  этот спектакль на многих театральных фестивалях занял первые места.

Д.П.: Театр постоянно в эксперименте…

С.П.: Ага, все время путаем мужчин и женщин… Еще у нас есть такой Павел Урсул, который режиссер спектаклей «Рубиновый вторник» и «Жена на бис». Последний – премьера этого сезона. Спектакль по жанру комедия положения. Очень смешной спектакль. Постановка только делает первые шаги, а уже есть предложения гастролировать с ней…

Талантливые режиссеры есть, обо всех не расскажешь. Во-первых, много. Во-вторых, не хочется кого-то обижать. Бывают у нас еще и прецеденты, когда сами актеры в режиссуре пробуют.

Дмитрий Бикбаев, актер, мой ученик. Я поручил ему детскую студию, он у них худрук. Сам Дмитрий весьма талантливый актер, поющий, из известной группы «Бис» (Бикбаев и Соколовский). Они, кстати, распались и Дмитрий, как человек с актерским образованием пришел к нам. Очень толковый парень оказался. Детскую студию хорошо поднял, вплоть до того, что у них уже появился собственный фан-клуб, свои корреспонденты, съемки. Вот такие неожиданные открытия, которые и есть те помощники, о которых вы спрашивали. На них и держится наш театр.

Д.П.: Вы, как первое лицо этого творческого мира, не ревнуете к спектаклям, поставленным другими, хоть и начинающими, режиссерами? На сколько вы вторгаетесь в их процесс или может быть просто по-отечески помогаете?

С.П.: Вы задали сразу три вопроса, которые совершенно разные, на мой взгляд. Во-первых, я не ревную вообще! У меня нет такого чувства. Я в свое время столько славы получил, что до сих пор помнят. Дай бог им столько! Во-вторых… Вот если спектакль не получается, я в открытую «иду в атаку». Наш театр, это театр демократической диктатуры. Т.е. у нас все можно, но до определенного момента. И это не только в творчестве. Особенно не люблю всевозможную клановость.  Как только замечаю что-то похожее, тут же это дело прикрываю. Все, что делается на разрушение коллектива театра – уничтожаю. А клановость, это очень вредно для труппы.

Д.П.: Что вы относите к разрушению?

С.П.: Разрушение – это группки, коалиции…

Д.П.: То, что называется «против кого будем дружить»?

С.П.: Да! Именно! В этом случае есть поучительный пример. В театре Вахтангова был целый лозунг, суть которого заключалась в том, что можно говорить что угодно, и о чем угодно. Но только воткрытую, и на общем собрании. У них такой принцип. А у нас просто собраний не бывает, кроме открытия сезона… Боремся другим путем… Актеров в первую очередь интересуют роли. Если с этим вопросом все идет как надо, то и проблем особо не возникает.

Сейчас у нас труппа переполнена. На 6 человек больше. И еще нужно взять 2 актеров, в связи с постановкой «Дали»… Где мы возьмем эти ставки? Ломаем голову… М-да, как и везде, вопрос – где взять деньги?

Д.П.: Раз уж мы заговорили об экономической составляющей творческого процесса театра, может быть, вы скажете пару слов нашим читателям? На чем стоит, в финансовом плане, театр? Может кто-то помогает, извне?

С.П.: Это сложно. У нас ведь театр полностью государственный. Мы учреждение культуры города Москвы. Нас субсидирует, по полной программе, Департамент культуры и молодежной политики г. Москвы. По тем же ставкам, как и остальные, подобные труппы. Но мы, конечно же, рассчитываем, что руководство города, будет к нам более благосклонно. Сейчас идет переход на новую контрактную систему. Это сейчас волнует всех. Что и как будет, до конца не ясно. Этот процесс запустится примерно через полгода. Обнулят все действующие сейчас контракты, и начнем, как говорится, жить с начала. Контракты будут по году, по два… Будем как в Голландии. Вы знаете, какая там система?

Д.П.: Нет…

С.П.: Там дела так обстоят. Поставил ты спектакль плохо, тебе говорят: «Ничего, вот тебе еще денежек — ставь». Поставил второй спектакль плохо – всё! Волчий билет! Больше ты к этому дому, под названием театр, не подходи. А у нас же сейчас, можно поставить 10 плохих спектаклей. На 11 опять не получилось – ничего, съездишь порепетируешь в Энске. Потом вернешься…

Д.П.: Понятно. Т.е. эта ситуация, с контрактами, немного лихорадит театр?

С.П.: Лихорадит… Основная лихорадка еще не началась. Впереди. Народ побаивается, в ожидании… Я согласен, сокращать нужно. Но есть и другие пути. Проще. К примеру, это театр появился следующим образом. Умер главный режиссер Театра Комедии. Я пошел и поговорил с труппой. Предложил объединить коллективы. Присоседится друг к другу. Я возглавил обновленный театр, ни кого не обидел… Такие ходы, объединение театров, вполне могут быть. Есть театры просто без помещений. И для них это выход. Да и в финансовом плане — экономия…

Д.П.: Рационально… Сергей Борисович, немного о личном. Сейчас на рубеже двух юбилеев, волей неволей, вы, наверное, подводите какие-то итоги? Сами для себя, без пафоса… Наверняка задумываетесь, что сделано, а что не сделано. Может быть, немного пооткровенничаете с нашими читателями? Конечно, если есть желание.

С.П.: Да, пожалуйста! Особых секретов нет…

Д.П.: …я конкретизирую – что бы вы хотели сделать и не сделали! Вот, вот! Это реальный вопрос, который за душу берет!

С.П.: Согласен, согласен! Отвечаю! Я бы хотел жениться!

Д.П.: Так! Уже хорошо!

С.П.: … Потому что несколько лет назад у меня пошла какая-то внутренняя перестройка… Новые музы меня посетили…

Д.П.: …Появился бесенок…

С.П.: Точно – бес в ребро… Шутка конечно…. У меня появилась новая жизнь. Создавалось впечатление, что старую нужно насильно, специально изменить. Я не противился. И она само собой поменялась. А теперь, когда прожив еще некоторое время, понимаю, что сделал я не совсем то, что нужно было. Прежде всего, хочу сказать вашим читателям, мы частенько живем в мире фантазий, как говорится. Что-то сочиняем для себя. Но самое главное, это реализм, с которым мы остаемся наедине, вечером. Под одеялом, каждый себе цену знает — что ты сделал хорошего, что плохого. И почему ты вообще один спишь? … Вот у Галы Дали, уже сейчас не вспомню, был какой-то зверек, с которым она возилась, проводила время больше, чем с людьми. Это говорит, прежде всего, о человеческом одиночестве. Это самая главная проблема в мире! Я ощущаю эту проблему!

Я как-то был в северной столице Швеции, в городе Лулео и там есть такой странный обычай. У них же полгода ночь. Постоянно темно. Выходишь на улицу, а по всему городу стоят свечи. Я вначале подумал, что электричество экономят. А оказалось, что каждый человек, который хочет с кем-то пообщаться, с любым, проходящим по улице, зажигает свечу у подъезда. И ты можешь запросто войти в это дом, в гости.

Д.П.: Трогательная традиция…

С.П.: Да… Людям просто грустно. Представляете себе! Эти знаки. Весь город в одиноких людях! Честно говоря, я был шокирован. Стою, смотрю на все это. И даже однажды зашел. Не зная ни слова на их языке. И это человек не понимал русский язык. Разговор завязался сам собой. Чаем напоил. Потом еще две девушки зашли… Короче говоря, что я пожелал бы читателя журнала КЛАУЗУРА, помимо театра, это то, чтобы ценили семью, семейный уют. И это не большие слова… Как в песне «если хочешь забыть – забудь, если можешь простить — прости»… Вот такая маленькая нотка, по поводу того, что щемит душу русского человека и почему он пьет.

(Сергей Борисович снова рассмеялся)

Д.П.: По вам не скажешь, что вы пьете… А если серьезно, то не смотря на то, что вы человек состоявшийся во всем, с большим багажом, с интересной работой… В любом случае, ощущаете себя немного одиноким.

С.П.: Ну, тут не то чтобы такое прямое одиночество… На самом деле, жениться-то не так сложно. Должны быть общие интересы, о чем поговорить. Т.е. должен быть таким, чтобы отношения можно было назвать настоящей семьей. В широком понимании этого слова.

Д.П.: Эти итоги, Сергей Борисович, мне кажется, будут понятны всем. Они общечеловеческие…

С.П.: … Вы знаете, если зритель, на спектакле, не будет думать о том же, то и сама постановка покажется ему плоской. Такому зрителю будет просто не интересно у нас, да и в любом другом настоящем театре. В этом-то и есть сок режиссера. Пока мы не проживем какую-то часть жизни, пока не прочувствуем все то, о чем пытаемся сказать зрителю, ничего не получится. Надо уметь сопереживать, уметь искренне радоваться, уметь быть одному на сцене. Если ты это все умеешь и знаешь, считай, что попал в тему.

Д.П.: …Это о личном. А что вы хотели бы, но не смогли сделать, по разным причинам, в творчестве?

С.П.: Моя творческая жизнь состоит из циклов. Первое достижение – «Театр Луны». Второе, что у меня получилось, это «Маленькая Луна». И последнее на данный момент, над чем сейчас работаем – это создание «Армии Луны».

Д.П.: А что это такое? Можно подробнее?

С.П.: Это практически интернет проект, сообщество, которое объединяет поклонников театра, что-то типа фан-клуба. Это те люди, которые популяризируют наше творчество и деятельность, отслеживают наши знаменательные даты и события, информируют о них зрителей. Фонтанируют идеями, как и что лучше отметить, на общественных началах. Те, кто не любит спать по ночам и сидит в интернете. Лично я — жаворонок, и спать люблю ночью…

Примерно так. На мой взгляд, эта третья, новая позиция «Армия Луны» весьма привлекательное и полезное начинание для театра.

Д.П.: Эта «армия» только в интернет пространстве будет существовать или есть планы создать реальный клуб?

С.П.: В принципе, на данный момент сделали только в интернете. Хотя уже и логотип разработали, значки выпустили… Но в дальнейшем наверное что-то изменится и в реальном русле…

Д.П.: И много у вас уже членов этого фан-клуба?

С.П.: Численность постоянно меняется. Идет процесс формирования. Кто-то приходит, кто-то уходит. Одни говорят 1000 человек, другие 2000… У каждого постоянного члена клуба будет, уже есть, такая карточка, по которой он может войти на любой спектакль бесплатно, получить приглашение на все праздники и юбилеи театра. Это стимул.

Совсем недавно стали устраивать вечера личного общения, на которых выслушиваем мнение членов нашего клуба, их предложения… Чаю попить… Вот это направление мы и развиваем…

В общем-то, я вам уже много что рассказал, даже не знаю о чем еще…

Д.П.: Да, Сергей Борисович, с одной стороны вы рассказали очень много интересного. Огромное спасибо! А с другой стороны, вы ловко ушли от ответа. А спрашивал о вас не как о руководителе коллектива, а как творческой личности… Проще говоря, у вас есть мечта сыграть своего «Гамлета»…

С.П.: Я понимаю, куда вы клоните. У меня даже есть ответ. Дело в том, что занимаясь театром, в кино уже меньше лезешь. Просто нет времени. Но… Мы уже года два занимаемся одним киношным проектом. Я написал сценарий. Он называется «Усатый нянь-NEXT». Там я уже такой солидный «усатый нянь», такой известный на весь мир воспитатель. Даю мастер-классы по стране и за пределами. Приезжаю на Мальту, занимаюсь детьми… Помните сцену из фильма – «море волнуется раз, море волнуется два»…

Д.П.: Конечно помню. У меня такое ощущение, что весь фильм наизусть знаю…

С.П.: Вот, вот… И появляется в этот момент молодой парень, так сказать начинающий нянь… Я вижу в этой роли одного нашего актера, о котором уже говорил неоднократно – это Дима Бикбаев… И начинаются приключения нового «усатого няня» и со мной…

Но когда все это будет сделано чисто технически, я сказать не могу. Уже второй год ищем умелого и талантливого кинопродюсера… В кино не так просто с финансирование…

Д.П.: Задумка интересная. Целое поколение, и не одно, выросло на этом фильме. У Вас должно получиться… А к частному инвестору или спонсору не пробовали обратиться?

С.П.: К частному? Они обычно поступают так – если какие-то деньги уже выделены, если они есть, то могут добавить недостающую сумму. У проекта должна быть, изначально, какая-то база, желательно государственного финансирования… Были случаи, когда выделялись большие частные деньги, а проект проваливался… Дело творческое… Хочется всех удивить, а на деле может получиться маразм… Вот вам название для статьи…

Интервью подошло к завершению. Наш фотохудожник Ксения Риклес сделал еще несколько снимков в интерьере кабинета. В том числе и я попросил Сергея Борисовича сфотографироваться с ним на память. Он тут же согласился.

Следующим этапом у нас была экскурсия по «Театру Луны» и фоторепортаж с репетиции спектакля «Дориан Грей», в постановке режиссера Гульнары Галавинской. ( Дополнительно — с репертуаром «Театра Луны» и фоторепортажем, вы можете ознакомиться на Афише «ПроАртИнфо»).

Я поблагодарил Сергея Борисовича за беседу, и мы вышли из кабинета.

Очень интересное, на мой взгляд, получилось интервью. У меня осталось впечатление, будто бы я всю жизнь был знаком с Сергеем Прохановым, настолько он оказался открытым и легким в общении человеком.

После того, как материал уже был готов к публикации, я задумался над тем, какую репортерскую или литературную форму придать этому тексту. Репортаж? Интервью? А может быть рассказ? Так и не придумал, и решил оставить как есть, смешав жанры и стили. И это, еще раз подчеркнет разнообразие и непредсказуемость прекрасного творческого коллектива, возглавляемого Сергеем Борисовичем Прохановым, под названием «Театр Луны»

Материал подготовлен на основе диктофонной записи

Запись производилась в помещении театра 20.02.2013 года

Текст: Дмитрий Плынов

Фото: Ксения Риклес

 


комментария 2

НАПИСАТЬ КОММЕНТАРИЙ

Ваш email адрес не публикуется. Обязательные поля помечены *

Копирайт

© 2011 - 2016 Журнал Клаузура | 18+
Любое копирование материалов только с письменного разрешения редакции

Регистрация

Зарегистрирован в РОСКОМНАДЗОР
Рег. № Эл ФС 77 — 46276 от 24.08.2011
Рег. № ПИ № ФС 77 — 46506 от 09.09.2011

Связь

Главный редактор - Дмитрий Плынов
e-mail: text@klauzura.ru
тел. (495) 726-25-04

Статистика

Яндекс.Метрика