Вторник, 21.05.2024
Журнал Клаузура

Римма Кошурникова. «Черевички». Пьеса по повести Н.В. Гоголя «Ночь перед Рождеством»

Действующие лица:

РАССКАЗЧИК

КУЗНЕЦ ВАКУЛА

ОКСАНА

СОЛОХА

ОДАРКА

ЧЁРТ

ПЕРВЫЙ ЗАПОРОЖЕЦ

ВТОРОЙ ЗАПОРОЖЕЦ

ЦАРИЦА

На сцене за небольшим столиком сидит РАССКАЗЧИК, на столе – настольная лампа и раскрытая книга.

РАССКАЗЧИК (включает лампу, открывает книгу, читает).  Николай Васильевич Гоголь. «Ночь перед Рождеством». Последний день перед Рождеством прошёл. Зимняя, ясная ночь наступила. Глянули звёзды. Месяц величаво поднялся на небо посветить добрым людям и всему миру, чтобы всем было весело колядовать и славить Христа… Морозило сильнее, чем с утра; но зато было так тихо, что скрип мороза под сапогом слышался за пол версты. Ещё ни одна толпа парубков не показывалась под окнами хат, месяц один только заглядывал в них украдкой, как бы вызывая принарядившихся девушек выбежать скорее на сыпучий снег.

Издалека слышится смех, колядки. А за полупрозрачным занавесом включается свет, там – ОКСАНА, она наряжается, вертится перед зеркалом.

ОКСАНА (кокетливо). Что людям вздумалось расславлять, будто я хороша? Лгут люди: я совсем не хороша! Разве чёрные брови и очи мои так хороши, что уже нет им равных на свете? Что хорошего в этом вздёрнутом носе?.. И в щеках?.. И в губах?.. Будто хороши мои чёрные косы?.. Их можно испугаться вечером: они, как длинные змеи, перевились и обвились вокруг моей головы. (Отодвигает зеркало, любуясь). Ах, нет, я всё-таки хороша!.. Чудо, как хороша!.. Какую радость принесу я тому, кого буду женою! Как будет любоваться мною муж! Он не вспомнит себя. Он заласкает меня насмерть.

Входит ВАКУЛА. Занавес раздвигается.

ВАКУЛА. Чудная девка!.. Час стоит перед зеркалом, и всё не наглядится. Ещё и хвалит себя вслух.

ОКСАНА (увидела кузнеца, вскрикнула). Ой, Вакула!.. Зачем ты пришёл сюда? Разве хочешь, чтобы я выгнала тебя за дверь лопатою?.. Все вы мастера подъезжать к нам!

ВАКУЛА. Не сердись на меня, Оксаночка! Позволь поговорить, хоть посмотреть на тебя!

ОКСАНА. Кто же тебе запрещает?.. (Садится на лавку). Говори да гляди.

ВАКУЛА. Позволь и мне сесть подле тебя. Чудная, ненаглядная моя, позволь поцеловать тебя!

ОКСАНА (отталкивает). Поди прочь!.. У тебя руки жёстче железа. Да и сам ты пахнешь дымом. Я думаю, меня всю обмарал уж сажей. (Отряхивается, крутится перед зеркалом). Правду ли говорят, что мать твоя ведьма?

ВАКУЛА. Что мне до матери?.. Ты у меня и мать, и отец, и всё, что есть дорогого на свете!

ОКСАНА. Видишь, какой ты!.. Однако что-то девчата не приходят. Давно пора идти колядовать. Мне становится скучно! С ними парубки придут, наговорят смешных историй.

ВАКУЛА. Тебе с ними весело?

ОКСАНА. Да уж веселее, чем с тобою. (Прислушивается). Кажется, кто-то в окно стукнул, верно, девчата. Уходи, не до тебя теперь!

ВАКУЛА (у дверей). Чего мне больше ждать? Она издевается надо мною! Ей я столько же дорог, как перержавевшая подкова.

Вбегает ОДАРКА.

ОДАРКА (смеётся). Коляда, коляда, открывай ворота!.. Чего тут сидишь?.. Там уж все собрались, по деревне идут.

ОКСАНА. Одарка!.. У тебя новые черевички?.. Ах, какие хорошенькие! И с золотом! Хорошо тебе, подружка, у тебя такой человек есть, который всё покупает, а мне вот некому достать такие славные черевички.

ВАКУЛА. Не тужи, моя ненаглядная! Я тебе достану такие черевички, какие редкая панночка носит.

ОКСАНА. Ты?..  Посмотрю я, где ты достанешь такие черевички, которые я могла бы надеть на свои ножки. Разве принесёшь те самые, какие носит царица? (Смеются вместе с Одаркой).

ОДАРКА. Видишь, каких захотела!

ОКСАНА (гордо). Да! А другие мне не нужны. Одарка, при тебе обещаю: если кузнец Вакула принесёт те самые черевички, которые носит царица, то вот моё слово – выйду за него замуж!

ВАКУЛА. Смейтесь, смейтесь! (Оксане). Дурачь, кого хочешь, а меня не увидишь больше на этом свете!

ОДАРКА. Куда, Вакула?

ВАКУЛА. Прощайте! Даст Бог, увидимся на том свете, а на этом уже не гулять нам вместе. Не поминайте лихом!.. (Убегает).

Свет гаснет.

РАССКАЗЧИК. Тут через трубу Вакуловой хаты клубами повалил дым, пошёл тучею по небу, и вместе с дымом поднялась верхом на метле ведьма. Это была Солоха, мать Вакулы. Она поднялась так высоко, что одним только чёрным пятнышком мелькала вверху. Вдруг с противной стороны показалось другое пятнышко, увеличилось, стало растягиваться, и вот уж превратилось в чёрта! Мороз крепчал, стало этим двум очень холодно, и они быстро нырнули прямо в трубу.

Зажигается свет. Хата, где живёт Вакула с матерью. В углу, возле печки, лежат кучей мешки. Слышен шум в дымоходе, и следом выскакивает СОЛОХА с метлой, за ней – ЧЁРТ.

СОЛОХА. Ох, и крепок нынче мороз!..  Полетать вволю, душеньку отвести не пришлось.

ЧЁРТ (дрожит, к печке жмётся). Бррр…

СОЛОХА (ставит метлу в угол, замечает мешки). Вот безобразник!.. Принёс Вакула мешки да бросил. Пусть только придёт, задам же ему трёпку!..

ЧЁРТ. Поднеси чарочку, хозяйка, зуб на зуб не попадает.

СОЛОХА. Чарочку ему… а ты попроси лучше!

ЧЁРТ (увивается вокруг Солохи). Пожалуйте ручку.

СОЛОХА. Другое дело.

ЧЁРТ (целует руку). Ах, чаровница, ах, волшебница…

СОЛОХА. Уймись, больше одной всё равно не получишь.

Стук в дверь. Это – ВАКУЛА.

ВАКУЛА. Отвори!..  Мать, открывай скорей!

ЧЁРТ (испуганно). Это кузнец!.. (Заметался по хате). Спрячь меня, Солоха, боюсь его!

СОЛОХА (смеётся). Вот так кавалер!.. Ну, ежели душа в пятки ушла, полезай в мешок. А я пойду, дверь отопру, да сына впущу. (Уходит).

Чёрт прячется в мешок. Через некоторое время входит ВАКУЛА.

ВАКУЛА (тоскливо). Неужели не выбьется из ума моего эта негодная Оксана? Эта насмешница?.. Не хочу думать о ней, а всё думается. Сама против воли в голову лезет!.. (Увидел мешки). Мать велела мешки выкинуть. И в самом деле, завтра праздник, а в хате лежит всякая дрянь. Отнесу-ка их к кузнецу. (Пытается поднять мешок). Чёрт!.. Какой тяжёлый… Уголь там, что ли?.. Или уж силушки у меня совсем не осталось?.. Нет, не желаю, чтобы надо мной все смеялись. Не позволю! Хоть десять мешков таких подниму!.. И… эх, ма!.. (Взваливает на плечи мешок, где сидит Чёрт). Что там сказал пузатый Пацюк: «Тому не нужно далеко ходить, у кого чёрт за плечами?»

На мгновение гаснет свет, а когда вновь зажигается, то ЧЁРТ сидит на загривке у Вакулы.

ЧЁРТ. Это я, твой друг. Знаю твою беду. Всё сделаю: денег дам, сколько хочешь. Оксана сегодня же твоей будет!

ВАКУЛА. Подслушал, чёрт старый?.. Что ж, изволь. За такую цену готов возить тебя, поганец. (Хватает Чёрта за хвост и стаскивает со спины). Будешь знать, как честных христиан на грех подбивать!.. (Вскакивает чёрту на загривок). Теперь я – хозяин!

ЧЁРТ (стонет). Помилуй, Вакула! Всё сделаю, только отпусти душу на покаяние…

ВАКУЛА. Вот каким голосом запел!.. Душа у него, видишь, покаяние захотела. Знаю, что мне с тобою делать. Вези меня сей же час в Петербург! Прямо во дворец к царице!.. (Свистит, погоняет Чёрта).

Чёрт с Вакулой за спиной убегает.

РАССКАЗЧИК. И кузнец от страха, чувствуя себя поднимающимся в воздух, крепко вцепился в загривок нечисти. Однако ж немного спустя, он ободрился и уже стал подшучивать над Чёртом. Всё было светло в вышине. Воздух в лёгком серебряном тумане был прозрачен. И вдруг заблестел перед ним Петербург, весь в огнях.

Появляются ЧЁРТ с ВАКУЛОЙ за спиной.

ЧЁРТ. Приехали, слезай: Петербург.

ВАКУЛА. Э, нет, чёрт рогатый. Мне к царице надо.

ЧЁРТ. Показывай, куда: направо, налево?..

ВАКУЛА. А я знаю?..

ЧЁРТ. Так спроси: вон два запорожца сидят, чубаками дымят.

ВАКУЛА. И то верно, посоветоваться надо.  А ты, сатана, полезай ко мне в карман, да сиди тихо, не то перекрещу!..

ЧЁРТ (обречённо). Сразу грозить!.. Открой карман пошире!..

Чёрт заходит за спину Вакулы и исчезает (залез в карман). Вакула подходит к двум ЗАПОРОЖЦАМ, что сидят на скамье.

ВАКУЛА (кланяется). Здравствуйте, панове! Помогай вам Бог, вот где увиделись!..

ПЕРВЫЙ. Что там за человек?

ВАКУЛА. Неужели не признали?.. Это я, Вакула, кузнец. Когда вы проезжали через нашу Диканьку, то славно у нас погостили, а я новую шину тогда поставил на переднее колесо вашей кибитки.

ВТОРОЙ. Верно, это тот самый кузнец, который малюет важно.

ПЕРВЫЙ. Здорово, земляк. После с тобой потолкуем, а сейчас нам некогда.

ВТОРОЙ. Сейчас к царице едем, торопимся.

ВАКУЛА. К царице!.. Будьте ласковы, панове, возьмите меня с собою!

ПЕРВЫЙ. Да что ты будешь там делать?.. Нет, не можно!

ВТОРОЙ. Мы, брат, будем с царицей толковать про своё. Важное у нас дело. Мешать будешь.

ВАКУЛА. Возьмите, очень прошу! (Ударяет по карману). Проси, чёрт!

Чёрт пищит, что-то бормочет.

ВТОРОЙ (чешет в ухе). Может, возьмём кузнеца?

ПЕРВЫЙ (чихает). Пожалуй…возьмём… Место в карете для хорошего парубка всегда найдётся…

Запорожцы обнимают Вакулу, и все трое уходят.

РАССКАЗЧИК. Чудно снова показалось кузнецу, когда понёсся он в огромной карете, качаясь на рессорах, когда с обеих сторон бежали мимо дома и мостовая, гремя, казалось, сама катилась под ноги лошадям. Карета остановилась перед дворцом. Запорожцы вышли, вступили в великолепные сени и начали подниматься на блистательно освещённую лестницу. Робко следовал за ними кузнец, опасаясь на каждом шагу поскользнуться на паркете. Прошли три залы. Вдруг запорожцы пали ниц и закричали в один голос. Кузнец, не видя ничего, растянулся и сам со всем усердием на полу.

Появляется ЦАРИЦА со свитой.

ЗАПОРОЖЦЫ и ВАКУЛА. Помилуй, мамо! Помилуй!..

ЦАРИЦА (властно). Встаньте.

ЗАПОРОЖЦЫ и ВАКУЛА. Не встанем, мамо! Не встанем. Умрём, а не встанем!

ЦАРИЦА. А у, встать! Я велю!

Запорожцы и Вакула поднимаются.   

ЦАРИЦА. Светлейший князь обещал познакомить меня с моим народом, которого я до сих пор ещё не видела. Чего вы хотите?.. Просите, пока я добрая.

ВАКУЛА. Ваше царское величество, не прикажите казнить, прикажите миловать. Из чего, не во гнев будь сказано Вашей царской милости, сделаны ваши черевички?.. Я думаю, ни один швец, ни в одном государстве не свете не сумеет так сделать. Боже, до чего хороши!.. Вот бы моей жинке такие же!.. Вот бы она была счастлива!..

ЦАРИЦА (удивлённо). Тебе нравятся мои черевички?.. Если это твоё единственное желание, то его не трудно исполнить. (Слугам). Принесите казаку такие же башмаки, самые дорогие, золотом расшитые!.. (Запорожцам). А вы чего просите?.. Хорошо ли вас здесь содержат?

ПЕРВЫЙ. Спасибо, мамо!.. Провиант дают хороший…

ВТОРОЙ. Хотя бараны у нас в Запорожье куда как лучше.

Слуга выносит атласную подушку, на которой стоят черевички.

ЦАРИЦА. Возьми, добрый человек, черевички для своей жены. И будьте счастливы.

ВАКУЛА (прижимая черевички к груди, кланяется). Спасибо, мамо! Благослови тебя, Господи!.. (Задом пятится, исчезает).

ЦАРИЦА. Одно желание выполнено. А вы, доблестные запорожцы, чего хотите?

ВТОРОЙ. Нам бы, мамо, свободы побольше, да землицы прибавить… Вот и бумагу привезли, тут всё изложено (передаёт свиток).

ЦАРИЦА. Ишь, какой у вас аппетит. Ну, об этом мы ещё потолкуем, а пока не пора ли нам за стол праздничный сесть?.. Приглашаю!..

Царица в сопровождении свиты и запорожцев удаляется.

ВАКУЛА (наклоняется к карману). Чёрт, вынеси меня отсюда поскорее!

Свет гаснет.

РАССКАЗЧИК. Ещё быстрее в остальное время ночи нёсся Чёрт с кузнецом назад, и мигом очутился Вакула около своей хаты. Тут, схвативши хворостину, отвесил он Чёрту три удара, и бедный Чёрт пустился бежать. После чего Вакула вошёл в сени и проспал до утра.

Кричит петух. ОКСАНА ходит по комнате, выглядывает в окна.

ОКСАНА. Очень на душе неспокойно. Вдруг Вакула и в самом деле ушёл навсегда?.. И никогда не вернётся?.. А что, если он задумал что-то страшное совершить над собой?.. Господи, сохрани!.. Не хотела я над ним смеяться. Так, пошутила, а он и впрямь отчаялся. Вот гордость проклятая!.. Если вернётся, обещаю, не буду так сурова с ним!..

Появляется ВАКУЛА.

ВАКУЛА. Здравствуй, ненаглядная моя!

ОКСАНА (радостно). Ой, Вакула!..

ВАУКЛА. Погляди, что я тебе принёс (протягивает ей черевички).

ОКСАНА. Боже… Какая красота!..

ВАКУЛА. Те самые, какие царица носит.

ОКСАНА. Не нужны мне черевички!

ВАКУЛА. Как не нужны?.. Ты же обещала…

ОКСАНА. Я и так люблю тебя, глупый…

РАССКАЗЧИК. Кузнец подошёл ближе, взял её за руку, красавица и очи потупила. Ещё никогда не была Оксана так чудно хороша. Восхищённый кузнец тихо поцеловал её, и лицо её пуще загорелось, и она стала ещё краше.

Влюблённые обнимаются. Свет гаснет. А на улице молодёжь пошла колядовать. Среди девчат и парубков – ВАКУЛА, ОКСАНА и ОДАРКА. Все смеются, танцуют, празднуют Рождество.

Конец

Римма Кошурникова

 


1 комментарий

  1. Анатолий Казаков

    Дорогая Римма Викентьевна! С Рождеством Христовым! Здоровья!

НАПИСАТЬ КОММЕНТАРИЙ

Ваш email адрес не публикуется. Обязательные поля помечены *

Копирайт

© 2011 - 2016 Журнал Клаузура | 18+
Любое копирование материалов только с письменного разрешения редакции

Регистрация

Зарегистрирован в Федеральной службе по надзору в сфере связи, информационных технологий и массовых коммуникаций (Роскомнадзор).
Электронное периодическое издание "Клаузура". Регистрационный номер Эл ФС 77 — 46276 от 24.08.2011
Печатное издание журнал "Клаузура"
Регистрационный номер ПИ № ФС 77 — 46506 от 09.09.2011

Связь

Главный редактор - Дмитрий Плынов
e-mail: text@klauzura.ru
тел. (495) 726-25-04

Статистика

Яндекс.Метрика