Понедельник, 17.06.2019
Журнал Клаузура

Актуальный разговор: Никаких графоманов нет в самой сути писательства!

Культуролог Коновалов – прозаик Курганов

Шестого июня 1799 года, 220 лет тому назад, родился «наше всё» — Александр Сергеевич Пушкин. ВЦИОМ провёл опрос: какое его произведение пользуется у россиян наибольшей популярностью. Оказалось, что самым известным произведением, по мнению россиян, является «Сказка о царе Салтане». В школьном возрасте ее читали 85 процентов жителей страны, после окончания обучения — 34. Об этом свидетельствуют данные опроса ВЦИОМ.

Также в пятерку самых популярных произведений Пушкина вошли «Евгений Онегин», поэма «Руслан и Людмила», повести «Капитанская дочка» и «Пиковая дама».

О Александре Сергеевиче и современной российской литературе разговаривают культуролог Сергей Коновалов и прозаик Алексей Курганов.

Коновалов: Значит, читают нашего дорого Александра Сергеевича!

Курганов: Разделяю ваш, Сергей Владимирович, оптимизм лишь отчасти. Потому что, скажу деликатно, с большой осторожностью отношусь к соцопросам вообще, и к этим данным, в частности.

— Почему?

— Причин несколько. Все раскрывать не буду, чтобы не повредить публикуемому наш разговор изданию. Но вот одна из них: вы заметили, что всё выше названное – из школьной программы?

— И что?

-А то, что они запомнились именно со школы. Именно что ЗАПОМНИЛИСЬ. И я совсем не исключаю, что запомнились только НАЗВАНИЯ, а не сами тексты.

— Но здесь же сказано, что уже после обучения (надо полагать, школьного) Пушкина читало 34 процента.

— Тридцать четыре процента чего (или кого)?

— Жителей страны.

— В самом термине – «жители страны» — заложено лукавство. Никакой конкретики. Они что, опрашивали ВСЕХ жителей страны? Все сто сорок (или сколько сейчас?) миллионов?

— Вряд ли.

— То есть, НЕ ВСЕХ? Тогда вопрос: а скольких? Вот здесь нас двое – и нас тоже можно определить как жителей страны.

— Проявляете занудство, Алексей Николаевич.

— Вот видите, Сергей Владимирович. По сути (по сути!) вам нечего ответить. Тогда я за вас отвечу: всех они НЕ ОПРАШИВАЛИ. И вообще неизвестно кого эти вциомщики  опросили. Студентов? Бандитов? Военных? Учителей? Тёток с базара? Они даже социальный статус опрошенных не указали! Так что это с позволения сказать, «социологическое исследование» проведено как минимум непрофессионально.

— Хорошо. Оставим общее – перейдём к конкретному. А у вас есть любимое произведение Пушкина?

— Есть. Стихотворение «Сводня» (точное название «Сводня грустно за столом…»). Не вижу смысла приводить его в нашем сегодняшнем разговоре, потому что запросто можно найти в Интернете.

— А из прозы?

— «Станционный смотритель». Обычная бытовая история – но как записана!

Коновалов: От дней давно минувших – к дням нынешним. С массовым распространением Интернета появилось огромное число пишущих (или пытающихся писать) литературные тексты. Процесс этот закономерный, я считаю, что его и можно, и  дОлжно только приветствовать. Но опять же неизбежно возникает вопрос о графоманстве…

Курганов: Мое личное мнение: Никакого графоманства (а значит, графоманов) в природе, обществе, социуме, контенте (как хотите, так и называйте) НЕТ. Этот вопрос полностью надуманный, потому что всё гораздо проще: есть авторы, тексты которых читать интересно, и есть авторы, тексты которых НЕ интересны. Вот и вся классификация. Простая и всем понятная. А сам термин «графоман» выдумали вот эти, «неинтересные». Потому что они пишут, пыхтят стараются, — а их или не публикуют или публикуют, но не читают. И тогда они начинают комплексовать: ах, вот вы как! Да все вы вокруг бездари и неучи, ничего в литературе не понимающие! А я понимаю! И пусть меня сегодня не читают, но обязательно будут читать завтра (это он так сам себя успокаивает, распрекрасно понимая, что и завтра он никому не будет нужен. И послезавтра тоже. И после, после, после…).

— Я вас понял, Алексея Николаевич. Но ведь «оценка «интересно – неинтересно» настолько условна, что критерием творческого уровня её никак не назовёшь.

— А что такое творческий уровень? Никто не знает. Пушкин как литератор при жизни был знаком лишь узкому кругу его знакомых и почитателей. Гораздо популярнее были некие Миллер и  Комаров. Тиражи их изданий в сотни (а может, и  в тысячи) раз превосходили тогдашние издания Пушкина, а сами они (и этому есть текстологические подтверждения) Пушкина так к называемым «серьёзным» литератором и не относили. Что-то выдумывает, что-то сочиняет в перерывах между порханиями по балам… И где они сейчас, эти «серьёзные» Миллер с Комаровым? Кто их помнит, кто читает?

— То есть, конкретного критерия для определения творческого уровня нет?

— Почему нет. Есть. ВРЕМЯ – вот единственный и конкретный определитель. Только оно расставляет все по своим законным местам. Только оно определяет кому плюшки, а кому – пинки. Потому что оно – бесстрастно. Его не обманешь и не подкупишь. И Пушкин этому определителю не только самое показательное, но уже давно и классическое подтверждение.

г. Коломна (Московская область)


НАПИСАТЬ КОММЕНТАРИЙ

Ваш email адрес не публикуется. Обязательные поля помечены *

Копирайт

© 2011 - 2016 Журнал Клаузура | 18+
Любое копирование материалов только с письменного разрешения редакции

Регистрация

Зарегистрирован в РОСКОМНАДЗОР
Рег. № Эл ФС 77 — 46276 от 24.08.2011
Рег. № ПИ № ФС 77 — 46506 от 09.09.2011

Связь

Главный редактор - Дмитрий Плынов
e-mail: text@klauzura.ru
тел. (495) 726-25-04

Статистика

Яндекс.Метрика