Понедельник, 05.12.2022
Журнал Клаузура

Тайное становится явным: Немецкие колонисты в Румынии

На рубеже 1960–1970-х годов, после подписания Международного пакта о гражданских и политических правах, в СССР, помимо требования свободы слова, в Советском Союзе на первый план выдвинулись требования свободы вероисповедания, реабилитации репрессированных народов, включая право на возвращение в места традиционного проживания, и восстановления незаконно ликвидированных автономных республик крымских татар и немцев.

_

Высокая политика и дела земные

Одновременно представители репрессированных народов открыто стали требовать «позволить им свободно выбирать места проживания в СССР», а немцы – не только восстановить незаконно ликвидированную автономную республику на Волге, но и не чинить препятствий всем желающим перебраться на постоянное жительство в ФРГ.

Отметим, что всё это происходило на фоне потепления отношений между Германией и СССР. 12 августа 1970 года Председателем Совета Министров СССР Алексеем Косыгиным и Федеральным канцлером ФРГ Вилли Брандтом (Willy Brandt) был подписан Московский договор, признавший нерушимость границы по линии ОдерНейсе с Польшей, а также границы между ФРГ и ГДР. Тогда же сотрудник органов госбезопасности СССР Георгий Кеворков по поручению председателя КГБ Юрия Андропова создал канал «прямой секретной связи» для высшего руководства СССР и ФРГ. С его помощью, генеральный секретарь ЦК КПСС Леонид Брежнев, Андропов, Вилли Брандт, и сменивший его на посту канцлера Гельмут Шмидт (Helmut Schmidt) получили возможность общаться напрямую, без угрозы утечек или прослушки. Позже об этом обо всем Кеворков рассказал в романе «Тайный канал», вышедшем в Москве в 1997 г. и переведенном на немецкий язык.

Но это всё относилось к «политике высшего эшелона», а были еще и «дела земные», затрагивающие интересы простых людей, стремившихся воссоединиться с родственниками, живущими в ФРГ или просто переехать туда, как немцы. И в этом направлении также велась работа, которую в значительной степени инспирировал «Немецкий национальный комитет – Акция помощи этническим немцам, желающим выехать из СССР» (Deutsches Nationalkomitee – Hilfsaktion für Ausreisewilligen Volksdeutschen aus der UdSSR), созданный в 1973 году одним из несгибаемых борцов за возвращение на историческую родину Иоганном Унгером (Johann Unger) при поддержке менонитских общин Германии. Ну а подтолкнула их к этому пример Румынии.

«Евреи, немцы и нефть – наш лучший экспорт»

Эти слова принадлежат Председателю Госсовета Румынии и Генеральному секретарю румынской компартии Николае Чаушеску (Nicolae Ceausescu), расстрелянному по приговору военного трибунала в 1989 году. Но, будем справедливы, не Чаушеску автор «гениальной идеи» торговать евреями, которых после окончания Второй мировой войны в стране оставалось порядка 350 тысяч, а также трансильванскими саксами, банатскими и сатмарскими швабами, немцами Буковины и Добруджи, которых было свыше 300 тысяч. Это его предшественник Георге Георгиу-Деж (Gheorghe Gheorghiu-Dej) начал рассматривать румынских евреев и немцев как предмет выгодной торговли с Израилем и Германией.

Кстати, по переписи населения 1930 года в Румынии жило 745 421 немцев — 4,1 процент населения страны. Более всего среди них было трансильванских саксов.

На  территорию современной Румынии они переселились ещё в XII веке по призыву венгерского короля Гезы II (Géza II), пригласившего их защищать границы своей страны от татаро-монгол, а также для развития ремесел, экономики и сельского хозяйства.

Немецкие колонисты пользовались многими привилегиями: сами выбирали себе судей и священников, были освобождены от таможенных сборов, имели право свободной торговли,  владения собственной землей и т. д. Ну а королю они были обязаны платить годовые проценты со своих доходов и служить в его армии. Всё это способствовало создавало особой, нигде более не встречающейся формы самоуправления. По мнению историков жители немецкой Трансильвании в средневековье в политическом отношении были самыми свободными, а в правовом — самыми защищенными в Европе. Впрочем, и их вклад в развитие Румынии был тоже значительным.

Резко изменилась жизнь немецкого меньшинства Румынии перед и после окончания Второй мировой войны. Хотя Конституция страны 1952 г. предусматривала создание «автономных областей с широкими внутренними полномочиями» на немцев это не распространялось. К основной их массе были применены меры ограничения гражданских прав, конфискация имущества, экспроприация земельной собственности и недвижимости (немецкие школы, однако, не запрещались). Главенствующей стала концепция  «единой румынской социалистической нации». К слову, процесс ассимиляции распространялся не только на немцев, но и на венгров и все другие национальные меньшинства. Но в то же время с конца 60-годов в рамках румынской политики, направленной на улучшение отношений с ФРГ, румынские немцы получили возможность эмигрировать из страны. Еще раньше этим правом стали пользоваться евреи.

Так, в период с 1948 по 1989 годы разрешения на переезд в Израиль в обмен на твердую валюту, нефтедобывающую и сельскохозяйственную технику получило 280 тысяч румынских евреев. Естественно, оплата этой репатриации осуществлялась в режиме строжайшей секретности и не напрямую. В данном случае с обеими сторонами, не без выгоды для себя, работал посредник – живущий в Лондоне бизнесмен еврейского происхождения Генри Якобер (Henry Jacober).

Но, как они не секретничали, разведка СССР обо всем узнала.  Подтверждением этому служит то, что приехавший в Румынию осенью 1958 года первый секретарь ЦК КПСС Никита Хрущев неожиданно посоветовал румынским коллегам брать за выезжающих евреев не деньги, а товары либо услуги. Те спорить не стали. Якоберу в Лондон моментально была послана соответствующая директива, и в обмен за выезд 500 евреев Румыния получила не доллары, а автоматизированную куриную ферму, продукция которой пошла на экспорт и стала приносить стране большую валютную выручку. Вскоре они получили еще пять таких ферм, а также оборудование для нефтяников. Примечательно, что все это преподносилась как убедительная победа социалистического ведения хозяйства над капиталистическим.

Успех «еврейской операции» вдохновил Чаушеску и в 1968 году между Румынией и ФРГ в условиях максимальной секретности было подписано соглашение об эмиграции румынских немцев в обмен на валюту. Но в качестве партнёра Румынии выступала не ФРГ, а, как и в «израильском направлении» частное лицо, которому Департамент государственной безопасности Румынии Секуритате, сочетавший функции спецслужбы и политической полиции, присвоил кличку «Эдуард» — немецкий адвокат, депутат бундестага от ХДС Хайнц-Гюнтер Хюш (Heinz-Guenther Huesch). Вести эти деликатные переговоры ему предложил Герд Леммер (Gerd Lemmer), на тот момент статс-секретарь Министерства по делам беженцев, изгнанных и пострадавших от войны.

То, что румынская сторона настаивала на соблюдении полной секретности этой «долгоиграющей операции» устраивало и западных немцев, понимавших, что с политической точки зрения она была взрывоопасной.

В первом письменном договоре, подписанном 7 марта 1969 года в Стокгольме, как сообщает цюрихская газета, были определены четыре категории немцев-переселенцев и оговаривались расценки в DM: 1800 — за пенсионера, 2900 – за квалифицированного рабочего, 7000 – за студента без диплома и 11000 — за выпускника университета. Если набиралось значительное число желающих выехать, румынская сторона получала бонус. Но это были только стартовые цифры. В 60-е годы средняя цена (в DM) за одну немецкую душу составила уже 1500, в 70-е – 5-8 тыс., а в 80-е поднялась до 12 тыс.

На начальном этапе именно эмиссар федерального правительства Хюш доставлял в Румынию чемоданы набитые дойчмарками. Причем передавались они без всяких чеков и расписок. Но, как пишет Neue Zürcher Zeitung 89-летний Хюш, живущий ныне в городе Нойс, расположенном на западном берегу Рейна напротив Дюссельдорфа, до сих хранит в своей квартире десятки папок с документами – аккуратно ведущуюся хронику секретных переговоров по поводу выезжающих, записки обсуждений с канцлером Гельмутом Колем (Helmut Kohl), который просил лично информировать его о всех  деталях и тонкостях операции, а также с номерами банкнот, которые он передавал румынам и многое другое. Иными словами, немцы, осуществляя эту с политической точки зрения взрывоопасную операцию, перед законом были чисты.

Позже, по настоянию германской стороны, как рассказал Хюш, расчеты стали производиться через Внешнеторговый румынский банк во Франкфурте, а пару раз и через банк для международных взаиморасчетов в Базеле. В Румынии стороны обсуждали детали в «Интерконтинентале», бетонной башне, все стены которой были напичканы жучками, а также в подсобных помещениях двух других отелей в Бухаресте и в помещении румынского Министерстве внешней торговли. Причем, Николае Чаушеску, по словам Хюша, лично контролировал «торговлю немцами».

Как тайное стало явным

Четыре десятилетия Хайнц-Гюнтер Хюш не имел права делиться воспоминаниями. В 2009 году в то время министр внутренних дел Вольфганг Шойбле (Wolfgang Schäuble) официально освободил его от обязанности соблюдать гостайну и Хюш  опубликовал сборник материалов, в который вошли его воспоминания о встрече с Николае Чаушеску 3 октября 1988 года. Тогда по поручению канцлера Гельмута Коля он должен был добиться увеличения числа выезжающих. Но Чаушеску вдруг заартачился и отказывался от предложенной финансовой помощи. Румыны живут отлично, утверждал он (и это несмотря на то, что в конце 1980-х они голодали и замерзали). Более того, заявил, что Румыния собирается отправить… гуманитарную помощь немецким безработным. Как выяснилось позже, таким образом он хотел стабилизировать внутриполитическую обстановку.

По сути, — вспоминал Хюш, — мы действовали по воровским понятиям. Это были договоры без принятия каких-либо правовых актов, действовавшие до тех пор, пока обе стороны их придерживались. То, что де факто речь шла о договоренностях между государствами, из них не следовало.

Процесс выкупа с годами был модифицирован. Под давлением Хюша ввели паушальную сумму за желающих выехать, но одновременно румынская сторона стала требовать выдавать ей кредиты, кроме того, доставлять частным образом различные медикаменты, охотничьи ружья, теле-видео-радио аппаратуру, автомобили престижных марок и другие товары класса люкс.

В период с 1968 по 1989 годы из Румынии в Германию перебралось 226 тыс. немцев, за которых, по оценкам Хюша, Германия заплатила более полутора миллиарда DM. Из них на взятки было потрачено от 200 до 250 млн. Ну а всего, начиная с 1950 года до настоящего времени в ФРГ из Румынии переселилось более 450 000 немцев и членов их семей других национальностей.  

Если проанализировать отношения между Румынией с одной стороны и ФРГ и Израилем с другой, то обращаешь внимание, что были они в годы правления Чаушеску более дружественными, нежели с другими странами. Так, во время Холодной войны, Румыния оставалась единственной социалистической страной, которая не разорвала дипломатических отношений с Израилем.

Но Румыния не единственная европейская страна, торговавшая евреями. В начале 1950-х Израиль, по сообщениям местных газет, платил Венгрии по тысяче долларов за каждого эмигранта, а вот Болгарии — «всего» от 50 до 350 долларов.

Но возвратимся к началу нашего рассказа – к российским немцам, десятки тысяч которых тоже мечтали вырваться из «коммунистического рая».

Руководство ФРГ, воодушевлённое успехом на «румынском направлении», планировало, естественно не официально, осуществить нечто подобное и с Кремлем. В начале 1980-х в Аугсбурге в районе университета был даже воздвигнут жилой массив, квартиры в котором предназначались немцам из СССР, но что-то не срослось.

В отличие от Чаушеску ни Брежнев, ни Андропов торговать своими немцами не захотели. И менять их на станки, медикаменты, трубы для газопроводов или автомобили тоже. А все потому, что немцы им самим были нужны — на казахстанской целине, уральских заводах, урановых рудниках Киргизии и Таджикистана, шахтах Караганды и Норильска… Хотя какой-то процент из двух миллионов они наверняка отпустили бы, но тут грянул Афганистан – «Вьетнамская война Советского Союза», как назвали этот вооруженный конфликт на Западе, и всем стало не до них.

Александр Фитц

член Международной ассоциации исследователей истории и культуры российских немцев

Мюнхен

 

.


1 комментарий

  1. Сергей Герман

    Саша, благодарю. Даже не знал об этом. Хотя был уверен, подлейший коммунистический режим всегда был готов продать кого угодно. Лишь бы платили! Ещё раз спасибо за статью.

НАПИСАТЬ КОММЕНТАРИЙ

Ваш email адрес не публикуется. Обязательные поля помечены *

Копирайт

© 2011 - 2016 Журнал Клаузура | 18+
Любое копирование материалов только с письменного разрешения редакции

Регистрация

Зарегистрирован в Федеральной службе по надзору в сфере связи, информационных технологий и массовых коммуникаций (Роскомнадзор).
Электронное периодическое издание "Клаузура". Регистрационный номер Эл ФС 77 — 46276 от 24.08.2011
Печатное издание журнал "Клаузура"
Регистрационный номер ПИ № ФС 77 — 46506 от 09.09.2011

Связь

Главный редактор - Дмитрий Плынов
e-mail: text@klauzura.ru
тел. (495) 726-25-04

Статистика

Яндекс.Метрика