Вторник, 25.09.2018
Журнал Клаузура

Надежда Середина. «В Московском зоопарке». Рассказ

Цикл: «Тайны заповедника». Рассказы для среднего школьного возраста

Из-под земли, как подснежник, поднимается музыка.

— Флейта? – спросила Леночка.

— Я, думаю, ск-л-ипка,  – важничал Егорка.

Бабушка Люба в детский спор не вступала, она шла важно рядом и следила, чтобы они на дорогу не выбегали, когда догоняют друг друга.

Егорка с Леночкой спускаться в подземный переход не стали, чтобы убедиться: скрипка ли это, куда интереснее был зоопарк. И они только ускорили шаги, а бабушка Люба, счастливая и запыхавшаяся, едва успевала за неугомонными любимцами.

Вошли в зоопарк, тут и воздух зверинца и многоголосица собравшихся, словно на спевку, птиц.

Фиолетовый турако важно и надменно смотрит на пришельцев.

— Клюва нет.

— Коротенький. А хвост длинный.

— Хохолок поднимается, хвастается своей короной.

— Курица… Ворона… Бананоеды…

— Изумрудная… Птица бананов не ест, хоть и относится к виду бананоедов. А на крыле птенца есть коготь, когда они ещё летать не умеют, то цепляются за ветки, чтобы не упасть.

Но это высокомерие детям не нравится, и они, разглядывая клетку, ищут знакомых животных.

— Мышка! – взвизгнул от радости Егорка.

— Смотри, а вон Ежик! Воду пьет. – Протянула руку к клетке сестра.

Турако покрутил фиолетовой головой, кто это в его присутствии может говорить о серой мышке и колючем ежике.

— У него даже спонсор есть!? – неподдельно удивилась бабушка. – Смотри, на табличке обозначен.

Егорка по дорожкам ходить не мог, он перебегал по газонам от одного зверя к другому, он бы потрогал их, обнял, но мешали решётки.

— Слон-папа, мама–слониха и сынок-слоненок? – фантазировала сестра.

— О! Сл-лон! — от удовольствия глаза младшего брата горели.

Семейное стадо, скучившись, торжественно, но быстро пересекало вольер. На другой стороне дрессировщик с ведром, постукивая палкой по решетке, призывал их.

— Давай сфотографируемся, — поворачивала внука к себе бабушка.

— Хватит, бабушка со слоном! – Егорка уклоняется от рук бабушки.

— Розовые уши у большого, — готовилась его нарисовать Леночка.

— Берет хоботом траву, отряхивает корни от земли и — хоп! Себе в рот.

— Какие у него рога!

— Бивни! – подсказывает бабушка.

Слон-папа поклонился и встал на колено, как в цирке.

Потом дрессировщик бросил свою палку, и слон — Розовые уши,   хоботом поднял ее и передал дрессировщику.

— Он улыбается! – визжит от радости Егорка.

— У него рожица, как у маленького ребеночка, — умиляется бабушка и зовёт Егорку. — Отцепляйся! Видишь, они пошли.

Слоненок с повисшим хоботком уткнулся головой в тело слонихи и  двигался за ней, словно слепой за поводырём. А папа-слон стоял и думал.

— Почему Розовые уши не идет за ними?  — спросил Егорка бабушку.

Бабушка Егорке отвечать не стала, она сама не знала.

Егорка оглянулся кругом: кто знает?

Вот рядом совсем маленькая девочка в розовом платье. Она цепко ухватилась за металлический поручень:

— У!

— Что? Фонтан?

— И!

— Слон?

— И!

— Птичка?

— У-у-у!!!

— Пошли, хватит слона смотреть. Уцепилась! Там есть жираф.

— И!

— Хочешь еще?

— У-у!

— Помнишь, как птичка залезла в трубу у нас в деревне?

— И нас в деревне есть Бобик белого и немного коричневого цвета. Он спас бедную птичку, которая попала в печку. — Рассказывала увлечённо Лена, видя рядом такую же девочку. —  Он утром рано загавкал и привёл нас к печке. Мы открыли печку и выпустили птичку. Она бедная вся в саже! Она пришла в себя и улетела.

— А у меня тоже есть собака. Я учусь в пятом классе, и все в классе мои друзья. А летом в лагере у меня другие друзья. Мы играли в пионербол на пляже. Я играла хорошо, но против нас играли взрослые, но мы выиграли. А ты в шахматы играешь?

— Я давно шашки в руках не держала и шахматы.

— А я когда вырасту, я хочу стать ветеринаром и чемпионом мира по шахматам. — Девочка улыбнулась, кивнула головой и побежала за своей мамой.

А слон Розовые уши подошел к своей семье и поднял хобот.

— Нет, чтобы с детьми поделиться… Детей отстранил – сам полез! Как слон в посудной лавке. – Возмутилась бабушка, наблюдая, как слон принялся отряхивать траву, чтобы отправить её в рот, спрятанный под хоботом.

— А почему у него розовые уши?

— Что прицепился?! Пошли, — потянула внука бабушка Люба. – Там тебя ждёт жираф.

— Где?

— Жираф большой: ты его не видишь, а он тебя видит.

Егор бежал впереди, он хотел найти то, «не знаю что», чего ещё не видел.

— Пингвины! – закричал он от радости.

— Егор, он сейчас будет делать то, что ты не любишь! – засмеялась  бабушка.

Пингвин брызнул белой струей и нырнул.

— Смотри! На пузе прыгает! Как ты. – Улыбнулась бабушка Люба.

— Перышки чистит.

— Пингвины – это птички.

— А почему плавают?

— Научились, и им понравилось. Вот и плавают. А ты умеешь?

— Я? Я – буду уметь.

— А вот…Черноголовый Хохотун.

— Хохотун? – засмеялся Егорка.

— Как чайка… — удивилась и бабушка.

— А где сурок?

Егорка радуется узнаваемому, а Лена новому.

— Я нашла чёрного аиста, который меня принес.

— Тебя принес белый аист, — поправляет Люба внука Егорку.

Егорка побежал дальше, искать невиданных зверей и глядеть на них.

— Что она ходит туда-сюда? Я хочу сфотографировать.

— Это пума.

— Раз, два, три, четыре… Туда! Раз, два… Сюда!

— Ры! – подошла пума и остановилась, глядя мимо Лены.

Лена успела сфотографировать ее морду.

— Ррр!

Егорка отходил задом и уперся в коляску.

Все смеются.

Что это пума оживилась? Вышагивает в сторону Егорки.

В коляске шевелился в розовых ползунках маленький ребенок.

— Ррр! – пума вернулась. – Ры! Ррр!

Хохот, щелчки фотоаппаратов.

Егор оглядывается: розовый ребёнок в коляске быстро-быстро перебирает ногами, словно бежит.

И Лена оглядывается, и бабушка Люба тоже оглядывается. Все оглядываются на ребёнка.

Отец розового ребёночка растерянно смотрит на всех, потом на пуму и неловко, торопясь, увозит малыша.

Пума успокаивается и медленнее ходит за решеткой: туда-сюда, раз-два, три-четыре…

А Егорка и Леночка уже убежали от бабушки искать других сказочных птиц и животных.

— Это не павлин! Надо прочитать, кто это.

— Ка-зу- ар, — Леночка читает по слогам незнакомое слово. — У меня даже в планшете такого казуара ещё нет.

— Как будто кто-то красками раскрасил: белый, синий и красный.

— Патриот.

— Казуар – патриот? Почему? – улыбается мужчина в шляпе. — А может либерал?

— Насмотрелись? – бабушка не вмешивается в политику зоопарка.

— А они… голосуют? – вредничая, спросил Егорка, потому, что ему было интереснее, кажется, вернуться к слону Розовое ухо.

— Они поют, а не голосят, — взяла за руку внука бабушка Люба. – Пошли. Нас дома мама ждёт.

И вышли из зоопарка на московские шумные улицы.

— А это воробей! – вскрикнул Егорка радостно.

Бабушка удивилась: дети радовались тому, что воробьи живут на улице, а не только в зоопарке.

А спустившись в подземный переход, увидели молодого скрипача. И тоже почему-то очень обрадовались.

Надежда Середина


НАПИСАТЬ КОММЕНТАРИЙ

Ваш email адрес не публикуется. Обязательные поля помечены *

Копирайт

© 2011 - 2016 Журнал Клаузура | 18+
Любое копирование материалов только с письменного разрешения редакции

Регистрация

Зарегистрирован в РОСКОМНАДЗОР
Рег. № Эл ФС 77 — 46276 от 24.08.2011
Рег. № ПИ № ФС 77 — 46506 от 09.09.2011

Связь

Главный редактор - Дмитрий Плынов
e-mail: text@klauzura.ru
тел. (495) 726-25-04

Статистика

Яндекс.Метрика