Четверг, 01.10.2020
Журнал Клаузура

Полина Пудова. «Искусство есть посредник того, что нельзя высказать»

Что есть искусство? Случайно оставленная на стене клякса от колера, что приняла необычайно красивые формы? Или, может быть, вырванный из тетради много лет назад пожелтевший кусочек бумаги с любовным стишком для Оли Трёшкиной, сидевшей, кажется, за третьей партой среднего ряда? Возможно, искусство – это едва заметный из окна пятого этажа контур солнышка на асфальте, который смыл первый весенний дождик? Для нас всё просто – если вещь дорога нашему сердцу, её образ застывает в памяти на всю жизнь, в отличие от портрета Пушкина, написанного Кипренским, или же «Бурлаков на Волге» Репина. Или Репнина?..Или Репейникова?..Вы уверены в том, что помните?

Для искусствоведов всё ещё проще. Картина обязательно должна отвечать критериям искусства, выполнять его функции. Но как быть, когда для половины населения страны «Чёрный квадрат» Малевича — повод лишний раз ткнуть в репродукцию пальцем с выкриком: «А я ещё лучше могу! Хотите чёрный круг? Или красный квадрат?» А ведь такие люди, вероятно, так никогда и не узнают, что «Чёрный круг» и «Красный квадрат» уже существуют. Но как быть, когда неизвестные перечёркивают граффити-портреты Бодрова с Эйнштейном словом «Потрачено»? Словом, которое не пришлось бы рисовать, будь они сами способны творить или хотя бы ценить это.

Однако всё сводится к одному выводу – с древности люди не мыслили свою жизнь без искусства. Будь то роспись глиняных горшков, рисунки животных на стенах пещер или же неотёсанные фигурки из слоновой кости. И так сквозь века: от Фидия с Поликлетом до Дали с Пикассо. Мы одержимы, порой до безумия, как Врубель и Федотов, желанием оставить что-то после своей смерти, подарить бесконечному миру маленькую частичку маленького себя. К сожалению, далеко не все способны на это, только единицы могут найти, опознать и вытащить наружу тот зачаток уникальности, который придётся по душе избранным.

Так что же всё-таки такое искусство? Слово из девяти букв, трёх слогов и двойной «с» во втором случае, что было так сложно запомнить на диктантах по русскому в начальной школе? Искусство – это универсальный язык для всех времен, не требующий знания транскрипции, сложных правил для чтения или письма. В большинстве своём он понятен всем: с первого взгляда, первых нот, возможно, с первой строчки…Конечно, Шнитке и Феллини были  бы рады узнать, что человечество достигло того уровня культуры, когда каждый маленький мальчик во дворе, каждый работяга, возвращающийся с завода с алкоголем в руках, знакомы с их творчеством. Однако такой расклад событий, конечно, был и остаётся утопией. Как говорится, каждому своё – было бы желание.

И, как ни печально признавать, искусство медленно, но верно отходит на второй план, погружаясь в ту часть жизни, о которой принято вспоминать только раз-два в месяц; посмотрев новый фильм в кинотеатре или прикупив в лавке какой-нибудь пейзаж за бесценок, только что отпечатанный в типографии, где уже лет десять как не помнят имени его автора. А потом повесить масляный отпечаток около шкафа, во время генеральных уборок протирая с рамки пыль, если ещё не забыть, приговаривая: «Ну а что…красиво же?»
Искусство не практично, но даже здесь есть удачный пример синтеза духовной и материальной сторон.  Древний Рим. Колизей.  Невероятной красоты и масштаба архитектурное сооружение, построенное для смерти и развлечения смертью. А ведь римляне так стремились возобладать эстетикой, что даже все скульптуры у бедной завоеванной Древней Греции из Афин понатаскали. И получилось же. Из обломков культуры старой империи родилась новая, ещё более богатая. Искусство не обособлено, искусство – это единая, мощная, сметающая всё на своём пути река, имеющая множество притоков, которые способны затопить даже самую сухую и жаркую пустыню.

Что же касается нашей родины? Столько раз мы всё ломали обточенными дубинами, отстраивали заново, но потом снова ломали уже арматурами – цензура, репрессии, ссылки на протяжении практически семидесяти лет. Искусство – оно всё чувствовало. Каждый удар и каждую ссадину после него. В этом и самое душераздирающее его преимущество. Сегодня историки критикуют и поощряют одно, завтра  — совсем другое. Искусство же в этом плане остаётся аполитичным, но, к сожалению, не всегда. Почему повесилась Цветаева? Застрелился Маяковский? Бродский вынужден был коротать жизнь вдали от родины и родных? Об этой стороне, цене искусства даже сейчас редко принято говорить… А что спорить, если правда спрятана где-то там, в глубине их прожженных временем строк?

И, несмотря ни на что, река бежит и развивается. Появляется бесконечное множество новых видов искусства, художественное образование становится доступным практически каждому. Снимают ценз с запрещенных когда-то книг, знаменитые произведения искусства начинают «гулять» по всему миру, уличных музыкантов можно встретить в  каждом переходе метро. И, по моему мнению, вопреки всё больше меняющемуся укладу жизни, эту реку осушить будет сложно. Для многих искусство – синоним саморазвития, возможность расписать свою жизнь такими яркими красками, что серость повседневности никогда не сможет омрачить их сочные тона.

Наперекор тому, что культура сейчас развивается повсеместно, в любой точке земного шара есть её незаменимые центры. Для России это, безусловно, Санкт-Петербург. Недавно мне удалось побывать в этом исключительном городе, но я не вижу смысла рассказывать о монументальности произведения Воронихина, изящности творений Росси или о великолепии архитектуры Монферрана. В День народного единства здесь произошло незабываемое для жителей и гостей города событие – Фестиваль света. Великолепное художественное решение в синтезе с будоражащими кровь историческими событиями, подачей и трансляцией на фасады Исаакиевского собора и Мариинского дворца вряд ли смогли оставить кого-нибудь равнодушными. Последнюю деталь грандиозности светового полотна, на мой взгляд, привнёс тёплый, разнообразными хлопьями танцующий снег, который и вовсе погружал всех в таинственную атмосферу сказки. Сюжет тоже был выбран символичный: страшные наводнения 19-го века, кровавые революции и ужасающие сцены блокады. Однако главной темой оставалось одно – единство и неделимость людей перед лицом угрозы. Так и искусство века остаётся цельной, быстротечной рекой, устремлённой далеко за горизонт наших дней.

К какому же выводу можно прийти? Искусство многолико: его не волнует ваша национальность, взгляды на жизнь или возраст. И пусть не все способны найти достаточно времени, чтобы мастерски изучить его, не каждый обладает талантом к чему-то творческому, и не у всех в конце концов есть желание жить им. Но одно остаётся неизменным: искусство – это диалог сквозь века и расстояния, посредник между людьми, посредник того, что нельзя высказать.

Полина Пудова


НАПИСАТЬ КОММЕНТАРИЙ

Ваш email адрес не публикуется. Обязательные поля помечены *

Копирайт

© 2011 - 2016 Журнал Клаузура | 18+
Любое копирование материалов только с письменного разрешения редакции

Регистрация

Зарегистрирован в РОСКОМНАДЗОР
Рег. № Эл ФС 77 — 46276 от 24.08.2011
Рег. № ПИ № ФС 77 — 46506 от 09.09.2011

Связь

Главный редактор - Дмитрий Плынов
e-mail: text@klauzura.ru
тел. (495) 726-25-04

Статистика

Яндекс.Метрика