Воскресенье, 16.06.2024
Журнал Клаузура

Надежда Лысанова. «И вот – здрасте!». Рассказ (Школа в 90-е годы)

I

На дворе стояла осень. С вечера шел мелкий и колючий дождь. Верочке не хотелось просыпаться, но школа ждала цоканье ее каблучков по гулким коридорам и звонким лестницам, ее внимательных глаз, заботливых слов, обычно она говорила: «Сегодня выпало испытание, и вы справились, а завтра улыбнется удача – в этом и заключается человеческая жизнь: преодоление препятствий дает бесценный опыт, а приобретенные навыки могут понадобиться в любой момент».

Потянувшись в последний раз до хруста косточек, Верочка выпрыгнула из постели, не оставив себе соблазнов понежиться еще, отыскав ногами тапочки, просунула в них ноги и зашагала в ванную. На плите стоял чайник, и муж готовил завтрак. Выбрав в шкафу строгий костюм и нежную сиреневую с рюшками блузку, она осмотрела внимательно одежду, подгладила рюшки. Туфли, пожалуй, подойдут темно-сиреневые. Их она положила в пакет. Портфель с тетрадями и рабочими планами стоял в прихожей. Ей вчера удалось завершить задуманное и не засиживаться за полночь.

За завтраком обсудили с мужем планы на день, распределили обязанности: кому детей в школу отвести ко второй смене, кому встречать их, кому приготовить обед. У мужа – выходной. Значит, большая часть домашних дел выпадает ему. А Верочка отдохнет, но, возвращаясь домой, она должна зайти в магазин, купить продукты, хотя бы на два дня, вечером придумать ужин.

Подкрасив на ходу ресницы и губы у большого зеркала в прихожей, взбив рукой привычно волосы, брызнув лаком на свою «Молодежную» стрижку, которую она делала много лет у одной и той же парикмахерши, Верочка быстро, нагнувшись, надела осенние ботиночки, муж подал ей плащ-пальто и берет. Еще раз она внимательно взглянула на свое отражение, поправила выбившуюся прядь и, покрутившись у другого зеркала, которое было от самого потолка и до пола, убедившись, что все в порядке, чмокнув мужа в щеку, выскочила из квартиры. Теперь ей предстоял бег с препятствиями: город маленький, средств на ремонт тротуаров и дорог не хватает, потому лужи радостно разрастаются вдоль и вширь, а освещение не везде на улицах. По дороге в школу – сплошная темень. Раскрыв зонтик на крыльце, она бросилась в безбрежный океан утренней темноты.

Проскочив удачно самые опасные места, учительница подходила к школе, которая светилась издалека, как вдруг услышала детский голосок, окликнувший ее:

– Вера Александровна, здравствуйте.

Верочка оглянулась. Около кустов акации стояла девочка. Приглядевшись, она узнала в ней пятиклассницу, которая смотрела на нее, но не решалась что-то добавить. Учительница подошла к ней:

– Наташа? Что случилась? Почему ты здесь? Ты же во вторую смену учишься?

Девочка обхватила ее руками и разрыдалась. Вера обняла ее, прикрыв своим зонтом.

– Вера Александровна, у нас мама потерялась, и нам кушать хочется с Лизой…

– Как потерялась? Вы голодные? А в школе обедаете?

– В школе не обедаем… Дома с сестрой пьем чай с хлебом… А хлеба уже сегодня нет.

– Что случилось? Где мама? – встревожилась, учительница. Она знала, что месяца три назад в семье состоялся развод, и отец ушел от них.

 – Мама уехала к знакомому в Тагил, к однокласснику, – всхлипывая, отвечала девочка. – Она задумала переехать, ей нужна работа в Тагиле. Одноклассник начальник цеха… Сказала, что вернется вечером, но не приехала.

– Так… А сестра сейчас где?

– Дома. Она не пошла на занятия, у нее голова кружится. И у меня тоже… Мы боимся спать одни… А-а-а,.. – и Наташа опять заплакала, обхватив учительницу руками, уткнув в ее влажный плащ лицо, прижавшись к ней своим мокрым плащ-пальто, она уже громко разрыдалась.

– Тише, тише, успокойся, – похлопала учительница ее по спине. – Пойдем в школу.

Вера достала из кармана свой отглаженный носовой платок и вытерла мокрое от слез лицо Наташи, протянула ей свой зонт и взяла ее за руку. До начала урока оставалось минут 20. Поднявшись на второй этаж, Верочка открыла дверь, секретарша была на месте, и она попросила ее приготовить чай горячий с сахаром и принести печенье.

Заместителем директора Вера Александровна Алексеева работала два года в большой школе. Учеников знала почти всех в лицо, о многих имела представление: в каком классе учатся, как учатся, из каких семей, чем занимаются дополнительно. Потому образ Наташиной сестры у нее сразу всплыл перед глазами. Елизавета Першина училась в восьмом классе. Она была такая же белокурая, как Наташа, с большими голубыми глазами. Обе девочки хорошо учились. Претензий к родителям ни у кого из учителей никогда не возникало. И вот – здрасте!

Пока Наташа пила чай, Вера Александровна звонила Лизе, затем отправила за ней секретаря и пригласила в кабинет школьного врача. Позвонила мужу и попросила его прийти в школу. Когда все собрались, и врач осмотрела сестер, не обнаружив серьезных причин, чтобы волноваться по поводу их здоровья, было решено, что девочки пойдут сейчас к Алексеевым и поживут у них, пока мама не приедет. Обращаться за помощью к отцу сестры наотрез отказались. Вера Александровна не стала настаивать. Что у них там случилось в семье, никто не знал. Никиту Ивановича, мужа своего, Верочка попросила сестер накормить и спать уложить. Записав данные о мамином знакомом со слов учениц, она попросила секретаря найти его на тагильском предприятии.

Весь день Вера Александровна думала о девочках. Оксана Владимировна Першина была хорошей женщиной, работала на заводе крановщицей, правда, после развода стала выпивать с подружкой, но не часто. Тяжело далось ей расставание с мужем. Да и девочки еще в себя не пришли. Алексей Петрович Першин, отец их, тоже заводчанин, инженер.

Секретарша дозвонилась до предприятия в Нижнем Тагиле, оказалось, нужный  человек там не работает. Ушел на повышение три года назад и теперь в Екатеринбурге. Тогда Вера Александровна позвонила в милицию подполковнику Карпенко. С ним она работала в одной упряжке уже два года: они ходили на суды, когда дети становились свидетелями каких-либо происшествий или преступлений, на разводы родителей, когда решался вопрос, с кем остаются дети, – забот общих им хватало. Полковник выслушал Веру и попросил ее срочно написать заявление.

На большой перемене заместитель директора вызвала двух классных руководителей, Наташину и Лизину. Учительницы были не в курсе по поводу знакомых Першиных, а также близких друзей и родственников. Девчонки, видимо, с отцом не общаются, но учительницы ничего плохого о нем не могли сказать. С виду нормальный мужчина, интеллигентный, ухоженный, опрятный. Был. Теперь не знают, так как в школе он не появляется. Вера Александровна нашла рабочие номера телефонов Алексея Петровича.

Алексей Петрович оказался на работе. Разговор с ним кое-что прояснил, о чем, конечно, дочери не могли знать, но девочек брать к себе в общежитие, где он теперь проживал, отец отказался. Отказался он и временно пожить в прежней квартире, так как с Оксаной не общался и дочерей еще ни разу не навещал после развода. Оксана запретила ему встречаться с девочками.

– Тогда ищите маму дочерям, свою бывшую жену, – сердито сказала ему Вера Александровна. – Дочери ваши плачут! Пока они поживут в моей семье.

– Где ж я ее буду искать? – недовольно спросил Алексей Петрович. – У меня нет координат этого одноклассника.

– А вот это вам и предстоит разузнать.

Ей некогда было сердиться на него, в школе полно и других проблем, которые ждут ее решений.

II

Сведения об Игоре Вадимовиче Оносове Першин получил в отделе кадров тагильского предприятия. Оформив командировку на один из заводов Екатеринбурга, с которым его предприятие было связано по выпуску редкой продукции, на который у Алексея Петровича как раз и была намечена командировка, он решил заодно навести в городе справки о бывшей своей супруге. Алексей не сомневался, что Оксана встретилась с Оносовым, решает вопросы о работе и переезде в Екатеринбург, потому и задержалась, и чувства тревоги он не испытывал. Но Вера Александровна, умудренная жизненным опытом, беспокоилась, потому что не могла Оксана Владимировна оставить дочерей вот так одних, с ней что-то случилось.

Приехав в Екатеринбург, Алексей Петрович, конечно, сначала выполнил все свои обязательства: отметился у секретаря генерального директора завода, она назначила ему на завтра в 10.00 встречу с главным инженером, выписал пропуск, устроился в гостиницу и только после этого приступил к поискам Оносова. Его ему помогла найти та же секретарша. Оносов работал на другом предприятии, в отделе, который решал социально-экономические вопросы, и был его начальником. «Ну, конечно, Оксана, остановилась в его семье», – подумал Алексей Петрович, ведь жена Оносова – ее школьная подруга, Таня Крапачева, как вчера выяснилось. И ему захотелось даже пожурить бывшую супругу за оставленных без присмотра дочерей.

Добравшись до предприятия, Алексей Петрович на проходной по заводскому телефону дозвонился до Оносова. Игорь Владимирович, ответил, что сможет к нему подойти минут через сорок, так как сейчас на совещании. Тогда Алексей Петрович отправился на поиски кафе, в котором мог бы перекусить. Через сорок пять минут он встретился с Игорем Вадимовичем, который очень удивился его приезду и ничего не знал об Оксане:

– Оксана уехала к нам? Когда?

– Получается, пять дней назад.

– За пять дней она так и не добралась до Екатеринбурга? Нет. Тут что-то не так.

– Что не так? – закричал на него Першин.

– Не кричи. Дай подумать…

– Когда ты ее видел последний раз?

– Три месяца назад. Мы развелись…

– Ах, вы развелись… Вот и ори на себя!

И тут Алексей Петрович почувствовал жуткую неопределенность, зная хорошо свою бывшую жену, он даже не мог представить, что могло ее заставить не вернуться вовремя домой. В голове возникли жуткие мысли, но он отогнал их прочь. В отличие от него Игорь Владимирович сразу начал действовать, загрузив своих секретарей и помощников информацией, он попросил их обзвонить вокзалы Екатеринбурга, больницы, гостиницы, морги. Морги? Тут Алексей Петрович начал понимать, как он непростительно был спокоен. На следующий день Игорь Вадимович имел полную информацию: следов Оксаны Владимировны Першиной в Екатеринбурге обнаружено не было. Тогда Оносов позвонил в полицию. Алексей же, обдумав вечером все произошедшее, почему-то вновь успокоился, он был уверен, что ничего плохого с Оксаной не могло произойти. Она, скорее всего, передумала ехать в Екатеринбург, задержалась по каким-то причинам и теперь вернулась домой, поэтому утром он отправился на встречу с главным инженером.

После встречи он позвонил Оносову, новостей об Оксане не было. И Першина вдруг забил озноб, неизвестно откуда взявшийся. Он связался со школой. Ответила секретарь, Вера Александровна вела урок, должна была подойти минут через двадцать. По спине Алексея вновь пробежали гурьбой мелкие и противные мурашки. Эти двадцать минут показались ему двадцатью часами. И вот он услышал в телефонной трубке голос Алексеевой, оказалось, дочери его так и живут в ее семье, Оксана не приехала. Наконец Першин испугался, испытал жуткий приступ растерянности! «Куда исчезла Оксана? Куда она уехала?» – мысленно задавал он себе беспрестанно одни и те же вопросы.

III

Тот вечер, когда Наташа и Лиза оказались дома у Алексеевых, стал началом тревожных дней и ночей томительного ожидания для всех. Показывать, однако, свое беспокойство ученицам Вера Александровна не имела права, не должны были выказывать свое волнение и члены ее семьи, все были ею предупреждены. Вернувшись вечером домой, она радостно заявила с порога, что купила  дрожжевое тесто для пирожков.

– Девчонки, вы какие пирожки любите? – обратилась она к Наташе и Лизе.

– С капустой, – вместе ответили сестры.

– Капуста у нас найдется. Сейчас умоюсь, переоденусь и начнем…

Девочки и вся семья Алексеевых собрались на кухне. Старшему сыну Андрею предложили сварить компот. Муж Верочки вызвался приготовить начинку, потушить с луком капусту. Вера прежде посмотрела школьное расписание, чтобы после ужина усадить детей за уроки, да и самой подготовиться.

Как только остывшая начинка для пирожков была готова, все уселись за большой стол – и работа закипела. Пирожки получались длинными с загнутыми носами, пухлыми и неровными, кругленькими и аккуратненькими. Вера их подправляла, похлопывала, посыпая мукой. Увлеченные делом  дети и взрослые рассказывали по очереди смешные истории, пели песни, читали наизусть стихи. Готовые изделия отправлялись на две сковороды,  у плиты встала Вера Александровна. Румяные и опрятные, источающие капустный аромат пирожки она укладывала по большой поднос. Наконец последние румянцы были сняты с шипящей сковородки. И началось объедение!

В этот вечер чувство тревоги уменьшилось у сестер. Вера Александровна объявила им, что мама, скорее всего, в Екатеринбурге, так как одноклассник теперь там живет. И что Алексей Петрович тоже в Екатеринбурге.

– Так мы что? – спросила Наташа. – Теперь поедем жить в Екатеринбург?

– Наверное, – ответила им Вера Александровна.

После выполнения домашнего задания, девочки приняли душ, и учительница уложила их спать на большом диване в самой большой комнате. Повозившись, позевав и пошептавшись, сестры крепко заснули.

IV

Подполковник Карпенко искал Оксану Владимировну в Нижнем Тагиле, не найдя ее следов в родном городе. Вера Александровна по-прежнему сильно волновалась. Она уверяла Карпенко, что с Оксаной что-то произошло. Подполковник обратился за помощью к своему однокурснику – к Витьке Семенову, Виктору Николаевичу, полковнику милиции.  Обнявшись радостно при встрече и оставив разговоры о былом на потом, друзья обдумали план поисков Першиной. Они сами объехали городские вокзалы в Тагиле с еще двумя милиционерами. На автовокзале выяснилось, что женщина, похожая на Оксану (по фотографии) в кассе номер пять покупала билет на автобус до Екатеринбурга. Связались с шофером, который работал в тот день на этом рейсе. Шофер такую женщину не видел, но вспомнил, что одно кресло у окна было свободное. Сверили номер места с номером в билете, – все совпало. Получалось, что Першина в Екатеринбург не выехала. Где же она? Стали обзванивать больницы и морги, но сведений об Оксане нигде не обнаруживалось.

Вернувшись в отделение, за чашкой кофе друзья обсуждали последующие поиски. Сотрудники отдела полковника Семенова были задействованы в поисках. Майор Латунина, обдумав ситуацию, сказала:

– Нужно позвоните в женскую больницу.

– В какую? – спросил Карпенко.

– В гинекологию, что недалеко от автовокзала, в центре.

– Першина, похоже, не беременная. Она три месяца в разводе.

– Жизнь-то идет. И женские болезни существуют.

– А ведь нужно проверить, – сказал подполковник Карпенко. – Правильная подсказка, Анна Васильевна. Спасибо.

Полковники Карпенко и Семенов обратились вновь к телефонисткам. И они в городской гинекологии обнаружили Оксану Владимировну Першину. Оказалась, что она в тяжелом состоянии, с разбитой головой, так как упала в обморок в кафе недалеко от автовокзала. Головой стукнулась о стол. Работники кафе вызвали скорую. Скорая доставила ее сразу в гинекологию, так как при осмотре выяснилось, что женщина беременная. Рана на голове пациентки была обработана и зашита, но женщину положили в реанимацию, так как у Оксаны началось кровотечение. Находясь под капельницами, больная попросила врачей дозвониться до своей работы, продиктовав им номера телефонов цехового начальства, чтобы предупредить, что она в больнице.

Врачи дозвонились до начальства, но не сразу, потому что рожениц в те дни было много, да и на сохранении женщины были с разными осложнениями. На заводе информацию приняли, но Алексею Петровичу сообщать не стали, видимо, посчитали, что к «нездоровью» Оксаны он не имеет отношения. Дважды из цеха, в котором работала Оксана, к Першиным приходили женщины, но на звонки дверь им никто не открыл. И они решили, что дочери находятся у отца. А поскольку звонков из школы не поступало, то они перестали беспокоиться.

V

Алексей Петрович впал в уныние, он не знал, что делать. Оксана еще не была от него  так далека, чтобы выбросить из головы ее внезапное исчезновение. Когда ему сообщили об ее обнаружении в больнице, он прервал командировку по семейным обстоятельствам и выехал из Екатеринбурга в Тагил, который хорошо знал, он здесь учился в институте, потому без труда нашел нужную больницу. Разговор с врачом отделения оказался для него неприятным. Врач спустился по лестнице в вестибюль и сразу предупредил его, что временем не располагает, поэтому предложил все вопросы решать быстро.

– Вы бывший муж больной Першиной? – спросил он, видимо, был в курсе семейных дел пациентки.

– Да.

– Ваша бывшая жена беременна от вас.

– Нет. Мы уже три месяца не живем вместе.

– Да. Потому что у Першиной срок беременности почти пять месяцев.

– Не может быть!

– Может. Во время развода и после ей, видимо, было не до себя, потому беременность свою она не заметила. Она плохо питалась, призналась, что выпивала, работала, не отдыхала, поэтому плод развивался не так быстро. Она чуть не потеряла ребенка. Мы, врачи, были за операцию, так как при падении Першина не только поранила голову, но и ударилась животом, у нее открылось кровотечение, это было опасно для ребенка, он мог погибнуть в утробе… Но все обошлось… Оксана Владимировна уговорила нас сохранить ей беременность. Мы пошли навстречу. Сделали все возможное. Но ей придется у нас задержаться и, видимо, не на один месяц, чтобы мы стабилизировали ее состояние и вашего ребенка. Те лекарства, которые у нас есть в больнице, мы используем для лечения, но вашей бывшей жене нужны более совершенные препараты, которые стоят дорого. Наша больница обычная, городская, в бюджет ее заложены самые необходимые и доступные по цене отечественные препараты. Больной Першиной нужны сейчас эти.

Тут он вынул из папки, которая лежала рядом с ним на столе, пять рецептов и протянул их Алексею Петровичу.

– Достать лекарства будет не так-то просто, но я надеюсь, что вы с этим справитесь. Да… Напоминаю еще раз, стоят лекарства недешево. Всего доброго. С препаратами этими поторопитесь… Да и еще… Ваша бывшая супруга сильно обеспокоена по поводу ваших общих детей, она не знает, где находятся дочери. Мы ей сказали, что с вами.

– Нет,.. – рассеянно ответил Алексей Петрович и развел руки в стороны. – Они живут сейчас у заместителя директора школы Алексеевой… Веры Александровны…

– Телефон хотя бы у вас есть этой Алексеевой? Надо с ней переговорить. А вы, пожалуйста, не говорите своей бывшей супруге о том, что дочери не с вами. Любое беспокойство сейчас для нее опасно. Договорились? И вообще пока с ней от общения воздержитесь.

– Да…

– Телефон здесь запишите Алексеевой, – и он протянул Першину свой рабочий блокнот. –  Ищите лекарства. До свидания.

Врач исчез так же быстро, как и появился в вестибюле. Алексей Петрович минут десять сидел, не двигаясь. Потом встал и пошел к выходу. В его голове гудели мысли, как рой пчел, которые не могли найти выход из тесного пространства

VI

Сестра Першина работала в Тагиле кардиологом, потому он поспешил в ее поликлинику. Тамара Петровна обрадовалась брату, обняла его, затем напоила чаем в своем кабинете, обо всем расспросила и начала поиск нужных препаратов. Но Алексею Петровичу нужно было срочно на своем предприятии закрыть командировку и оформить хотя бы недельный отпуск, возможно, лекарства придется ему искать и в аптеках, потому он срочно отправился в свой город. Однако через день рано утром в руках Першина был пакет с медикаментами.

– Как Оксана? – спросила брата при встрече Тамара Петровна.

– Состояние тяжелое, рану на голове зашили, на животе огромный синяк.

– Ничего. Кровотечение остановили?

–Да.

 – Узи сделали? Ребенок сильно не пострадал?

– Да.

– Мальчик или девочка?

– Не знаю, не спросил, как-то растерялся, не догадался…

– Что станешь делать, ведь ребенок твой?

– Не знаю…

– Не понимаю я вашего развода…

На этом разговор брата и сестры закончился – у кабинета кардиолога сидели пациенты. И Алексей Петрович поехал в гинекологию. Встреча с врачом Андреем Андреевичем состоялась в том же вестибюле.

– Быстро же вы необходимое нашли, я думал, что поиски медикаментов займут у вас дня три, а то и неделю.

– Сестра помогла, она – кардиолог. Связи есть…

– Понятно. Спасибо…

– Вам спасибо. Скажите, Андрей Андреевич, а кто родится? Мальчик? Девочка?

– Сын у вас будет. Сын. Я разве вам не сказал?

И врач быстро зашагал по длинному коридору к лифту. Першин стоял посреди вестибюля с открытым ртом. Он всегда мечтал о сыне.

VII

Теперь он находился в совершенной растерянности, он не понимал, что нужно сейчас делать, на что переключиться. В голове его все мысли перепутались. Но тут высветилась неожиданно и отчетливая одна, она была правильной: заехать к Алексеевым, навестить дочерей. На иногороднем автобусе ехать ему было недолго, минут 45-50, и он это время безмятежно проспал, как будто возвращался в прошлую жизнь. Затем с удовольствием по утреннему осенне-морозному городу от автовокзала прошагал к заводу, выполнил неотложные, накопившиеся дела. После отправился в семейное общежитие, навел порядок в своей комнате, договорился с комендантом еще о двух кроватях, которые хотел поставить дочкам. Сходил в магазин, продуктами забил холодильник и навесной шкафчик. А вечером позвонил Вере Александровне и напросился в гости.

– Что ж… Приходите, – услышал он ответ учительницы. – Мы как раз собираемся стряпать. Будут пирожки с капустой.

В тот вечер снова решили печь пирожки, захотелось не только любимых пирожков, но и новых рассказов, каждый уже приготовил свою историю. Но получилось так, что основным рассказчиком вдруг стал Алексей Петрович. Он оказался интересным человеком и моментально увлек всех воспоминаниями из своего детства.

– Моя бабушка тоже пекла отменные пирожки, – так начал он свой рассказ. – Она пекла их с яблоками, клюквой, черемухой, картошкой, капустой, с луком и яйцом. Особенно я любил мясные и с грибами. Тесто бабушка сама делала. Утром обычно оно уже выглядывало из большой кастрюли, приподняв крышку. А однажды оно вылезло на стол, а со стола спрыгнуло на пол. Я собирался в школу, когда это обнаружил. А бабушка еще спала, так как вечером очень поздно легла спать. Родители уже были на работе. И я стал руками собирать тесто и запихивать его в кастрюлю. Сделать это было непросто. Тесто цеплялось за мои руки и вытягивалось за мной по всей кухне, когда я пытался от него убежать. Я снова его собирал и тащил в кастрюлю, а оно упиралось и вытягивалось за мной. Я весь испачкался: мои руки нос, щеки, волосы, школьная форма были в тесте. Вся кухня была в тесте! И когда бабушка появилась на пороге, то она только всплеснула руками. В школу я в тот день не пошел, так как меня посадила бабушка в ванную и стала отмывать. И пирожков в тот день бабушка не напекла, ей пришлось завести вечером новое тесто. И она строго предупредила меня, что если тесто снова убежит, то чтобы я его не собирал сам руками, а позвал ее.

– А моя бабушка пекла большие пироги на огромных противнях в русской печи, – подхватила разговор Вера Александровна, – тесто тоже сама заводила. Вставала рано, затапливала печь, пока печь топилась, она стряпала. Особенно нам, внукам, нравились пироги с капустой. Печь протопится, бабушка на угли поставит противни. А утром сон такой крепкий, спишь и ловишь капустные ароматы. И снится тебе, что ты кусаешь большой кусок пирога и запиваешь молоком из кружки. Открываешь глаза и наяву чувствуешь капустные запахи, соскакиваешь, выбегаешь в столовую, а там уже стоят большие противни с дымящими пирогами и стоят кружки с молоком. А бабушка говорит: «Умываться, зубы чистить, а потом – за стол». Пироги стояли весь день на столе. Захотел покушать, молока из крынки в кружку налил и взял кусок пирога.

– А моя бабушка придумывала разные штучки, – продолжал Алексей Петрович. – В пирожки с маком, она обычно добавляла горошинки, но не во все пирожки, а только в некоторые. И говорила, что если кому-то попадется три таких пирожка, то этот человек станет богатым или скоро поедет в Москву, или у этого человека будет большая премия (взрослым денежная, а детям хорошие оценки). И мы увлекались едой. Радовались, когда попадалась горошина, а если три попадались, то прыгали от счастья и верили в бабушкино предсказание.

Пирожки жарить вызвался Алексей Петрович, а дочери ему подносили настряпанные. Потом пили чай, добавляя в него абрикосовое варенье, и кушали горячие, с пылу и жару, пирожки. Разговоры продолжались. Дочки были счастливы, они успокоились, мама ведь нашлась, отец не забыл их навестить, и теперь они чувствовали, что все будет хорошо. Но о том, что Оксана беременная, Першин сказал только Вере Александровне, а дочерей попросил пока не беспокоить этой новостью. Об этом им должна сообщить мама. Наташа и Лиза решили остаться в семье Алексеевых, от общежития до школы было далековато.

VIII

Три месяца провела в больнице Оксана Владимировна, прежде чем Алексею Петровичу было разрешено навещать ее, трижды приезжал он к ней один. И трижды  привозил дочерей повидаться с мамой. Вот тогда Оксана и сообщила дочкам, что скоро у них появится братик. Наташа и Лиза сначала восприняли новость настороженно, они не знали, кто отец ребенка. Тут уж Алексею Петровичу пришлось рассказать дочерям всю эту загадочную историю.

Строгий врач Андрей Андреевич, сказал, что Оксана останется в больнице, пока не родится малыш. Если все пройдет благополучно, то через пять дней роженицу с ребенком они выпишут. Ребенок должен появиться на свет перед Новым годом.

Между Оксаной и Алексеем разговоров пока о планах на будущее не было. Единственное о чем попросила Оксана бывшего мужа – это приобрести детскую коляску и детскую кроватку. Алексей Петрович незамедлительно все купил и привез в квартиру. Соседка, отдавая ему ключи, сказала, что цветы в квартире она поливала два раза в неделю, как и договаривались.

Когда Першин открыл дверь, то сердце его сжалось от боли. В квартире поселилась глухая пустота, ни единого прежнего звука, ни знакомого родного голоса. Притихший телевизор на тумбочке покрылся пылью. И кругом была пыль. Нежилое помещение быстро забывает о своих хозяевах. И Алексей Петрович принялся за уборку. Перестирал и перегладил все белье, вымыл комнаты, перебрал посуду, разморозил холодильник, привел его в порядок, закупил свежие продукты. Он попросил и дочерей помочь ему в уборке. Дочки навели порядок в своей комнате и решили, что перед Новым годом пора объединиться им для встречи с мамой и братиком. И Алексей Петрович переехал из общежития в свою прежнюю квартиру. Перед каникулами Наташа и Лиза с отцом сходили в лес за елкой. Лесную красавицу установили в большой комнате, весь вечер наряжали, а когда зажглись на ней огни, девчонки захлопали в ладоши. Им вдруг показалось, что не было развода родителей, не было никаких переживаний. Все ушло куда-то, они ждали маму с братиком и встречу Нового года.

Алексей Петрович вновь навестил сестру. Тамара Петровна взяла на себя обязанность подготовить все необходимое для первых месяцев малыша, а также подготовить все к выписке Оксаны и ребенка из больницы. Тут уж Алексей Петрович вздохнул свободно, потому что ничего не понимал в этом вопросе, прежде Оксана сама все готовила для роддома.

– Что ты решил? – спросила его сестра при очередной встрече.

– Не знаю, мы с Оксаной еще ни о чем не говорили.

– Цветы ей не забудь купить, когда будет выписка. И врачам цветы купи. Конфеты и шампанское сама куплю.

– Хорошо. Напомни мне еще потом об этом.  Как-то все волнительно…

Вера Александровна наблюдала за всем со стороны и тихо радовалась. За эти месяцы они привязались с мужем к Наташе и Елизавете, полюбили их, да и девочки к ним природнились как-то. Сыновья и дочка Алексеевых заскучали, когда девчонки вернулись домой. Но Алексеевы договорились с Першиным о совместных действиях, которые были необходимы перед выпиской Оксаны с младенцем из больницы. В Тагил поедет за ними один Алексей Петрович, он уже договорился с другом, что тот привезет Оксану и ребенка домой на своей машине. А Тамара Петровна, Наташа, Елизавета, Вера Александровна, Никита Иванович, Андрей, Василий и Танюшка приготовят обед праздничный для всех и, конечно, напекут капустных пирожков.

IX

Ребенок родился 23 декабря, выписку мамы и мальчика назначили на 28. В этих суматошных новогодних днях Верочка всегда помнила о капустных пирожках, которые 28 декабря они должны все вместе напечь для встречи Оксаны Владимировны и ее малыша. Главное тесто купить! Нужно заказать его, а то раскупят перед Новым годом, и она заказала знакомой продавщице 3 кг дрожжевого теста.

Театральные представления, новогодние елки проходили в школе чередой, то для младших школьников, то для среднего звена, то для старшеклассников, то для прежних одноклассников. Впереди еще новогодний вечер для учителей. Школа большая, каждый вечер – праздник. Нарядные родители и учителя, дети в новогодних костюмах, маски, шары, подарки, запахи огромной елки, украшенной игрушками в физкультурном зале, а смолистый запах разносился по всем школьным коридорам, музыка – в общем одна беготня и шум! Но на 28 декабря Вера Александровна отложила все школьные дела, отменила свои уроки для старшеклассников, она понимала, что от этой встречи мамы и ребенка теперь многое будет зависеть, а ей хотелось, чтобы у Першиных все сложилось. У малыша, конечно, будут мама, сестры, но должен быть рядом и отец.

И вот наступил волнующий день. Алексей Петрович с другом выехали в Тагил, там к ним присоединилась Тамара Петровна. А на квартире у Першиных началось приготовление к встрече. Никита Иванович взялся за салаты. Андрей, как всегда, – за варку компота. Все остальные – за стряпню, начинку для пирогов приготовил Алексей Петрович, ее извлекли из холодильника. И дело закипело!

У всех было необычное настроение, праздничное. Шутили, пели, даже танцевали. Пирожки жарились, Вера Александровна снова стояла у сковороды. Масло шипело, капустные запахи набирали силу, а пирожки красоту. Учительница выкладывала их на поднос. В этот день в квартире Першиных было как-то особенно светло, нарядная елочка в зале подмигивала разноцветными огнями, около нее установили стол и девчонки стали накрывать его, готовые пирожки установили в центре.

И вот звонок в дверь! И радостная встреча с мамой, которая наконец-то дома! Наташа и Лиза бросились ее обнимать. Отец аккуратно внес в квартиру сына, на свертке из одеяльца красовалась синяя ленточка. Брата сестры назвали Димкой. И вот их первое знакомство с ним! Но брат крепко спал и морщился от яркого света. Все тихо шептались и  хихикали. Тамара Петровна внесла сумки с шампанским, лимонадом и конфетами. Когда все расселись за общим столом, тост произнес Алексей Петрович и крепко поцеловал за сына Оксану Владимировну. Верочке подумалось: «Теперь все будет хорошо».

Тут Оксана увидела пирожки.

– С капустой? – спросила она.

– Да! – хором ответили ей.

– Мои любимые. Как вы догадались? Я так давно хотела пирожков с капустой!

Андрюшка налил из кувшина компот Оксане Владимировне, а Алексей Петрович положил на тарелку для нее пирожки. Откусив пирожок, Оксана зажмурилась.

– У-у-у! Вкуснотища! Объеденье!

Все довольно рассмеялись.

– А начинку готовил Алексей Петрович сам, а мы стряпали и жарили, – сказала Вера Александровна.

– Спасибо, – сказала Оксана и с благодарностью посмотрела на Алексея, потом обвела всех теплым взглядом.

«Теперь точно, все будет хорошо, – подумала Верочка. – Иначе быть не может. Пирожки сделали свое дело».

За столом было много разговоров и смеха. Но вот проснулся главный человек торжества, огласив вокруг себя пространство требовательным плачем. Оксана, взглянув на часы, сказала, что Димочку пора кормить. Алексей Петрович засуетился, подхватив малыша, понес его в другую комнату, Оксана всех поблагодарила и пошла следом за ним. Алексеевы засобирались домой, им Тамара Петровна вручила пакет с новогодними лакомствами и подарками, а также положила пирожков в мешочек. Когда Алексеевы вышли на улицу, Танюшка сказала:

– Не зря мы пекли пирожки – они главнее всей остальной еды оказались!

– Конечно, не зря, – ответил Никита Иванович.

– И компот у меня поучился вкусный.

– Да, вкусный, – подтвердила Вера Александровна.

– И все теперь у Першиных будет хорошо, – подытожил Василий.

– Конечно! – выкрикнула Танюшка. – Новый год ведь скоро! Ура!

– Ура!!! – закричали все.

Надежда Лысанова

Фото из открытых источников


НАПИСАТЬ КОММЕНТАРИЙ

Ваш email адрес не публикуется. Обязательные поля помечены *

Копирайт

© 2011 - 2016 Журнал Клаузура | 18+
Любое копирование материалов только с письменного разрешения редакции

Регистрация

Зарегистрирован в Федеральной службе по надзору в сфере связи, информационных технологий и массовых коммуникаций (Роскомнадзор).
Электронное периодическое издание "Клаузура". Регистрационный номер Эл ФС 77 — 46276 от 24.08.2011
Печатное издание журнал "Клаузура"
Регистрационный номер ПИ № ФС 77 — 46506 от 09.09.2011

Связь

Главный редактор - Дмитрий Плынов
e-mail: text@klauzura.ru
тел. (495) 726-25-04

Статистика

Яндекс.Метрика