Суббота, 25.06.2022
Журнал Клаузура

Светлана Семёнова: Мы звездная память друг друга… Из цикла: «Женщины России»

Каждая женщина мечтает быть в ладу со своими чувствами, мыслями, с душой своего спутника жизни. Это для неё тайная и заветная надежда, свет в пути к своей судьбе.

И, многие, освещая своё окружение помыслами   сотворчества и откровения, радостью Жизни создавали высокое созвучие общей судьбы и среди них были такие как: Екатерина Романовна Дашкова, Софья Васильевна Ковале́вская, Светлана Григорьевна Семёнова и многие, многие другие…

Екатерина Дашкова: Служа Отечеству

Софья Ковалевская: В борьбе за счастье        

Светлана Семёнова: Мы звездная память друг друга…

Светлана Семёнова: Мы звездная память друг друга…

Светлане Григорьевне Семёновой (1941-2014)  отмечено  23 августа 80  лет со дня рождения. Она была известна как Российский философ, литературовед, историк русской мысли и литературы, доктор филологических наук, член Союза писателей России, исследователь и публикатор наследия Н. Ф. Федорова, специалист по русскому космизму.

Ещё в конце 1970-х — 1980-е гг. С. Г. Семёнова в статьях, посвященных влиянию идей Фёдорова на Ф. М. Достоевского, Л. Н. Толстого, А. М. Горького, А. П. Платонова, М. М. Пришвина, Н. А. Заболоцкого, Б. Л. Пастернака, выявляла философский ракурс их творчества. Со второй половины 1980-х годов она создала свою философию русской литературы, прочтя и прокомментировав её «sub specie отношения к смерти».

Совместно с дочерью А.Г. Гачевой подготовила первое научное собрание сочинений Фёдорова. В книгах «Николай Федоров: творчество жизни» (1990) и «Философ будущего века — Николай Федоров» (2004) рассматривала Фёдорова как философа активного христианства, представила его диалог с русской и мировой философией, влияние его идей на культуру XX века, их значение для современности.

Светлана Григорьевна Семёнова

На протяжении сорока лет судьба Светланы Семёновой была единой с судьбой её супруга, Георгия Гачева, филолога, философа, культуролога, работающего над вопросами универсального и национального. Он стал известным автором книг, посвященных теории и истории мировой культуры и говорил о своей дорогой Светлане, идущей тропой сердечной мысли, так: «Но воздам и возблагодарю за её божественный дух в доме и готов отдать свои оставшиеся годы жизни и силы для неё». В этом, верно, и есть чудо любви.

«Общий Сократ» — так называл Георгий Гачев свои разговоры с женой, в которых зарождались и росли многие общие «жизни — мысли», нашедшие отражения в его книгах. А её книги он считал явлением «сердечной мысли», соединяющей интеллектуальное и эмоциональное, способное примерить ум и сердце человека.

Светлана Григорьевна в  1988 году стала научным, вскоре  — ведущим, а затем  — главным научным сотрудником Института мировой литературы им. А. М. Горького РАН. Принимала активное участие в создании и работе Музея-библиотеки Н. Ф. Фёдорова, где и сегодня проводится большая просветительская работа по осознанию плодотворной силы русского космизма в лице Н. Ф. Фёдорова и его единомышленников как «мировоззрения третьего тысячелетия». Этот глубинный волшебный отзвук творчества, одарил нас, современников, знанием и вдохновением постигать пути будущего по законам божественной космической гармонии Абсолюта.

Светлана родилась в Чите в семье военнослужащего. Отец Семёнов Григорий Алексеевич (участник Великой Отечественной войны, подполковник, много лет работал военным комиссаром в Молдавии). Мать, Семёнова Вера Ивановна, дошкольный работник, затем — домохозяйка. День Победы, 9 Мая 1945 г должен был стать точкой отсчета для новой жизни и в её семье, когда живыми вернулись с фронта близкие. Это было время ожиданий, наполненных трудностями созидания и возможностью творческой жизни, для вернувшихся с Победой наших солдат, всего народа после трагедии Великой Отечественной войны.

Мама спросила как-то 14-летнюю дочь: «Светик, так всё-таки кем ты собралась стать?» На вопрос Светлана задумчиво ответила: «Дипломатом или философом». Девочка росла в атмосфере удивительной природы Урала, Молдавии, где многотрудная философия жизни преломлялась рождением легенд и песен, одухотворенных мечтой.

В 1958 году девушка окончила Котюжанскую среднюю школу Молдавской ССР с серебряной медалью, в 1958—1964 г. училась на романо-германском отделении филологического факультета МГУ, который окончила с отличием. Дипломная работа была посвящена поэзии Гийома Аполлинера. Работала преподавателем французского языка в Военном институте иностранных языков. Училась в аспирантуре Литературного института им. А. М. Горького на кафедре зарубежной литературы и вскоре  защитила в МГУ кандидатскую диссертацию «Философский роман Ж.-П.Сартра и А. Камю». Свою исследовательскую деятельность С. Г. Семёнова начинала как историк зарубежной литературы.

Первые работы были посвящены становлению жанра философского романа, которые она рассматривала на материале прозы французских просветителей Ш. Монтескьё, Вольтера, Ж. Ж. Руссо, Д. Дидро и экзистенциалистов Ж. П. Сартра и А. Камю. Интерес к культурным явлениям, которые находятся на стыке художественного и философского дискурса, С. Г. Семёнова объясняла их открытостью, а также: «вечным вопросам» «о смысле существования, о начале и конце, о времени и вечности, об отношении духа и материи, человека и космоса, о природе самого человека, о судьбе и свободе, о культуре, о Боге…».

С начала 1970-х годов исследовательский интерес С. Г. Сёменовой сместился в сторону русской культуры, философии и литературы. Светлана Григорьевна познакомилась с книгой В. А. Кожевникова «Николай Фёдорович Фёдоров», что пробудило у неё интерес к исследовательской работе по наследию самой пророческой и дерзновенной фигуры русской мысли, философа, который, по словам С. Н. Булгакова, поистине «опередил своё время».

Этому способствовало творческое содружество, в течение 14 лет, с искусствоведом Валерием Семёновичем Борисовым, который к моменту их знакомства серьезно работал над творчеством Н. Ф. Федорова и уже проводил экскурсии по памятным местам, связанным с именем великого религиозного философа мыслителя. Опыт такой работы позволил регулярно совместно проводить Чтения Памяти, в день ухода из жизни Николая Фёдоровича, 28 декабря. Несмотря на то, что в условиях советского атеистического периода времени, это было достаточно  рискованно для организаторов Чтений. Но последовательная работа способствовала успешным исследованиям Светланы Григорьевны над наследием русского космиста Н. Ф. Фёдорова о регуляции природы взаимодействием земно-космической и психофизиологической сущности живого, имманентном воскрешении, а также творческой метаморфозе Эроса. По-новому осветив проблему «человек и природа», она противопоставила ноосферные установки русского космизма ряду положений «нового экологического сознания».

С 1974 Светлана Григорьевна заведовала кафедрой иностранных языков в Литературном институте им. А. М. Горького, а в 1977 г. она перешла на творческую работу: писала книги, статьи, готовила публикации, посвященные наследию Н. Ф. Фёдорова и русской литературе. Вступила в Профессиональный комитет литераторов при издательстве «Советский писатель», стала членом Союза писателей России. В 1987 г. создала философский семинар по изучению и распространению наследия Н. Ф. Фёдорова, которым руководила по 2014 год.

Изучение наследия «Московского Сократа», как называли Фёдорова современники, его работы «Философия общего дела» определило всю дальнейшую творческую жизнь С. Г. Семёновой. Она вернула наследие философа в русскую культуру. В 1975 г. подготовила первую в советские годы публикацию Н. Ф. Фёдорова — его статью «Фауст» Гёте и народная легенда о Фаусте» для сборника «Контекст». Очерк «Николай Федорович Фёдоров (Жизнь и учение)» в альманахе «Прометей», ставший хрестоматийным, открыл советскому читателю личность и мир идей философа общего дела. В 1982 г. в серии «Философское наследие» вышло первое в СССР издание сочинений Н. Ф. Фёдорова, подготовленное С. Г. Семёновой. Издание было объявлено «идеологической диверсией», а книга её,«В усилии к будущему времени…» об Н. Ф. Федорове и судьбе его идей в отечественной литературе, была рассыпана.

В Переделкино, где чаще и жила семья Светланы Семёновой, любили собираться близкие и друзья. Дебаты и споры, как всегда, кончались задушевными разговорами и романсами, в исполнении его автора, хозяина дома, Георгия Гачева. Он к тому времени стал автором книг, посвященных теории и истории мировой культуры. Среди них — «Ментальности народов мира. … Опыт экзистенциальной культурологии», «Русский Эрос. Роман мысли с жизнью», «Америка в сравнении с Россией» и др. Многочисленные книги Георгия свидетельствовали о глубинном осознании и значимости темы, посвящённой ярким и самобытным проявлениям национальных культур не только стран востока — Индии, Китая, Японии, но и европейских стран — Англии, Германии, Франции и др.

Доброта, обаяние и открытость души хозяйки дома были ключом к откровениям и доверительности в общении. Старшая дочь Анастасия Георгиевна стала филологом, историком русской философии и литературы, а младшая Лариса Георгиевна — художник, иконописец. И Верочка, любимая внучка росла в поэтической атмосфере, где музыка слова одухотворяла жизнь надеждами, наполняющие всё вокруг теплом души и сердечностью. И самое замечательное, что для Веры бабушка была прежде всего другом.

А в научном мире Светлана Григорьевна была первопроходцем духа, исследователем французского экзистенциализма, специалистом по истории русской философии, литературоведом, открывая новые масштабные темы и сферы исследования, которые всегда были адресованы будущему. Она стала известным доктором филологических наук, главным научным сотрудником Института мировой литературы РАН. В круг её научных интересов входили не только проблемы философской антропологии, философии религии и культуры, но и взаимосвязь русской философии и литературы. Как исследователь, подчеркивала необходимость нового фундаментального выбора цивилизации, осознания, взаимодействие веры и знания в общем деле преображения жизни. Причём варианту глобализации она противопоставила идеал ноосферы, примиряющий личность и общность, самобытность национальных культур и планетарные, всечеловеческие задачи. Это и есть идеал, по мнению учёного, ориентированный на равноправное сотрудничество наций и народов.

В книге «Глаголы вечной жизни», посвящённой исследованию Четвероевангелия, Светлана Григорьевна по-новому раскрыла метафизический смысл событий Священной истории. Уже в 1982 году в серии «Философское наследие» появилось подготовленное ею издание избранных сочинений Н.Н. Фёдорова. Была подготовлена книга «На пороге грядущего». В 1990 г. вышла её следующая книга «Николай Фёдоров. Творчество жизни» — о биографии, учении, судьбе идей «загадочного мыслителя». И Светлана Григорьевна, и её дочь — Анастасия Георгиевна, которая к тому времени стала доктором филологических наук, самоотверженно и последовательно работали над полным изданием «Собрания сочинений» Н. Ф. Фёдорова в пяти томах. А к 100-летию со дня рождения философа всеобщего дела, появилась книга: «Философ будущего века Николай Фёдоров».

Ежегодные чтения памяти Н. Ф. Федорова, а в последние годы с международным участием слушателей, привлекали своеобразием его эстетики, его идеями регуляции природы, преодоления смерти, долга перед прошедшими поколениями. Чтения всегда объединяли и творческую молодежь, и маститых ученых как естественно — научной тематики, так и других специальностей — космонавтов, филологов, историков, физиков и др.

Рассматривая идею всеобщности спасения, Светлана Григорьевна обосновывает «этику снисхождения». Этику, предполагающую «глубинное понимание», «тотальное прощение». При этом, утверждая её связь с «философией восхождения», ориентирующей на выход к бытийному совершеннолетию, гармонизацию природы человека как результата образно-художественной философии и выразительницы метафизического и национального самосознания. В статьях и книгах «Валентин Распутин» (1987), «Преодоление трагедии: вечные вопросы русской литературы» (1988), «Метафизика русской литературы» (2004) и др. трактовала русскую литературу XIX—XX в. как синкретическую, образно-художественную философию, показывая, как метафизика писателя постигается через поэтику его текста. Работы С. Г. Семёновой об Андрее Платонове, об «идее жизни» писателя, фундаментальных константах его художественного мира (смерти, родственности, памяти, эросе) дали толчок развитию философского платоноведения.

Описанный В.А. Кожевниковым  феномен русского космизма, разработавшего концепцию двух ветвей этого течения — активно-эволюционной, ноосферной, и активно-христианской, Светлана Григорьевна продолжила введением категории «активной эволюции» как нового сознательно-творческого этапа развития мира, направляемого разумом, нравственным чувством и верой. Рассматривая взгляды В. И. Вернадского, обосновывала понятия «ноосфера как реальность» (т.к. сам человек в его смертной природе является несовершенным, кризисным существом) и «ноосфера как идеал» (будущий преображенный, бессмертный строй мира). Выделенное В.А.Кожевниковым два аспекта понятия «природа» (совокупность всего живого и неживого и порядок бытия, основанный на борьбе за существование, вытеснении смерти), Светлана Григорьевна по-новому интерпретировала проблему «человек и природа», её ноосферные установки русского космизма. Подчеркивала необходимость нового фундаментального выбора цивилизации, который предполагает эволюционную ответственность человечества, противопоставляла существующей модели глобализации «реализацию идеалов ноосферы активного христианства».

В книге «Тропами сердечной мысли. Этюды, фрагменты, отрывки из дневника» (2012) С. Г. Семёнова представила свою философию бессмертия и воскрешения, положив в её основу идеи Н.Ф. Федорова о соработничестве веры и знания в деле преображения мира. Продолжала и развивала представления мыслителей русского религиозно-философского возрождения о богочеловечестве, активно-творческой эсхатологии, условности апокалиптических пророчеств, проблеме апокатастасиса. Опираясь на идею всеобщности спасения, обосновала «этику снисхождения», принцип которой — «глубинное понимание», «тотальное прощение», утверждая её связь с «философией восхождения», ориентирующей на выход к бытийному совершеннолетию, на гармонизацию природы человек. В книге «Глаголы вечной жизни: Евангельская история и метафизика в последовательности Четвероевангелия» (2000) соединила святоотеческую традицию экзегетики с активно-христианским взглядом русской религиозной философии, по-новому высвечивающим метафизический смысл событий Священной истории.

Последние два года — в период тяжёлой болезни — Светлана Семёновна не поддавалась унынию и отчаянию, укрепляясь внутренним словом новозаветного призыва «Духа не угашайте».

Время неумолимо, в её ушедшее стремительное течение нас способно возвратить только наша память. Да, это был путь любящих сердец к осуществлению Мечты о гармонии духа и физического состояния личности, ради которой жили и спорили в поисках истины оба гения философской и литературной мысли нашего времени, С. Г. Семёнова и Г. Д. Гачев. В их работах были собраны воедино не только душа, но и воля учёных, исследователей передовой философской мысли, неординарных литературоведов. Они щедро делились с нами, современниками, результатами своего труда, где отразились надежды и чаянья человеческого духа нашего мирового пространства — сообщества творческих мечтателей и созидателей будущего.

И когда пришло время ухода одного за другим Георгия и Светланы, итоги их исследовательской работы об истории культуры, философской и литературной мысли человечества нашедшие достойное место в библиотеках страны, а в первую очередь на полках библиотеки им Н.Н. Федорова. Этот результат самоотверженного труда учёных и неустанный поиск ответов на вопросы о коллизиях истории Великой культуры человечества, отразил оптимизм и трагедии нашего сложного мира. Поразительно по силе духа многогранное творческое наследие Светланы Григорьевны Семёновой, пробуждающее в душе каждого из прикоснувшихся к нему отклик на негасимое пламя истины.

Это и воспоминания их близких, друзей единомышленников, посвященных памяти этого уникального творческого содружества и любви. И мы счастливы, что это даёт силы и вдохновение строить будущее, оставаясь верным своей мечте и памяти об удивительной судьбе Светланы Григорьевны и Георгия Дмитриевича, сумевших жить по велению совести и долга. Они бесконечно близки душе каждого из нас, знавших и горячо любивших их. А в душе по-прежнему звучит сердечный проникновенный голос замечательной Анны Герман о возможности такого творческого союза и любви. Память отзывается в ответ светом души и живёт она откровением их сердец и в поэтическом послании Р. Рождественского всем, постигшим таинство любви:

«…Мы память, мы память,

Мы звёздная память друг друга…»

Галина Ергазина-Галеррос


НАПИСАТЬ КОММЕНТАРИЙ

Ваш email адрес не публикуется. Обязательные поля помечены *

Копирайт

© 2011 - 2016 Журнал Клаузура | 18+
Любое копирование материалов только с письменного разрешения редакции

Регистрация

Зарегистрирован в Федеральной службе по надзору в сфере связи, информационных технологий и массовых коммуникаций (Роскомнадзор).
Электронное периодическое издание "Клаузура". Регистрационный номер Эл ФС 77 — 46276 от 24.08.2011
Печатное издание журнал "Клаузура"
Регистрационный номер ПИ № ФС 77 — 46506 от 09.09.2011

Связь

Главный редактор - Дмитрий Плынов
e-mail: text@klauzura.ru
тел. (495) 726-25-04

Статистика

Яндекс.Метрика