Суббота, 23.01.2021
Журнал Клаузура

За спящей царевной. Иммигрантская быль не столь давно минувших дней

Решили мы с зятем перед Новым годом в Москву съездить. Привезти оттуда своим женщинам подарки: кое-что из старого домашнего барахла и оставшийся там хрусталь – “спящую царевну”, как его назвала моя любимая поэтесса. И еще наши книги – главное лекарство от ностальгии. Ехать собрались на моей старенькой “Тойоте”.

У меня есть приятель, очень сведущий во всем человек, тонкий такой, интеллигентный, обладает всеми качествами порядочного человека, но никогда ими не пользуется. Он нам и говорит:

— Вы что, олухи, совсем обалдели?! Это для немцев “Тойота” старенькая, а для рэкета – самый раз. Они ведь не поймут, что вы как были голозадой интеллигенцией, так и остались. Вы теперь иностранцы. Они плату потребуют. А не заплатите – машину покалечат или вас. Или вообще замочат. Ехали б уж лучше на поезде. В худшем случае там вас ночью цыгане газом немного потравят и пограбят. Но голова только поболит и всё. По себе знаю.

— Нет, — говорит моя жена. – Нету у меня такого предчувствия, что с вами что-то случится. Езжайте! Хоть вещи и хрусталь привезете и от немецкого отдохнёте. Сильно он всё же  на психику давит.

— Не может он, мама, тебе на психику давить, — говорит дочь, — установлено, что, если языка совсем не понимаешь, он на психику не действует.

— В том то и сила немецкого, — говорит жена, — что его не понимаешь, а он действует.

— Я бы вам пистолет дал, — говорит приятель, — но вы всё равно им не воспользуетесь, только неприятностей наживёте. Я вам дубинку принесу полицейскую, сгодится.

— А давайте через Украину поедем, — предложил зять, — там и мочат не всех подряд, и к тёте Соне в Бердичев заедем. На машине всё же лучше.

Идея мне понравилась, а смелости придала мне высокая стоимость проезда и провоза багажа поездом. Да и возможность подышать цыганским газом тоже не привлекала. Поехали на машине. До польско-украинской границы уплатили только один раз – штраф 10 евро, — за превышение скорости. У границы очередь – длиннее, чем самые длинные  за водкой, которые я в жизни видел. Остановились. Сразу какие-то нахальные морды в окна застукали. Запредлагали ускорить и продвинуть. Но я, помня наставление приятеля, не открываю и на провокации не поддаюсь. Честно отторчали двенадцать часов и выехали наконец на „ридну“ Украину. Едем. Нет, не едем. Тащимся за каким-то автобусом. На “Тойоте” невозможно ехать со скоростью 70 км\час постоянно. Нервы не выдерживают. Обхожу автобус.

— Вы, папа, тут лучше не обгоняйте, тут гаишники, говорят, хуже рэкета, — предупреждает меня зять. Но поздно. Уже останавливают.

— Добрыдень! Ваши докумэнты!

— Вас трапылось? Тьфу! Шо трапылось? Зробыв шось не так? – спрашиваю на украинском…

— Так. Бачу, шо мову вы ще не забулы, но правыла дорожного движенья забулы. Сплошна полоса, а вы на обгон…

— Так её же там не видно.

— Цэ вам не видно, а нам выдно. А шо если б у в том автобуси булы школяры,

а настречу встречный транспорт?

— Так не было ж.

— Цэ вам у цэй раз пофартило. И стоить это будэ вам 17 грывен. И цэ ще по минимому!

“Ни хрена себе! Ещё парочку таких блюстителей  дорожного движения и уже лучше было бы на поезде,”- подумал я . Но заплатить пришлось.

Около часа едем спокойно. Проезжаем какую-то заправку. И опять вот они гаишники. Опять жезл поднят.

—  Ваши докумэнты! Нарушилы правила дорожного руху.

—  Да ничего я не нарушал,- возмущаюсь я по-русски.

— А знак коло заправки, дэ пятьдэсят километрив у час, бачылы, чи прытомылысь?

— Там не было никакого знака. Папа, подождите платить. Я точно видел,- возмутился уже Андрей,- там стоял фургон.

— Фургон? Можэ буты, — неожиданно сразу соглашается гаишник, и мы понимаем, что фургон там стоит специально.- Алеж, яка у вас швыдкисть була?

— Вы имеете ввиду гешвиндикайт?- спрашиваю я для куража, понимая, что платить опять придётся.

— Я имею ввиду то, шо имею. У вас було девяносто в час, и цэ зафиксировано! С вас семнадцать грывен, и цэ ще по минимому. Пока по минимому.

— Это же дорога для автомобилей,- возражаю я и чувствую, что слово минимум начинает вызывать у меня нездоровые позывы. Ужасно не хочется платить.

— Для якых цэ автомобилев? Для автомобилев должон быть такый синенькый квадратик, а на ём такый билэнькый автомобильчик намольован. Дэ вы такой бачылы?

— Андрюха, дай ему два пива,- говорю я зятю.

— Шо? Боже упаси! Цэ ж называеться взятка пры исполнении. Якэ пыво? Тикы грошы! Я ж для дэржавы бэру…

Даём ему “для дэржавы”, и он кладёт в карман,  не выписывая квитанции.

До Бердичева с нас взымают “по минимому” ещё дважды. Останавливаемся у моей тёти. Я ставлю машину под окно.

— Как? Ты хочешь её оставить ночью на улице? Одну? Ты с ума сошёл. Кто же здесь это вытерпит? Её же украдут,- пугается тётка. — Или может случиться, как у соседей.

 —  А что случилось у соседей?

 — А  они просидели всю ночь в машине, так никто даже не подошёл.

Приходится сидеть с ней всю ночь у окна. Беседовать и смотреть на машину. К машине и правда никто не подходит. Выезжаем в четыре утра.

—   Ничего, наверстаем,- говорит выспавшийся зять, садясь за руль,- гаишники тоже люди. Они сейчас спят.

Сразу за Бердичевом нас опять штрафуют. За превышение скорости. Оказалось, что уже не спят и вышли на охоту.

До русско-украинской границы тащимся как на телеге. Оба молчим, каждый о своём. Украинцы пропускают нас быстро. На русской стороне границы стоит таможенник с такой будкой, что её можно использовать вместо фонаря.

— Наконец-то свои, — говорю я противным, лживым голосом, так как интуиция подсказывает, что этот просто так не пропустит.

— А вот мы посмотрим какие вы свои, — бурчит он и тупо листает мой паспорт. Долго листает.- А почему это у российских подданных немецкие номера на машине? – хрипло спрашивает он.

— Мы там живём, — говорю, как можно мягче,- и машину там купили.

— Тут что-то не то. С вами надо разобраться. Станьте в сторону. У нас сейчас перерыв. Я смену принимаю.

Отъезжаем в сторону. В стороне этой грязно, холодно и мерзко. Желтый ноздреватый снег вокруг деревянного, заросшего ледяными сталактитами сарайчика, недвусмысленно указывает, что это туалет. Никакие надобности не могут заставить меня его посетить, и я решаю терпеть аж до Москвы. Больше никакого сервиса нет…

Через  два часа нас жестом приглашают пройти в таможню.

— Андрюша, — говорю, — иди ты. Я с ним разговаривать уже не смогу.

Андрей возвращается через полчаса с документами.

— Чего он хотел? – спрашиваю.

— Кофе просил или чаю. Я ему пива дал.

Десять дней в Москве пролетают, как тяжелый сон. Бесконечные излияния, возлияния,  встречи, прощания и приёмы.  Аллахола и НОШПы. Печень уже не выдерживает, но не выпивать не получается.

— Обратно через Украину не поедем, — говорит зять, — совсем разденут. Рискнём через Брест.

Рискуем. В Борисове спрашиваем у милиции   (останавливаться в других местах нам не рекомендовали) где заправка. Едем туда. Зять уходит платить и оставляет дверь открытой. Не успеваю я её захлопнуть, как на мою руку ложится волосатая лапа. Я дёргаюсь. К машине подходят ещё двое.

— Не дергайся, мужик, и не бойся, — говорит “лапа”.- Мы ваши друзья, — нагло улыбается “лапина” бандитская физиономия. – Мы вас будем охранять и обеспечим проезд до самой Варшавы.

— А, если я без охраны рискну? – спрашиваю без всякой надежды.

— Кто ж тебя пустит без охраны? – ухмыляется “лапа”, — Это ж наша работа. Ты что же, хочешь нас куска хлеба лишить?!

— И сколько она стоит, ваша работа? – спрашиваю упавшим уже голосом.

— Как и у других. Сто зелёных.

Понимаю, что попался. Вытаскиваю, запрятанные отдельно, пятьдесят евро.

— Больше нет, — говорю.

Найдешь, — говорит “лапа” и опять мерзко ухмыляется.

Возвращается Андрей. Второй бандит выхватывает у него кошелёк с русскими деньгами, вытряхивает их и считает.

— Хватает. Отпусти их, — говорит он.

— А если нас эти “другие” остановят? – спрашиваю я.

— Напиши ему справку, — говорит он “лапе”.

“Лапа” вытаскивает из кармана блокнот с карандашом, обрывает лист и, зажимая карандаш толстыми, как артиллерийский снаряд, пальцами пишет без знаков препинания, но каллиграфически.

Сопроводиловка  

Братва  Машина уплатила 

Бригада Седого 

Проезд по Белорусии. (С одним “с”. Этот документ я храню.)

До Бреста едем опять молча. Машин ни попутных, ни встречных почти нет. Это настораживает. У границы снова очередь. Опять подходят двое. Стучат кулаком в стекло. Приходится приоткрыть сначала стекло, а потом и дверцу. Вваливается уголовная морда пострашней “лапы”. Глаза навыкате и блестят. Видимо, нашпигован наркотиками.

— Ты что, козёл, не открываешь? – совсем уже неделикатно обращается он ко мне. – Ты что хочешь, чтоб мы тебе машину укусили? Или думаешь, менты тебе помогут, так там одни мои друганы… Ты что, не  знаешь, что за проезд надо платить?

— Я уже заплатил, -говорю, — и вытаскиваю справку.

— Шо? – кричит он, — шо ты мне суёшь? Шо это за бумажка? От кого?

— Бригада Седого, — говорю.

— Какого Седого? Мужик, ты шо гонишь? Здесь командую я. Князь! Понял? Здесь нет никакого Седого. Запомни. А бумажку эту запихни себе, запихни себе в ж…, в ж…, — он почему-то скомкал её и стал заталкивать себе … в рот. – Вот так… Вот так…

При всей трагикомичности ситуации я успел сообразить, что бумажка эта может мне пригодиться и успел выхватить её у него изо рта…

— Да вы что, — закричал я, — она мне сто долларов стоила.

— Во суки. Обнаглели. Но ты пойми, дурак. Это всё липа.  Настоящий проезд

так не оформляют. Это делается по-другому, понял? У тебя “зайчики” есть?

— Чего? – действительно не понял я.

— Нет у нас белорусских денег, — сказал Андрей.

— А русские. Русские есть?

Я вытащил завалявшуюся сторублевку.

— Смотри, вот тут в углу должны быть нарисованы рога, — он сделал две черточки, — Вот! Только с рогами она действительна. Понял? Теперь я пишу:

 “Пропустить до Варшавы”. Князь.

Теперь ты можешь ехать, понял?

— Понял, — говорю. Спасибо.

— Шо? Спасибо? Ну, мужик, ты тупой.  Ты  ничё не понял. Я три дня, как из тюрьмы, у меня друга вчера убили, а ты мне “спасибо”… Ты или плати, или до границы не доедешь… Теперь понял?

— Нету у меня денег, я им всё отдал, — говорю.

— На бензин только осталось, — влез Андрюха.

— Меня не колышет, где вы бабки возьмёте. Вы же что-то везёте. Что везёте? – вдруг поинтересовался он.

— Так, старые тряпки, посуду.

— Посуда хрустальная?

— Да нет, — испугался я, — стаканы, чашки. Книги, — попытался я отвести его внимание от посуды.

— На хрена мне твои книги? Где сейчас те придурки, шо их покупали? Нету их. Нет…

— Ну чего ты мурыжишь? Кончай с ними…- заглянул в машину второй с такой же харей… красавец.

— Так…Ну, я выхожу. Ищите бабки. Не найдёте, пеняйте на себя.

Рядом со мной лежала та самая полицейская дубинка (подарок приятеля). Я мог отключить его одним ударом. Но куда его сдавать? Крикнуть милицию? Но ведь это они выдали нас рэкету в Борисове… Мы наскребли всё, что смогли и отдали бандитам. Оставили действительно только на бензин. Но до границы всё-таки не доехали. Перед границей к нам опять подсели трое. Тут уж я не выдержал, тем более, что терять было почти нечего.

— Вы что, вашу мать, — заорал я, — не можете на трассе порядок навести!? Кто это будет вам по три раза за одну дорогу платить?! Кто у вас главный? Почему и “Седой” и “Князь” на одной линии работают?

Все трое слегка опешили.

— Подожди, мужик, не ори, — сказал парень в очках, видимо, старший в тройке. Что ещё за “Князь” такой?

Я стал совать ему в нос свои бумажки.

— Постой, братва. “Князь” этот какой-то фраер, а “Седой” в самом деле, кажется у нас на гастролях. Это “Седой “ из Киева.

— Не знаю, кто из них фраер, но я больше ни копейки не заплачу! – Продолжал орать я, — не можете организовать охрану, а деньги берёте. Совесть потеряли!

Хорошо, что Андрюше моему было в этот момент не до смеха. Но у братвы, видимо, я задел честь мундира…

— Ладно, мужик, разберёмся. “Седой” – это такой небольшой, интеллигентный мужичок, да?

— Да, — сказал я,- вспомнив “лапу” с бандитской мордой.

— Ну, извини, и пойми. У нас такая работа. Ладно. Ехай. До Варшавы тебя не тронут.

Когда на немецко-польской границе я увидел зелёные фуражки немецких таможенников, я чуть не бросился их обнимать.

«Дорогие вы мои, — захотелось мне крикнуть им, — как хорошо, что я не понимаю вас, а вы меня, и как хорошо, что вы есть, что я, наконец, в Германии, и что хоть я здесь и не дома, но жизнь опять прекрасна, что и удивительно!»

От моей ностальгии не осталось и следа.  Правда,  не надолго!!!

Борис Замятин

Берлин   


комментария 24

  1. Олег

    Вполне, в лихие 90 чего только не было на дорогах! Конечно художественный вымысел присутствует! Но времена меняются и сейчас в Германии, а этнические немцы остались, только черножопых и видно! Наверное этот опус к современной Германии применим.

  2. Михайло

    Это бред из 90-х родом, явно. Не стоит перекладывать это на сегодняшний день. В 2012 (до Майдана) ездил в Крым на машине. Решили ехать через Витебск, Могилёв, Гомель(Беларусь), Чернигов, Киев, Умань, Николаев. Машина фольксваген гольф немка, трехлетка, на русских номерах. Ничего на дороге такого и в помине не было. Дороги в Беларуси сказочные, образцовые. И я ехал и по е95, и рядом по второстепенным. Останавливались в гостинице под Витебском,, потом где то под Уманью, учитывая посещение Софии и прогулки в центре Киева, а потом очень хороший обед в пригороде Киева, и следующая ночевка уже в Симферополе, и потом в Ялте. Нигде ни на заправках, ни на дорогах, ни на е95 ни на других не было ничего из описанного. Нарушений не было нигде, общение с полицией было, но не такое как описано, без последствий, только на обратном пути электронный штраф словил за превышение скорости с м 4 Дон пришёл, потому как возвращались через Краснодарский край, сначала паромом с Керчи до Тамани, ну и как обычно через Ростов, Воронеж, Москву, ну так сам виноват, 150 летел по м4. На 500 р. (20км превышение).Так что баян из конца 90-х. Очередная пугалка из разряда что ничего не меняется в «Мордоре». Фигня. Автор точно давно не был дома. Соскучился. И сидит боится. Может сейчас, в связи с майданом в 2014 что то и изменилось в Украине в плане беззакония, но в Беларуси, и в России точно такого нет. Не надо людей пугать эти времена прошли давно.

  3. Михайло

    Это бред из 90-х родом, явно. Не стоит перекладывать это на сегодняшний день. В 2012 (до Майдана) ездил в Крым на машине. Решили ехать через Витебск, Могилёв, Гомель(Беларусь), Чернигов, Киев, Умань, Николаев. Машина фольксваген гольф немка, трехлетка, на русских номерах. Ничего на дороге такого и в помине не было. Дороги в Беларуси сказочные, образцовые. И я ехал и по е95, и рядом по второстепенным. Останавливались в гостинице под Витебском,, потом где то под Уманью, учитывая посещение Софии и прогулки в центре Киева, а потом очень хороший обед в пригороде Киева, и следующая ночевка уже в Симферополе, и потом в Ялте. Нигде ни на заправках, ни на дорогах, ни на е95 ни на других не было ничего из описанного. Нарушений не было нигде, общение с полицией было, но не такое как описано, без последствий, только на обратном пути электронный штраф словил за превышение скорости с м 4 Дон пришёл, потому как возвращались через Краснодарский край, сначала паромом с Керчи до Тамани, ну и как обычно через Ростов, Воронеж, Москву, ну так сам виноват, 150 летел по м4. На 500 р. (20км превышение).Так что баян из конца 90-х. Очередная пугалка из разряда что ничего не меняется в «Мордоре». Фигня. Автор точно давно не был дома. Соскучился. И сидит боится. Может сейчас, в связи с майданом в 2014 что то и изменилось в Украине в плане беззакония, но в Беларуси, и в России точно такого нет. Не надо людей пугать.

  4. Анатолий Евгеньевич Малин

    .Полная чушь. высосано из пальца. ездил из Калининграда в Москву, ничего такого не было. ( гонял машины)

  5. Борис ЗАМЯТИН

    Любезнейший правдолюбец Сергей, вы меня обрадовали. Я не знал, что сразу же после введения евро в Германии на постсоветском пространстве наступила справедливость, благодать и порядок на дорогах. Вашему таланту в поисках истины позавидовал бы Шерлок Холмс. Но вынужден признаться, евро в этот текст я внёс при повторной публикации рассказа в журнале «Контакт шанс» (Кёльн) для придания ему актуальности. В те времена я ещё полагал, что излагаю необходимую правду о плодах перестройки. В первой публикации были марки … В Борисов мы поехали потому, что негде было заправиться. Но такому незаурядному криминалисту , как вы, стыдно не заметить в тексте, что мы рискнули ехать на немецких номерах. Это и было причиной усиленного к нашей машине внимания. Для наклеивания ярлыков типа «чушь», большого ума не надо. Надо просто не мерить всех на свой аршин. Всем, даже оппонентам, я признателен за столь комплиментарную оценку моих способностей придумать подобную историю. К сожалению, всё ( до подробностей) правда. Я уже об этом писал. Отвечать вам, Сергей, не стал бы, но читатели могут поверить в вашу, пардон, чушь…
    Б.З. (Что и Будьте Здоровы. Все…)

  6. Сергей

    Какие 90-е Людмила, Вы эту чушь внимательно читали, а проверить в каком году евро ввели не судьба? Скажу больше, в Белоруссии в 2002- м году(а это год ввода евро, значит и будем отталкиваться от него)давно как никаких бандитов на дороге, от слова совсем, можете надыбать инфу, когда и как Лукашенко придя к власти с ними поборолся. Да и ещё не маловажное, с Москвы до Бреста идёт трасса М-1, каким боком она к Борисово относится, специально с неё съехали, чтоб у ментов узнать где заправка? На этой трассе их полно и в те годы можно было заправиться за разную валюту!

  7. Eduard Belov

    Я тоже гонял машины в Россию и на Украину. Польско украинский переход равва русская был вообще нечто. !

  8. Татьяна

    90-ые, Москва. Муж выгнал «Жигули» из гаража и запирал ворота. Подъехали гаишники: «старшой» и молодой. «Вы нетрезвый за рулем. Поехали в отделение!» — говорит «старшой». Молодой опустил глаза, выслушивая «науку» старшего по званию, передающего опыт молодому поколению. Видимо было стыдно. Мужу согласился сначала, та как захотелось проучить их, но понял, что в отделении его точно доведут «до кондиции», и показал документы хорошего ведомства. «Так бы сразу и сказал!»- обескураженный «старшой» сел в машину, и гаишники уехали.

  9. Евгений Пономарев

    А поправить пост слабо? Извинения не приняты!

    • Михайло

      Поддерживаю полностью. Автор!!!! Впиши в пост, что рассказ из 90-х, а не о современной России и Беларусии. Про Украину не могу сказать, после 2012 там не был.

  10. Людмила Мекертычева

    Мое сообщение тем, кто обвиняет Бориса Замятина во лжи: Я русская, живу в Москве.
    Вы просто не путешествовали в бывших союзных республиках и в России в 90-е. Я в это время проводила по 6 месяцев в году на дороге и готова подтвердить/присягнуть, что все, что написал Замятин, чистая правда. Я могу представить дополнительный список того, что продавалось и покупалось в те 90-е. Могу сказать большое спасибо и низкий поклон только нашим российским пограничникам.- их не купишь, не уговоришь. Даже если тебе нужно сделать всего несколько шагов за шлагбаум. Ничего не поможет.
    Борис, ты прав! Я знаю, как ты любишь Россию, и ее есть за что любить. Привет всем!

  11. Людмила Мекертычева

    03.01.2021
    Обожаю твой рассказ! Он замечательный! И сколько юмора, а сколько моих собственных воспоминаний ты пробудил о временах, когда я, каталась по России и бывшим республикам СССР с журналистами Нэшнл Джиографик… Мне особенно запомнился Узбекистан, Казахстан. Я помню, как кричала гаишникам просто поставить у края дорог емкости по сбору мзды и ценник. И что мы, мол, будем просто притормаживать и кидать деньги в емкость (мой другой вариант был поставить гаишную фуражку).
    Друг мой, спасибо, что напомнил историю минувших дней, развел меня на веселый смех. Хорошо, что мы тогда были молодыми и спокойными, и такие истории скорей забавляли нас, чем раздражали. Спасибо тебе! Рассказ написан точно и смешно.

  12. Людмила

    03.01.2021
    Обожаю твой рассказ! Он замечательный! И сколько юмора, а сколько моих собственных воспоминаний ты пробудил о временах, когда я, каталась по России и бывшим республикам СССР с журналистами Нэшнл Джиографик… Мне особенно запомнился Узбекистан, Казахстан. Я помню, как кричала гаишникам просто поставить у края дорог емкости по сбору мзды и ценник. И что мы, мол, будем просто притормаживать и кидать деньги в емкость (мой другой вариант был поставить гаишную фуражку).
    Друг мой, спасибо, что напомнил историю минувших дней, развел меня на веселый смех. Хорошо, что мы тогда были молодыми и спокойными, и такие истории скорей забавляли нас, чем раздражали. Спасибо тебе! Рассказ написан точно и смешно.

  13. GEORGY KILDYUSHEVSKY

    Да, было такое. Время реформ, под управлением истинных демократов, время «свободы», как нас сейчас убеждают.
    А потом пришёл темный властелин (в России) и Батька (в Белоруссии)… И все эти свободы нахрен отменил 8)

  14. Igorian

    Вполне понятно временные рамки обозначены. Я в те времена по России с опаской ехал из Беларуси до Байкала. К изложению замечаний нет. Автору: собака лает — караван идёт. Пишите!

    • Сергей

      Согласен, обозначены припрятанными наличными евро, которые ввели в январе 2002-го года, не расскажите про бандитов в республике с того года и далее, а ещё про удобство заезда с трассы М-1 в Борисов, для уточнения у ментов где заправка? Ещё вопрос личного характера, в те времена с опаской ехал по России из Белоруссии так как в Белоруссии было безопасно значит, просто ехал с опаской или платили, так как нахлобучивали?, а это как говорят в Одессе, большая разница! Многие и сейчас с опаской не только ездят, но и летают, а так же по морям ходят, да в лифт заходят, но это к беспределу, как и к бандитизму, отношение точно не имеет.

  15. Юлька

    Фигня полная, в прошлом и позапрошлом году ездили на авто (в один год на лексусе, в другой на фиесте) в Германию..Австрию.. через Беларусь, Польша… Чехия… Словения.. Никаких гопников ни в беларусии, ни в России… .

  16. Ольга

    Регулярно каждый год (кроме 2020) езжу к родственникам на Украину. Пару раз ездили с мужем на машине еще в 90-х. Потом ездила Бла-бла-каром. Раз водитель повез на Украину через Белоруссию. И вот, честно, никогда такого не было. Я имею в виду никаких придирок. Да, проверяли документы, у кого-то были поддельные регистрации, платили штрафы, но чтобы ни за что, просто вымогали деньги, ни разу не видела. И на границах вполне нормальные туалеты, вдоль всей трассы на заправках тоже. В придорожных кафе дороговато и не всегда вкусно, но вполне сносно. Вся статья — сплошное вранье.

  17. Ольга

    Сплошная ложь! Кругом одни бандиты. Нет у автора Родины,он ее давно продал за старую Тайоту. Зато в Германии чистота и порядок,ночью на улицу выйти нельзя. Моя племянница за детей боится: вот где бандитизм,беспредел.

  18. Борис ЗАМЯТИН

    Уважаемые читатели , удостоившие своим вниманием рассказ «За спящей царевной», считаю необходимым пояснить, что это не рассказ, а детальное описание (без элементов фантазии автора) событий конца печально знаменитых девяностых годов прошлого века. Я полагал, что время понятно из подзаголовка (быль не столь давно минувших дней), но кое-кто воспринял текст как пасквиль на современную Россию. Я их понимаю, но уверяю, что очернение России никоим образом не входило в мои намерения. Мне, напротив, хотелось напомнить из какой перестроечной грязи России удалось выбраться. Рассказ был впервые опубликован тогда же в газете «Русская Германия», с которой я потом сотрудничать перестал потому, что она стала не русской, а скорее украинско-немецкой. Прошло 20 лет. Всё кардинально поменялось. То, что происходит сейчас на моей «малой родине» Украине под бандеровскими знамёнами при поддержке «демократических правительств» за пределами моего понимания. Моя ностальгия не только не прошла, но многократно усиливалась по мере того, как эти правительства стали обвинять Россию во всех своих просчётах и провалах. Прошу извинения у всех, кто из-за моей неточности воспринял «За спящей царевной» за пасквиль. Россия была и остаётся моей Родиной. Бывших родин не бывает.
    Борис Замятин.

    • Иван Алексеевич Дмитриев

      Какой хитрый жучок. Отмазался от закона о клевете. Знает, что никто комментарии не читает. Лохи откопипастят и пойдет гулять эта история по сети. А с автора взятки гладки: я ж типа про девяностые написал…

    • Евгений Пономарев

      А поправить пост слабо? Извинения не приняты!

    • Сергей

      Наличный евро когда ввели не подскажите, или пятьдесят евро ваши были вами же нарисованы в девяностых или конце девяностых, а ЕС так они понравились, что решили их напечатать? Не партесь, подскажу, в январе 2002-го года, сочиняйте дальше и пытайтесь выдать за детальное описание без фантазий!

  19. Анатолий Куцовский

    «Царевна спящая — хрусталь». Мне тоже нравятся стихи Ахмадулинной, хотя, признаюсь, мой любимый поэт — Давид Самойлов.
    Но ведь здесь не о великих поэтах речь, а о ностальгии, накрывающей эмигрантов в хорошей, но не своей стране.
    Печальный юмор, улыбка сквозь слезы, и эпическая картина расчеловечивания на развалинах когда-то огромной страны. И дело-то не в хрустале и оставшихся «там» любимых книгах, а о попытке изжить ностальгию, вернувшись ненадолго назад — туда, где была молодость, «планов громадьё», друзья живые все.
    Клаузура очень выиграет в свой популярности, если пригласит Бориса Замятина стать ее постоянным автором.

НАПИСАТЬ КОММЕНТАРИЙ

Ваш email адрес не публикуется. Обязательные поля помечены *

Копирайт

© 2011 - 2016 Журнал Клаузура | 18+
Любое копирование материалов только с письменного разрешения редакции

Регистрация

Зарегистрирован в РОСКОМНАДЗОР
Рег. № Эл ФС 77 — 46276 от 24.08.2011
Рег. № ПИ № ФС 77 — 46506 от 09.09.2011

Связь

Главный редактор - Дмитрий Плынов
e-mail: text@klauzura.ru
тел. (495) 726-25-04

Статистика

Яндекс.Метрика