Понедельник, 03.08.2020
Журнал Клаузура

«Там, вдали за рекой». За какой?

Была такая песня в советские времена – «Там, вдали за рекой…» Об истории её и её автора я написал в книге «Звонкие судьбы» – это, кому интересно. А коротко. Случайно в лифте (кстати, самом медленном в Москве, фирмы купца Смирнова!) в Большом Гнездниковском переулке, дом 9 я познакомился с человеком. Он тоже ехал на последний 10 этаж, что занимало не меньше 5-6 минут. Неожиданно он достал из толстого портфеля новенький песенник карманного формата и стал мне жаловаться, просто, как попутчику, что «вот опять про меня забыли, а я – живой!» Открыл песенник в самом начале и показал, что на странице с песней «Там, вдали за рекой» авторов не значилось – ни поэта, ни композитора. Песня была действительно знаменитая, её сильно пропагандировали, в ней рассказывалось о герое-комсомольце – моя трёхлетняя дочка принесла её из детского сада, они её разучивали к празднику.

Человек в лифте оказался автором этой песни. Николай Мартынович Кооль поднимался в тот день в издательство «Советский писатель», как раз на десятый этаж, вёз перевод романа с эстонского на русский. Это был уже шестнадцатый по счёту роман – он переводил их с эстонского. В книгах фамилию, конечно, не забывали. А песню, сочинённую в одну ночь на мотив старой песни сибирских каторжан «Лишь только в Сибири займётся заря», он написал по заданию своего комсомольского начальника для маршировки строем молодых чекистов! Вот так…

Кстати сказать, в очередном песеннике эта песня уже обрела автора. Я «доложил», как тогда говорили, на очередном редсовете в издательстве «Музыка» о своей встрече, о горемыке авторе… Заведующая редакцией издательства «Музыка» Ольга Осиповна Очаковская распорядилась проверить! Редакторы отыскали концы и…

Как-то мне везло на встречи с этим названием… Вскоре в мои руки попала повесть «Там, вдали за рекой» – тут автор присутствовал: Юрий Коринец. Книга получила призы и награды и сильно пропагандировалась советской властью… Имя автора мне ничего не говорило, но я, конечно, прочёл её… А жизнь так богата сюрпризами…

Выпустить книгу в «Детгизе» было трудно и очень престижно, а для молодого автора просто необходимо, чтобы его признали. Это издательство именовали Академией детской литературы. Вот я и решил сразу же после выхода своей первой тонюсенькой книжицы испытать судьбу – а что?!

И отправился туда с замечательным напутствием моего первого в жизни официального рецензента, а потом большого друга – Ирины Сергеевны Орловской: «Вы откроете дверь, войдёте в комнату. Она (редактор) вас не знает и видит первый раз, но уже что-то против вас имеет… учтите это… но сходите» – добавила она безнадежно.

Все было точно! Женщина с сухим жёстким лицом, заведующая редакцией товарищ Гульбинская рукопись велела зарегистрировать, автору ждать. Тон и фразы хорошего не предвещали.

Но… получив очень скоро разгромную рецензию из «Детгиза», я не послушался своих доброжелателей и снова подставил лоб – надо ж было научиться держать удары! Через полгода ту же (!) рукопись (без единой изменённой строчки и точки) я передал в соседнюю дверь в редакцию, которую возглавляла так же совершенно незнакомая мне Леокадия Яковлевна Либет. Ну, как говорится: результат превзошёл ожидания! Тот же самый рецензент (о чём говорила подпись под листочками с рецензией, которую я получил на руки) о той же самой рукописи (!) написал (цитирую): «Нет сомнения, что представленную рукопись следует издавать! (дальше шли похвальные эпитеты, и мы их опустим). Но, по-моему, надо эту рукопись разбить на две части: отдельно издать сказку в стихах и отдельно сборник стихов»!

Подпись была… Юрий Коринец! Очевидно, редакции не очень дружили между собой и не общались, а круг официально дозволенных рецензентов издательства был небольшой…

«Детгиз» не выдержал! Конечно, две книги не издали, но сказка в стихах «Что снится слону?» практически без всякого редактирования просто «выскочила в свет». Это был злосчастный 1968 год: танки в Праге, Бродский в лагере…

А слон? Да в такого большого слона

Огромная грусть уместиться должна!..

Так писалось в изданной сказке.

Метаморфоза с рецензентом меня очень заинтересовала! Но кто он? Опять же случайно на каком-то заседании, где обсуждались новые произведения молодых авторов, пишущих для детей, выступил… Юрий Иосифович Коринец! Наконец-то, я хоть увидел его! И… вдруг он заговорил о сказке «Что снится слону?», да так её расхваливал… неудобно повторять, а так приятно: …«это настоящая русская литература… в лучших традициях…» и так далее много и подробно!..

После совещания я тихо ретировался, ну, не подходить же благодарить! А когда мне удалось достать собственную детгизовскую книжку «Что снится слону», что было тоже весьма непросто! Все книги в СССР были в дефиците, все! Вот тогда я позвонил Юрию Иосифовичу, представился и был приглашён к нему домой…

Он оказался очень милым человеком, невероятно дружески ко мне расположенным, и до конца его дней в 1989 году, мы с ним часто общались…

Его трагическая судьба: арест матери на его глазах, отсидка в сталинском лагере в течение одиннадцати лет, для меня, когда я узнал об этом, никак не вязались с этими огнями, которые догорали за рекой… за какой?

Он был прекрасным, тонким и очень точным переводчиком стихов и пьес с немецкого. Дети их просто обожали! Джеймс Крюсс, Отфрид Пройслер (сказки «Маленькая Баба-Яга», «Маленький Водяной», «Маленькое Привидение»), Михаэль Энде все они пришли в Россию благодаря поэту Юрию Коринцу. Их переиздавали, ставили очень многие театры кукол, они звучали по радио…

Некоторые книги Юрий Иосифович сам иллюстрировал, поскольку, кроме всего, что умел в жизни, был ещё профессиональным художником.

Совсем небольшого роста, с очень твёрдым глубоким взглядом и удивительно мягким рукопожатием… Он много курил – трубка была или зажата зубами, или в горсти руки, и его круглая голова для собеседника всегда была как бы в тумане…

Книга его замечательных стихотворных переводов с автографом напоминает мне всегда об этом писателе…

Автографы, кстати сказать, зачастую все очень похожи друг на друга… Дорогому… на память… дружески… с наилучшими пожеланиями и т.д. За редким исключением это так.

Но за каждой строчкой стоит своя, особенная, неповторимая, дорогая сердцу история.

Михаил Садовский


комментария 23

  1. Андрей Суриков

    На всякий случай: адрес дома Б. Гнездниковский, д. 10 (а не 9), этаж 10, но лифт идёт только до 9-го, дальше — пешком по парадной лестнице.

  2. роман

    действительно-заинтриговал рекой,заманил на свою статью и…свёл всё к своему «умопомрачительному слону»))),самопиар автора…

  3. Сергей Куликов

    В начале говорится, что автором песни является Николай Мартынович Кооль.
    Потом, в конце, к этой песне приплетают автора КНИГИ » Там вдали за рекой» Юрия Коринца, который к «белогвардейским цепям» никакого отношения не имеет. Какой то бред в изложении Михаила Садовского

  4. Григорий Михайловия Крученицкий

    Меня с детства потрясала вопиющая безграмотность текста.
    «…сотня юных бойцов из будёновских войск..».
    Сотня — это наименование эскадрона в казачьих войсках. Среди красных термин не использовался. Что за «»будёновские войска»? Войска могут быть бронетанковые, зенитно ракетные и т.д. Будённый командовал I конной армией, но статуса рода войск она не имела.
    «Вдруг вдали у реки засверкали штыки —
    Это белогвардейские цепи.»
    Цепь — это строй атакующей пехоты. Кого «в ночной тишине» посреди «широкой украинской степи» атакует белогвардейская пехота? Если они заметили юных кавалеристов и собираются с ними сразиться, то для этого у пехоты есть другой строй — каре.
    «И бесстрашно отряд поскакал на врага.»
    Господа комсомольцы, вы поскакали в поля на разведку. Т.е. при обнаружении противника вам следует оторваться от него и информировать своё командовании о расположении и численности противника. И т.д. и т.п. и пр.
    Кстати казачий вариант, с отрывком из которого я познакомился здесь, свободен от всех указанных идиотизмов, что убеждает меня в его подлинности.
    Любителям идиотизма советской песни рекомендую очень простую для анализа песню » Высокие волны вздымает лавиной широкое Чёрное море».

    • Дмитрий Коваль

      Григорий, очнитесь! Это «народная» ПЕСНЯ, а не доклад Генерального штаба!

  5. Бальжи

    Это переделка песни «За рекой Ляохэ», а не сибирских каторжников. И ещё есть песня «Орленок», где якобы говорится о Белоруссии или Украине, не помню. Но это песня о юном бурятском партизане. В советское время, изначально, с 30-х годов до 70-х пелось «бурятские степи в огне». Потом переделали на «ковыльные степи».

  6. Брут

    И бесплатно отряд поскакал на врага
    Завязалась кровавая драка
    И … молодой вдруг поник головой
    Рабиновича ранили в …. спину.

    этот вариант мне нравится больше. По моему автор Т.Шаов.

    • Павел из Харькова

      Родился я в 1941. Песню эту помню с младших школьных лет. И степи тогда были уже «ковыльные». Так что насчет «бурятских» — это, наверное, придумка наших «братьев» с Западной Украины.

  7. Золотой Эдельвейс

    Ну не только эту песню стибрили большевички… Например: смело имы въ бой пойдём за власть советов…

  8. Епископ Мортан

    В песне «Там вдали за рекой» даётся указание на то, что дело происходит в Первой конной армии
    Сотня юных бойцов
    Из будённовских войск
    На разведку
    В поля поскакала.

    и на Украине
    Они ехали долго
    В ночной тишине
    По широкой
    Украинской степи

    Я бы сказал, что река — это Дон. В районе Дона Первая конная в Гражданскую войну, в основном, и воевала. Однако, Дон, вроде как, не по Украине протекает. Зато там имеется основной приток Дона — Северский Донец, который Первая конная формировала и вела возле него сражения. Видимо, это оно и есть.

  9. Николай М

    Совершенно в точку.

  10. Валерий

    «За рекой Ляохэ загорались огни,
    Грозно пушки в ночи грохотали,
    Сотни храбрых орлов
    Из казачьих полков
    На Инкоу в набег поскакали.» — песня времён русско-японской войны, ураденная большевистским агитпропом

    • Владимир

      Ну и что? Никто не помнит ту, прославляющую казаков песню — потому что и до Революции казаки ассоциировались — и не зря- с разгоном рабочих демонстраций, с массовыми казнями крестьян.

    • Бабай-Ага

      «За рекой Ляохэ» — новодел рубежа 21-го века.

    • валерий

      да эта песня периода японской войны!

  11. Евгений

    Так и не сказал за какой рекой после такой кучи слов…

    • Бабай-Ага

      Кальмиус наиболее подходящая речка.

  12. Павел

    Есть версия что «Там в дали за рекой» это красноармейская переделка песни времен русско-японской войны «За рекой Ляохэ, догорали огни»

  13. Инга

    Хорошо получилось, очень сердечно и тепло .

  14. А. Ф.

    Прекрасный рассказ! Очень искренний и душевный.

  15. Александр Зиновьев

    Вот и складываются биографии! Я написал совершенно замечательную Повесть «Первое поле».
    2019 — 2020 год — никому из издателей не НУЖНА.
    А у повести будет отличное будущее — её читают и как!

    https://www.litmir.me/br/?b=642945&p=1

    И с ней я и эту мной любимую по детству и юности «Детскую литературу» обращался! Только деньги СЕГОДНЯ. Спасибо вам за ваши труды!
    К слову — Плынов тоже читал мою повесть!

НАПИСАТЬ КОММЕНТАРИЙ

Ваш email адрес не публикуется. Обязательные поля помечены *

Копирайт

© 2011 - 2016 Журнал Клаузура | 18+
Любое копирование материалов только с письменного разрешения редакции

Регистрация

Зарегистрирован в РОСКОМНАДЗОР
Рег. № Эл ФС 77 — 46276 от 24.08.2011
Рег. № ПИ № ФС 77 — 46506 от 09.09.2011

Связь

Главный редактор - Дмитрий Плынов
e-mail: text@klauzura.ru
тел. (495) 726-25-04

Статистика

Яндекс.Метрика