Понедельник, 26.09.2022
Журнал Клаузура

Александр Ралот. О том чего у меня нет! Рассказ

− Дорогие мои дамы, вынужден напомнить, что после третьего звонка в зал не пускают. Будете слушать чарующую музыку Антонио Лючио Вивальди в фойе филармонии, а там акустика несколько иная. Прошу, поторопитесь, пожалуйста, − это я супруге и дочке, которые расположились у трюмо и шифоньера (со встроенным зеркалом) и сооружают на головах что-то невообразимое.

− Тебе хорошо. На голове волос нет. Ну, почти. Разве, что на бакенбардах ещё отыскать можно. И то, если приглядеться. Даже на расчёсках экономишь, а мы обязаны быть красивыми, − не прерывая своего занятия парирует дочь Альбина, − а у меня, сам видишь, они длиннющие, за пять минут с ними не справиться. Так что не торопи нас с мамой, иначе …

− Спать надо меньше, − прерываю я монолог дочери, поглядывая на настенные часы.

− Не поняла? Это к чему? − вступает в разговор моя суженная.

− К тому, что волосы у человека растут всю жизнь, но лучше ночью, аж тридцать пять сотых миллиметра в сутки. Целых двенадцать сантиметров в год, тридцать пять метров за долгую женскую жизнь набегает, − недовольно ворчу я, и уже не смотрю, а банально тыкаю пальцем в часы, стоящие на трюмо.

− Па, разве ты не понимаешь? Волосы подарили нам, и вам заодно, фантазию, возможность проявить свою индивидуальность, − при этих словах Альбина пытается закрепить на своей головке что-то среднее между цветком и экзотическим насекомым.

− И вообще, это не мы виноваты, а древние египтяне, − поддерживает свою любимицу жена, − найденный в пирамидах, всяких там Тутанхамонов, костяной гребень, изготовлен аж сорок тысяч лет назад!

− Да будет вам известно, что они брились на лысо, − парируя я.

− Зато уже тогда древние люди изготавливали превосходные парики из человеческих волос, волокон растений, шёлковых нитей и шерсти животных, − это я, как любительница исторических романов, заявляю. А римляне, но не современные, а дохристианские, так вообще, превратили причёски в произведение искусства. Начали применять подкладные валики и даже проволочные каркасы.

− Мне по душе средние века, потому как, в то время почти все женщины прятали волосы под платками и прочими головными уборами. Не то что, сейчас, − вздыхаю я и открываю на смартфоне программу «Яндекс. Такси».

− Папуля, а эту гениальную штуковину кто изобрёл?− дочь вытаскивает изо рта шпильку и заученным движением прячет её в волосах.

− Всё те же египтяне. Дорогая, скажу я вам, была вещица. Делали их мастера по индивидуальным заказам. Украшали драгоценными камнями и миниатюрными золотыми фигурками. Простым строителям пирамид, такое изделие было не по карману. Кстати, ты видела фотографии японок, да и японцев тоже. Вот кто довёл это устройство для скрепления волос, до совершенства…

− Читала, в какой-то из твоих книжек, что они иногда использовали свои шпильки как грозное, холодное, оружие, − перебила жена и потянулась к объёмистой коробке, − скажи спасибо, что мы живём не в эпоху Людовика, с порядковым номером, четырнадцать. Сейчас бы сооружали на  головах райские сады и фрегаты с парусами.

− Эти «скульптуры» не на живых волосах сотворяли, а на париках. И уже гораздо позже того Людовика, в середине восемнадцатого века. К стати, эта мода породила откидные крышки в каретах. По-современному − кабриолеты. Сами понимаете, дама, с таким сооружением на голове, в стандартную карету влезть никак не могла.

   Дорогие, ну сделайте милость, поторопитесь, пожалуйста.

− Ещё совсем чуть-чуть осталось. И скажи спасибо, что мы химическую завивку не затеяли, − супруга рассматривала своё отражение в зеркале, − кажется мода на неё появилась после того, как одна дама, в ходе неудачного эксперимента  лишилась волос. Или я ошибаюсь?

− Ты права. И виноват в этом преступлении мужчина. Карл Людвиг Неслер. Проводил опыты на голове жены. Один из которых окончился печально. Ожог кожи и полное облысение. Но жертва того стоила. В 1905 году он подал заявку на патент «Завивка волос горячим способом».

Профессиональные парикмахеры, как это бывает в истории, встретили новшество в штыки, назвали его противоречащим интересам их цеха. И применять на практике, категорически, отказались. Прошло три года, и в некоторых английских салонах, за умопомрачительную плату, в целых пять фунтов стерлингов лицам женского пола стали делать первые химические завивки, применяя для этого ручные нагреватели, весом в килограмм, каждый. А затем изобрели потолочный агрегат с двумя свисающими электрическими нагревательными элементами, приличных размеров. Но зато кудри держались аж пол года. А в соседней Германии изобрели иных чудищ. Здоровенные фены, работающие на спиртовых горелках…

− А потом в мире появились причёски Сассуна, − в обычной своей манере, перебила дочь.

− И не потом, а полвека спустя. Видалу Сассуну, вы женщины, обязаны скинуться и поставить золотой памятник, причём, в полный рост. Ибо это он создал стрижки: пикси, асимметричный боб и, главное, лёгкий ручной фен. И если мадемуазель Коко Шанель избавила ваших сестёр от сковывающих корсетов, то этот господин освободил от сложных укладок…

− Всё! Радуйся и восторгайся! Мы готовы! − Воскликнула жена, и закрыла форточку, дабы не слышать нетерпеливые сигналы клаксона, ожидающего таксомотора.

Я облегчённо вздохнул и поспешил к выходу.

− Сколько осталось до третьего звонка? − крикнула вдогонку дочь.

− Ну, минут двадцать, − я приветственно помахал таксисту из коридорного окна. Мол, выходим, наконец то.

−  Полагаю, чашечку кофе выпить уже не успеваем? − Альбинка, как мать, крутилась перед трюмо, придирчиво рассматривая сооружённый на голове шедевр.

− В перерыве, в фойе выпьем, с  фирменными пирожными. Так и быть, позволим себе, по случаю встречи с маэстро Вивальди,− в кои то веки заступилась за меня супруга.

− Поскольку папа любому сорту кофе предпочитает зелёный девяносто пятый, и к сладкому равнодушен, то с него рассказы про изобретателей  дредов[1], Бабетт[2] и  шиньонов[3].

  Уже сбегая по лестнице вниз, я чесал то место, где когда-то давно  росли волосы.

  А в голове крутилась назойливая мысль. Может и мне, того, обзавестись тройкой париков, на разные случаи жизни? Чем чёрт не шутит. Вдруг, пригодятся!

[1]− стильные косички, образующиеся во время спутывания. Существуют натуральные или искусственные, выбор техники. Существуют и другие названия — дредолоки, локи, переводятся как «устрашающие локоны».

[2] — причёска из длинных волос, при которой волосы укладываются в валик сзади и частично на макушке. Причёска стала популярной благодаря французской актрисе Брижит Бардо, снявшейся в культовом фильме «Бабетта идёт на войну».

[3]− Шиньон изготавливают из пучков натуральных или искусственных волос и используют как накладной элемент … Это отличный инструмент, позволяющий часто менять образы и создавать любые прически и укладки на все случаи жизни.

Александр Ралот


1 комментарий

  1. Инга

    Автор знакомит читателей с историей женских причесок и делится личными переживаниями , что вынужден «обзавестись тройкой париков» для себя по известной причине… В тексте необходимо исправить опечатки: суженая ( с одним н) , кстати и полгода (слитно). Когда-то для своих детей школьного возраста написала для памяти: Перед л и перед гласной, перед буквой прописной слово ПОЛ (запоминайте!) отделяется чертой: пол-лимона, пол-арбуза, пол-Америки и т.д., разумеется, есть привычные написания типа : поллитровка (полулитровка), поллитровый (полулитровый)….. Вдруг кому-нибудь эта информация пригодится…

НАПИСАТЬ КОММЕНТАРИЙ

Ваш email адрес не публикуется. Обязательные поля помечены *

Копирайт

© 2011 - 2016 Журнал Клаузура | 18+
Любое копирование материалов только с письменного разрешения редакции

Регистрация

Зарегистрирован в Федеральной службе по надзору в сфере связи, информационных технологий и массовых коммуникаций (Роскомнадзор).
Электронное периодическое издание "Клаузура". Регистрационный номер Эл ФС 77 — 46276 от 24.08.2011
Печатное издание журнал "Клаузура"
Регистрационный номер ПИ № ФС 77 — 46506 от 09.09.2011

Связь

Главный редактор - Дмитрий Плынов
e-mail: text@klauzura.ru
тел. (495) 726-25-04

Статистика

Яндекс.Метрика