Пятница, 09.12.2022
Журнал Клаузура

Александр Ралот. «Жизнь за царя (зачёркнуто) за картошку!» Рассказ

1840 год. Начало лета. Санкт-Петербург. Зимний дворец.

Министр государственных имуществ Российской империи Киселёв, дрожащей рукой судорожно перебирал бумаги в толстой папке, не зная как начать свой доклад.

− Павел Дмитриевич, я жду! − Самодержец отошёл от окна и уставился на посетителя.

− Голод. Возможен бунт. Надо бы срочно послать войска, − решившись начать с главного, еле слышно вымолвил министр.

− Обоснуйте! Какая армия? Куда посылать? Империя, между прочим, воюет. Весь Кавказ пылает! Или вас сие неведомо? − Николай первый стукнул кулаком по столу.

− В стране уже второй год неурожай. Крестьяне все свои запасы опустошили. Надо бы зерно за границей купить, да в Россию, в кратчайший срок доставить. Иначе быть беде…,

− министр хотел ещё что-то сказать, но император его перебил:

− А как в заграницах, в таких случаях поступают? Только импортом спасаются?

− И им тоже, но более всего картофелем. Не сразу, но всё же приучили своих бедняков к «чёртову яблоку». И те распробовали. Сейчас сеют с завидной охотой.

− Припоминаю, наставники рассказывали, − самодержец потёр лоб и продолжил, − бабка моя Екатерина вторая, выписала из своей Германии бочонки с этим картофелем. По губерниям его распределила, в модных журналах о ём статьи пропечатала. Мол продукт сей есть «лекарство от всех болезней», «яд, истребляющий насекомых», «приятное и здоровое кушанье, из которого можно приготовить каши, клёцки, крахмал, пудру» и вскорости совсем хлеб насущный заменит.

Посеяли кое-где. А когда урожай собирать стали, так выяснили, что поля картофельные сильно разрежены. Ну и дознаватели вскорости установили, что крестьяне клубни повыкапывали картофель, и меняли его на водку в кабаках. Так-то вот. Тем не менее идею вашу одобряю, ибо средств в казне на закупку заморского зерна, у нас нет.

Август 1840 года. Указ императора Николая первого.

… «Высочайше повелеваю усилить разведение картофеля в казённых селениях!

В связи с чем правительству надлежит произвести на землях государственных крестьян обязательную общественную запашку, а если это невозможно, «посадку картофеля делать при волостном правлении хоть на одной десятине, а также «поощрять премиями и другими наградами хозяев, отличившихся в разведении». Кроме того, издать специальную памятку для крестьян о том, как его нужно возделывать, хранить и готовить»[1].

Сельский приход в Вятской губернии

− Дети мои, истинно глаголю вам. Документ сей поддельный, писаный не царём-батюшкой, а рукой дьявола, − при этих словах, поп трижды осенил себя крёстным знамением, − сейчас вы есть люди почти свободные, потому как государевы крестьяне, а посадите на лучших своих землях, вместо Богом данной ржи, «чёртово яблоко», можете навсегда забыть о царствии небесном и под барина пойдёте, крепостными станете!

− Не желаем никаких новых картоплей!

− Хотим чтобы всё оставалось по-старому!

− Не дадим подвод!

− На такую работу не выйдем. Сажать сатанинский фрукт не будем!

− Лучше с голоду сдохнем, а эту заразу жрать не станем!

− Спалить ентот картопль, чёртовой матери!

Неслось со всех сторон.

(«Отец с картошкой не соглашался, когда картошку силком заставляли есть; его хотели пороть, а он побежал прятаться, провалился под лёд, утонул»[2])

***

Вспыхнув однажды, картофельные бунты прокатились по Владимирской, Пермской, Оренбургской, Саратовской, Тобольской и другим губерниям, повлияв на жизнь более

полумиллиона человек.

Такую «армию» пришлось усмирять не только солдатскими ружьями, но и артиллерией!

Бунтовщики − селяне отвечали на картечь и дробь камнями, палками, и прочим подручным сельскохозяйственным инвентарём.

Май 1843 г. Пермская губерния, городок Шадринск.

По приказу командира солдаты выстроились в две шеренги, дабы привести в исполнение жуткий приговор местного суда.

«Высечь нещадно, в семь концов[3], пойманных бунтовщиков!»

Сначала на площади были слышны их крики, после третьего конца разносился лишь приглушённый стон, на шестом конце тишину нарушали лишь свист розог, да глухие удары палок.

По завершении экзекуции солдаты оттаскивали бесчувственные тела в сторону и снова становились в строй, ибо тюремщики выводили на площадь новую партию обречённых.

Выжили после этого не многие, да и те остались калеками.

Не замеченных в бунте горожан и жителей окрестных сёл, наказывали «за содействие и укрывательство».

Отсчитали каждого десятого и тоже провели сквозь строй. Но били не так сильно и без второго конца. Посему неудачники уходили с площади самостоятельно, правда, едва удержавшись на ногах.

30 ноября 1843 года. Санкт-Петербург. Зимний дворец. Кабинет императора

− Павел Дмитриевич, я полагаю, далее так продолжаться не может. Мне докладывают, что то в одной губернии, то в другой, народ ловит и убивает местных чиновников. Одного бедолагу, раздели до года и возили по битому стеклу, взятому с его же собственного окна, до тех пор, пока тот не отдал богу душу! − император держал в руке кипу донесений.

− Ваше высочество, но ведь с Божьей помощью, мы большинство людишек усмирили. Надеюсь, что…

− Надолго ли? − оборвал министра самодержец, − готовьте указ! Первое. Принудительные посевы картофеля немедля отменить! Второе. Государственные поля и склады с клубнями брать под охрану. Но исключительно в дневное время. Надеюсь, вам понятно для чего?

Киселёв утвердительно кивнул.

− В таком случае пишите далее. Коли крестьяне уразумеют, что сей продукт есть ценный и полезный, то за воровство их никоим образом не наказывать. Пусть начнут добытые клубни сажать у себя в огородах, постепенно к ним привыкая.

***

Диковинный заморский продукт, украденный с государевых хранилищ поначалу употребляли, как баре, только в пищу, но потом, смекнули, что клубни вполне пригодны для домашнего скота. Позже научились перерабатывать его в крахмал, патоку и конечно же, в спирт, куда же без этого.

***

Очень интересный обычай сажать картошку существует в Полесье. Чтобы урожай клубней был большой, а сами они выросли крупными да гладкими, во время посадки самая дородная селянка была обязана несколько раз шлёпнуться на землю.

А теперь будем готовить − Хэшбраун − или картофельные оладьи по-американски

НАМ ПОТРЕБУЕТСЯ:

1) полкило картошки

2) половину чайной ложки соли.

3) масло любое растительное. Какое есть под рукой.

ГОТОВИМ:

1) нашу картошку чистим, моем трём на крупной тёрке.

2) воду кипятим. Опускаем наш картофель. Таймер на пять-семь минут.

3) берём дуршлаг и откидываем нашу картошку. Ни в коем случае не промываем.

4) то что осталось, на дуршлаге равномерно выкладываем на чистое полотенце. Таймер на пятнадцать минут.

5) перекладываем нашу массу в касу, солим, перемешиваем.

6) на сковороде калим растительное масло. Затем кладём картошку. Придаём форму оладьей.

7) если наши оладьи не держат форму, можно добавить немного пшеничной муки.Таймер ставим минут на десять-пятнадцать минут. До жёлтого цвета. Пожалуйста,не пережарьте!

Александр Ралот

[1]− https://pikabu.ru/story/kartofelnyie_buntyi_v_rossii_6047828?ysclid=la0mzgm3z4230431135 и «Научная Россия» (https://scientificrussia.ru

[2]− Цитата из романа Максима Горького «Дело Артамоновых».

[3]− прогонять несчастных осуждённых сквозь строй семь раз!

фото автора


НАПИСАТЬ КОММЕНТАРИЙ

Ваш email адрес не публикуется. Обязательные поля помечены *

Копирайт

© 2011 - 2016 Журнал Клаузура | 18+
Любое копирование материалов только с письменного разрешения редакции

Регистрация

Зарегистрирован в Федеральной службе по надзору в сфере связи, информационных технологий и массовых коммуникаций (Роскомнадзор).
Электронное периодическое издание "Клаузура". Регистрационный номер Эл ФС 77 — 46276 от 24.08.2011
Печатное издание журнал "Клаузура"
Регистрационный номер ПИ № ФС 77 — 46506 от 09.09.2011

Связь

Главный редактор - Дмитрий Плынов
e-mail: text@klauzura.ru
тел. (495) 726-25-04

Статистика

Яндекс.Метрика