Суббота, 14.05.2022
Журнал Клаузура

Кавказские пленники московских подземелий

С первых строчек романа Татьяны Окоменюк «Голуби над куполами» читатель попадает в атмосферу тревоги, страха и безнадежной несправедливости. Герои повествования не по своей воле (естественно) оказались бесправными рабами неких бандитов, устроивших подпольный фасовочный цех в забытом всеми бомбоубежище на окраине Москвы. Говорят, что преступники не имеют национальности. Здесь она и не указана, но из общения с теми, кто заточил их в подземелье, узники понимают, что стали пленниками банды выходцев с Кавказа. И самое страшное, что выхода на волю пленники не видят, а жестокие и злорадные надзиратели откровенно заявляют, что его и не будет – это, мол, последнее пристанище для несчастных обитателей подземного каземата. Вот, какими словами встречает новых невольников один из тех, кто провел в застенках уже несколько месяцев:

«Так случилось, ребята, что попали вы в … рабство. Вас, как и нас в свое время, выкрали бандиты. – Ради выкупа? – в один голос воскликнули новенькие. – Ради бесплатной рабочей силы. Этот подвал – нелегальный производственный цех. Здесь мы пакуем фальшивые лекарства, варим клей, фасуем сыпучие продукты. В данный момент – муку. В прошлом году собирали детские коляски и санки»…

В конце концов, их оказалось в подземелье шестеро – несчастных людей, для которых этот страшный сон, ставший реальностью, вполне мог оказаться пожизненным. Все они стали жертвами коварной охоты на людей, устроенной членами банды. Кого-то угостили пивом с добавленным снотворным, кого-то, заманив в безлюдное место, лишали сознания ударом по голове. Кто-то попался, поздним вечером беспечно сев в попутную машину, из которой после традиционного удара по голове был доставлен на платформу, опускавшую жертв прямо в адскую пропасть, бывшую когда-то бомбоубежищем.

Недоучившийся батюшка, успевший в мирской жизни поработать доцентом университета, театральный артист с талантом, отягощенным алкогольной зависимостью. Рядом с ними забывший ещё до попадания в каземат свое имя бомж, забитый и безвольный, а также новички, которым предстоит осваиваться в этом ужасе и искать возможности для освобождения, ибо не зря сказал классик: «Выход есть, и мужественное сердце найдет его». Это капитан полиции, словно сошедший с экрана «ментовских» сериалов, сильный, смелый, выносливый и, к тому же, наученный жизнью очень многим полезным знаниям и умениям.  А также полный антагонист опера, успевший трижды побывать в местах, как говорят, не столь отдаленных, но по степени ужаса весьма приближенных к условиям пребывания в подземном капкане. Характер и личность этого бывшего сидельца чрезвычайно противоречивы. С одной стороны – грубый и вспыльчивый, не терпящий чьего-либо превосходства, с другой стороны – готовый в любой момент прийти на помощь, поделиться последним. И, к тому же, начитанный, остроумный, сумевший на воле отлично вписаться в окружающую действительность, став, пусть и не крупным, но успешным «деловым человеком» (благо, законы нынешнего бизнеса и правила тюремной камеры весьма сходны).  Да и по степени приспособленности к жизни очень похожий на своего антагониста, то есть, много умеющий и не теряющий уверенности в своих силах. Таким же позитивным и неунывающим оказался мигрант из средней Азии, польстившийся на столичные заработки, без которых семья на родине выжить была просто не в состоянии. В Москве он был старательным подсобным рабочим, а в своем родном городе – уважаемым ветеринарным врачом, пострадавшим от начальственного беспредела. Точно так же, как остальных, его заманили в ловушку, в которой вместо обещанного благополучия оказалась неминуемая в недалеком будущем смерть в подвале. Наконец, последним к компании был доставлен юный «мажор», хипстер, как он сам себя обозначил. Для него всё происходящее поначалу казалось игрой, вариантом «Последнего героя». Но когда выяснилось, что это жестокая в своей правде реальность, и что смартфон, который удалось утаить от похитителей, в каземате бесполезен, ибо сеть в нем отсутствует, молодой человек впал в отчаяние, близкое к умопомешательству.

«…Самым тяжелым испытанием для него было отсутствие компьютера.  Глобальная сеть была его самым верным другом. Он мог обойтись без приятелей, без родителей, без любимой девушки, но без «окна во Вселенную» – никак. По компу он слушал музыку, смотрел фильмы, узнавал новости и погоду. Дружил, влюблялся, ссорился. Играл, путешествовал, занимался шопингом. Получал ответы на все вопросы, сплетничал, заводил поклонников и единомышленников. Обучался, зарабатывал деньги, собирал нужную информацию… И сейчас он был, как без рук. Как без глаз. Как без дыхания».

И, всё же, нужно было дышать, жить и выживать. Дышать спертым, зловонным воздухом, есть просроченные продукты, выбрасываемые супермаркетами, выполнять постылую работу, которой обеспечивали пленников бандиты, возомнившие себя полноправными хозяевами жизни не только собственной, но и тех, кого они считали своими рабами. Причем, хозяевами жестокими, требовательными и беспощадными. Они сразу объявили узникам, что выход им обеспечен только вперед ногами, а непослушание и невыполнение нормы выработки карается уменьшением и без того скудного и отвратительного рациона, либо вообще переходом на отнюдь не лечебное голодание. Существование в режиме постоянных угроз и санкций (как это знакомо нынче и людям, и народам), то есть, на грани между жизнью и смертью, кого-то морально ломает и доводит до состояния послушно-безвольного животного, а кого-то мобилизует, обостряя все имеющиеся умения и таланты. Перед появлением «новеньких» обитателей пребывание в подземелье как раз достигло той грани, за которой наступает полное безразличие.

«Жизнь «рабов божьих» провалилась в виртуальное временное хранилище, которое аборигены восточной Африки называют словом «замани». Там все произошедшее находится на одной полке прошлого, и что за чем следует – неясно. Именно по этой причине было заброшено ведение календаря. «Какая разница: шестое сегодня или двадцать шестое? Что это меняет, если все равно мы все здесь подохнем? – подбрасывались дрова в топку охватившего всех пессимизма».

Тем не менее, пессимизм удалось преодолеть. Календарь восстановили. Борьбу за выживание возглавили полицейский и бывший уголовник при активном содействии и поддержке батюшки. Именно они оказались самыми сильными духом, умелыми и неунывающими, энергичными и целеустремленными. Общими силами они не только навели порядок в помещении, но и постарались по максимуму благоустроить быт, проявив чудеса изобретательности, выдумки и совершенно неожиданные знания, и навыки. Были заново оборудованы спальные места и уголок отдыха, из старых мешков и ваты сшиты с помощью найденных спиц и мотка полимерной нити матрацы, одеяла и даже теплые штаны, ибо без зимней одежды все они просто замерзали. Жизнь не стала лучше. Но она стала более организованной и, в какой-то степени, предсказуемой. Служитель культа оказался хорошим кулинаром, а хипстер – талантливым художником, расписавшим стены уголка отдыха красками, лежавшими в его сумке, с которой он и попал в западню… Дни шли за днями, и хоть отчаяние не становилось меньше, надежда на освобождение любым путем, вплоть до рукопашной схватки с вооруженными бандитами, зрела в умах неформальных лидеров.

Выжить…  Отдать, получить, накормить. Сделать… Успеть, дотерпеть, не сорваться. Жизни вибрирует тонкая нить, бьётся, как жилка на горле паяца. Выжить, найти, не забыть, не предать… Не заклинанье, не просьба, не мантра. Завтра всё снова начнётся опять. Это – всего лишь заданье на завтра.

Ситуация в подземелье развивалась отчасти так же, как в книге знаменитого фантаста Жюля Верна «Таинственный остров». Там тоже, оставшись один на один со стихией и, казалось, непреодолимыми трудностями, герои проявляли несгибаемый характер и с помощью обширных знаний и потрясающих умений сумели обустроить островную жизнь до вполне приемлемого уровня. Правда, им помогала и объединяла идея, а также капитан Немо. История в романе Татьяны Окоменюк – совсем не фантастическая. И, хоть имена персонажей вымышлены, она основана на реальных событиях. К сожалению, на капитана Немо рассчитывать им не приходилось. Хотя, их, безусловно, искали. Особенно коллеги капитана полиции. Но выйти на след бандитов оказалось очень трудно. Даже с учетом того, что при расфасовке сыпучих продуктов капитан несколько раз закладывал в пакеты записки с призывом о помощи и примерными координатами убежища. Видимо, нашедшие эти послания из ада, не придавали им значения, принимая за розыгрыш.

Каждый видит лишь то, что хочет, каждый знает лишь то, что умеет. Кто-то отметит, что день – короче, а для кого-то лишь ночь длиннее. Но и разбив черепаший панцирь дня или ночи, в осколках желаний отблески счастья найдёшь, между прочим, словно последнюю мелочь в кармане.

Мелочь в карманах узников отсутствовала, равно, как ассигнации. И даже отблески счастья не могли достичь мрачных застенков. Пусть к свободе оказался, сколь трудным, столь долгим и тернистым. И пролегал он не только через уныние и депрессию, но и сквозь тяжелые болезни. И, хоть ветеринарный врач старательно пытался помочь, используя все подручные средства, это было непросто, а порой и невозможно. Интересно рассуждает о болезнях батюшка, без доброты и отзывчивости которого жить в нечеловеческих условиях было бы, вероятно, просто невыносимо.

«Причина любой онкопроблемы – нелюбовь к себе из-за невозможности реализовать желаемое по своему сценарию, а также загнанные внутрь обиды на собственных родителей. Обиды эти со временем накапливаются и усиливаются всякий раз, когда какое-нибудь событие напоминает о старой психологической травме. Приходит день, человек достигает своего эмоционального предела… Болезни посылаются для того, чтобы мы стали лучше и добрее. Не так важно, что с нами случилось, как то, как мы это восприняли, какие уроки вынесли.  Случайностей в жизни не бывает»…

Я не знаю, за что и как, я не знаю, зачем и где. Но сияет небесный знак, отражаясь в земной воде. И летит среди прочих миров мой, ничтожный, прекрасный, родной. И скрепляется кровью кров, и вопрос, как крыло за спиной.

Вопросов было много, но главный – как выбраться на свободу. И опять каждый из обитателей проявили свои главные качества – кто трусость и осторожность, готовность беспрекословно терпеть во избежание еще более страшных мучений. Но полицейский вместе со своим новым другом – бывшим уголовником на это были не согласны. Они предприняли отчаянную попытку вырваться на свободу, которая, увы, оказалась неудачной. Наказание последовало незамедлительно – узников лишили питания и попросту оставили умирать голодной смертью.  И тут… И в настоящей жизни бывает так, как в кино, и даже похлеще. Исследуя лабиринты подземелья, капитан наткнулся на схематическую карту бомбоубежища и обнаружил, что оно соединительным коридором связано с еще одним подобным сооружением. Да, двери, ведущие в коридор, были задраены. Но, как говорится, знание – сила. Всё удалось преодолеть, и когда силы от голода были уже на исходе, капитан с товарищами смог пробраться в ещё не разграбленное со времен СССР соседнее бомбоубежище, где оказался большой нетронутый склад пищевых концентратов и долго хранимых продуктов. Это было спасение. В данном случае советское качество не подвело.

«Теперь у них в достаточном количестве были: сахар-рафинад, соль, сода, сухое молоко, яичный порошок, спички, «Детское питание», чай, подсолнечное масло, каменные брикеты фруктового киселя, гречневой и овсяной каши, картофельного супа с мясом, горохового супа-пюре, рисового пудинга, пшеничного крупеника, яблочного мусса и разной другой продукции Министерства пищевой промышленности СССР».

Изобильные закрома из советского прошлого не ослабили желание вырваться на свободу. И это естественно. Был разработан дерзкий и почти безнадежный план пробраться на поверхность по вентиляционному люку, столь узкому, что одолеть извилистый путь мог только тщедушный хипстер, но хватит ли у него сил, решимости, мужества? Оставим ответ для тех, кто будет читать роман. Он захватывающий и поучительный. И, главное, на мой взгляд, полезный, поскольку вселяет надежду, учит держать удары судьбы и, словно продолжая традиции каверинских «Двух капитанов», дает наказ «Бороться и искать, найти и не сдаваться»! Вероятно, именно поэтому роман был отмечен в России литературной премией «Святой благоверный великий князь Александр Невский». Но главной наградой, безусловно, станет читательское внимание и согласие с авторским убеждением, что жизненный девиз «невзирая ни на что» в совокупности с неунывающей верой в собственные силы помогает преодолевать самые трудные преграды на пути к счастью и свободе.

В душе — мерцающий, незримый свет, он с лёгкостью пронзает стены. Взгляни вокруг — преград, как будто, нет. Но как тревожны перемены. Небесной тверди слыша неуют, Беспечно дышит твердь земная. И нам с тобой – вдоль перемен маршрут, пока горит огонь, мерцая.

Владимир Спектор

Татьяна ОКОМЕНЮК

«ГОЛУБИ НАД КУПОЛАМИ»

роман, 361 стр., 2021, 

«Periskop-Volga»,

ISBN 978-5-6040476-9-9


НАПИСАТЬ КОММЕНТАРИЙ

Ваш email адрес не публикуется. Обязательные поля помечены *

Копирайт

© 2011 - 2016 Журнал Клаузура | 18+
Любое копирование материалов только с письменного разрешения редакции

Регистрация

Зарегистрирован в Федеральной службе по надзору в сфере связи, информационных технологий и массовых коммуникаций (Роскомнадзор).
Электронное периодическое издание "Клаузура". Регистрационный номер Эл ФС 77 — 46276 от 24.08.2011
Печатное издание журнал "Клаузура"
Регистрационный номер ПИ № ФС 77 — 46506 от 09.09.2011

Связь

Главный редактор - Дмитрий Плынов
e-mail: text@klauzura.ru
тел. (495) 726-25-04

Статистика

Яндекс.Метрика