Воскресенье, 18.04.2021
Журнал Клаузура

Просил – допросился

Просил себе другую жену у Бога – допросился. Подала на развод – жду повестку. Бумага на алименты пришла. На двоих детей с меня будут высчитывать 33% – от скромной зарплаты учителя, представляете? Что делать? Не знаю теперь. Просил прощения много раз – не прощает. Слышать не хочет ничего, в упор не видит. А я отец её детей вообще-то, как можно не реагировать на меня? Обидно, конечно. Схорониться бы под спудом ватного одеяла и пролежать там вечность, а сначала наговориться со старыми богемными товарищами, как старина-классик Генри Миллер или выдуманный персонаж Хэнк Муди, которого играл Дэвид Духовны в сериале «Блудливая Калифорния».

 Развожусь – ни я первый, ни я последний, но всё равно переживаю. Найдёт моим детям отчима – зачем это надо? Угрожает увезти родимых малышей далеко-далеко – на Чукотку, где заработает много денег и купит машину, квартиру и прочие блага.

А я удивлённо смотрел на знакомых людей, которые находились на грани развода и потом всё же разводились, через боль и страдания, физическую борьбу и моральное противостояние.

Что это? События и вещи, на которых и внимание обращаешь не сразу, а лишь со временем.

Пришли мы, помню, с женой, в гости и видим, как супруг резко разворачивает свою жену в обратную сторону и со злобой выталкивает из дома. Кричит во зле, мол, чтобы ноги твоей здесь не было, шалава… Развод следует за разводом и среди моих знакомых – по прожитию примерно десяти лет совместной жизни. Знакомые сообщают мне, что развёлся один товарищ, переживая сильно, расстался с женой второй, покинул брак третий. Ух, какие страсти! Но только вредные это события, не стимулирующие, – детей жаль. У всех этих людей – один-два ребёнка… Причины разводы я не выяснял, противно, у каждого на сей счёт своя правда найдётся, я уверен.

А ещё раньше, задолго до брака и знакомства с моей первой супругой я был с женщиной, с которой познакомился на сайте знакомств. Тёмные оливки глаз у неё бегали тогда, а крупный нос подёргивался, словно у вынюхивающего наживу грызуна. Она неустанно шутила и просила её обнять. Она развелась с мужем и через некоторое время зарегистрировалась на сайте. Сказала, что попадаются ей разные чудаки, однако я не исключение. Общаться с ней было весело у неё дома до тех пор, пока не пришёл плачущий мужчина. Взрослый человек лет сорока всхлипывал и утирал слёзы платком, стоя на пороге. Она не впустила его в дом, бросив комментарий пренебрежительно:

– Это бывший муж – пытается помериться. Он мне надоел! Одна нервотрёпка с ним!…

На столе я увидел несколько алых роз в хрустальной вазе.

– Красивые цветы! – похвалил я.

– От него же… – отмахнулась она, убрав эту «картинку» на подоконник, за штору. Это было вечером, я предвкушал блаженный отдых и всякие дикие игры как в кино.

В другой комнате играл ребёнок (девочка) – она училась в первом классе, я узнал позже. Увидев меня, заметила, насколько я молод, как её дядя. Об этом она слегка удивлённо сказала при мне.

Ночь я провёл с разведёнкой. Мне снился дивный сон, ей тоже, кстати – об этом она утром сообщила шёпотом, улыбаясь мне прямо в лицо. Было это, если не ошибаюсь, когда я заканчивал ВУЗ.

Вспоминая ту встречу с разведённой женщиной, я почему-то надеюсь, что они с мужем сошлись вновь и повенчались. Грустно это и глупо – развод. Отпечаток боли на целую жизнь. Семью необходимо сохранить любой ценой, как наказывает знакомый православный батюшка из центрального собора.

Прочь худые думы!

Друг детства отвлекает меня от мрачных мыслей, звонит почти каждый день, интересуется моим самочувствием, делится новостями из мира криптовалюты и впечатлительно рассказывает о том, что прочитал новое. Последнее время ему нравится читать о путешествиях в дальние страны. Понятно… накопил биткоин!..

– Витя-Миллер, – называет он меня так потому, что я много прочитал романов и рассказов Генри Миллера. – Скоро откроется новый проект – монетная площадка. Как только скажу вкладываться – регистрируй!

– Как скажешь, тёзка!

Он везёт меня в кафе узбекской кухни, угощает шашлыком и фирменным хачапури, вместо хлеба. Пиво не берёт, знает, что я крайне расстроен и не выпиваю в это время.

– Не печалься, как-то всё устроится Богом! – успокаивает товарищ, наливая душистый листовой чай. Он посещает протестантскую церковь, но это не мешает нам общаться душевно, видеться и осведомляться о здоровье близких.

В груди жмёт – укрыться от этого давления нельзя нигде. Свинцовая тоска накатывает волнами. Не помогает ни вкусный шашлык, ни десерт из песочного пирожного с кунжутом – популярного угощения узбекской кухни по избранному адресу.

Возвращаемся в родной район – тёзка снова тарахтит про свои биткоины и крипты. Включает громко, пожалуй, странноватого исполнителя собственных песен – Константина Ступина.

– Не переживай, корешок! – он лихо вытаскивает из бардачка книгу – подарок на мой день рождения. – Чуть не забыл.

«Философия Китая: от Конфуция до Мао Дзедуна».

Мне остаётся отправиться в отпуск в Китай?

Я выхожу из машины. Ощущаю мягкий свет и слабое тепло солнца, наблюдаю медленное таяние снега, вокруг прилив весны… Начало апреля. А радости нет. Жизнь как будто пустеет, иссыхает подобно ручью. Неожиданно рухнула часть крепости, представляющая моральную опору. Строительный материал восстановится, я верю в это, однако легче не становится. С этими мыслями я застаю бабушку и маму, общающимися с моей троюродной сестрой, она предупредила, что после развода родственник надолго нырнул в бутылку, и длилось это около года. Удивительно: ни пить, ни курить, ни тем более бродить, как мои любимые писатели-битники, меня не тянет – разве что обильно покушать острую пищу.

К нам приходят дети. Мы живём в одном доме, но в разных подъездах. Ага, как соседи теперь, грустные и словно ненавистные друг другу. И после их ухода меня начинает «пилить» родня (мама, бабушка), мол, не смог сохранить семью. Требуют что-то сделать для детей срочно, не обращая внимания на супругу… Но я мучительно теряю силы, находясь там, с дорогим и исхудалым человеком, который меня не видит, игнорируя специально. Походит на помешательство её общение со мной. Она противно морщится. Голос дрожит, становясь металлическим. Она вынуждена противостоять, когда я смотрю на неё, отводить взгляд. Что мы делаем? Зачем нам это? У нас ведь такие прекрасные дети! И мы далеко не промах: не пьём, не курим, даже в спортзал ходили одно время вместе, представляете?!

Как я просил и что просил, спросите вы, читатели? И почему допросился? Интересно, не так ли? Особенно никак не просил, поверьте. Лежал в темноте, на своём диване, со слезами на глазах… Просил Господа дать мне другую девушку, жену, которая будет выходить ко мне по первому зову, исполнять мои сексуальные желания и меньше роптать.

Допросился, похоже. Сейчас один. Живу о родственников, мечтаю познакомиться с милейшей женщиной без детей и вредных привычек. Чтобы сделать новую семью и начать жить полноценно.

Я стараюсь не думать о своём положении холостяка. Работа не позволяет грустить. Недавно школу заминировали… я не говорил, где работаю? Я – школьный учитель! Да, поступило сообщение о вредоносном устройстве, правда, по версии ФСБ. Нас выгнали на стадион. Я забыл надеть подштанники, зато прихватил бутерброды. Ем и тихо радуюсь, что у меня нет проблем с голодом.

– Посмотрите, какие замечательные бутерброды супруга приготовила коллеге! – обращают на меня внимание многие престарелые учителя. – Небось: души не чает в муже-то!

Никто не знает, что я «alone» (одинокий), а марку семейного человека поддерживаю, чтобы никому не дать повода для болтовни. Вы бы знали, какой у нас коллектив болтливый. Съедят словами в прямом и переносном смысле, лишь появись в окружении. Помню, как показал бухгалтерше судебное письмо, в нём было сказано про алименты. Она посмотрела на меня с каким-то бешеным интересом – увеличились её карие глаза за стёклами очков.

Тем временем я продолжаю мёрзнуть на свежем воздухе, наблюдая за здоровенными ребятами, упакованными в защиту, как в броню. Они в школу не пускают надеть подштанники (я мерзляк), зато сами шутят и тоже перекусывают около автобуса.

– Витя… – зовёт молодая девушка, Марина, педагог-психолог, машет рукой. Она энергично подходит и спрашивает, с какого раза мы зачали ребёнка с женой.

– Не считал, я пятидесятого-шестидесятого где-то! – пожимаю плечами. – Цель не ставили, верили, что дети обязательно будут!

Не сказать, что мы часто говорим на тему отношений между мужчиной и женщиной, но эта девушка, похоже, задумывается о серьёзных вещах. Иногда она делится тем, на кого натыкается на сайте знакомств через мобильное приложение, например. Люди там просиживают десятилетиями, так и не могут найти вторую половинку. Наверняка в тайне просят Господа преподнести им доброго и приятного человека – кому-то, быть может, везёт, я слышал об этом у товарища по спортивному цеху, он регулярно знакомится в интернете.

– Кого я ищу в интернете? – спрашивает Марина (педагог-психолог) будто у самой себя, по-прежнему глядя в мобильное приложение. – Цельного человека, который будет уделять мне внимание. Мне не нужны ни деньги, ни слава, как тебе, Вить. Пусть он не будет автором повести «Красный лотос» и заметок в США «По ту сторону неба», не будет на обложке журнала «Наша молодёжь», как ты. Я прошу у Бога мало-мальски милого и адекватного человека, который знает, к чему он в жизни стремится!

Бродя вокруг рассасывающихся школьников и педагогов, постепенно отогреваясь, слышишь, кто с кем поцеловался, кто и что подарил, где был пойман за парением «вейпа». Общаясь между собой, дети и взрослые меньше смотрят друг другу в глаза, а чаще в мобильное устройство. Нас точно больше не волнует настоящий мир с его насущными проблемами и вопросами.

Я отчаиваюсь. Нет, не в школе – там некогда печалиться. Дома, за компьютером. Переписываюсь с несколькими представительницами прекрасного пола после 30 лет. Они – разведёнки. Отвечает сразу несколько симпатичных девушек – на одно и то же простенькое сообщение, типа «Привет, миленькая, давай познакомимся!». Я предупреждаю, что в разводе, дети живут с бывшей женой. У них тоже дети: у кого один ребёнок, у кого двое или трое. Но все в разводе, это строго. Сколько они находятся в активном поиске? Кто не может найти второго и единственного человека два года, кто ждёт спасительного сообщения три года, а две девушки признаются, что срок их активного поиска составляет почти пять лет. Однако надежду никто не теряет, это радует.

Сижу вечером, тупо уставившись в стену или в потолок. Нагрузка на работе бешенная. А на выходных приходят дети – скучать не дают. Иной раз задумываюсь, что с ними останется не родной отец, а отчим – мужчина, которому они не нужны. Быть может, к тому времени ребята вырастут, у них не станет болезненных мыслей, они закалятся и приобретут полезные навыки для заработка средств. Или мой сюжет не сработает – и мои дети начнут страдать, я об этом не узнаю, к сожалению.  Или узнаю, но поздно.

– Не думай ни о чём, кроме детей, родненький! – шепчет моя бабушка. – Ложись и спи. Рядом – кровь твоя!

Ложусь со старшим ребёнком на диван. Он что-то сонно лопочет про супергероев, вчера я скачивал для него полнометражный мультфильм «Лига справедливости», где Супермен, Бэтмен, Женщина-амазонка, Флэш и другие – защищают Землю от злейшего и могущественного врага миров Дарксайда. Сынок до сих пор под впечатлением, засыпая. Не хотелось бы, чтобы он плакал ночью, кричал и воевал со мной.

Теперь прошу у Бога одного – душевного спокойствия! Совет на будущее недовольным жизнью: лишнего не просите или просите, но осторожно!

Стоит или не стоит, как думаете, милые, вести дневник разведённого мужчины-писателя?

Пишите мне: https://vk.com/vvlasov87

Виктор Власов


НАПИСАТЬ КОММЕНТАРИЙ

Ваш email адрес не публикуется. Обязательные поля помечены *

Копирайт

© 2011 - 2016 Журнал Клаузура | 18+
Любое копирование материалов только с письменного разрешения редакции

Регистрация

Зарегистрирован в РОСКОМНАДЗОР
Рег. № Эл ФС 77 — 46276 от 24.08.2011
Рег. № ПИ № ФС 77 — 46506 от 09.09.2011

Связь

Главный редактор - Дмитрий Плынов
e-mail: text@klauzura.ru
тел. (495) 726-25-04

Статистика

Яндекс.Метрика