Суббота, 25.06.2022
Журнал Клаузура

Николай Пирогов: Воспитание человека-гражданина

Из цикла: «У истоков судьбы»

У истоков судьбы лучших сынов и дочерей Отечества всегда были замечательные педагоги-подвижники, чьи мечты были сконцентрированы на личностном развитии подрастающего поколения, становлении его нравственных свойств, а также достижения полноценного гуманистического развития ребенка как приоритетной цели педагогической деятельности, определяющей реалии нашего грядущего времени.

Среди защитников общечеловеческого образования и реализации призвания воспитанника достойное место принадлежит таким как Николай Иванович Пирогов

Воспитание человека-гражданина

Жить на белом свете — значит постоянно бороться и постоянно побеждать.

Н.И. Пирогов

Николаю Ивановичу Пирогову (1810—1881) выдающемуся отечественному врачу и мыслителю ученому, педагогу, чл.-корр. Рос. АН (1847), 13 ноября было отмечено 2012 лет со дня рождения. Своей деятельностью как в области медицины, так и народного образования он заслужил признательность широких масс и педагогической общественности. Он утверждал в своем творчестве идею необходимости воспитания прежде всего человекагражданина, полезного своей стране.

Николай Иванович прославился не только как выдающийся хирург и общественный деятель, он оставил заметный след в развитии российского народного образования и отечественной научной педагогики. Её начало приходится на 1856 год: в этом году в печати вышла его программная работа о воспитании под названием «Вопросы жизни», которая стала своеобразной программой развития педагогической антропологии в России. Главной идеей статьи «Вопросы жизни» было защитить общечеловеческое образование и призвание воспитанника. В ней излагались основные идеи о содержании, целях, задачах воспитания в свете представлений о человеке.

Опыт Крымской войны убедил Н.И. Пирогова в том, что для человека жизненно необходимы внутренние идеалы. И человек, имеющий эти идеалы, сохраняющий внутренний стержень — это и есть настоящий гражданин своей Родины. Отсюда центральный тезис, провозглашенный в «Вопросах жизни»: «необходимо приготовить нас воспитанием к внутренней борьбе, неминуемой и роковой, доставив нам все способы и всю энергию выдержать неравный бой. Приготовить нас с юных лет к этой борьбе — значит именно: Сделать нас людьми, т.е. тем, чего не достигнет ни одна наша реальная школа в мире, заботясь сделать из нас с самого нашего детства негоциантов, солдат, моряков, духовных пастырей или юристов».

Н.И. Пирогов и К.Д. Ушинский в Гейдельберге. Худ. А. Сидоров

Автор подверг глубокому критическому анализу существующее в России воспитание и обучение детей и юношей. В ней были рассмотрены фундаментальные проблемы воспитания, подробно обсуждались очень серьезные философские вопросы развития и жизни человека от младенчества до старости.  Его идеи внесли существенный вклад в разработку направления и принципов воспитания и образования. Причём, идеи воспитания и обучения ориентировались на гуманистический подход образовательного процесса и рассматривалась Н.И. Пироговым как его неизменный фундамент, что актуально и по сей день.

Он полагал, что только личностное развитие учащегося, становление его нравственных свойств, достижение полноценного гуманистического развития ребенка может быть приоритетной целью педагогической деятельности.

В педагогическом наследии Пирогова особое место занимали идеи самопознания посредством самовоспитания и общечеловеческого воспитания, общечеловеческого образования.

Эти идеи были   представлены в статьях «Вопросы жизни», «Быть и казаться», других работах и публичных выступлениях, в частности в его речи в Ришельевском лицее (Одесса, 1857). Первостепенная цель воспитания, подчеркивал Пирогов: «Быть человеком – это значит научиться с ранних лет подчинять материальную сторону жизни нравственной и духовной».

Николай Иванович задавался вопросом, для чего мы рождаемся и живем, как из многих путей возможного развития человека выбрать тот единственный, который позволил   оптимально использовать его природные способности и влечения, что позволило бы принести радость в жизни самому воспитуемому, обществу и его детям. Воспитание должно начинаться с формирования нравственной, внутренней основы ребенка, а, сформировав её, можно заняться обучением практических знаний и умений.

Н.И. Пирогова считал, что: «…ни одно образованное правительство, как бы оно не нуждалось в специалистах, не могло не убедиться в необходимости общечеловеческого образования. Все готовящиеся быть полезными гражданами должны сначала научиться быть людьми». К сожалению, революционная статья Н.И. Пирогова «Вопросы жизни» не привела к радикальным изменениям в системе российского просвещения, хотя и вызвала бурное обсуждение среди образованных и прогрессивных слоев общества. На неё откликнулись в журнале «Современник» Н.Г. Чернышевский и Н.А. Добролюбов. А известный педагог того времени К.Д. Ушинский написал о сочинении Н.И. Пирогова: «…он пробудил спавшую у нас до тех пор педагогическую мысль».

Главная особенность Николая Ивановича как педагога, заключалась в том, что он не только понимал суть проблемы, но и предпринимал конкретные действия по их устранению, решал их как на местном уровне, так и на государственном. Он считал, что главное для педагога «быть человеком», который по зову сердца учит и воспитывает детей. На первое место он ставил высокие моральные и общественные принципы, которые утверждает гуманистическая педагогика: принцип уважения к личности ребенка и учителя как главных действующих лиц педагогического процесса. Это тесное сочетание является возможностью формировать ученика-личность, человека будущего.

В истории развития педагогики воспитания и образования хорошо известна «Инструкция по образованию и воспитанию», написанная в 1784 году Екатериной Великой, Российской Императрицей: «Во главе образования поставить воспитание, стремление к добру, физическому здоровью и развитию без всяких принудительных мер, чтобы учителя и воспитатели были лишь помощниками, облегчающими детям их самостоятельность». «Инструкция» подробная, умная, актуальная и для сегодняшнего дня: «Рекомендуется дважды в день открывать окна, и чтобы, как возможно, летом и зимою были бы на вольном воздухе… При всяком учении не держите детей более получаса, и кончить всегда прежде, нежели они будут скучать». И такой мудрой конкретикой заполнена была вся «Инструкция».

Ещё Платон в IV веке до н.э. в своей фундаментальной работе «Государство» писал следующее. «Весьма важно воспитание в раннем детстве, когда кладется основа последующему развитию. Период ухода, как только ребёнок научится говорить, сменяется периодом игр и сказок. Игры – незаменимое средство воспитания в этом возрасте; благодаря им дитя незаметно приобретает целый ряд элементарных знаний. С седьмого года начинается период систематического обучения.), прежде всего — гимнастике и элементарной музыке, с 10 лет – грамоте, с 13 – поэзии и музыке, с 15 лет – математике, с 18 – военным упражнениям».

Несмотря на то, что в чиновничьей среде «Вопросы жизни» были встречены очень недоброжелательно, статью в том же 1856 году перепечатал журнал Министерства народного просвещения.

В своей педагогической статье «Вопросы жизни» Николай Иванович показав разлад между школой и жизнью, выдвинул главной целью воспитания формирование высоконравственной личности, готовой отрешиться от эгоистических устремлений ради блага общества. Он полагал, что для этого необходимо перестроить всю систему образования на основе принципов гуманизма и демократизма.

Николай Иванович считал, что воспитание позволяет при решении «роковых вопросов» самопознания «созреть и окрепнуть внутреннему человеку». Учителя должны и применять новые методы; надо будить мысль учащихся, прививать навыки самостоятельной работы; учитель должен привлечь внимание и интерес учащегося к сообщаемому материалу. При этом, система образования, обеспечивающая развитие личности, должна строиться на научной основе, от начальной до высшей школы, и обеспечивать преемственность всех систем образования.

Высокую и точную оценку Н.И. Пирогову дал П.Ф. Каптерев:

«Мы имеем в нем убежденного педагога-гуманиста и притом интеллектуалиста чистой воды. Пирогов отходит от нас не в прошедшее, а в будущее, становится не позади, а далеко впереди нас. Ему ещё предстоит жизнь, его время ещё придёт, то есть осуществление его идей, ещё не выполненных в настоящем, принадлежит будущему…».

Сам Н.И. Пирогов прекрасно понимал «идеальный» характер своей педагогической концепции. Он писал, обращаясь к обществу:

«Вы скажете, что это общие риторические фразы. Но я не виноват, что без них не могу выразить того идеала, которого достигнуть я так горячо, так искренне желаю и моим, и нашим детям. Не требуйте от меня большего; больше этого у меня нет ничего на свете». Впечатляющую характеристику личности Н.И. Пирогова дал известный психолог И.А. Сикорский: «Подобно всем великим людям Пирогов, уже в самую раннюю пору жизни, восчувствовал в себе широкую программу своего существования и всю её исполнил до конца, невзирая на её сложности и размеры. В течение всей жизни он проявлял чрезвычайную, настойчивую, неустанную деятельность. Одаренный колоссальным самообладанием он был стоек, терпелив, смел, бодро переносил удары судьбы. Несокрушимая воля составляла главный нерв его натуры и дала ему возможность закладывать и строить здание там, где почва ещё вовсе не была готова. С редкою силою воли у него соединялась глубина и проницательность нежного сердца, дававшая ему возможность чувствовать пульс жизни и событий там, где взор обыкновенного человека ничего не замечал».

В 1985 году в московском издательстве «Педагогика» под редакцией Академии педагогических наук СССР вышел сборник, в котором были собраны основные работы Н.И. Пирогова по воспитанию и образованию детей и юношей. Объемный том документов, позволяет составить представление как о личных качествах великого хирурга и ученого, так и о вкладе его в отечественную педагогику.

Педагогические идеи Николая Ивановича стали источником научного творчества и практической деятельности в педагогике воспитания, просвещения, образования. Они близки нам и сегодня актуальностью поставленных проблем, таких, как единство школы и жизни, педагогической науки и практики; воспитывающее обучение, «гармоничное развитие всех врожденных сил народа», воспитание человека-гражданина, полезного своей стране.

Николай Пирогов родился в Москве. Его отец, Иван Иванович, служил в военном ведомстве казначеем. Мать Елизавета Ивановна Новикова, добрая, хозяйственная женщина много внимания уделяла воспитанию своих детей. Мальчиков Пироговы устраивали учиться в престижные учебные заведения, девочек обучали на дому. Коля получил первоначальное домашнее образование, затем учился в частном пансионе Кряжева. Корни философско-педагогического мировоззрения Н.И. Пирогова очень глубоки и уходят они, как это и бывает, в детство. Большое влияние оказал на Николая весь уклад крепкой, набожной и патриархальной многодетной семьи Пироговых. В семье очень любили читать, в доме была собрана солидная библиотека. Родителями были  прочно привиты системообразующие качества личности детей: истинная религиозность, искренний патриотизм и глубокая любовь к России.

Умный и любознательный Николай с удовольствием общался с докторами, которые будучи в гостях семьи Пироговых часто рассказывали интересные истории из своей практики. Коля был совсем небольшим мальчиком, когда решил, что будет только врачом, или военным, как отец. Патриотизм сына базировался на рассказах отца — участника Отечественной войны 1812 года. Образ отцовской сабли в старых ножнах Н. Пирогов пронёс через всю жизнь.

Профессор Императорского Московского университета Е. О. Мухин, друг семьи и кумир Коли, давно обратил внимание на способности юноши и благодаря его протекции юный Николай стал студентом медицинского факультета 24 сентября 1824 года, то есть в неполные 14 лет. В университете подросток Н. Пирогов оказался включенным в деятельность вольнодумного студенческого общественно-литературного «кружка 10 нумера».

Это было время, предшествующее восстанию декабристов, отличалось очень насыщенной общественной жизнью, страстным обсуждением положения в стране и напряженным поиском путей дальнейшего развития государства и общества.

Взгляды Николая получили глубокий и неизменный интерес к общественной жизни, а также предопределили широкий демократизм, столь выделявший его в последующие годы.

Юноша был очень активным, совмещал учебу с работой в анатомическом театре, помогая этим семье. Именно здесь он получил бесценный опыт в хирургии, окончательно определился с выбором профессии.      Несмотря на внезапную смерть отца, тяжёлое материальное положение семьи, Николай с отличием закончил университет, благодаря усилиям матери в оплате учёбы сына, и получил степень лекаря.

После этого талантливого юношу зачислили воспитанником Профессорского института в Дерпте (нынешний Тарту). Это был один из самых передовых университетов тогдашней России, которое готовило будущих профессоров для российской высшей школы. В Дерпте – его наставника, профессора И. Ф. Мойера, в то время окружали выдающиеся люди, с которыми познакомился ближе и Николай, — Людвиг ван Бетховен, В.А. Жуковский. Но более близкие отношения у Н.И. Пирогова сложились только с В. В. Далем – в ту пору еще студентом медицинского факультета.

Это был важный внутренний этап формирования мировоззрения Н.И. Пирогова, который охватывал 1828-1830-е годы практической деятельности его в Дерптском университете. При этом он прославился на всю округу, его мастерство называли фантастическим. Он был врачом от Бога, с легкостью брался за такие операции, которые до него никто не делал.

Через пять лет работы в Дерпте, Н. Пирогов в двадцать шесть лет блестяще защитив диссертацию, стал профессором кафедры теоретической и практической хирургии. Во время лекций он не только говорил, но и показывал студентам, что и как делать, предостерегая их от ошибок. На тот момент в его распоряжении была не только кафедра, но и анатомический театр, клиника с амбулаторным приемом, офтальмологическая лечебница.

В своей диссертации он первым в мире изучил и описал расположение брюшной аорты у человека, расстройства кровообращения при её перевязке, пути кровообращения при её непроходимости, объяснил причины послеоперационных осложнений. Сам И.Ф. Мойер был поражен качеством выполненной работы. Уникальность диссертации Н. Пирогова заключалась в том, что в её основу легли его эксперименты. Так как научный труд был переведен на немецкий язык, диссертация молодого доктора привлекла внимание германских специалистов. Н. Пирогова пригласили на работу в Берлин. Однако учителя, более других сочетавшего в себе всё то, что искал в хирурге Н. Пирогов, он нашёл в Геттингене, в лице профессора Лангенбека, который учил его чистоте хирургических приёмов.

После переезда ученого в феврале 1841 года в Петербург, Николай Иванович занял должность профессора кафедры патологической и хирургической анатомии. Но его категорически не устраивала кафедра без клиники, поскольку он считал, что «медицина совершенствуется у постели больного» и что «телу наших больниц недостает… тесных связей… с наукой». Об этом он написал напрямую министру просвещения графу С. С. Уварову с просьбой передать его кафедре расположенный неподалеку военный госпиталь. Так «родилась» первая в мире госпитальная клиника и направление медицины — госпитальная хирургия. Появился госпиталь, в котором одновременно могли лечиться тысяча пациентов, и в течение десяти лет Н. И. Пироговым были написаны уникальные научные труды по анатомии и прикладной хирургии.

Он никогда не был чистым теоретиком, предпочитал опробовать свои многочисленные изобретения на практике. Николай Иванович сам придумывал медицинские инструменты, контролировал их изготовление, проводил бесчисленные операции в собственном госпитале, занимался консультациями в других лечебных учреждениях. За свою жизнь ученый сделал огромное количество открытий, спасших жизнь многим людям и до настоящего времени не потерявшим своей актуальности. Это был пример беззаветного служения медицине.

Отдавая должное заслугам Н.И. Пирогова в области высшего медицинского образования, он был избран членом медицинской комиссии по реорганизации медицинского образования в университетах.

Насыщенная научная деятельность врача-ученого Н.И. Пирогова, длительная и систематическая исследовательская деятельность позволили ему создать фундаментальные научные труды, принесшие ему мировую известность.

Вся многолетняя медицинская деятельность Н.И. Пирогова, стремившегося быть «врачом не только тела, но и души», сформировала у него прочные гуманистические убеждения, действенное сострадание к людям, подлинное понимание их психолого-физиологической природы.

Основатель новой школы в хирургии, Пирогов одновременно стал крупным общественным педагогическим деятелем. Как в дальнейшем писал русский педагог В. Я. Стоюнин: «…оказалось, что знаменитый хирург не только рассекал человеческие тела и анализировал их, а также анализировал и целое человеческое общество, и тело, и душу его – и нашел там застарелые болезни, которые нужно лечить радикальными средствами».

Глубочайшее воздействие на всю личность мыслителя оказало произошедшее в 1848 году во время эпидемии чумы его горячее обращение к Богу. Позже, в своём «Дневнике старого врача» он так вспоминал об этом: «Мне нужен был отвлеченный, недостижимый высокий идеал веры. И принявшись за Евангелие, я нашел для себя этот идеал».

В состоянии глубокого душевного обновления Н.И. Пирогов вновь задумывается о высших субстанциях и категориях как ценностях, раскрывающих перед человеком более обширные перспективы. Постепенно у него начинает выкристаллизовываться идея воспитания «истинных людей» с развитыми умственными способностями, нравственной свободой мысли и убеждениями, искренне любящих правду и готовых стоять за нее горою, способных к самопознанию и самопожертвованию. Это особенно рельефно было видно в его письмах к будущей жене баронессе А.А. Бисторм (1849-50).

И, наконец, Крымская война, в которой, Николай Иванович  принимал участие, начиная с октября 1854 года, самым непосредственным образом повлияла на его мировоззрение. В 1854 году в Крыму, во время осады Севастополя Н.И. Пирогов по его личной просьбе во время военных действий работал с командой врачей и медицинских сестер. Пирогов был главным хирургом Севастополя, города, окруженного вражескими войсками. Николай Иванович создал службу сестер милосердия, разработал новую систему эвакуации, транспортировки, сортировки раненых в боевых условиях. Он руководил обучением и работой сестёр Крестовоздвиженской общины, недавно учреждённой по инициативе великой княгини Елены Павловны. Распределил их на четыре группы: перевязочные, аптекарши, хозяйки, а также транспортные сёстры, которые сопровождали раненых до госпиталя. Кроме того, сёстры занимались уборкой, готовили еду и контролировали интендантов.

Из 250 сестёр милосердия, работавших в Севастополе, 17 погибли от ранений и болезней. О беспримерной деятельности сестёр милосердия и в память об их подвиге Н.И. Пирогов написал «Исторический обзор действий Крестовоздвиженской общины сестёр попечения о раненых и больных в военных госпиталях в Крыму и Херсонской губернии с 1 декабря 1854 по 1 декабря 1856 года». В общей сложности великий хирург провёл в это время около 10 000 операций под эфирным наркозом, и впервые в мире применил гипсовые повязки при повреждениях конечностей.

Однажды к военному лазарету приближалась странная процессия: несколько бойцов несли тело своего товарища. У тела отсутствовала голова.

— Да что вы такое делаете? — закричал на солдат вышедший из палатки фельдшер.

— Неужто вы думаете, что его можно вылечить? — Голову несут за нами. Доктор Пирогов как-нибудь пришьет… Он же чудеса творит! — последовал ответ. Вера солдат во всемогущество гениального хирурга была безгранична.

С театра военных действий Николай Иванович вынес глубокое убеждение в том, что кардинальным недостатком людей является отсутствие духовно-нравственного стержня, высоких человеческих идеалов, что в свою очередь является следствием отсутствия истинной подготовки человека к жизни.

Очень насыщенный философско-педагогический период формирования идеалов Н.И. Пирогова приходился на 1855-56 годы, когда окончательно сложилась ценностная основа его педагогической системы. О причинах обращения врача к педагогической деятельности ёмко и образно написал Н.П. Сакулин «Под гнетущим впечатлением от Севастопольской войны, Н.И. Пирогов погрузился в скорбную гражданскую думу. Гражданин побеждает в Пирогове врача и ученого. Он приходит к глубокому убеждению, что мы: «истинного прогресса можем достигнуть одним, единственным путем воспитания».

Здесь, несомненно, можно выделить два важных фактора. Прежде всего, глубокое влияние оказали великая немецкая философия начала XIX века, пронизанная общечеловеческими идеями, стремлением к Абсолюту, высоким идеализмом, а также труды немецких педагогов-идеалистов. Именно в просветительской и романтической мысли Германии того времени формировался в нём идеал как специальное понятие ценностного в сознании личности. Это было фундаментом философии образования Н.И. Пирогова, которую В.А. Волкович называл «гуманистическим идеализмом».

При этом гуманистический идеал Николая Ивановича тесно увязывался с «гуманистической педагогикой», суть которой — внимание к воспитаннику как целостной уникальной личности, стремящейся к максимальной реализации своих возможностей и способностей, направленных на разрешение жизненных ситуаций.

Поражение в Крымской войне (1853-1856) и падение Севастополя произвели ужасающее впечатление на современников. Это поражение остро поставило вопрос об отмене крепостного права и других преобразованиях. Как писал историк В.О. Ключевский, «Севастополь ударил по застоявшимся умам». Именно после Крымской кампании, участником которой был и Н.И. Пирогов, уже в 46 лет, будучи блестящим хирургом, глубоко занялся проблемами воспитания, научной педагогикой для создания условий учиться человеку свободно и самостоятельно мыслить.

Внешний импульс обращения Н.И. Пирогова к педагогической проблематике носит в известной мере случайный характер. Редакция журнала «Морской сборник» предложила учёному написать статью о возможных изменениях в учебно-воспитательном процессе в морских кадетских корпусах. Итогом этого явилась опубликованная в июльском 1856 года выпуске журнала программная статья Н.И. Пирогова «Вопросы жизни», сразу вызвавшая огромный общественный резонанс.

 «Морской сборник» в то время лично патронировался Великим князем Константином — прогрессивным государственным деятелем, убежденным реформатором. Статья Н.И. Пирогова в таком значимом журнале сразу придавала ей государственный, почти императорский статус. Более того, статья была незамедлительно перепечатана в приложении за 1856 год в педагогическом официозе — «Журнале Министерства народного просвещения» (№9) с многозначительной сноской «печатается по указанию Министра народного просвещения».

Все это придало «Вопросам жизни» чуть ли не статус официальной педагогической концепции, новой государственной философии образования, которую педагогам необходимо было не только изучать, но и выполнять.

А, окончательно ввела «Вопросы жизни» в круг самых обсуждаемых публикаций, статья Н.А. Добролюбова «О значении авторитета в воспитании», вышедшая в майском номере 1857 года самого популярного тогда общественно-литературного журнала «Современник», где была дана её благожелательная оценка: «…статья поразила всех и светлостью взгляда, и благородным направлением мысли автора, и пламенной, живой диалектикой, и художественным представлением затронутого вопроса». Собственно, благодаря Н.А. Добролюбову широкие круги читателей, далекие от таких изданий как «Морской сборник» и «Журнал Министерства народного просвещения» познакомились с содержанием «Вопросов жизни». В целом, высокую оценку статья получила и  у другого тогдашнего властителя дум — Н.Г. Чернышевского.

Самым непосредственным образом сказалась та тяжелая общественно-политическая обстановка, которая сложилась в России после поражения в Крымской войне и унизительного Парижского мира. И в обществе, и в правительственных кругах крепло убеждение, что «так жить нельзя», что необходимы кардинальные реформы. И эти Великие реформы 1860-х годов, начались с освобождения крестьян в феврале 1861 года, от крепостного права.

По выражению Н.П. Сакулина:

«Пирогов явился перед лицом русского общества в качестве публициста-мыслителя тогда, когда началось духовное пробуждение страны; с суровой прямотой и непобедимой искренностью поставил он вопросы: так ли мы живем, как нужно? Чего мы желаем? Он призывал русского человека к грозной исповеди перед своей совестью, к принципиальному пересмотру основ жизни».

В результате, статья существенным образом изменила и судьбу самого Николая Ивановича Пирогова.

После публикации «Вопросов жизни» в России стала издаваться педагогическая литература, которой практически не существовало. «В чем состоит цель нашей жизни? каково наше значение? к чему мы призваны? чего должны искать мы?» — были первые вопросы жизни, выдвигаемые Н.И. Пироговым в его статье. Он считал, что система образования, обеспечивающая развитие личности, должна строиться на научной основе, от начальной до высшей школы, и обеспечивать преемственность всех систем образования.

В основе педагогической системы Н.И. Пирогова лежала глубокая любовь к человеку и человечеству, определяющая его доведенный до высшего напряжения идеализм. Он так писал об этом: «Итак, я остаюсь при моем убеждении, что, задавая себе вопрос, чего мы желаем, мы открываем себе путь к идеальной стороне каждого дела; решая этот вопрос, мы узнаем, насколько мы еще отделены от идеала, и с тем вместе узнаем самих себя. Ясно ли это для других — не знаю; но я, при моем складе ума, никогда не пойму, чтобы идеал, как ложный признак недосягаемого совершенства, не мог руководить нами ни в действиях, ни в суждениях…

Как идея времени, пространства, числа и меры, так и идея совершенства, служащая незримою мерою наших действий, присущи человеку» (Пирогов Н. И. Избранные педагогические сочинения).

В педагогику Николай Иванович Пирогов пришёл человеком зрелым, со сложившимися глубокими и стойкими убеждениями, оригинальной и целостной философской картиной мира, продуманной концепцией реформирования процессов воспитания молодежи.

Опыт Крымской войны убедил Н.И. Пирогова в том, что для человека жизненно необходимы внутренние идеалы. И человек, имеющий эти идеалы, сохраняющий внутренний стержень — это и есть настоящий гражданин своей Родины.

Н.И. Пироговым был подробно обоснован процесс подготовки этого «юного атлета жизненной борьбы» — прежде всего, он  должен «иметь от природы хотя какое-нибудь притязание на ум и чувства». Мыслитель подчеркивал, что «убеждения может иметь тот, кто приучен с ранних лет проницательно смотреть в себя, кто приучен с первых лет жизни любить искренно правду, стоять за нее горою и быть непринужденно откровенным как с наставниками, так и со сверстниками. А эти свойства достигаются верой, вдохновением, нравственной свободой мысли, способностью отвлечения, упражнением в самопознании».

По его убеждению, «именно школа несёт в себе идеальную составляющую, которая противостоит предметно-утилитарной направленности жизни». Но для этого школа должна была «чётко определиться с целями и задачами своей не только текущей, но и перспективной деятельности, поскольку школа не иначе может совершенно и нераздельно слиться с жизнью, как приняв на себя дело и общечеловеческого, и специального образования» (Пирогов Н. И. Избранные педагогические сочинения).

Разрешение сложившегося противоречия виделось Н.И. Пирогову в превращении школы в лабораторию выращивания государственных и общественных идеалов и последовательного распространения этих высоких идеалов на жизнь общества. Для этого школа должна была «восстановить свое прямое предназначение — быть руководителем жизни на пути к будущему». Николай Иванович считал, что школа получит «нравственное право на гегемонию в прогрессе», когда «все дарования и способности, все благие и высокие стремления найдут в школе средства к бесконечному и всестороннему развитию, без забот об их приложении».

Центральной категорией в педагогической системе Н.И. Пирогова являлось понятие «человечность», определившей направленность его педагогических устремлений и определяло идеальную конструкцию образовательного процесса.

По мнению В.А. Волковича:

«…основная задача воспитательной теории Пирогова: осуществление идеала, носителем которого является человек, путем борьбы, процесса жизненного делания добра во имя любви для лучшего грядущего, социального и культурного переворота. Отсюда вытекала центральная педагогическая задача — предотвратить или, как минимум, насколько возможно отсрочить столь опасный и чреватый, по убеждению Пирогова, раскол личности, ее дуализм, выраженный им в известном противоречии «Быть» и «Казаться». По Пирогову «Быть» — осознавать себя самоценной и самодостаточной человеческой личностью, стремиться к идеалам Веры, Добра, Справедливости, Патриотизма. «Казаться» — значит не жить полноценной самостоятельной жизнью, а играть, исполнять отведенную тебе роль».

Для Н.И. Пирогова это было, конечно, очень серьёзное решение. Ведь не только кардинально менялась сфера его профессиональной деятельности — педагогика на медицину, но изменилось и её содержание. Как писал Н.П. Сакулин, «знаменитый хирург проникся чисто евангельской верой в воспитание и решается на настоящий жизненный подвиг: он круто порывает со своим славным прошлым и делается педагогом».

Н.И. Пирогов принял предложение министра народного просвещения А.С. Норова по настоянию Великой княгини Елены Павловны и Великого князя Константина. Николай Иванович в письме верному другу баронессе Ф.Э. Раден так изложил свое кредо:

«Я от своей независимости и от своих убеждений не отказываюсь. И ничего не ищу. Если действительно желают, чтобы я мог быть полезным, то пусть меня не останавливают на полпути; этими полу-путями я следовал уже много раз: теперь я не хочу больше действовать против своей совести и своих убеждений; для этого я может быть слишком хорош, может быть слишком глуп».

Как ёмко написал А.Н. Острогорский, «на свой пост педагога-администратора Пирогов пошёл, чувствуя себя миссионером, учителем жизни, проповедником высокой и святой идеи, почерпнутых из уроков и из земной жизни Богочеловека». По словам Н.С. Державина:

«На педагогическом поприще Пирогов явился, как общественный деятель с ясным, точным и определенным миросозерцанием, с готовыми решениями по всем мельчайшим вопросам педагогической практики и притом с решениями не шаблонными, но глубоко продуманными и оригинальными».

Сохранились письма Н.И. Пирогова, где он описывает свое душевное состояние в связи с назначением. А Великому князю Константину Павловичу он писал: «Как отец и как русский я постигаю всю важность воспитания для нашей земли и искренне желаю его видеть основанным не на одних временных потребностях страны, но на началах более глубоких и верных».

Ещё 4 января 1856 года, вскоре после возвращения с Крымской войны, Николай Иванович подал рапорт об уходе из Медико-хирургической академии, мотивируя это своим «расстроенным здоровьем и домашними обстоятельствами». В июле 1856 года был подписан приказ об увольнении Пирогова, что совпало с публикацией «Вопросов жизни» и предложением министра народного просвещения принять должность попечительства учебного округа и чин тайного советника, что соответствовало званию генерал-полковника».

В 1856 г. Пирогов ушёл из Медико-хирургической академии, получив пост попечителя Одесского учебного округа, который занимал в течение двух лет. Административно-педагогическая деятельность Н. И. Пирогова была насыщенной и плодотворной. Он содействовал работе педагогических советов учебных заведений, принимал меры по совершенствованию преподавания иностранных языков, поощрял творчество и самообразование преподавателей, заботился о расширении педагогического образования (учредил педагогическую семинарию при Киевском университете для подготовки учителей), уделял специальное внимание улучшению качества преподавания в частных женских школах-пансионах, учреждал первые воскресные школы, противодействовал сокращению университетской автономии.

Он настаивал на коллегиальных началах управления учебными заведениями, выступал за предоставление педагогическим советам гимназий прав в отношении корректировки программ, направленных на развитие у учащихся первоначальных основ мышления и наблюдательности путем обучения родному языку, счету и, в частности, развитие наблюдательности путем наглядного обучения в духе Песталоцци. В своей статье «О наглядном обучении» Николай Иванович раскрывал способ наглядности в преподавании естественных наук, считая, что: «Вообще, главная обязанность педагога заключается преимущественно в том, чтобы науку излагать не столько для самой науки, сколько для развития, посредством науки той или другой умственной или душевной способности. Естественное и должно именно служить к развитию наблюдательной способности у ребенка, начинающего знакомиться с окружающей его природой. Надобно приучить с ранних лет и его глаз, и его осязание к отчетливому отыскиванию различных признаков, характеризующих естественные тела; дайте ему в руки минерал, растение, животное и спрашивайте его, что он видит и что он находит особенного; заставьте его найти и описать различие между тем и другим телом, и задача ваша будет разрешена, цель будет вполне достигнута» (Пирогов Н. И. Избранные педагогические сочинения).

Главное в воспитательной работе, чему Н.И.  Пирогов придавал решающее значение, это намерения, жизненные цели и задачи, какие ставят себе воспитатели в семье и в школе, согласованность семьи, школы, общества и государства в этих целе-устремлениях. При этом он дал ряд ценнейших соображений по методике воспитательной работы.

Однако, проповедуемые Николаем Ивановичем идеи воспитания и просвещения вызвали агрессивное неприятие со стороны чиновников, отвечающих за школьное образование.

Либеральная деятельность его в качестве попечителя учебного округа вызвала у одесского генерал-губернатора подозрение в свободомыслии и подрыве авторитета властей. Н.И. Пирогов был переведен в Киев на должность попечителя Киевского учебного округа. Здесь он продолжал улучшать работу школ, постоянно посещал не только средние школы, но и высшие учебные заведения, проводил встречи с педагогами, учениками, вникая в сущность проблемы школы, индивидуальности ребёнка.

Н.И. Пирогов выступал против ранней специализации детей, сужающей их кругозор и тормозящей их нравственное развитие. Он указывал на необходимость широкого общего образования как основы профессионального обучения. Для него было аксиомой, что каждый учитель школы любого уровня только тогда отвечает своему назначению, когда одновременно с преподаванием он воспитывает учеников. Каждый наставник должен прежде всего усвоить, по его словам: «… что наука нужна не для одного лишь приобретения информации, в ней есть — иногда глубоко, и поэтому для поверхностного наблюдения незаметно, — другой важный элемент — воспитательный. Кто не сумеет им воспользоваться, тот не знает всех свойств науки и выпускает из своих рук тот рычаг, которым можно легко преодолеть большие трудности». (Пирогов Н. И. Избранные педагогические сочинения).

Н.И. Пирогов предложил новый проект школьной системы, направленный против сословной школы. Свою школьную систему он строил по принципу единой школы. Главным для педагога, по мнению Н.И. Пирогова, является профессиональная подготовка, знание предмета, методики его преподавания и отношение к своим обязанностям, к детям. Важен внутренний мир и личный пример учителя. В своих трудах он чётко выдвигал следующие требования к учителям и их методам преподавания: опытный учитель должен уметь активизировать внимание и развить интерес к учебному материалу, а это, по мнению Николая Ивановича, главное для успешного обучения. Разрабатывая новую школьную систему, ученый во многих педагогических трудах особенно большое внимание уделял, кроме содержания обучения, также его формам и методам, подчеркивая, что надо знать не только то, чему учить детей, но и как учить.

Установки педагога о значении наглядности как активного метода в обучении и необходимость сочетания слова и наглядности не утратили своего значения и сегодня. Такой подход применяться педагогами должен прежде всего, т.к. он способствует развитию мышления учащихся, их способностей и интересов, формированию навыков самостоятельной работы.

Он был озабочен развитием у учителей внимательного, чуткого отношения к учащимся. При этом требовал от учителей «при обсуждении каждого поступка» учащегося не формально юридического отношения, а «хорошо вникнуть в те обстоятельства», которыми вызывается поведение ученика. В этих целях Пирогов предлагал воспитателям завести у себя карманные журналы, в которых бы они отмечали, с надлежащей подробностью и только для себя, все замеченные ими поступки учеников, их образ мыслей и т. п.

В отношении телесных наказаний Пирогов был последователем Дж. Локка, трактуя телесное наказание как унижение ребёнка, наносящее непоправимый ущерб его нравственности, приучающее его к рабскому повиновению, основанному лишь на страхе, а не на осмыслении и оценке своих поступков. Рабское повиновение формирует натуру порочную, ищущую возмездия за свои унижения. Н. И. Пирогов полагал, что результат обучения и нравственного воспитания, действенность методов поддержания дисциплины определяются объективной по возможности оценкой учителем всех обстоятельств, вызвавших проступок, и назначением наказания, воспитывающего его.  Он считал, что иначе оно тормозит нравственное воспитание детей, сужает их кругозор; осуждал произвол, казарменный режим в учебных заведениях, бездумное отношение к детям.

Он считал, что гуманное отношение к ребенку — основное условие развития детской личности:

«Ничто так не способствует развитию самых драгоценных свойств человеческой натуры, мысли и слова, как гуманизм», — утверждал педагог — Подъём человеческого достоинства ребенка, предотвращение его унижению поможет избежать негативных качеств характера. Гуманизмом и любовью пронизано обращение к меценатам: «Теперь, когда мы, кажется, начинаем уже серьезно убеждаться, что настоящего прогресса можно достичь одним — единственным путем воспитания, теперь, говорю, кто по-настоящему любит Родину, для кого грядущее и потомки составляют идею земного бессмертия, тот должен и милосердие посвятить исключительно детям. Дети — вот современная специальность для наших благодетелей».

Николай Иванович указывал, что основанием последующего профессионального образования должно быть широкое общее образование; предлагал привлечь к преподаванию в высшей школе крупных учёных, рекомендовал усилить беседы профессоров со студентами; боролся за общее светское образование; призывал уважать личность ребёнка; боролся за автономию высшей школы

на формирование нравственных убеждений, воли, чувства гражданской ответственности и осознание необходимости самовоспитания, т.е. глубокое освоение гуманистического потенциала человека, тех общечеловеческих ценностей, которые составляют суть человеческого в человеке.

В России его идеи служили источником.

дальнейшего творчества и практической деятельности в педагогике. В работе «Вопросы жизни» Н.И. Пирогов обосновал гуманистическую идею воспитания истинного человека- гражданина, которую он стремился реализовать в своей административной, научно-теоретической и педагогической деятельности. При этом считал хорошую дисциплину одним из важнейших условий успеха обучения и нравственного воспитания.

В своей статье «Нужно ли сечь детей, и сечь в присутствии других детей?» (1858), которая явилась откликом на служебный отчет директора гимназии Одесского учебного округа, Н.И. Пирогов принципиально осудил телесные наказания детей и горячо доказывал, что применение розог антипедагогично, что телесные наказания уничтожают в ребенке стыд, развращают детей и должны быть отменены.

Гуманизм педагога прослеживался и в личностно-ориентированном подходе к каждому ребенку. Он подчеркивал: «Главная задача педагогики состоит в том, чтобы, пользуясь естественной склонностью человека, живущего в обществе, дать надлежащее направление и направлять его к развитию чувства законности, правды и чести». Вслед за многими мыслителями Н.И. Пирогов считал двойственность человека следствием его биологической и общественной природы. Он утверждал, что каждой личности свойственна постоянная борьба внутренней и внешней природы. Воспитание оказывается единственно приемлемым способом привести в гармонию природное и общественное в человеке: «Только то воспитание сулит наиболее шансов на успех, в котором воспитатели сумеют приспособиться к индивидуальности своих воспитанников и её приспособить к жизни» (Пирогов Н. И. Избранные педагогические сочинения).

Педагогика должна научиться вникать в мир детства, сообразовываясь со способностями воспитанника то развивая, то обуздывая их. Он придавал большое значение развитию у учащихся наблюдательности, добивался, чтобы учителя во время преподавания держали класс в постоянном напряжении и обращались к каждому учащемуся с наводящими вопросами, организовывал литературные беседы и вечера, отстаивая свободу мысли и самостоятельность учащихся.

Он противопоставил официальному курсу образования идею общечеловеческого воспитания, которое должно подготовить к общественной жизни высоконравственного человека с широким умственным кругозором. Редкий человек, считал Н.И. Пирогов, осознанно ставит перед собой жизненные цели. Между тем каждый должен задать себе вопрос, в чем смысл, предназначение и призвание его жизни. Ответ должно дать воспитание.

Пирогов выделял два рода воспитания – общечеловеческое и специальное, которое наступает после общечеловеческого.

Таким образом, главное – это нравственное воспитание, которое осуществляется благодаря: во-первых, это помощь ребёнку в осознании окружающего мира и общественной среды, во-вторых, при превращении «добрых инстинктов» в сознательную тягу к идеалам добра и правды, в-третьих, при формировании характера и убеждений.

К личности преподавателя Н.И. Пирогов предъявлял высокие нравственные требования. Педагог должен нести ответственность за результаты обучения. Николай Иванович считал, что занятия, которые не обеспечивают основательных и прочных знаний, не только как бесполезные, но и как вредные для дела воспитания. Они способствуют развитию верхоглядства и легкомысленного отношения к науке и делу вообще. Важно, почувствовать в процессе обучения вкус, влечение к работе. Чтобы обеспечить это, необходимы, с его точки зрения, два условия: доступность предлагаемого материала и высокое искусство преподавания. Основой методического искусства Н.И. Пирогов считал умелое сочетание наглядности и слова.

В трудах Николая Ивановича, как педагога-медика, были изложены идеи по методике преподавания. Так при преподавании курса оперативной хирургии и топографической анатомии Н.И. Пирогов использовал совершенно новую и наглядную методику: «Я днем изготовлял препараты обыкновенно на нескольких трупах, демонстрировал на них положение частей какой-либо области и тут же делал на другом трупе все операции, производящиеся на этой области, с соблюдением требуемых хирургической анатомией правил. Этот наглядный способ заинтересовывал слушателей; он для них был нов, хотя почти все слушали курсы и в заграничных университетах». Н.И. Пирогов был у истоков анатомо-физиологического направления в отечественной хирургии, что потребовало изменения организации учебного процесса на медицинских факультетах.

Интересна была заметка «О врачах-педагогах» (1859). Некто господин К. прислал Пирогову письмо о целесообразности использования врачей в школьном обучении. Пирогов посчитал такую практику очень полезной, но не только для более четкого обучения анатомии и физиологии, но и: «Есть еще одна важная сторона воспитания в закрытых заведениях, которая доступна исключительно только одним врачам. Это пороки чувственности, до того скрытые в наших заведениях, что начальники едва подозревают об их существовании. И так врач при закрытом заведении мог бы в одно и то же время быть с пользою и надзирателем за нравственной стороной учащихся, и преподавателем энциклопедии медицинских наук в высших классах, и врачом гимназической больницы». Вот так в нескольких словах Пирогов определил проблему сексуального воспитания школьников, заботу об их физическом здоровье и квалифицированном преподавании анатомии и физиологии.

Он искренне стремился к осуществлению в нашей стране всеобщего обучения, он защищал право на полноценное образование не только русских людей, но, и самых угнетенных наций, населявших Россию. Своим изложением «философии» жизни, разоблачая пошлость, язвы и пороки, служившие предметом изображения в нашей могучей, исключительной по своим моральным тенденциям художественной литературе XIX в., Н.И. Пирогов вместе с тем показал бессилие школы и воспитания его времени в деле преобразования общества на каких бы то ни было разумных началах.

Результаты деятельности Н.И. Пирогова на посту попечителя сначала Одесского, а после отставки с этой должности—попечителя Киевского учебного округа отмечался мощный личный вклад Николая Ивановича, как он сам себя называл «попечителя-миссионера», в развитие просвещения и образования на территории этих учебных округов. По мнению А.А. Мусина-Пушкина:

«это был редкий Попечитель — вдумчивый философ, всегда проводивший серьезную педагогическую реформу, заранее всесторонне продуманную, являющуюся результатом не случайной мысли, а целой педагогической системы, неукоснительно им проводимой».

Когда в 1861 году Порогов был уволен с должности попечителя, прогрессивная общественность Киева устроила ему торжественные проводы, Правительство дважды обращалось к Николаю Ивановичу с предложениями послужить на педагогическом поприще. Сначала новый министр народного просвещения А.В. Головнин предложил Н.И. Пирогову провести своеобразную ревизию постановки учебного процесса на медицинских факультетах российских университетов, с целью совершенствования этой деятельности. Но этот проект так и не был реализован. А вот другое предложение оказалось принятым. И оно знаменовало начало — «университетского» — периода развития философско-педагогической системы Н.И. Пирогова, охватывающего время с 1862 по 1866 годы.

Этот период был посвящен распространению идей и взглядов, наработанных мыслителем в предыдущий период преимущественно на сферу высшего образования. В марте 1862 года он был направлен в Германию руководителем группы молодых ученых «для исполнения разных трудов по учебной и педагогической части». Правительство сделало вид, что оно намерено использовать опыт Пирогова как педагога, и назначило его руководителем молодых людей, подготовлявшихся за границей к профессуре.

Главное поручение министра народного просвещения состояло «в руководстве и направлении молодых людей, готовящихся к профессорской деятельности». Своей резиденцией Пирогов выбрал Гейдельберг.

И здесь Н.И. Пирогов проявил свои способности и столь присущую ему ответственность. Он посетил свыше 20 европейских университетов, ознакомился с построением в них образовательного процесса. Умело направлял научную работу молодых ученых и поддерживал их стремления и начинания. Он часто повторял своим коллегам, что без лекций нет профессора, лекции препятствуют научному застою, они будоражат мысль, увлекают ее и обогащают. Н.И. Пирогов учил молодых профессоров постоянной активности в науке: ученый всегда должен стремиться к новому, к открытиям, к кипучей деятельности. Он говорил, что учиться надо по призванию, но даже окончив университет, необходимо постоянно совершенствовать свои знания. Его опыт и мудрость помогали им за границей, как никогда. Многие беседы Николая Ивановича, дополненные размышлениями о педагогической деятельности в германских и отечественных университетах, составили своеобразный цикл «Писем из Гейдельберга», проникнутых гуманизмом и свободомыслием, а также наблюдательностью по отношению к передовому преподаванию в Германии.

В организации учебно-воспитательного процесса в вузах Н.И. Пирогов много внимания уделял содержанию и методам обучения. Он призывал развивать у студентов самостоятельность путем приобщения их к науке, к методам и способам, которыми современная наука доходит до конечных результатов. Развитие активности студентов в научной деятельности возбуждает критичность и самостоятельность мысли, интерес к науке, укрепляет доверие между студентами и преподавателем. Вместе с тем, Н.И. Пирогов большое внимание уделял самостоятельной работе преподавателей над повышением уровня знаний и творческим совершенствованием их педагогического мастерства. Он говорил, что только в практической учебно-воспитательной работе, только становясь воспитателем, педагог может сам воспитываться. Свои педагогические идеи и взгляды в области высшего образования Н.И. Пирогов неуклонно претворял в жизнь. На протяжении всей своей жизни, Пирогов непрестанно прилагал все усилия к тому, чтобы создать для высшей и средней школы такие условия, которые всемерно воздействовали бы росту науки и культуры и устраняли бы всё, что мешало развитию самостоятельной русской науки.

Так нобелевский лауреат И. И. Мечников отмечал, что Н.И. Пирогов не только выполнял свои обязанности, часто выезжая в другие города, где учились кандидаты, но и оказывал им и членам их семей любую, в том числе медицинскую, помощь. Тогда же Николай Иванович успешно оперировал Джузепе Гарибальди, чем спас ему ногу и, скорее всего, жизнь.

После этого случая, вызвавшего фурор в Петербурге, произошло покушение на Александра II (1966) нигилистов, восхищавшихся Гарибальди, и, главное, это не понравилось австрийскому правительству. Началась смена политического курса, связанного с постепенным сворачиванием реформ и «Красный» Пирогов был отозван в Россию с освобождением от исполнения служебных обязанностей. По представлению министра образования Д. А. Толстого, в 1867 г. Пирогов был отправлен в отставку. но при этом был сохранён статус чиновника и ранее назначенная пенсия.

Так была прервана плодотворная педагогическая деятельность Николая Ивановича Пирогова. После этого к педагогической деятельности Н.И. Пирогов больше не возвращался. После отмены крепостного права и начала этапа прогрессивного развития всех сторон общественной жизни, особенно образования, Н.И. Пирогов парадоксально и несправедливо оказался не у дел, не смотря на то, что наступало его историческое время. Как отмечал Н.С. Державин, «Пирогов воспитал в себе лучшие идеалы великой эпохи, эпохи широкого гуманизма и просветительных идей, и внес их в свою педагогическую деятельность. Он хотел поднять современную ему школу до уровня своих высоких идеалов, и, если достичь этого ему и не всегда удавалось, то, конечно, не потому, что в нём не было достаточно энергии, воли, настойчивости и характера, не потому, что идеалы его были слишком далеки от действительных нужд современной школьной жизни. Идеалов жизни Пирогов не мог осуществить в сфере своей школьной работы, потому что в окружающей его жизни эти идеалы были еще только намечены».

Поселившись в своем небольшом имении с. Вишня Подольской губернии (ныне Винницкой области) Николай Иванович продолжил частную врачебную деятельность. Главное содержание этого периода состоит в осмыслении им пройденного пути в «Дневнике старого врача», который он писал буквально до последнего вздоха, своего жизненного, в том числе и педагогического, формулируя на этой основе корпус значимых идей. По выражению Ф.А. Кони: «оставленный Пироговым “Дневник старого врача” даёт возможность заглянуть в его душу не как общественного деятеля и знаменитого ученого: он даёт возможность услышать голос сердца человека, того человека, которого Пирогов хотел воспитать бы в каждом юноше…».

Первая жена — Е. Д. Березина, представительница древнего дворянского рода, внучка генерала от инфантерии графа Н. А. Татищева, умерла в возрасте 24 лет от осложнений после родов, оставив на руках мужа двух сыновей.

Сын — Николай, обучался в университетах за границей в Гейдельберге, Берлине и Оксфорде, был физиком. Занимался коммерческой. деятельностью, а с 80 х гг. стал вести собственные научные исследования. Сын — Владимир, историк и археолог, профессор Императорского Новороссийского университета на кафедре истории.

Вторая жена — Александра фон Бистром баронесса, внучатая племянница мореплавателя И. Ф. Крузенштерна. Николаю Ивановичу в это время было 40 лет, это был его второй брак.  Она стала настоящим другом и незаменимой помощницей во всех делах Николая Ивановича. Вскоре после пышного торжества они уже вдвоем делали операции, где молодая жена ему ассистировала. До последнего дня супруги относились друг к другу с нежностью и заботой. Николай Иванович даже сочинил несколько трогательных стихотворений в честь своей Сашеньки. В 1884 году трудами Александры Антоновны была открыта хирургическая лечебница в Киеве.

Николай Иванович в «Дневнике старого врача» обращается к новому поколению со словами: «Все разъясняется, все делается понятно – умей только хорошо обращаться с фактом, умей зорко наблюдать, изощрять чувства, научись правильно наблюдать, тогда исчезнут перед тобой чудеса и мистерии природы, и устройство вселенной сделается таким же обыденным фактом, каким сделалось теперь для нас все то, что прежде считалось недоступным и сокровенным. Такое убеждение с каждым днем все более проникает в сознание не только передовых людей, жрецов науки, но и целых масс».

Пирогов Николай Иванович один из величайших отечественных врачей и педагогов и по сие время самый выдающийся авторитет по военно-полевой хирургии. Один из основоположников хирургии как научной медицинской дисциплины. Более 50 работ, написанных Николай Ивановичем (с1856 по 1863) остаются важными и актуальными для современных педагогов, это краткие и содержательные предложения, направленные на образование и воспитание юных граждан России.

Николай Иванович Пирогов имел награды:

Орден Святой Анны III степени и орден Святой Анны II степени, орден Святой Анны I степени (1839,1948, 1860); орден Святого Станислава II степени (1845); орден Святого Владимира III степени, орден Святого Станислава I степени, орден Святого Владимира II степени (1851, 1855, 1873); медаль «В память Восточной (Крымской) войны 1853—1856 годов» (1856); знак «За введение в действие Положений 1861 года»(1863), орден Белого орла (1877) —

Кроме того, быд награждён германской памятной медалью войны 1870—1871 годов для некомбатантов (Kriegsdenkmunze für Nichtkampfer 1870/1871) и французским Бронзовым крестом Общества помощи раненым (Croix de la Société Française de Secours aux Blessés Militaires en broénze).

Были вручены: половинная Демидовская премия и золотая медаль за труд «Хирургическая анатомия артериальных стволов и фасций» (1840); полная Демидовская премия и большая золотая медаль за «Полный курс прикладной анатомии человеческого тела» (1844); полная Демидовская премия и большая золотая медаль за монографию «Патологическая анатомия холеры» (1850); полная Демидовская премия и большая золотая медаль за атлас «Топографическая анатомия разрезов» (1860).

Николай Иванович был полон сил и здоровья, когда его отправили на отдых. Но даже в своем имении Вишня (Винницкая губерния), где он поселился со всей семьей, он продолжал работать. Здесь его стараниями была открыта бесплатная клиника, куда съезжались больные со всей необъятной России. Доктор не только принимал пациентов, но и занимался научной работой по военно-полевой хирургии.

Профессор был почётным членом ряда зарубежных университетов, принимал участие в семинарах и конференциях, по приглашению читал лекции в Петербурге, трудился над созданием «Дневника старого врача». Когда началась русско-турецкая война, Александр II сменив гнев на милость, вновь призвал прославленного хирурга присоединиться к участию в кампании. Пирогов выставил условия – он будет заниматься организацией военных госпиталей, если ему не будут мешать. Император согласился с этими требованиями. В Болгарии профессор занимался организацией военных госпиталей. За три месяца доктор преодолел 700 км, посетил 20 населенных пунктов. За свои труды Пирогов получил поистине царскую награду. Ему пожаловали орден Белого орла, золотую табакерку с бриллиантами, на которой красовался портрет Александра II.

Но даже собственную смерть он сумел поставить на службу науке. Незадолго до кончины ученый сделал еще одно открытие — предложил совершенно новый способ бальзамирования умерших. Знаменитый доктор скончался от злокачественной опухоли, возникшей на слизистой ротовой полости зимой 1881 года в своём   имении Вишня. Он умер на руках у любимой жены, жалея только о том, что еще так много не успел сделать.

В километре от имении в церкви-усыпальнице покоится забальзамированное тело выдающегося хирурга. Предварительно было получено разрешение от церковных властей, «учтя заслуги Н. И. Пирогова как примерного христианина и всемирно известного учёного, разрешили не предавать тело земле, а оставить его нетленным, «дабы ученики и продолжатели благородных и богоугодных дел Н. И. Пирогова могли лицезреть его светлый облик».

В 1910 году, педагогической общественностью было широко отмечено столетие со дня рождения Н.И. Пирогова. С проникновенной речью выступил известный общественный деятель С.А. Золотарев: «Чествование Пирогова не может ограничиваться одним только признанием его исторических заслуг. Его мысли нужны нам самим. Исторические имена то ж, что боевые знамена. В благоговейном молчании подходят к ним, когда они хранятся в музеях и пантеонах. Но, чтобы попасть туда, они раньше должны были реять в воздухе, среди бранного шума над местом ожесточенной схватки. Имя Пирогова заслуживает бессмертия и зовет наше учительство не к праздному восторгу, а к организованной борьбе за свободную единую школу, за права личности и учащих, и учащихся, за торжество научной истины и общественной правды».

Интересно мнение одного из моих коллег:

«…опыт общения с моими близкими, их друзьями и знакомыми, получившими классическое гимназическое и высшее образование в дореволюционной России, всегда заставлял восхищаться меня и моих сверстников их воспитанием и образованностью. Даже такой активный противник всего самодержавного, как В.И. Ленин, считал, что в системе образования надо всё сохранить».

Сегодня много говорят об оценке качества преподавания.

Хороший учитель увлечет своих воспитанников, а те, окончив школу, найдут свой интерес в дальнейшем образовании, и совсем необязательно в высшем. Преемственность отечественного воспитания и образования прервалась в начале ХХ века: войны, репрессии привели к потере не худших людей России.

Не секрет, что присутствует   неуважение к тем, кто воспитывает будущие поколения, формализация и бесконечные реформы образования с попыткой копировать неудачный зарубежный опыт – всё это продолжает приводить к нарастанию сложностей и в этом разделе нашей жизни».

К 200-летию со дня рождения Н.И. Пирогова в статье на тему «Н. И. Пирогов: педагогические идеалы и жизненные реалии»

(Богуславский М.В. член-кор. РАО, д. п. н., профессор лаборатории методологии историко-педагогических исслед.) отмечалось также, что началом всего являются семья и просвещенные люди, возглавляющие и государство в целом, и все общественные институты, влияющие на нравственность всего населения.

Разве не для сегодняшнего дня Пирогов написал такие слова: «Для чего родители так самоуправно распоряжаются участью своих детей, назначая их, едва выползающих из колыбели, туда, где по разным соображениям и расчетам предстоит им более выгодная карьера». Не случайно мы всё чаще задаём себе вопрос —  откуда берутся равнодушные и не любящие своё дело дипломированные специалисты, через какое-то время уходящие из профессии. О нравственном воспитании вспоминают только в связи с борьбой с наркоманией, алкоголизмом, другими вредными привычками, ранней половой жизнью и детской беременностью…

Усилия отечественной педагогической науки чаще сосредоточены на создании методов усвоения большого количества конкретных сведений. Такая нагрузка на мозг ребенка не может не сказаться на его здоровье. А сколько болезней появилось у детей в связи с несвойственным образом жизни, известно уже не только детским врачам. Ребёнку всё чаще не достаёт: гулянья и узнавания природы, игр и свойственной ребенку подвижности и много другого, из чего состоит прекрасное понятие «детство». Всё, к сожалению, сосредоточено на получении «систематизированных знаний и навыков». И не только в школе и профессиональных колледжах и вузах, но даже на дошкольном уровне.

По происшествию более 200 лет, Николай Иванович Пирогов в «Вопросах жизни» сетовал по поводу того, что:

«…талантливые, проницательные и добросовестные воспитатели так же редки, как и проницательные врачи, талантливые художники и даровитые законодатели. Число их не соответствует массе людей, требующих воспитания…».

Памяти Николаю Ивановичу Пирогову: В черте Винницы в с. Пирогово находится музей-усадьба Н. И. Пирогова.

Бальзамированное тело Пирогова находится в крипте — цокольном этаже православного храма, в застеклённом саркофаге, к которому открыт доступ всем желающим отдать дань уважения памяти великого учёного. Там же регулярно проводятся Пироговские чтения. Ежегодно в день его рождения присуждаются премия и медаль его имени за достижения в области анатомии и хирургии.

Пироговское общество, существовавшее в 1881—1922 годах, представляло собой одно из самых авторитетных объединений русских врачей всех специальностей. Конференции врачей Российской империи назывались пироговскими съездами. Первым памятником врачу стал монумент в Москве (1897) на Большой  Пироговской улице, около Клинического городка МГУ.

В настоящее время памятники Н.И. Пирогову установлены в Москве, Санкт-Петербурге, Севастополе, Виннице, Днепре, Павлограде, Тарту. Немало памятных знаков посвящены Н.И. Пирогову в Болгарии; там же работает парк-музей «Н. И. Пирогов». Имя выдающегося хирурга присвоено Российскому национальному исследовательскому медицинскому университету. Имя Пирогова носят 2-й Московский, Одесский и Винницкий медицинские институты. В 2018 году в Петербурге на базе Военно-медицинского музея был воссоздан Музей Н.И. Пирогова.

В литературе: В память о  Н.И. Пирогове, всегда приходящем на помощь нуждающимся, Александр Куприн написал трогательный и волшебный рождественский рассказ «Чудесный доктор» (1897); Издан роман Б. Ю. Золотарёва и Ю. П. Тюрина «Тайный советник» (1986) и др.

В кино: В кинофильме «Пирогов» (1947,- роль великого хирурга в фильме исполнил К. В. Скоробогатов) и  др.

Галина Ергазина-Галеррос

Болат Шакипов

 


НАПИСАТЬ КОММЕНТАРИЙ

Ваш email адрес не публикуется. Обязательные поля помечены *

Копирайт

© 2011 - 2016 Журнал Клаузура | 18+
Любое копирование материалов только с письменного разрешения редакции

Регистрация

Зарегистрирован в Федеральной службе по надзору в сфере связи, информационных технологий и массовых коммуникаций (Роскомнадзор).
Электронное периодическое издание "Клаузура". Регистрационный номер Эл ФС 77 — 46276 от 24.08.2011
Печатное издание журнал "Клаузура"
Регистрационный номер ПИ № ФС 77 — 46506 от 09.09.2011

Связь

Главный редактор - Дмитрий Плынов
e-mail: text@klauzura.ru
тел. (495) 726-25-04

Статистика

Яндекс.Метрика