Пятница, 21.06.2024
Журнал Клаузура

Анатолий Казаков. «Юрин день». Рассказ

Посвящаю светлой памяти друга, Юрия Семёновича Лейдермана

Сидел на маленьком тротуарном железном заборе  человек. Седые борода, усы, внешне очень похож на телеведущего Якубовича. Одет на нём старенький пиджак, к которому привинчены два ромбика, обозначающих два высших образования. Я проходил мимо, наверно шёл к маме, успел подумать ещё, весна, холодно, задницу  простудит. И вдруг, этот ниже среднего роста, седой человек обращается ко мне:

— Давай выпьем? Я знаю ты интересный мужик.

Мужика звали Юрий Семёнович Лейдерман. В тот день мы крепко хлебнули спиртного. Были девяностые, ни у него, ни у меня денег почти не было, но родной посёлок Гидростроитель, многих знали, проходившие мимо хорошие знакомые, просто дали денег на водку. Дорогие наши Братчане, народ нежадный, открытый, замечательный, сибирский народ, словом, и поговорили о жизни, и выпили крепко. Прошло с тех пор, не мало лет. К нам в Братск, приехал довольно известный иркутский журналист Сергей Максимович Маслаков. Мы крепко сдружились, на протяжении нескольких лет выходила у нас в Братске газета «Сибирский характер», депутат Андрей Чернышев её финансировал, тираж же газеты составлял 45 тысяч экземпляров. По тем, да и нынешним временам тираж не маленький. Так случилось, что Сергей публиковал, и мои статьи о простых людях правобережья. Мы с Юрием Семёновичем рассказывали Сергею Максимовичу об интересных людях правого берега, но и левый берег реки Ангары не был обделён. Я часто размышлял после, у нас ведь как принято, возьмутся одного хвалить, да так и хвалят, где только могут. В этой же газете мы писали о тех людях, о которых никто бы никогда не написал, и именно это радует мою душу. Бывало поедем С Юрием Семёновичем по грибы, то мне и говорить ничего не надо, о многом, и интересном говорил этот всесторонне развитый человек. Например о том, что Братск стоит на земной возвышенности, именно от этого у нас не бывает подтоплений, как в других регионах страны. Встанем посреди леса, на пенёчке Семёныч, аккуратно еду разложит, варёные яички, хлебушек, конечно же консерву, состоящую из кильки в томатном соусе, ничего не поделаешь «классика», бутылочку откроет, разговор, знамо дело интереснее становился. Великий у нас город Братск, прежде всего трудом людей велик, людей знали мы много по жизни своей, конечно вспоминали, тех кого нет уже в живых, много таковых, вечная память…

 Но я всё же волновался не много, наберём ли грибов, спрашиваю об этом Семёныча, ответ:

— Да, ты дыхни, кругом грибами пахнет, мы даже особо стараться не будем, по дорогам лесным пройдём ещё чуток, и сам увидишь, тяжело тащить будет до станции.

Так всё и вышло, как говорил Семёныч. Пока на станции «Зяба», ждали электричку, ещё бутылочку купили, полные корзины грибов в руках, радовали душу. Я ничего не путаю, именно корзины, навозил я их из деревни много, тётя Дуня моя, их сделала своими руками много, и это тоже радовало душу. Работал я сутки, через двое, или трое. Каждое утро перед работой заходил к маме. А рядышком с домом где жила мама, располагается детский садик. Там славно трудился мой друг Юрий Семёнович Лейдерман. Почему пишу «славно», да потому, что так оно и было. Сколько раз говорил ему, не работай так, отдохни, платят копейки, нет, никогда не слушал дорогой мой Семёныч меня, заработал огромных размеров грыжу. Профессия дворника тяжела, я имею право так говорить, сам работал. И часто так бывало, иду, уже от мамы на работу, и хоть пять минут, но поговорю с дорогим Семёнычем. На голове у него обычно ковбойский головной убор. Заходят родители с детьми в калитку, здороваются с Семёнычем, и мне от этого приятно.

Помню именно это послужило поводом для написания моего стихотворения для детей, и хоть Семёныч был дворником, в моём стихотворении он оказался сторожем:

Трепыхашка, Трепыхашка! Кто же ты такой!?

Не боимся мы тебя и трогаем рукой.

Отвечал им дедушка с рыжей бородой:

– А чего меня бояться, сторож я седой.

Ноченьку не сплю я, садик сторожу.

Дружно дети зажужжали: «Жу – жу – жу!»

 Улыбнулся сторож, и спать пошёл домой.

 У него сегодня день был выходной!

 Однажды смотрю, бумажные коробки с мусором стоят, а на них, что – то написано, спрашиваю, ответ:

— Это мои стихи, пока мусор убираю, в голову придёт, чтобы не забыть, записываю.

  Дети его  Миша и Маша, были ещё тогда старшеклассниками в школе. И Юрий Семёнович уже получая льготную пенсию, так как работал больше десяти лет на БРАЗЕ электролизником, теперь помимо детского садика, работал ещё и сторожем, случалось, и на трёх работах работал, я тому свидетель, бывало говорил мне:

— Мишке и Машке надо помочь. Миша на высшее образование пошёл.

А теперь я приведу биографию этого удивительного человека:

«Родился 19 февраля 1947 года в селе Крутиха Юргинского района Тюменской области.

Мать –Москина (Лейдерман) Лидия Николаевна – русская, родилась 23 марта 1922 года в селе Юксовичи Олонецкой губернии. Родственники по линии матери проживают в г. Кондопога (республика Карелия) и в Ленинградской области.

Отец — Лейдерман (Ледерман) Шлёма (Семён) Дершкович — польский еврей, родился 30 мая 1920 года в комунне Каменна (ныне: г. Скаржиско-Каменна (Skarzysko-Kamienna). 1 сентября 1939 года, с началом второй мировой войны, со старшей сестрой перешли границу СССР в районе Каменец-Подольска. Всю войну служил в РККА в составе Северо-Западного фронта. Был награждён 12 медалями и орденами. 48 лет отработал на Правобережном ДОКе г. Братска. В 1966 году, будучи простым столяром награждён орденом Трудового Красного Знамени за участие в строительстве Братской ГЭС. Сестра отца похоронена в Свердловске.

Юрий Семёнович Лейдерман. Выпускник двух ВУЗов — Иркутского госуниверситета им. Жданова (историко-филологический факультет) и Иркутского государственного педагогического института иностранных языков (факультет романских языков, отделение английского языка; преподаватель английского языка, военный переводчик) за долгую свою жизнь был членом Всесоюзного общества «Знание» (1968), лектором Иркутского обкома ВЛКСМ, служил в Советской армии, был учителем истории, физкультуры и начальной военной подготовки в школах № 9, 32, 35, преподавателем в медицинском колледже и на курсах подготовки ИГУ в г. Братске. С 1972 года — член Всесоюзного общества охраны памятников истории и культуры СССР, а с 1974 года являлся действительным членом Географического общества АН СССР.

Работал научным сотрудником Братского краеведческого музея и электролизником на БрАЗе. В этот период создал музей и вёл краеведческую работу в школе № 35, занимался подготовкой команд туристов и краеведов на областные туристические слёты и конференции по краеведению, организацией походов учащихся по Братскому району (экспедиции «Моя Родина — СССР»).

С 1994 года, после выхода на пенсию и до 2015 года преподавал историю, правоведение и географию в школах № 36, 33, 15, в школе станции Зяба, в педагогическом колледже №2, в Братском филиале Томского государственного педагогического института и в БрГТУ.

С 1997 по 2000 год становился учредителем организаций: «Религиозная Организация «Еврейская Община Г. Братска»» (1997), «Общественная Организация «Еврейский Национальный Культурный Центр Г. Братска»» (1998) и «Братская Иудейская Религиозная Организация» (2000).

Литературным творчеством занимается со школьных лет, но до 2007 года нигде не публиковался. В 1996 году был принят в члены литературного клуба библиотеки В.С.Сербского,  литературные работы опубликованы в коллективных сборниках: «Есть такая планета – Сибирь» (г. Братск, 2007 г.) и «Да здравствуют Музы!» (г. Братск, 2008 г.), в сборнике литературного клуба «Откровение» были напечатаны его переводы с английского (2012 г), а 2017 году его стихи вошли в сборник «Любовная лирика сибирских поэтов» и в коллективный сборник поэтов литературного клуба «Братский самородок» (г. Братск); с 2010 по 2014 год отдельные стихи публиковались в газетах «Братский Университет» и «Современник». В 2015 году стал дипломантом областного конкурса «С рифмой по жизни», а 2017 году награждён памятной медалью Всероссийского конкурса «Герои Великой Победы».

На сайте «Имена Братска» неоднократно публиковались его воспоминания и репортажи, краеведческие работы и истории, в которых он сам принимал активное участие».

Думаю, люди, прочитавшие биографию моего друга удивятся. А меж тем, Семёнович не раз рассказывал мне:

— Когда возглавлял еврейскую организацию в Братске, на совещания собирались почти все национальности проживающие в городе Братске, и мы вместе с мэром старались, чтобы в нашем славном городе не было межнациональной розни, слава Богу, это нам удавалось.

Наш друг, журналист Сергей Максимович Маслаков несколько лет назад уехал на свой родной Алтай, ухаживает за больной матерью, сам болеет. Мы с Юрием Семёновичем постоянно звоним другу. Это всё очень дорого нам, тут порою без слёз не обойдёшься, жизнь…

За суетностью жизни мы зачастую долго не видимся друг с другом, это печалит нас, но такова жизнь. Мне позвонила Галина Пакулова, и сообщила, что седьмого марта, умер Юрий Семёнович Лейдерман. Невыносимо сложно воспринимать такие слова, что называется, не высказать, не вышептать…

 Прошло дня три, утром иду в прощальный зал «Реквием», сидим у гроба друга, Витя Говорин постоянно плакал, не выдержал, ушёл, Светлана Аншукова, постоянно плакала, я как мог успокаивал, пил таблетки. Когда предоставили слово, зачитал при всех биографию друга. Работница похоронной организации, после того, как произнесла последнюю речь, сказала, что Юрий Семёнович был учителем у её дочери. Едем на старый правобережный погост, а там уже другая, более молодая женщина руководит похоронами, вдруг говорит, что Юрий Семёнович был её учителем в школе, что его все любили, он не был похож на остальных…

Приведу один из последних рассказов друга:

ЮРИН ДЕНЬ (из воспоминаний Юрия ЛЕЙДЕРМАНА)

«Это был незабываемый ДЕНЬ для всей страны, великой страны СОЮЗА СОВЕТСКИХ СОЦИАЛИСТИЧЕСКИХ РЕСПУБЛИК. И МЫ ГОРДЫ ТЕМ, ЧТО БЫЛИ СВИДЕТЕЛЯМИ ЭТОГО ДНЯ. Восторгу не было предела – все прыгали, кричали «Ура!!!», обнимались, толкались. Это было временем такого всеобщего подъёма, вдохновения, что хотелось петь и кричать «Мы — первые!»

На следующий день было решено строить свой тренировочный городок для подготовки в космонавты. Конкретно на остров Зуй отправились Петя Глызин, Володька Поздняков, Виктор Карасёв и я. Подходящую площадку нашли практически сразу возле пионерского лагеря «Ангара», чуть ближе к берегу протоки, где летом обычно ловили рыбу, собирали чёрную и красную смородину.

Между двух сосен большущими гвоздями закрепили лом, отполированный руками строителей одного из домов. Это был турник на котором подтягивались до 15 -20 раз, а через год уже могли делать подъёмы вперёд, перевороты назад, висы на ногах и соскоки. Между двумя другими сосёнками пристроили качели с подшипниками (упросили шефов их сделать) и качались с таким азартом, что элементарно переворачивались. Один такой переворот закончился для меня полётом на 5 метров, до ближайшей берёзы. Больше «солнышко» не крутил никогда, даже на занятиях по акробатике в школе № 7 при страховке Анатолия Прокопьевича – нашего любимого физрука.

Была у нас сделана и своя «центрифуга» — шестиметровая плаха — пятидесятка, посаженная на железный штырь, вбитый в ровненько отпиленный сосновый пень. Двое садились в саночные сиделки, а двое раскручивали центрифугу. Иногда, не успев отцепиться, летали вместе с седоками. Со временем появился канат, веревочная лестница, длинный брус (10х15) между двух пней, настоящие ходули. Всё было открыто, для всех доступно, так что многие ребята из пионерского лагеря прибегали к нам на БАЗУ.

Через год наш класс из 5-й школы перевели в новую школу №7 с большим спортзалом, где было всё для занятий акробатикой и гимнастикой. Рядом появилось большое футбольное поле, где на матчи местных футбольных команд собиралась половина жителей посёлка, а зимой заливали каток и хоккейные баталии захватывали всех. По вечерам звучала музыка и все бежали на каток при любой погоде, благо, что было построено помещение, где выдавались коньки, где их можно было наточить, а заодно и попить горячего чаю.

Мы, повзрослевшие, стали дублёрами команды АТУ-1 по футболу летом и по хоккею зимой. Приоритеты сменились, задачи усложнились и БАЗА на острове Зуй как-то забылась. Каково же было моё удивление, когда через 40 лет, однажды отправившись за грибами в район бывшего пионерского лагеря, я обнаружил НАШ ТУРНИК, пень со штырём от «центрифуги» и потрескавшийся брус 10х15. Сразу вспомнился и Юркин день и наша несбывшаяся мечта стать космонавтами. Мои друзья не дожили до этих дней. Нет Пети Глызина, ушёл из жизни Володя Поздняков, оставил этот мир Виктор Карасёв, но зато в космосе побывало уже более 500 советских космонавтов и четверо — из нашей Иркутской области».

Такой вот светлый, жизнерадостный  рассказ написал мой друг…

На нашем правобережном рынке, как и в любом другом городе,  нашей необъятной, Великой, многонациональной России, продают газеты, Юрий Семёнович был постоянным покупателем, и брал все какие есть. Думаю, продавцы газет заметят, что не стало постоянного покупателя. Когда началась война на Донбассе, да и до этого, сильно ругал Семёныч американских политиков, даже матерился в сердцах на них. В последние годы, у Юрия Семёновича сильно болели ноги, постоянно пил обезболивающие таблетки, регулярно делал специальную гимнастику, и всё равно шёл за газетами. До последнего принимал активное участие в работе нашего правобережного литературного клуба «Братский самородок». Не раз замечал, что когда предоставляли слово Юрию Семёновичу, то слушатели, как – то, по — особенному внимательно слушали его,  голос был у дорогого нашего Семёныча с такой приятной сердцу хрипотцой. А он и об особенностях Осиновской сопки расскажет, про моря, океаны, и конечно о многочисленных знаменитых и незнаменитых друзьях. Выступления нашего «Братского самородка», проходят в Д.К. «Транспортный Строитель» раз в месяц по воскресениям. Бывало подходишь к родному дому культуры, а Семёныч на крылечке стоит, обязательно курит, и с хрипотцой в голосе приветствует всех нас. Когда наступал у него день пенсии, оплатив ЖКХ,  заходил в рюмочную, выпивал сто грамм, ел мороженное, и пил крепкий кофе, я бывало был рядом, и как было тут не выпить, всегда было интересно послушать умного человека. Кажется, мне сейчас, вот выйдешь на улицу, пройдёшься по родному Гидростроителю и встретишь, хромающего за газетами Семёныча …

Анатолий Казаков

фото с сайта www.perunica.ru

Живописец Андрей Геннадьевич Подшивалов

 


НАПИСАТЬ КОММЕНТАРИЙ

Ваш email адрес не публикуется. Обязательные поля помечены *

Копирайт

© 2011 - 2016 Журнал Клаузура | 18+
Любое копирование материалов только с письменного разрешения редакции

Регистрация

Зарегистрирован в Федеральной службе по надзору в сфере связи, информационных технологий и массовых коммуникаций (Роскомнадзор).
Электронное периодическое издание "Клаузура". Регистрационный номер Эл ФС 77 — 46276 от 24.08.2011
Печатное издание журнал "Клаузура"
Регистрационный номер ПИ № ФС 77 — 46506 от 09.09.2011

Связь

Главный редактор - Дмитрий Плынов
e-mail: text@klauzura.ru
тел. (495) 726-25-04

Статистика

Яндекс.Метрика